ЛЕГЕНДА О РЕГУЛИРОВЩИКЕ
1.

Проходят годы смутной чередой...
У памяти неведомого края
обрывки давних дней перебирая,
я вспомнил вдруг безумца с бородой
в нелепой робе и дурацкой кепке,
что день деньской на городском проспекте,
где будка с газированной водой
напротив обувного магазина,
стоял и проезжающим машинам
таинственные знаки подавал...

Бессонницей сраженный наповал
удушливыми южными ночами
я в память, как в заброшенный подвал,
дверь отперев случайными ключами,
спускался. С удивлением глазея
на горы экспонатов давних дней
в запасниках незримого музея,
в хранилищах предметов и теней,
пылящихся без смысла до поры, -
там познавал я правила игры,
в которую играет с нами время.

Мы не спешим подробности судьбы
зачислить в категорию событий,
но случай давний и почти забытый
вдруг может стать разгадкой многих тайн.
Страна Вчера огромна, как Китай,
и в ней возможны множества открытий.

Итак, я ковырялся в старом хламе
движений, звуков, запахов и форм,
мелькающих, как в бешеной рекламе,
не знающей ни логики, ни норм.
Обрывки чёрно-белых кинохроник,
цветные акварели давних снов,
фигурки носорогов и слонов,
засиженный клопами подоконник,
и лица - сотни, тысячи портретов,
запечатлённых оптикой зрачков.
Как археолог в лабиринте этом
искал я то, что стать могло толчком,
исходным пунктом сложного маршрута
к неясной цели, призрачной как сон...

Ночь отступала, приближалось утро,
и вдруг сквозь истеричный резкий звон
будильника, как сквозь звонок трамвая,
почудился знакомый баритон:
«Поберегись! Налево! Проезжаем!»
И я узнал его. Конечно, это - он.


2.

О нем ходило множество легенд.
Мол, дескать, это вражеский агент,
заброшенный для подрывной работы,
мол, в ЦРУ сидят не идиоты:
«легенда» сумасшедшего - верняк,
надёжней «крыши», чем Иван-дурак,
в России нет. Но слишком вжившись в роль,
забыл он место явок и пароль
и тронулся умом на самом деле -
видать спецы чего-то проглядели...

Еще болтали: он - учёный муж,
что груш познания объелся ненароком.
Его история должна служить уроком.
Все понемногу всяческую чушь
учили как-нибудь, но он в глубоком
проникновении в сплошную суть вещей
смысл жизни видел и, как царь Кащей,
он чах над книгами. Уже в тринадцать лет
закончив школу с золотой медалью
он получил студенческий билет
и знания своей манили далью...
В семнадцать - он уж кандидат наук,
профессор - в тридцать, в сорок - академик...
Осваивал он гитики наук
не ради славы и не ради денег,
вот-вот, казалось, Истина сама
объявится разгадкой теоремы,
что накорябал на полях Ферма.
Но от мозгов всегда одни проблемы,
и гений втихаря сошел с ума,
на улицу - «косить» под светофор....

Но может, это все - досужий вздор,
а было так: сквозь утренний туман
сиял на небе белый шестигранник,
а в нём летел таинственный посланник,
который для межзвёздного контакта
на Землю прибыл. В поле мирный трактор
урчал мотором. Рядом - агроном
и тракторист (приятель агронома)
гасили термоядерным вином
густой пожар похмельного синдрома.
Так звездный странник оказался «третьим»...

Мы выпьем литр, и даже не заметим,
но слаб инопланетный организм.
Он пил за галактическое братство
и незаметно так сумел набраться,
что неземной его метаболизм
нарушился. Он напрочь позабыл,
что он - пришелец на чужой планете.
Грустил, пуская слюни, как дебил,
и откликался, если звали Петей.
Его лечили. Но не до конца.
Врачи ему вернули часть рассудка,
но память - нет. Такая злая шутка
постигла межпланетного гонца.

Коморка в коммуналке и топчан.
Чужая биография в бумагах.
Он часто просыпался по ночам
и в тесноте земного саркофага
пытался вспомнить. Памяти паук
опутывая липкой паутиной
приоткрывал безумные картины
непостижимые для всех земных наук.

Он днём старался в книгах отыскать
разгадку тайны тлеющей в подкорке,
от книг уж места не было в коморке,
но память, не желая оживать,
молчала. Из своей мышиной норки
он выползал наружу в мир людей,
но хаос и бессмысленность пугали,
и книги с новой силой вовлекали
в пространства образов, догадок и идей.

Разрегулирован вселенский механизм,
куда идти - никто не знает толком,
да будь ты псом, лисою, или волком -
не разглядеть во тьме, где верх, где низ;
а люди и подавно - стадо стад,
бредёт, не зная, где перёд, где зад
и только блеет, что своей наукой
рассеет мрак. Да сколько ни аукай -
вокруг ни зги на тысячи веков,
лишь лысины учёных байбаков...

В нём вызревал порядок простоты,
здесь все не так, не то и не оттуда,
но он вдруг вспомнил - миром правит чудо,
а не холодный хаос пустоты.
Оно ведь рядом, стоит лишь свернуть
за поворот, как сразу станет ясно,
что жизнь не бестолкова, не напрасна,
и полон смысла этот странный путь.

Над ним смеялись с пальцем у виска,
земная участь ангелов жестока,
и бирку городского дурака
молва спешит навесить на пророка.
Чудак, безумец, звёздный Робинзон,
смешной «регулировщик» одиноко
на перекресток шел, как в страшный сон,
там управляя хаосом потоков
машин и тел, ползущих еле-еле,
указывал им путь к заветной цели.

А время становилось на дыбы.
Базарная торговка перестройки
тащила с исторической помойки
какой-то мусор. Новые жлобы
иною правдой искры выкресали
и на костях противников плясали
победный танец классовой борьбы.
А он бессменно на своем посту
стоял на перекрестке дирижёром,
как будто управлял небесным хором.
Его мы узнавали за версту;
стакан портвейна, чёрствый бутерброд -
невелика награда за юродство...
Пророчества извечное сиротство
лишь от судьбы подачек не берёт.

Он говорил, что правда - не в вине,
кто сам не прав, тот ищет виноватых,
а крылья прорастают на спине
у тех, что и без этого крылаты;
вселенная пуста, а если уж,
одна любовь - энергия без меры;
мир - лишь мираж, и только веер веры
в него вдыхает воздух наших душ;
безбрежен свет, что брезжит из сердец -
он освещает путникам дорогу,
и нужно быть готовым к повороту
где всех нас ждёт неведомый ездец...
Он изрекал все эти ахинеи,
мы - слушали и медленно пьянели.

И вот однажды мертвенной зимой,
когда мороз стоял почти под тридцать,
народ в кашне и шапки кутал лица
асфальт покрылся плотной белизной,
больной рассвет кряхтя вставал с кровати,
в моторах ртутью застывал бензин
и страшно было выйти в магазин,
и страшно было окна открывать, и -
едва открыв их запирать опять,
казалось, от мороза время вспять,
текло, как жидкий воздух из дюара,
сметая жизнь и мусор с тротуара,
вдруг стало ясно - улиц пустота,
отсутствием зияя, как упрёком,
смотрела в души чернотою окон
в предчувствии костра или креста,
и колыхалась ужасом утраты.
Все люди смертны, но не все - Сократы...

Его похоронили... Впрочем, нет -
такой конец банален, как издёвка.
Сияя, неопознанный предмет
висел над городом. Швартовною верёвкой
тянулся лучик-шупальце в окно
его коморки-норки односпальной,
в которой было тихо и темно;
и вдруг раздался светлый звон хрустальный,
как будто лопнула незримая струна,
и тишина иглой вонзилась в зиму,
увидели и город и страна
и целый мир, как небо в Хиросиму
вдруг превратилось; огненной воронкой
разверзлась ночь, таинственный предмет
сверкнув исчез, и вспышки яркий след
вмиг затянулся неба чёрной плёнкой...


3.

Порой проснёшься ночью: «Ё-моё! -
Да где же я?», где «я» - всего, лишь кличка,
а «где» - непостижимая привычка
осваивать случайное жильё,
когда под плотным слоем снов и слов
шевелится подобие улыбки:
тебя ж сюда случайно занесло,
на эту землю, просто по ошибке.
Должно быть стрелочник опять недоглядел,
и поезд под откос слетел с катушек.
Спаслись немногие. Но тайна тлеет в душах,
и манит их в пространства, прочь из тел...


1987.02 - 2005.05

Источник: Владимир Штокман - поэт и переводчик. Официальный сайт.
Замечания
Svest

Володя)))) Ну, ей-Богу, рядом с Филатовским "Дилижансоми" закреплю Ваш - не побоюсь этого определения - ШЕДЕВР)))))
Когда дошла до :

В поле мирный трактор
урчал мотором. Рядом - агроном
и тракторист (приятель агронома)
гасили термоядерным вином
густой пожар похмельного синдрома.

Разве что не встала с иконой Вишневского в руках, косясь на портрет маслом Д.Быкова))))

А когда упёрлась взглядом в:

Все люди смертны, но не все - Сократы...

Аплодировала стоя!!!
Респект? Нет! РЕСПЕКТИЩЩЩЩЩЩЩЕ!!!
)))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))

Svest  ⋅   8 лет назад   ⋅  >

Vladimir Stockman

Спасибо! Я рад, что мне удалось доставить Вам удовольствие :)

Vladimir Stockman  ⋅   8 лет назад   ⋅  >

Svest

Удовольствие - не наш размерчик))) Восторг, чесссслофффф)))

Svest  ⋅   8 лет назад   ⋅  >

Володечка, с Новым годом! Радости и успехов тебе!

Джейка  ⋅   12 лет назад   ⋅  >

Vladimir Stockman

Спасибо, Юля, желаю и тебе всего самого лучшего в новом году!

Vladimir Stockman  ⋅   12 лет назад   ⋅  >

здравствуйте, Владимир!
искал поэзию Эдварда Стахуры - наткнулся на вас.
чувствую , что крылья и в правду прорастают...Angel smiley
с удовольствием прочту остальное.
желаю вам удачи во всех начинаниях.
с уважением , Валентин.
ps. помнятся на стенах домов вашего города надписи следующего содержания: najlepsi wisly fani - to z kleparza huligani Wink 4

qwas  ⋅   12 лет назад   ⋅  >

Мой диагноз не окажется неожиданным: потрясающе! :-D До сих пор трясёт... Spineyes
Терпеть не могу длинные произведения, придерживаясь навязшего в зубах: "краткость - сестра таланта", но бывают же в жизни исключения? Wink 4
"Да где же я?», где «я» - всего, лишь кличка,
а «где» - непостижимая привычка
осваивать случайное жильё" - покорена этой фразой!
Короче, хватит пустых слов - просто большое Спасибо! :-D
Всего Вам самого!

Мартовский Кролик  ⋅   14 лет назад   ⋅  >

Vladimir Stockman

Здравствуйте! Извиняюсь за задержку с ответом.
Искренне польщён Вашим отзывом, мне приятно, что Вы нашли в этом тексте что-то близкое себе, а значит не зря я измарал такую кучу бумаги.

С уважением,

Vladimir Stockman  ⋅   14 лет назад   ⋅  >

Такой длинный ( хотя и хороший текст ) конечно большая заморочка для моего молодого ума, но в душе оседают ( а главное глубоко ) ваши все слова...

брат_никотин  ⋅   14 лет назад   ⋅  >

Vladimir Stockman

Спасибо, брат!

Vladimir Stockman  ⋅   14 лет назад   ⋅  >

Улыбнуло, навевавает как задумчивость так и грусть.
Третья часть однозначно лучшая.

Да где же я?», где «я» - всего, лишь кличка,
а «где» - непостижимая привычка..

Побольше вам таких стихов! Big wink

С уважением Серёжа.

Серёжа Свиридов  ⋅   14 лет назад   ⋅  >

Vladimir Stockman

Благодарю Вас! Буду стараться! Big wink

С уважением,

Vladimir Stockman  ⋅   14 лет назад   ⋅  >

"Спаслись немногие." Мечту лелеем в душах,
что может быть и мы из их числа...

Вот это да!!!
Превосходные эмоции!!!
СПАСИБО!!!

Борис Дадашев  ⋅   14 лет назад   ⋅  >

Vladimir Stockman

Благодарю Вас!
Хочется верить, что мечты и догадки небезосновательны.
С уважением,

Vladimir Stockman  ⋅   14 лет назад   ⋅  >

Елена Кабардина

замечательно!

Елена Кабардина  ⋅   14 лет назад   ⋅  >

Vladimir Stockman

Спасибо, Елена!
С уважением,

Vladimir Stockman  ⋅   14 лет назад   ⋅  >

Михаил Гофайзен

Добрый вечер, Владимир!
Бывают же переклички:)
http://my-works.org/rux/content/works/text.html?text_id=3699

Искренне Ваш,
МГ

Михаил Гофайзен  ⋅   15 лет назад   ⋅  >

Симамура

Все люди смертны, но не все - Сократы!!! Очень!!!с ув. Олег

Оценка:  10
Симамура  ⋅   15 лет назад   ⋅  >

Vladimir Stockman

Спасибо! Blush

С уважением,

Vladimir Stockman  ⋅   15 лет назад   ⋅  >

Everything has been said before -
Nothing left to say anymore...

И прочее...
Сильно. Понравилась последняя часть. Знаете, мне кажется, на бумаге это лучше смотрится. Лучше.

Сэр Алекс...

Оценка:  10
Алекс Штамм  ⋅   15 лет назад   ⋅  >

Vladimir Stockman

Алекс, спасибо!
Your comment is last but not least...

С уважением,

Vladimir Stockman  ⋅   15 лет назад   ⋅  >

Здравствуйте,Владимир.
Просто снимаю шляпу перед Вами. За силы,которые Вы положили на эту вещь,за Вашы душевные черты,которые мне очень близки.
Бумага слов и впрямь прорывается. И открывается за ней...совсем не ничто.

С уважением,Андрей

Оценка:  10
Листиков  ⋅   15 лет назад   ⋅  >

Vladimir Stockman

Андрей, спасибо за понимание. Мне приятна Ваша оценка моих скромных трудов.

С уважением,

Vladimir Stockman  ⋅   15 лет назад   ⋅  >

Полонская Анжелина
Оценка:  10
Полонская Анжелина  ⋅   15 лет назад   ⋅  >

Vladimir Stockman

Анжелина, благодарю Вас за столь высокую оценку!
 Blush

С уважением,

Vladimir Stockman  ⋅   15 лет назад   ⋅  >

!!!

Оценка:  10
Natko  ⋅   15 лет назад   ⋅  >

Vladimir Stockman

СПАСИБО!

С уважением,

Vladimir Stockman  ⋅   15 лет назад   ⋅  >

мы - слушали и медленно пьянели...
твои стихи отнюдь не ахинея!

А последняя часть просто до слез, Володь!
Она и как самостоятельные стихи великолепна, и вместе со всем стихотворением тоже!

Оценка:  10
Джейка  ⋅   15 лет назад   ⋅  >

Vladimir Stockman

Спасибо, Юля!
Очень приятно, что Вам понравилось Blush

С уважением,

Vladimir Stockman  ⋅   15 лет назад   ⋅  >

Оценка:  10
Лидия М.  ⋅   15 лет назад   ⋅  >

Vladimir Stockman

  Wink 4

Vladimir Stockman  ⋅   15 лет назад   ⋅  >

Джулия Коронелли
Оценка:  10
Джулия Коронелли  ⋅   15 лет назад   ⋅  >

Vladimir Stockman

Спасибо, Джулия!
А я уж думал, что такого длинного текста никто до конца не дочитает...
Smiley 3

С уважением,

Vladimir Stockman  ⋅   15 лет назад   ⋅  >