Анонимный автор
***
(ода несостоявшейся любви)

I

Я не Пушкин, не Байрон, не Фет,
И давно музы в ссоре со мной.
Я всего лишь никчемный поэт
С очень непоэтичной судьбой.

И такому вот горе – поэту
Вы позвольте поведать рассказ
О любви, что скиталась по свету,
И, возможно, настигла и вас.

II

Наверно, черт, иль ангел (или вместе),
Занес Его в тот тихий городок,
Где нет ни зависти, ни злости, и ни лести,
В один обычный будничный денек.

Он молод был, умен, хорош собою,
И голосом всех сладким опьянял.
Он был рожден счастливою звездою,
Вот только в сердце никого не допускал.

Она ж была наивнее ребенка,
И хрупкая как роза на ветру.
И смех Ее лучистый, нежный, звонкий,
Легко будил и солнце поутру.

Ему минуло двадцать три, а Ей – семнадцать,
Когда Судьба – злодейка их свела.
Судьба и не хотела разбираться,
Судьба, скучая, дальше побрела.

Он поманил, и мотыльком на пламя
Она летела, обо всем забыв.
Амур свое расправил гордо знамя,
Стрелою меткой наповал сразив.

Она врала родителям, подругам…
Хоть в омут с головою вслед за Ним!
Лишь в дневнике строчила круг за кругом,
Что Он как воздух стал необходим…

Неделю продолжались поцелуи,
От слов Его кружилась голова.
И сердце Ее пело: «Аллилуйя!»,
Но быстро кончилась про счастье их глава.

Не понял Он, с каким огнем играет,
Не принял Он любовь Ее всерьез.
Вот так в одно мгновенье разбивают
Наивные мечты о реки слез!

И Он уехал, не позвав с собою,
Пообещав, что вскоре позвонит.
Умчал Его ночной экспресс стрелою.
Ночной экспресс влюбленных не щадит…

III

Не понимая, почему
Она еще зачем-то дышит…
К Нему летели одному
Все мысли… Ну а вдруг услышит?!

Он на звонки не отвечал.
Собрав все силы по крупицам,
Туда, где только Страх встречал,
К Нему отправилась, в столицу.

Конечно, Он не ожидал
Ее увидеть на пороге.
И все слова, что Он сказал:
«Прости меня ты ради Бога!».

Ее Он ранил не со зла,
Он не хотел запасть Ей в душу,
Лишить Ее надолго сна.
Не знал Он, как Ей сильно нужен.

Другая рядом с Ним была,
В Его любви теперь купалась.
Другая рядом с Ним была,
И отпускать не собиралась.

«Я буду лучше, чем она,
Я докажу, чего я стою», -
Она, мечтая у окна,
Сама поспорила с собою.

«Он еще вспомнит обо мне,
И пожалеет, что не рядом,
И будет провожать во сне
Своим небесно-синим взглядом».

Немного времени пройдет,
И вся страна о Ней узнает.
Сердец немало в плен возьмет,
Свое же так и не оттает…

IV

И с тех пор прошло пять лет,
И Она другою стала.
Не наивное дитя,
Жизнь со всех сторон узнала.

Их Судьба опять свела,
Словно слез ей было мало.
А Она ведь по ночам
Только плакать перестала!

Вдруг на празднике чужом
Взгляды встретились случайно.
И ни «Здравствуй», ни «Прости»,
Только звонкое молчанье…

Что-то с Ним произошло,
Что-то странное случилось!
Он не понял, отчего
Сердце вдруг сильней забилось?

Почему Он в каждом сне
Ее имя повторяет?
Почему вдруг солнца свет
Без Нее не согревает?

С Нею рядом был другой,
С Ним давно была другая.
Только тот Ей был чужой,
И вторая та – чужая...

Он опять позвал с собой,
И тех лет как не бывало.
Губы прошептали «Нет!»,
А глазами «Да!» сказала.

Позабыв обиды все,
Снова в омут с головою.
Он теперь любил Ее!
Называл теперь «родною»!

Между ними тишина
Словно музыка звучала.
И, казалось, той любви
Нет конца, и нет начала!

V

Но Судьба по-другому решила:
Не бывать в этой жизни им вместе!
Судьбу зависть, наверно, душила…
Та другая зажаждала мести.

Та другая осталась не в силах
Отпустить и простить все Ему,
И как классик жестоко решила:
«Не достанься же ты никому!».

По мосту с Ним вдвоем проезжая,
Руль, смеясь, резко дернула вправо…
И упала с обрыва машина…
Вот такая вот горькая слава…

И в последний момент Его мысли
Полетели как голуби к Ней.
И в последний глоток своей жизни
Он любил еще много сильней!

А спустя пару дней Ее тоже
Бездыханной нашли в их квартирке…
Без Него жизнь была не дороже,
Не дороже разбитой бутылки.

И их фото разбросаны всюду…
И записка: «Ничуть не жалею.
Не хочу жить в разлуке, не буду!
Не могу не любить, не умею!».

VI

Мир красивых таких не видел!
Даже зависть Судьбу взяла.
Мир счастливых таких не видел!
Пусть недолгой их жизнь была…

Мораль сей басни таковая:
На свете есть еще любовь –
Всепоглощающее пламя
По страшной стоимости – кровь!

Они, конечно, вместе где-то,
Хотя печален сей уклад.
Вот вам Ромео и Джульетта,
Теперь, на современный лад!

июнь, 2012
Замечания

Да, страсти-мордасти, почти лубок, а с интересом читается...
По-видимому причиной тому - бесхитростная искренность автора.

(Только вот НА ФИГА писать заголовок по-аглицки при таком откровенно русском воспроизведении!)

Оценка:  9
Анонимный критик  ⋅   6 лет назад   ⋅  >

Спасибо. Про заголовок даже не знаю, что ответить... Вот взбрело в мою глупую голову, и все тут...

Анонимный автор  ⋅   6 лет назад   ⋅  >