"Что было дальше - всем известно:
Костры, убийства и обман.
И говорить здесь неуместно
Про лжелюбовь лжехристиан.

Тела "еретиков" горели,
Рекою кровь текла с дыбы.
Поверьте, я на самом деле
Хотел для вас иной судьбы."

 - здесь "лжехристиане" никак не "подразделяются". И те, кто жег, и те, кого жгли - христиане.

Насчет "подставления щеки" - средневековье более известно как раз обратным - крестовыми походами, напр. Христианизация шла в основном "огнем и мечом", и вот уж кого трудно заподозрить в излишней мягкости - так это тех "кто за греческими атлетами пришел" (еще раз - вообще-то это были римляне, от которых до первых аутодафе прошло как мин. 500 (пять веков) отнюдь непустых лет).

По поводу "идеала, Связанного с Сатаной":
"В Раннее Средневековье Сатана не играл роль первого плана и еще в меньшей мере - роль обвиняемого. Он утвердился в XI веке и был создан феодальным сообществом. Вместе со своей опорой, восставшими ангелами, он являл собой сам тип вероломного вассала, предателя. Дьявол и Добрый Бог - вот пара, которая доминировала в жизни средневекового христианства и борьба которой объясняла в глазах человека средних веков каждую событийную деталь.
Разумеется, согласно ортодоксальному христианству, Сатана неровня Богу; он сам - его творение, падший ангел. Великой ересью средних веков, принимавшей различные формы и наименования, было манихейство. А его основу составляла вера в двух богов - бога добра и бога зла, создателя и господина земного мира. Крупнейшее заблуждение манихейства с точки зрения христианской ортодоксии заключалось в том, что эта ересь ставила на одну доску Бога и Сатану. Подчас какой-нибудь теолог вроде св. Ансельма так тщательно старался избежать всего, что могло бы походить на манихейство, что он категорически отбрасывал и традиционное верование в законных характер власти дьявола над человеком - то, что называли "правами дьявола". Однако во всем мышлении и поведении людей Средневековья доминировало более или менее осознанное и обобщенное манихейство. <...> Это великое разделение господствовало в моральной, социальной и политической жизни. <...> Беспощадный образ нетерпимости - разделение человечества на две части, осужденных и спасшихся <...>."
((с) Жак Ле Гофф, "Цивилизация средневекового Запада")
Именно в Средневековье был сформирован идеал человека, однозначно противостоящего Сатане. Другое дело, что "формы борьбы" с Сатаной видоизменялись и разнообразились, и изменялось т.о. и идеальное представление о "борце".

Вообще, любое рассмотрение ереси как чего-то безусловно положительного, а средневековой церкви - отрицательного, (или наоборот) - безнадежно примитивно. Слишком большой промежуток времени, слишком большие территории, и роль "прогрессивного" и "консервативного" (и та, и другая, кстати, необходимы для духовного прогресса) игралась попеременно обеими "сторонами", если вообще возможно однозначно разделить эти роли и "стороны".

Des  ⋅   14 лет назад   ⋅  >