Из ответов на замечания к отчёту: Литературная прожарка [ObyWAN]
Кольцов

Лично ОбиВАНу!!! Прочтите, как мудрый человек ещё 500 лет назад описал Ваш случай клинический и пути его преодоления. Не уверен, что Вы до конца поймёте смысл, но - А, ВДРУГ...

Низамаддин Мир Алишер Навои (1441-1501) – выдающийся узбекский поэт, убежденный гуманист, мыслитель, государственный деятель.
Герат, Хорасан, Империя Тимуридов

Цитата: Нельзя хлопнуть в ладоши одной рукой.

О ТОМ, КАК ПТИЦЫ, ПОСТИГНУВ ОТРЕШЕНИЕ,
ДОСТИГАЮТ ЕДИНЕНИЯ С ВЕЧНОСТЬЮ

Птицы много пустынь и морей одолели
С той поры, как решили отправиться к цели.
 Днем и ночью в пути, забывая усталость,
Не страшились невзгод, сколько их ни встречалось.
И они утвердились в желанье своем,
И вожак их, участьем к ослабшим влеком,
Много слов им сказал о величье и силе,
И несчастья пернатую рать не сломили.
А иные поддались сомненьям унылым,
Но Удод, их вожак, правый путь возвестил им.
Не оставил он птиц с их страданьем лихим,
Наставленья и притчи поведал он им.
 Души речью его обогрело им снова,
Стало легким тяжелое дело им снова.
Им и верность и преданность дружбу дарили,
С их исканьями два этих свойства дружили.
Если ж стаи гнело униженье невзгод,
Не предаться тоске убеждал их Удод.
Было послано мужество стаям пернатым,
Были мудрость и разум в искусном вожатом.
Во втором отрешенье — во благе безмерном
Стал им истинный друг их наставником верным.
 То ли ветер садов единенья пахнул,
То ли благостным духом Мессия дохнул, —
Распахнулось сокрытых завес покрывало
И раскрыло все то, что собою скрывало.
Полог света и мрака над ширью земною
Расступился и тут же прошел стороною.
И в саду единенья повеяло к кущам
Дуновением жизни, усладу несущим.
Боль ушла из сердец, обездоленных прежде, —
В единенье дано было сбыться надежде.
В каждой розе в саду проявилось зерцало,
И повсюду сияние света мерцало.
А еще сколько света и блеска вокруг
И потайно и явно вмещал этот луг!
И взглянули как будто бы в зеркало птицы,
И смотрели в мерцанье прозрачной водицы,
И открылась их взорам вся суть постиженья, —
Им явилось в зерцале воды отраженье.
Тридцать птиц так лелеяли эту мечту,
Столько мук испытав и познав маету, —
Что Симург явит лик им во благо и в милость,
Чтобы им в отрешении вечность открылась!
А узрели себя, не увидев иного!
О аллах, это слово — чудесное слово!
Тридцать птиц на Симурга мечтали взглянуть,
А узрели себя лишь: «си мург» — вот их суть.
Стала явною тайна, что в знаньях таится,
И жемчужница в жемчуг смогла превратиться.
Это слово, о сердце, — на птичьем наречье,
На подвластном сокрытым отличьям наречье.
И хотя в этом слове загадка видна,
И с трудом лишь отгадку находит она, —
Одолеет преграды душевная сила,
Если спесь и гордыню в себе подавила.
Чтобы все одолеть в себе силой духовной,
Непреложно поверь в ее смысл безусловный.
Человеку даны и величье и честь,
Чтобы злое сгубить, а благое обресть.
Даже злой притеснитель, лишившись подвластных,
Станет мужем достоинств благих и прекрасных.
 И сокровище славы тому лишь дается,
Кто с неведеньем истины может бороться, —
Как пророку, даровано благо ему,
Быль и небыль открыты душе и уму.
Вознесен к единению в высях чертога,
Постигает он тайну единого бога.
Свет лучей единения дан его взгляду,
Меж «тобою» и «мною» сорвавший преграду. [239]
Море истинной сути взбурлит иногда,
Но в бурлении волн морю что за беда?
В самой сущности вод — суть морская у моря,
То ли тишь, то ли буря на водном просторе.
А без вод нет свершения волнам могучим,
Быль и небыль для волн — только в море кипучем.
Если ты это все до предела поймешь,
Если тайну вот этого дела поймешь,
Если будешь дарами отмечен от бога, —
Просветленным рассудком усвоишь ты строго,
Что ты сам есть предел всех желаемых сутей, —
Вне тебя нет иных созидаемых сутей.
 Объяснение сути — вся сущность твоя,
Ты — отгадка загадок и мук бытия!
Поразмысли над сутью — своею потребой,
Все, что нужно тебе, от себя и потребуй!
Ты — чудесная птица из благостных кущей,
Непорочная птаха во славе цветущей.
Ну а эта вот стая, к Симургу стремясь,
На пути постижения в муках влеклась,
И себя самое в завершенье познала,
И в исканьях своих единенье познала.
И в тебе эта суть пребывает в основе,
А придет ее время — она наготове.
А себя не приемлешь — молчать соизволь:
В каждом слове твоем — не лекарство, а соль.
Кто проникся до сущности истиной тою,
Речь его навсегда сражена немотою.
Речь — одно, смысл —другое, об этом размысли:
Тот, кто занят словами, не ведает мысли.
Смысл сокрытый, что стал для меня достижим,
Птичьей речью теперь я поведал другим.
 С этой речью обычным словам не сравниться:
Смысл ее непорочный в стыде не таится.
Птичьи речи познавший поймет мое слово,
А еще — сверх понятья — примыслит иного.
И смышленая птица, поняв эту речь,
Все поймет, что из слов ее можно извлечь.
Ведь трудней всех речей вперечет эта повесть,
Языком бессловесных речет эта повесть.
А постигнувший суть да не скажет ни звука:
От греха пустословья — одна только мука.
За слова эти каюсь я, боже, вполне,
Если ж что не сказал — ты прибежище мне.
Не в моей голове сих рассказов основа,
Я про тайны Аттара слагал это слово.
Не позволь эту речь заглушить моим бедам,
Присмотрись-ка, за кем направлялся я следом.
В чем оплошен я был, то — ему не в упрек,
Каждый лист его полон достойнейших строк.
Если в речи грешил я повадкой неспорой,
Речь наставника сделай мне твердой опорой.
Говорил о тебе я ему в подражанье, —
Грех прости мне, приемли мое покаянье!

Кольцов  ⋅   2 месяца назад   ⋅  >

ObyWAN

Кольцов, ответ можете прочесть в моём каменте выше.

ObyWAN  ⋅   2 месяца назад   ⋅  >