Вя4еслав

Еще одно давнее воспоминание. Мы с Руфой, пожертвовав обедом, раскручиваем струей сжатого воздуха внешнее кольцо большущего подшипника, держа в руках внутреннее. Подшипник начинает петь. Раскрученный так, что кажется, сам вырвется из рук, он опускается на бетонный пол. Со звоном и каким-то гудением, разбрасывая во все стороны искры, с бешеной скоростью, мчится по длиннющему проходу нашего безлюдного в это время цеха. Зрелище, завораживающее и настолько восхитительное, что дух захватывает и не смущает нас возможность взлететь к чертовой матери на воздух вместе со всем цехом. Вдоль прохода полно емкостей с бензином и керосином, где промываются детали двигателей самолетов. А в представлении, возможность тем же подшипником давить, ползающих по столу тараканов.
Выводы, которые делаю на основе вышеизложенного, для меня - открытие.
Ученые объясняют зависимость от чего-либо на основе химии и физиологии. Определенные гормоны попадают в определенные участки мозга и вызывают чувство удовлетворения, радости, кайфа. Как всегда, в материалистическом мировосприятии это оторвано от Божественной реальности и объявляется, чуть ли не причиной. А ведь именно отсутствие Веры и Любви толкает человека искать какие-то заменители. И самый грандиозный кайф – это быть несчастным, он же самый доступный. Думаю даже, что эта зависимость – основа основ всех остальных. Наркотики дозированы, имеют привычку заканчиваться и надо вновь изыскивать средства на дозу новую. А в данном случае, радость быть несчастным всегда при тебе и в любое время можно сладостно себя пожалеть бедного. Так, как состояние это противоестественно, за право быть несчастным приходиться бороться и ради победы в этой войне допускаются любые жертвы. Как на любой другой войне, на этой тоже есть союзники и враги, господари и сюзерены. Ого, кажется, докопался я до основ неравенства. Обоснования существования бедных и богатых и прочих противостояний. Но осмысление этого оставляю на потом.
Виновники твоего несчастья не переводятся и выбор очень богат. Это может быть супруг или соседи, люди другой национальности или вероисповедания и список этот бесконечен. Обязателен и суд над собой, даже если на поверхностном уровне себе в этом ни за что не признаешься.
А можно оторвать кайф по полной программе, возненавидев весь мир. Становится понятно, почему Иисусово: «Не судите, да не судимы будете» так не популярно. В случае следования его совету мозги перестают получать привычные гормоны. Ответственность за свою жизнь наваливается непомерным грузом, а это мешает жалеть себя и ой, как пугает. Не понаслышке знаю, не из книг вычитал. Сам переживал мучительную ломку.
Недавно прочувствовал, вслушался в еще одно слово - прощение. В нем звучит прямой совет наших далеких предков, упростить, облегчить себе жизнь и очистить место для Веры и Любви.
Не знаю я физиологию настолько, чтобы объяснить какой гормон в какой отдел мозга попадает при игре в автоматы, какой и куда при приеме наркотиков или алкоголя. Знаю из наработанного опыта то молитвенно-медитативно-благодарственное состояние. Состояние, которое можно назвать эталонным. Когда гормоны распределяются гармонично и думаю, не случайно эти слова созвучны. И эту эталонную Радость Веры и Любви можно сравнить с тем суррогатом. Тогда не играешь в аппараты и не пьешь не потому, что в страхе сорваться держишь себя за горло, а просто отпадает надобность в чем-то искусственном.
Прочитал Людмиле написанное. Ее реакция: «Ты все критикуешь». «Не критика это» - говорю: «Желание понять суть. Если я, совершив ошибку, не докопаюсь до корней, не пойму и не прочувствую, почему я поступил так, а не иначе, я приговорен бесконечно, вновь и вновь наступать на одни и те же грабли».

Здравствуйте, Андрей,
Во мне громадная благодарность Вам и Вашим слушателям. Дозвонившимся и не дозвонившимся до Вас в воскресенье двадцать шестого февраля. Не исключая того велосипедиста, научившегося отмерять свои чувства безменом.
Когда Вы объявили тему передачи, первой моей мыслью была: «Ну, вот и Яхимович в своей передаче заговорил о материальном». Но когда пошли звонки, я прибалдел. Прямо физически ощутил дуновение времени, тепло людей, сумевших передать через вещи это тепло своим детям, внукам и правнукам. Потом я расстроился. Ну, что я со своими четырьмя бабушкиными ложками против комода. Я, кулема, в своих испытаниях даже не смог сохранить правительственные награды отца. Вот таким, несколько расстроенным и позвонил Вам. Правда, почти сразу нахлынули воспоминания, связанные с этими самыми ложками. Радость общения с бабушкой и мамой, их рассказы. Как в смутные предреволюционные времена первой мировой, познакомились два молодых человека. Сирота шляхтенка, закончившая с золотой медалью Бестужевские курсы. И студент, дорвавшийся до учебы, белорус из бедной крестьянской семьи. Ставший позже, уже в гражданскую, начфином первой конной. Их две дочки, старшая из которых стала моей мамой. Ее добровольный порыв, прямо со школьной скамьи на фронт Отечественной. А в конце войны ее греховный роман в Вене с македонцем, каким-то образом, угодившим в Советскую армию и их расставание. И то, что я плод той тайной любви и то, что мой отец не родной по крови, и то, что узнал об этом только после пятидесяти. Описал сейчас конспективно, не углубляясь в чувства. А тогда, успокоившись, почти по библейски себя утешил: «Государству государствово».
Но самое главное произошло потом. Это когда Вы стали рассказывать о барабанном учебнике своего отца. Несомненно, на энергоинформационном уровне, эта книжка впитала частичку Вашего отца.
А теперь, на минуту представьте себе, что в Ваших руках не это пособие, а книга, в которую вложили свои чувства, эмоции, мысли Ваши дед, прадед, прапрадед и эта любовь адресована лично Вам.
Когда это прочувствовал и осознал я, мне пришлось присесть. Ведь то, что я сейчас творю и есть такая книга. И я, первый в своем роду, от себя, от имени своих близких и далеких предков обращаюсь к своим потомкам. Даст Бог, дети и внуки продолжат. Еще и еще раз спасибо за это прочувствование и осознание.
Здоровья Вам физического, духовного, успехов во всех начинаниях.
Да хранит Вас Бог.
                                                                         Вячеслав Линёв.
Письмо, отправленное через Интернет Андрею Яхимовичу, ведущему на «Домской площади» две программы: «Вся власть вашим советам» и «Трубка мира». Выходят в эфир они по субботам и воскресеньям, и их жду всю неделю. Нет, не с нетерпением, а с радостью познания себя и мира окружающего.

Текущие события, осмысление происходящего, все время отодвигают задумку закончить поэму о пиве. Единственный мой плановый замысел. Желание лучше прочувствовать изменения себя, перемены своего характера, привычек через изменение своего отношения к этому прекрасному напитку.
Крещение мы с Мишкой отметили купанием в море. На удивление, мое предложение он принял с энтузиазмом. Девятнадцатого января, после своей смены, я прилег и проспал свидание, назначенное на одиннадцать. Разбудил меня, его звонок. Быстро одевшись, я прибежал, благо недалеко, к бывшему дзинтарскому переезду, где в машине вместе с сыном ждали меня Настя и Глеб с Артемом. В школе из-за мороза отменили занятия и мальчишки решили составить компанию. Настя ждала рождения ребенка со дня на день, так, что при нашем купании присутствовали все три внука. Облегченный вариант не прошел. Мороз действительно был крещенский – минус двадцать семь. Пляж был пуст, над морем стояло марево. Окунулись оба с головой в кашу из воды и льда.
А тридцатого Настя родила Максима. Причем, сын мой, умница, пробыл рядом со своей женой все шестнадцать часов от начала схваток до появления на свет сына своего. При встрече, Русланова Оля спросила меня, что я почувствовал, когда на третий день увидел очередного внука. Описал ей свои чувства при первом свидании со своими новорожденными детьми и внуками. Какое-то первоначальное отторжение, когда вошел в палату, где лежала Аннушка с Артемом. Незнакомая форма черепа, чужие черты лица, разрез глаз, телосложение. Это гораздо позже пришло:

                              Артем – это мой учитель.
                              Артем – это мой друг.
                              Артем – мое солнышко.
                              И все это – мой внук.

А с Максимом с самого начала все в полном ажуре, как и с остальными. Увидев его, сразу воспринял, как что-то родное и близкое. Снял с себя и передал Насте в подарок внуку свой янтарный оберег. Не покидала меня в это время спокойная радостная уверенность.
Тридцать первого января моему брату Виктору исполнилось пятьдесят четыре. Позвонил я утром. Мои поздравления и пожелания выслушал благосклонно, но когда я вновь попросил прощения, сразу почувствовал в нем напряжение. «Давай об этом не будем» – говорит он тоном страдающего, но мужественного человека. Как ему объяснить, чтобы, понял, наконец, что не играю давно я в эти игры? «Витька, может быть, хватит желать старшему брату смерти?» «Разве я тебе желаю этого?» – отвечает вопросом на вопрос. «А ты попробуй взглянуть в себя. Ведь обида, непрощение – это и есть попытка на глубинном уровне вычеркнуть обидчика из своей жизни, а значит и из жизни вообще» - говорю ему.

С днем рождения Люду сын и внуки поздравили с запозданием. Мишка вручал подарок с пожеланиями и гвоздиками в своей машине, куда он пригласил нас, остановившись, по пути на работу. В ходе недолгого разговора, он мне выдал с некоторым осуждением и насмешкой: «Папа, ты говоришь, как проповедник». Сам удивился своему ответу, тому, что не стал отказываться: «Сын, так я и есть проповедник. Пропо-ведать, веды. Я ведь говорю тебе о тех Божественных, энергоинформационных законах, которые осознал, прочувствовал, то есть выведал. А пустые разговоры, светские беседы меня не интересуют. Только я не строю в корысти свою пирамиду, как те люди, которых ты с такой с ехидцей поминаешь».
Глеб с Артемом приехали в Майори в ближайшее воскресение. Мы вчетвером посидели в кафе. Навестили компанией Аннушку на ее новой, в гостинице, работе. Ветрище был такой, что внуки не захотели даже выйти на море. Почувствовал в Глебе некоторое отчуждение. Опять он поддается чужим мнениям, стереотипам, прописанными другими истинам.
Проводив внуков, я как раз успел к передаче «Трубка мира». На этот раз Андрей задал тему: «Есть ли по жизни безвыходные ситуации?» Сидел я, дурак дураком перед приемником, слушал мнения других. В голове крутился избитый классический стереотип по поводу двух лягушек, попавших в емкость со сметаной. В основном дозвонившиеся доказывали, что в любой ситуации надо шевелить лапками. Рядом лежала трубка, но сказать мне было в нее нечего. Озарение пришло ночью. У человека, воспринимающего себя цельным, то есть как душу, дух, тело, такой вопрос даже возникнуть не может. Если от этого целого отодрать животную его часть и возвести в абсолютную ценность, то неудобства для тела и главная страшилка - смерть воспринимаются, как безысходность, безвыходность. Появляется желание отодвинуть ее как можно дальше. Но и упоминаемый в Библии возраст людей, сейчас даже трудно представимый, ограничен волей Божьей. Вот тут уже возникает вопрос о цене.
Приходилось мне читать, что в осажденном, блокадном Ленинграде находились индивиды, продлившие срок своего существования на Земле бульончиком, сваренным, из своих соседей.
В книге Милоша Губачека, которую недавно листал, опубликованы выдержки из протоколов расследования причин гибели «Титаника». Почти все мужчины, пассажиры VIP класса ушли вместе с судном на дно. Богатейшие и влиятельнейшие люди, большинство из них в расцвете лет и сил. Каюты класса люкс расположены на верхней палубе, то есть рядом со шлюпками. Наверняка многие из них имели личное оружие. Но все они безоговорочно подчинились приказу капитана: «Место в шлюпках женщинам и детям». А среди пассажиров нижних палуб шла беспощадная борьба за спасательные жилеты и места в шлюпках до последнего. Там помощники капитана исполняли его приказ с револьверами в руках.
У меня были моменты в жизни, когда я в молитве страстно просил меня забрать. Мне тогда казалось, что все предохранители оплавились и сил жить у меня больше нет. В эти моменты даже краем не задевала меня мысль покуситься на, дарованную мне Создателем, жизнь собственную. И виноватых я не искал. Это позже пришло осознание, что Бог не дает испытаний больше, чем человек может выдержать. Я, слава Богу, не отказался учиться тогда, да и сейчас учусь и усваиваю, заданные мне Создателем уроки. И все четче чувствую и осознаю разницу между смирением и покорностью:

                              Вновь мордой об асфальт с любовью
                              Протащишь ты меня Отец.
                              На голове с восторгом и болью
                              Почувствую Твой венец.

Радость этого творчества я разбил на этапы, где первый – это собственно сам, заданный, вопрос и мнение других. Второй – прочувствование, осмысление и ответ на первоначальных ощущениях. А дальше, после окончания передачи, продолжение работы и подведение итогов. Чужие стереотипы меня не устраивают. Разнообразная информация, ранее никаким боком не соприкасавшаяся, завязывается в один тугой узел. Когда удается этот узел развязать, следует заключение. Причем, вывод получается для меня часто совершенно неожиданным и вписывается мозаичным пятном в общую картину мира. Весь процесс вызывает чувство удовлетворения, не сравнимое ни с каким кайфом.
Тема еще одной передачи: «Почему мы зачастую к животным относимся лучше, чем к людям?» Мнение большинства слушателей - животные чище, лучше людей и не предают. Дозвонившись, описал недавнюю свою встречу с хозяйкой маленькой собачки. Когда наши питомцы обнюхались, пообщались и пришло время расставаться, она сказала Басе: «Иди к папочке». Говорю ей: «Что же вы меня так опускаете? Я знаю на земле только два естественных способа размножения: половым путем и делением. Судя по вашим словам, я или одноклеточное или скотоложец». На что она мне мудро ответила: «Но ведь дети бывают и приемными».
Рассказал я о своем чувстве ответственности за прирученное животное. Ведь в отличие от человека, собака не имеет права выбора. И быть сытой или выгулянной, что есть, рожать ей или нет, решает за нее хозяин. Прочитал, посвященное Басе стихотворение.
Уже после передачи вспомнил восточное выражение, как оно ко мне пришло и свое к нему отношение: «Каждый встреченный тобой человек – твой учитель, каждое обстоятельство урок». Все встало на свои места. Люди, предпочитающие человеку животное, в лености духовной своей, обладая правом выбора, выискивают себе учителей, уроки полегче и попроще.
Все больше крепнет уверенность, сравнение человеческой жизни с ученичеством в школе. Где синяки, шишки, болезни, неприятности или какие-то успехи – это оценки и подсказки. И появляется радость понимания, что перестаю быть в той школе прогульщиком и двоечником. С осознанием этого, чувствую, как вера переплавляется в чувствознание. А острее прочувствовать эту радость и прислушаться к себе помогает фраза кого-то из древних греков: «Я знаю, что ничего не знаю». И мудрость Трисмегиста из еще более ранних времен: «В познании себя путь к истине».
Четверостишие, названное внуком отмазкой:

                              Отец, говоришь: «Бросай курить.
                              Кончай смолить эту гадость».
                              А я прошу Тебя в ответ:
                             «Прости мне последнюю слабость».

Еще кое-что, ярче осознанное с Андреевой и его слушателей помощью.
Месть – состояние в гордыне, исключающее прощение и срок давности. Взятие на себя функций Бога, в определении места своего и своего обидчика. Желание совершить перестановку по своему понятию о возмездии. Возможность, взращивая в себе негатив, неопределенное время, дождавшись подходящего случая, с чувством величайшего удовлетворения, выплеснуть накопленную порцию разрушения в пространство. Попытка заставить заплатить своего учителя мзду в настоящем за не усвоенный самим урок в прошлом и, неизбежно при этом гадя в будущее.
Виспасиан. Если судить по делу и прославившему его высказыванию, улицы и воздух городов империи стали чище, и казна пополнилась. Думаю, ума государственного, прагматиком, не лишенным чувства юмора человеком, был этот император.
На этот раз был шквал звонков в единодушии. Как в каком-то соревновании, спешили слушатели отметить запах денег. Эпитеты – вонючие, смердящие и прочие. Услышал только два не согласных с этим голоса. Женщина призналась, что любит денежку. И один мужчина предложил оставить на совести людей их заявления о плохом запахе денег. Ведь носят они в своих карманах именно эти, дурно пахнущие, купюры и монеты. Еще одно мнение, близкое моему восприятию. Деньги – эквивалент вложенных усилий в какое-либо дело и одновременно катализатор, который может, в силу с их помощью умножения возможностей, многократно увеличить и негатив в человеке. По аналогии с применением топора, дело может быть, как разрушающим, так и созидающим. Великолепие, что можно увидеть в Кижах, построено фактически одним этим инструментом. И возможность тем же топором раскроить череп ближнему.
Я и деньги. Вспомнил все, начиная с выделенного мамой пятачка, чтобы кинуть в кепку нищему и зажатых в кулачке копеек, выданных отцом на мороженное, до дней сегодняшних. Выводы не были столь неожиданными, как в прочих случаях. Отметил в себе наработанное спокойное уважение к деньгам, как к любой другой данности, что меня окружает, с которой соприкасаюсь. Яснее прорисовывается уверенность, что для Бога, для моей кармы не столь важно событие, явление, как к ним мое отношение.

Две полуночные передачи с психологами из центра зависимости.
После того как первый раз наткнулся в Библии на Иисусово: «Ни о чем не заботьтесь», довольно долго пребывал в недоумении. Как можно не заботиться о дне завтрашнем, о семье, о детях? Позже дошло – это о том, что в русском языке звучит, как озабоченность. Наиболее часто встречающееся определение – сексуально озабоченный. Но вместо секса можно подставить любую из зависимостей. Так, что та организация вполне могла бы называться клиникой для лечения озабоченных.
Во второй передаче, как раз говорилось о зависимости сексуальной. А в конце первой позвонила женщина. Не просила она помощи или совета. Рассказала, что по какому-то странному стечению обстоятельств, все ее родные, родственники повязли в алкоголизме, наркомании, азарте. Сама серьезно увлекалась алкоголем. Дважды была замужем, имеет двух детей подростков. Когда увидела, что и они начинают вязнуть в этом болоте, ужаснулась. Обратилась к Богу. Причем, путь, как я понял, не был для нее гладким и легким. Были в начале попытки получить помощь у кришнаитов, у кого-то еще, но самая тяжелая часть работы была проделана самостоятельно. Сейчас этот Человек с полной ответственностью говорит, что сумела с Божьей помощью избавить себя и своих пацанов, от всех этих зависимостей. Очень захотелось позвонить и выразить свое восхищение и благодарность, но передача подходила к концу и телефон в студии уже отключили. Понял по комментарию наркомедиков, что ее великолепный опыт им не интересен. Не вписывается он в рамки их техник, а она не является клиентом, пациентом. Насколько осознаю, этому Человеку удалось избавить себя, своих детей, потомков от того, что люди называют родовым проклятьем.
Я видимо, еще не настолько силен. Мне и испытание было дано пожиже. Потерял всего лишь бизнес, жилье, транспорт, прежние отношения с людьми, зато приобрел стойкую зависимость жены от алкоголя. Но и я переступил, благодарение Богу, через боль, тот предел возможностей из, навязанных извне, стереотипов мышления и шаблонов поведения.
Во времена работы Люды в «Таргетсе», познакомился с одним из ее сотрудников. Бывший хирург, бывший мастер спорта по гимнастике. Семь лет назад перенес операцию по поводу рака. Сейчас эта проблема возникла вновь. Продемонстрировал мне свои ляжки, они не толще моих запястий. Рассказал ему, что у меня есть две знакомые женщины сестры, которые вытащили себя, кардинально изменившись, из этой ямы. Заинтересовался, но когда узнал, что они использовали метод Шевченко, потух. Оказывается, пробовал, но прошел лишь половину из четырех этапов. После второго стало так плохо, стали мучить такие боли, что, жалея себя, процесс исцеления прервал.
Во второй передаче с большим удовольствием слушал звонящих на студию. В разговоре ведущей с очередным психологом ничего нового для себя не почерпнул. От первых двух звонков пришел в восторг. Дальше можно было не слушать, тема размазалась, измельчала и сошла на нет. Первый позвонивший, я бы назвал его практиком, рассказал, что сейчас ему сорок четыре, половую жизнь начал в тринадцать. Трижды был женат. Сейчас меняет сексуальную партнершу примерно два раза в неделю. Считает, что инстинкты сдерживать ни к чему. При столь богатом опыте, женщин, которые доставили ему истинную радость, может пересчитать по пальцам одной руки и те остались в далеких воспоминаниях. Второй, теоретик, был женат и разочаровался настолько, что сейчас женщин вообще избегает. Сторонник брака полигамного. Считает, что наличие у мужчины нескольких жен решит все проблемы и всех осчастливит. Объединяет обоих, несмотря на движение в разные стороны, поиск вне себя в постоянной неудовлетворенности. Мне остается только благодарить их за подтверждение правильности, выбранного мною курса. Не стал я звонить, хотя по ходу передачи все яснее определялось мое отношение к поднятому вопросу.
Любую проблему трудно, скорее всего, даже невозможно решить, постоянно варясь в ней. Справиться с ней можно только, абстрагировавшись, взглянув на нее, как бы сверху и со стороны.
Опираясь на Я животное в себе, мне пришлось бы жить, с выпущенными когтями, в ежеминутном страхе в любой момент ощутить на своем горле чьи-то зубы. Человеческое Я, чтобы сдерживать этого зверя, загнано в рамки законов сосуществования. Опора на Божественное Я, чувство целостности, Вера и Любовь позволяют с высоты, не отрываясь от земли, увидеть любую проблему во всей ее красе, со всеми нюансами, разглядеть малейшие детали. И не требуется тогда держать свое животное начало на строгом ошейнике, и пропадает страх нарушить какой-либо из параграфов человеческих, писаных и не писаных правил. Состояние, которое доставляет в любой ситуации постоянное, устойчивое чувство радости познания себя и мира окружающего. Ощущение медленного, но нуклонного роста-подъема, когда картина мира постепенно проявляется, прорисовывается все сочнее, красочнее и четче. Очень похоже на подъем на воздушном шаре и одновременно на появление изображения на фотобумаге в кювете с проявителем.

                              Я с любовью и большой охотой трахаюсь,
                              С аппетитом ем, с радостью пью.
                              К жизни своей каждый день сватаюсь.
                              На этом стоял, стоять буду. Живу!!!

Великолепный урок, щелчок по носу, получил на теме об экстремалах.
Первым, как всегда позвонил Виктор, чуть ли не штатный сотрудник. Ни одна передача не обходится без него. Обычно, его мнение, безапелляционное, больше похожее на приговор, обжалованию не подлежащий, настораживает и позволяет взглянуть на тему шире, копнуть глубже. Но на этот раз я поддался его настрою. Тем более что второй звонок был в том же русле. Сыграла свою роль и моя недавняя работа, осмысление озабоченности. Виктор заявил, что экстримом занимаются ленивые люди, не желающие ежедневно работать над собой, а прыжки с резинкой в Сигулде и ныряние в прорубь занятие пустое. Позвонившая второй, Ирина добавила, что клерку в банке, выполняющему изо дня в день тоскливые обязанности, чтобы совсем не закиснуть, нужны какие-то встряски. И я потек в том же направлении. Дозвонившись, сказал, что, экстремалы – это те, кто не любит себя, жизнь и впадают в зависимость от мгновений риска, сродни наркотической. На этот раз единственное несогласие с Виктором по поводу проруби. Рассказал о нашем с сыном купании на море в Крещение. Прочитал стихотворение: «Без любви к себе человек в замкнутом круге…». И тот щелчок не заставил себя долго ждать. Мне пришлось снова дозваниваться, чтобы попросить прощения у интересного человека Евгения и пожелать ему успехов в осуществлении его планов. Он звонил после меня и рассказал, что с друзьями готовит весельный переход через Атлантику, а мое мнение считает высокомерием. Не сумел сам я сходу разглядеть, спасибо за подсказку, и другим показать тот водораздел между людьми, не любящими жизнь, не уважающими себя и других. Раздирающими реальность на исполнение тоскливых обязанностей и моменты, когда забывается эта серость. И теми, цельными, для кого рискованное предприятие – это сама жизнь, познание мира, себя, своих возможностей духовных, физических и расширение пределов своих.
Во время двух передач подряд в начале апреля и после них у меня сложилось впечатление, что у Андрея возникла неуверенность по поводу формы и содержания и вообще проблемы личного характера. Обе передачи под разными названиями были посвящены этому и, пытаясь утвердиться в этих своих сомнениях, провел он их достаточно жестко. Я даже почувствовал некоторое ответное раздражение у слушателей, тоньше ощущающих ситуацию.
В воскресенье я звонил сразу после Виктора и отметил в себе удовлетворение, граничащее чуть ли не со злорадством. Не изжил я видимо до конца еще в себе нетерпимость, раз поддаюсь на чужую. Подтверждая свое, как всегда очень категоричное мнение эпизодом из одного фильма, он назвал другой и, по сути, и по жанру. Отметив ошибку, описал я свои сиюминутные чувства по поднятому вопросу. А позже домыслил. Нет у меня, как у Виктора готовых ответов ни на один вопрос. Не похоже это незнание на то, что было в той, прежней жизни. Когда меня не устраивали истины прописные, но, не веря в себя, не искал ответа сам. Приходилось или покоряться мнению чужому, или воевать. Очень дискомфортное состояние. Зависимость и раздрай. Сейчас в любой ситуации исхожу из своих знаний, наработанного опыта и главное, ощущений и чувств, не очень заботясь, как это выглядит со стороны. Ищу ответы в себе. Процесс поиска постоянный, не очень легкий, но радостный. Я примеряю Мир на себя и Мир в себе.
Достоевский выразился, что если у него встанет выбор между истиной и Христом, он выберет веру. Для меня так вопрос не стоит. Я поверяю Иисусом, как эталоном, истинность умозаключений, помыслов, слов и поступков своих.
Пришло убеждение, что чем жестче форма, тем неустойчивее должно быть содержание и наоборот. В силу дуальности всего сущего в физическом мире, единства и борьбы противоположностей, крайности должны уравновешивать друг друга. Ограниченная жесткими рамками форма, не дает расти и развиваться содержанию. При активной агрессивной самоуверенности, где-то в глубине обязательно должны прятаться серьезные сомнения, страх. Показная сила скрывает слабость. Осознаю теперь, что, приводя в порядок мир внутренний, получаю и соответствующий наружный. Все по закону, выведенному еще десять тысяч лет назад Гермесом Трисмегистом: «Что снаружи, то и внутри». Думаю, жизнь и дана нам для поиска той золотой середины, сбалансированности, пластичности и гармонии

Воспоминание из отрочества. В одно из купаний на море, когда мы плавали с Юркой возле буйка, подозвал он меня к себе не совсем обычным тоном. До этого я с некоторого расстояния наблюдал за его какими-то странными маневрами. Он то плыл брассом, резко меняя направление, то, бешено молотя руками по воде, переходил на кроль. Подплыв ближе, увидел, что он пытается оторваться от здоровеннейшего куска дерьма, как будто привязанного к нему. Как он ни старался, дистанция между ними не увеличивалась. Понял, что очень ему хочется передать эстафету мне. Было зрелище великолепное, но не стал я, ни засматриваться, ни смеяться. Нырнув поглубже, отплыл подальше. Избавился Юрка от сопровождения только, когда доплыл до места, где мог встать на ноги и бежать.
Оглядываясь назад, без осуждения и сожаления, лишь констатируя, вижу себя очень похожим на ту здоровеннейшую какашку. Плывущим в кильватерных завихрениях, цепляющимся за Людмилину юбку. Кстати, юбку она со временем поменяла на более подходящие джинсы. Потерял ориентиры не настолько, чтобы сменить ориентацию, но к урологу мне пришлось обращаться уже довольно скоро после регистрации, как и ей к гинекологу.
Приходит понимание механизма любого заболевания. Деформируется и атрофируется то, что человеку кажется ненужным. Если ему не хочется видеть перспективу, глаза теряют способность видеть даль. Нет желания разглядывать детали окружающей действительности помельче, получает дальнозоркость. Не нужны мозги для изменения, развития и познания, можно ждать инсульта. Мужчина и женщина, теряющие свои Начала, дают знать своему подсознанию, что половые органы ими не очень востребованы. То, что они двигаются в неверном направлении, сигнализируют болезни. Но со следствием, болью активно воюет мощная армия ортодоксальной науки, фармацевты, медики и разного рода целители.
Коктейль, который пьет всю жизнь человек, готовит себе сам. Силам Высшим остается только проследить, чтобы не пролилось ни капли и чаша была выпита до дна. Мне еще работать и работать над собой, но с простатитом, потенцией и всеми прочими сопутствующими заморочками разобраться самостоятельно уже смог и сейчас уже знаю:

                               Фундамент – вера.
                               Тело – дом.
                               Душа, разум –
                               Уют и порядок в нем.

А тридцать пять с лишним лет назад ни порядка в мозгах, ни покоя в душе не было. При подаче заявления в ЗАГС, я ощутил в себе такую панику, что в графе фамилия жены, не разглядев для чего она, дрожащей рукой вписал Людмилину девичью. Так и осталась она замужней, но Щеголевой.
Каждое утро из двух недель до бракосочетания, начиналось с похода на Майорский базарчик, где продавалось прямо из бочки молдавское вино. Я пропивал свою куцую холостяцкую свободу. В ЗАГС мы с Людой, опаздывая, ехали на рейсовом автобусе. От прочих пассажиров отличались только букетом роз в ее руках. Приглашенные уже ждали нас возле здания. У лестницы на второй этаж, где должна была происходить церемония, возникла заминка. Служительнице сначала пришлось перестраивать нас с Людой, а потом долго, с сопением, бороться с Борькой Лешим. Он, не понимая, что она хочет накрыть фуршетный стол, никак не хотел выпустить из рук шампанское.
Обедали, пока гости гуляли по пляжу, дома с родителями, где Люда накрыла праздничный стол. Уже молодежной компанией из пятнадцати человек событие отмечали в «Лидо». Поваром в ресторане работал Талис, брат Райта и потому все было организовано по высшему разряду. Отгуляв, спали гости на полу вокруг нашего с Людмилой брачного ложа, составленного из двух диванчиков уже на нашей веранде. Начинался отсчет времени моей жизни семейной.

Сон. Я нахожусь на службе в будке, больше похожей не на сегодняшнюю, а на тот кунг, в котором проходила моя армейская повинность. Стоит она в, заросшем высокой травой, большом чистом поле. Середина безветренной, лунной ночи. Канун какого-то большого праздника. Бася дремлет возле моего топчана. В будку заваливается большая компания. Аннушка со своими друзьями и подругами. Спрашивают у меня совета, где им провести праздничную ночь. Передо мной раскрывается обзор на большое мелководное озеро возле Старого Оскола. Помню, что наяву такого озера нет, но оно неоднократно снилось мне в снах предыдущих. С неохотой я даю им наводку в другое место, место силы, где я часто молюсь. Это совершенно не похоже на только что виденную мной панораму. Прелестное озерко, почему-то находящееся в районе Болдераи. Я, раздваиваясь, одновременно нахожусь в будке и рядом с Аннушкой на берегу. Темнота разрывается непрерывным салютом. Радостное настроение дочери передается мне. Каким-то образом перемещаюсь в громадную пустоватую трехкомнатную квартиру. По ощущению, квартира чужая, но, застеленная кровать, в которой мы вместе с Людмилой лежим раздетыми, принадлежит мне. Как я не пристраиваюсь к Люде, кто-то все время мешает и отвлекает меня от моих намерений. То появляется теща с какими-то детьми. Причем вижу я ее через стену, еще только поднимающийся по лестнице к дверям квартиры. То в нашей постели оказывается спящая Аннушка. Ни досады, ни раздражения нет. Есть чувство своей громадной мужской силы, которую готов дарить. Появляется ощущение, что в моем организме происходят какие-то серьезные процессы, благотворные изменения. Просыпаюсь в состоянии радости и подъема.

Не смог я донести, до слушающих, свою мысль, позволил с нее себя сбить. Значит, не уложилось до поры у самого в мозгах понятие. И, как следует, не прочувствовал его. Еще не хватило чистоты и скорости мышления, умения улавливать с опережением мысль чужую. Есть над чем с благодарностью поработать. Пришло понимание, что в главном оптимист – это хорошо информированный пессимист в малом. После размышления, оказалось все так просто.
В очередной передаче, Андрей задал вопрос: «Может ли любовь подвигнуть человека на подлый поступок, преступление?» Публика в основном согласилась, что еще как может. Позвонил я и начал объяснять, что любовь – это благодарение, терпение и терпимость. А если это так, то о какой подлости может идти речь? Зацепившись за терпимость, Андрей задал вопрос, видно его волнующий: «Вот вы говорите о терпимости. А если на улице на вас нападут, вы что, не будете защищаться?» Говорю в трубку: «Я не знаю, как я буду поступать. Все зависит от ситуации, в которую попаду. Если не готов еще решать по-другому, не исключаю и метод силовой. Я учусь любить и стаж у меня небольшой». Не удовлетворившись ответом, он меня отключил. Позже позвонила женщина и с энтузиазмом довольно бессвязно и долго говорила о любви к Богу, к Иисусу, что позволило дозвонившемуся после нее Виктору жестко проехаться по всем верующим. Досталось от него и самому Создателю.
Пришел к интересным выводам. Если разобраться с терминами, все становится ясно. Люди постоянно путают любовь со страстью, с желанием обладать, управлять, манипулировать другим и ситуацией в целом. Опять же если я преступаю закон, что у меня внутри, предаю свою Божественную сущность по требованию партнера, это становится больше похоже на сделку. Отсюда неуверенность в себе и ревность. И в том и в другом случае к любви это никакого отношения не имеет. Тогда и правомерно говорить об одном шаге до ненависти, о подлости. Все преступления совершаются, когда человек тянет одеяло на себя. Научившийся за все от души благо дарить, органически не способен на подлость. Все больше утверждаюсь в мысли, что любовью можно назвать не столько потребление, сколько отдачу энергии, с получением взамен мудрости познания и развития.

Равнодушие. Души, под одну гребенку стриженные, усредненные. Если смешать на палитре краски разных цветов, получается грязно-серый цвет.
Удалось посмотреть по телевизору шоу Малахова, приуроченное к аресту Григория Петровича Грабового. Такое многолюдное, с привлечением разного масштаба авторитетов, судилище видел впервые. Очень энергичный Малахов напоминает мне попугая, выполняющего чью-то программу. Очень умело создается общественное мнение еще до проведения расследования и суда. Показная объективность. На стороне «защиты», люди, преследующие какие-то свои интересы. И тем не особо дают говорить. Ни одного человека, кто взялся бы действительно защищать, приглашено не было. Хотя, думаю, таких нашлось бы немало. Умиляют православные священники в студии. Не просто, как верующие, а уже по долгу службы, обязанные руководствоваться, как непреложным законом, Иисусовым: «Не судите, да не судимы будете». Своим церковным авторитетом мордующие арестованного, не могущего ничем ответить, еще до окончания следствия и суда по законам человеческим.
Призыв: «Распни его», я уже где-то слышал. Об инквизиции, о революционных пролетарских тройках приходилось читать. Суд народа уже на моей памяти по жизни собственной. Кое-кто из заклейменных, еще жив по сию пору. Фемида государственная не всегда удосуживается завязать свои глаза и со стороны очень трудно разглядеть, что же там у нее, на чашах весов.
До этого приходилось читать объемные разгромные статьи в газетах, посвященные Григорию Петровичу лично. Где самый мощный аргумент - переделка его фамилии на Гробовой. Статьи о сектах, где он упоминается, как бы вскользь, невзначай. Для меня всего одно предложение из сло

Публикации
ЗаголовокРазделДата публикацииЧитателиПоследний разПоследний читатель
Мысли на дорогеПисьма и дневники11 лет назад33910 дней назадНеизвестный читатель
Восжождение (продолжение)Выберите раздел11 лет назад90810 дней назадНеизвестный читатель
Без названияВыберите раздел11 лет назад35510 дней назадНеизвестный читатель
Без названияВыберите раздел11 лет назад58910 дней назадНеизвестный читатель
Без названияВыберите раздел11 лет назад56710 дней назадНеизвестный читатель
Без названияВыберите раздел11 лет назад45410 дней назадНеизвестный читатель
Без названияЛитература11 лет назад6995 дней назадНеизвестный читатель