День рождения
Рано утром, около одиннадцати, Сергея разбудил телефон.
«Какая сволочь звонит в такую рань?» – подумал он, и не спеша выбрался из запутавшегося в ногах шерстяного одеяла.
Разыскав под кроватью тапки, Сергей, прихрамывая на правую ногу, подошел к телефону.
- Да? – спросил он раздраженно, подняв трубку.
- Спишь, гад такой! – весело сказали на том конце провода. – А я вот всю ночь в кровати проворочался. Голова трещит, в животе пламя адское. Одним словом, состояние ужасное! А тебе все нипочем! Эх, мне бы твой организм!
- Могу одолжить, только спать не мешай.
- Как ты с лучшим другом разговариваешь? Мне плохо, а ты спишь! – в трубке тяжело вздохнули. – Знаешь, у меня и денег после вчерашнего ни черта не осталось.
- А я при чем? Я что ли просил тебя их тратить?
- Пускай и не просил. Зато угощаться не отказывался. Теперь твоя очередь подносить. Приходи ко мне и купи по дороге чекушку… нет, лучше литр возьми… Посидим!
- Да в меня не полезет эта гадость больше! – Сергей потер глаза. – Дай поспать!
- Выручай, а?
Сергей провел языком по пересохшим губам, присел на стул, снова протер глаза и, подумав, ответил:
- Ладно, жди. Через полчаса буду.
Это был муж двоюродной сестры Юли, Влад. Человек хотя и не молодой, но и не старый – сегодня ему стукнуло тридцать девять. Женат на Юле он был уже год, но с ее братом близко сошелся пару месяцев назад, когда, возвращаясь с работы, заглянул в музыкальный киоск и узнал в продавце Сергея. До этого он видел его всего лишь пару раз, а теперь почти каждый день стал приходить в киоск и приносить с собой пиво. Благо, оно доставалось ему бесплатно – на оптовом складе, где работал Влад кладовщиком, ящиками списывали хорошее пиво и сигареты, исправляя приходно-расходные счета в компьютере начальника, который включал его только для того, чтобы «порезаться в Сапера».
Сергей положил трубку и огляделся вокруг. Задернутые наглухо шторы еле-еле пропускали в комнату свет. На ковре возле кровати стоял алюминиевый поднос с тарелкой недоеденных пельменей и наполовину выпитой бутылкой пива. Рядом с подносом лежала штанга, несколько гирь и засаленная майка. Стол с компьютером, пианино и прочую мебель покрывал толстый слой двухнедельной пыли. Подушки дивана высунулись на треть из-под накидки, а деревянные его ножки подкосились под углом почти в сорок пять градусов.
«Черт! Ну и бардак!» – подумал Сергей, плюнул и пошел умываться.
Выдавив зубную пасту на щетку, он взглянул в зеркало и ужаснулся. На него смотрело, криво улыбаясь, опухшее лицо с красными глазами, крупной царапиной на длинном носу, разбитыми бровью и губами.
- Какая гадость! – сказал он и дыхнул на свое отражение, чтобы оно запотело. Но отражение в ответ тоже дыхнуло и обдало Сергея очень неприятным запахом.
- Фу! – поморщился он, взял воды в рот, побулькал и начал чистить зубы.
После умывания, внимание Сергея привлекла правая нога, которая по непонятным причинам сильно болела. На коленке он разглядел большую дыру. Рваные нитки по краям блестели от запекшейся крови.
«Где это я так?» – думал он. – «Не помню… Пили в баре пиво, потом в пиццерию «Джузеппе» пошли, после в «Пирамиду» шары гонять, а затем в «Титаник» на стриптиз, водки взяли… потом еще взяли… Стоп! А как я домой попал?»
Сергей, почесывая затылок, вышел из ванной, взял в шкафу старые потертые серые джинсы, бывшие когда-то белыми, и разложил на гладильной доске.
- Да, хреново, - включая утюг, бормотал он, - принесли, значит. И как после этого людям на глаза показаться?


На улице стояла жара, ни одного облачка. Машин было в этот день особенно много, впрочем, как и прохожих. Тепло, поднимающееся от пыльного асфальта, нагревало ноги в кожаных кроссовках так сильно, что при каждом шаге ощущалось неприятное жжение. Легкий ветерок слегка шевелил листья на деревьях, казавшихся от впитанных выхлопов металлическими, и гонял по воздуху тополиный пух, то и дело забрасывая его в глаза. Сергей только сейчас ощутил всю тяжесть выпитого вчера, и теперь хотелось лишь одного – скорее поправить здоровье.
Он прибавил шаг и скоро вошел в подъезд сестринского дома.
- Кто там? – послышался женский голос из-за двери.
- Я.
Дверь открылась. На пороге стояла еще не причесанная Юля, прикрывая на ходу ночную рубашку шелковым халатом.
Юля была очень хороша собой, к тому же молода. В свои двадцать семь она выглядела так, будто ей только что исполнилось семнадцать. Сто шестьдесят пять сантиметров ее тела были вполне пропорциональны между собой. Осиная талия, стройные ровные ножки, небольшая, но привлекательная грудь приковывали взгляд каждого встречного, если он только не был слепым. Даже старики оглядывались, проходя мимо. Черты лица, хотя и не были правильными, но обладали определенной очаровательностью – голубые внимательные глаза, слегка вздернутый носик, пухлые губки и красивая улыбка, открывающая ровный ряд белых зубов, не могли оставить никого равнодушным. Сергей не умел смотреть на нее просто как на сестру, и не раз представлял ее в своей постели.
- Ну и рожа у тебя, Шарапов!- улыбаясь, сказала Юля и выхватила пакет у брата. – Дай посмотреть, что принес!
- Не надо! – успел сказать только Сергей, когда пакет был уже у нее в руках.
- Опять водка!
Из туалета донесся умоляющий голос Влада:
- Да ладно тебе! У меня ж все-таки день рождения!
- Вчера хорошо наотмечался! Может, хватит? – крикнула в ответ Юля.
Сергей снял обувь и прошел в комнату. Постель была еще разобрана. Он присел в кресло и машинально включил телевизор. Через минуту вошла Юля.
- Ты зачем водку принес? – сухо упрекнула она.
- Влад попросил.
Юля села рядом, на спинку того же кресла.
- Ну и что. Ладно, ты холостой. Каждый день можешь баб менять. Тебя никто вечером не ждет и не трясется, как бы чего ни случилось. А у меня он один. Куда я его дену? – она протянула Сергею руку. – Вот, видишь? Кольцо. Его не снимешь просто так.
- Но ведь у него и в самом деле день рождения, – Сергей взял сестру за руку, потянул и спустил себе на колени, обняв за талию. – Что ты разошлась?
- Я не разошлась, - отвечала она, словно не заметив. – Не люблю, когда он пьет. Это он с тобой хороший, а домой приходит – скандалы закатывает!
Сергей молчал.
- И потом я не хочу, чтобы ты пил. Лучше бы взял и женился. Мы бы каждый день в гости друг к другу ходили… У меня, кстати, одна знакомая есть, симпатичная. Я бы свела вас!
- Не надо.
- Нет, она, правда, ничего, красивая даже. И замуж давно хочет, - Юля погладила брата по волосам, отчего он даже вздрогнул слегка. – Ты тоже симпатичный, ей понравишься. Давай познакомлю?
Сергей прищурился, состроил гримасу и сказал:
- Это я симпатичный? Да ты посмотри на меня! Рожа опухшая, в царапинах, да еще и с фонарем!
- Но ведь ты не всегда такой. Когда не пьешь, на тебя любо поглядеть! – от этих слов у Сергея защемило в груди. – У тебя лицо артиста и фигура хорошая. Чего еще надо? Если бы ты не был братом, я бы давно влюбилась!
В это время в комнату забежал Влад, напевая:
- Хапи бездай меня, хапи бездай меня! – он вприпрыжку дошел до кресла, встал на колени и сказал:
- Жена, водки давай и пожрать чего-нибудь. Я требую продолжения банкета!


Через час на кухонном столе, покрытым белоснежной скатертью, красовались жареная курица, вареная картошка, куча разных салатов, колбасная нарезка и рыбный пирог.
 Юля суетилась у газовой плиты, вытаскивая из духовки готовый слой будущего торта и запихивая туда новую порцию. Влад накладывал всем угощение, а Сергей разливал по рюмкам водку.
- Зачем горячительное жалеешь? – поправлял его Влад. – Полные наливай!
- А не жирно? – говорила в ответ Юля. – Может тебе еще граненый стакан принести?
- А что? Можно! – косясь на жену, отвечал Влад.
Наконец, все сели за стол.
- Я вот что думаю, - начала, выпив, Юля, - тебя и вправду нужно женить! Двадцать четыре твоих года еще, конечно, не старость, но лет через пять совсем от рук отобьешься, так и останешься холостяком.
- И то верно, - поддержал ее Влад, - найди красивую жену, а я, когда с Юлькой стану ругаться, мять ее буду!
- Я тебе помну! – толкнув его в бок, пригрозила она. – За порог не пущу потом!
- Да что вы пристали ко мне! – вспыхнул Сергей.
Юля сама налила всем и сказала:
- Если не я, тогда кто о тебе позаботится? Только я…
- А я как же? – выпивая, перебил ее Влад.
- Ты только на водку сдался.
«Какая же она все-таки красивая!» - думал Сергей, наблюдая за происходящим. – «Везет же дуракам! Мне бы не так обидно было, если бы он был моим ровесником. А то тридцать девять! А с другой стороны я ее понимаю. Будь он помоложе, бегал бы, как я, по бабам, не стерпел бы. Да и потом рожей бог его вроде не обидел, что и говорить. Деньги в доме есть и ладно».
- О чем задумался, брат? – спросила вдруг Юля.
- Так, о женитьбе.
- Ага, значит, согласен! – обрадовалась она. – Ну, тогда я позвоню сейчас! Приглашу!
- Не надо! – схватив ее за руку, пытался удержать Сергей.
- Надо, Вася, надо! – хихикнула сестра и побежала к телефону.
«Ну и черт с ней, пускай», – подумал он, повинуясь натиску.
- А мы пока еще накатим! – сказал Влад, когда ушла Юля и, потирая руки, налил снова.
- Полную! – попросил Сергей.
- Даже так?
- Даже!
- Молодец! – похвалил его Влад. – Всегда бы!
Спустя два часа в дверь позвонили.
- Наконец-то! Наташа приехала! – вскрикнула Юля и побежала открывать.
Вошла приятная девушка лет двадцати пяти, а может старше - кто ее знает - в черных брюках и пиджаке, сшитых, по-видимому, на заказ, так как прекрасно на ней сидели и подчеркивали отлично сложенную спортивную фигуру.
- Познакомьтесь! Бизнес вумен, спортсменка, комсомолка и просто красавица, Наташа! – громко представила Юля гостью. – Моего борова ты знаешь, а это Сергей, двоюродный брат! Прошу любить и жаловать!
Сергей кивнул, проглотил все, что было во рту, и сказал:
- Очень приятно!
- Мне тоже, - ответила Наташа.
Влад принес еще одну рюмку и наполнил ее:
- А вы, Наташа, штрафную пейте!
- С удовольствием, - согласилась она. – Я с утра уже на работе побывала. Просто ужас, представьте! Все настроение испортили. Целую неделю бегали, суетились, врачей подкупали, чтобы иск в суде отклонить, бумаг столько понаписали! А сегодня, в пятницу, какой-то столбняк в офисе. Предпраздничный день выдумали и расслабляются. Дел невпроворот, а они только и думают, как бы домой скорее! Я не выдержала, выругалась матом, да пошла подальше!
- А где ты работаешь? – спросил, поддерживая разговор, Сергей.
- Юристом на ПО «Восток», бывший радиозавод, знаешь?
- Знаю. Только я думал, что он давно развалился.
- Развалился то он давно, однако долгов успел кучу оставить. А я от этих долгов избавляюсь, как могу, - Наташа наложила себе в тарелку салатов, а курицу отодвинула в противоположную сторону. – Вот, к примеру, один бывший работник подал в суд иск на пятьдесят тысяч, воспользовавшись полученной инвалидностью якобы на рабочем месте…
- Неужели? – воскликнула Юля.
- Да, представьте. А я ему говорю: «Вы, дорогой мой, не боитесь подавиться? С вас и пяти вполне хватит. Да и те вряд ли дадут!». Предлагаю ему три без всякого суда и следствия, а он, сволочь, отказывается!
Сергей перевел взгляд на сестру и заметил, что она тоже смотрит на него. Юля вопросительно кивнула. Он повертел головой и опустил глаза. Разговор вдруг показался ему бессмысленным, он не мог разобрать ни одного слова, и только слышал беспрестанную болтовню и смех. Влад, рассказывая что-то, жестикулировал, размахивал руками во все стороны и в порыве страсти даже опрокинул свою невыпитую рюмку.
- Ах ты, сколько добра зря пропало! – с досадою произнес он, тут же налил снова и сразу выпил.
Наташа рассмеялась и, доставая из сумочки дамские сигареты, сказала:
- Так! Славе больше не наливать!
Влад закусил кусочком колбасы, почесал свою коротко стриженную, с сединой посредине, бороду и заметил:
- Какие у вас, Наташа, тонюсенькие сигареты! Толку от таких никакого.
- Не знаю, меня вполне устраивают. Ваш «Парламент», представьте, я курить вообще не могу.
- Ну, так угостите тогда.
Юля перехватила протянутую Владу сигарету:
- Ты же бросил на той неделе!
- А я и не начинаю, - оправдывался Влад, - я только попробую. Интересно.
Наташа снова рассмеялась и вслед за ней, не выдержав, звучно захохотала Юля. Она редко смеялась в последнее время, но, когда это случалось, ее смех был так искренен и заразителен, что невольно смеялись и все остальные. Сергей тоже заразился смехом и, посмотрев на сестру, заметил все тот же пронзительный взгляд на своем лице. Этого взгляда он не мог выдержать, и готов был сию минуту убежать или как прежде опустить глаза, лишь бы только не выдать свое особенное расположение.
- Вы знаете, Наташа, - просмеявшись, продолжал Влад, - ваши сигареты я бы даже на «Приму» не поменял. Они еще хуже, чем я думал.
- Вот и хорошо, - отвечала Наташа, - вам, Слава, все равно не угодишь.
- Это еще почему?
- Искушенному в яблоках не отказывай.
- Чего? – переспросил ее Влад.
- Слава, не задавайте глупых вопросов! – Наташа знала, что Влад не любит, когда его называют Славой, и говорила так специально, зная, что имеет авторитет после небольшой любовной интрижки на складе. И намекая на похождения Влада, известные только ему одному, сказала: - Вы у себя на складе всего перепробовали. Мне ваш ассортимент даже и снился.
Влад понял намек, но не подал виду, слегка лишь покраснев.
- Фу! Ну и жарища! – сказал он, пытаясь придать голосу равнодушный тон, и добавил: - Откушаю, пожалуй, еще рюмочку.
Юля с укоризной посмотрела на мужа, потом положила брату картошки с курицей:
- Что-то вы плохо едите, - немного раздраженно сказала она и обратилась к Наташе: - А ты почему курицу не пробуешь? Знаешь, какая вкусная! Я ее по старому рецепту делала. Сначала сварила ее, потом разрубила на части, каждый кусочек обваляла в муке и посолила, смочила разведенным в сухарях яйцом и обжарила в масле!
- И не сманивай меня! – отвечала Наташа. – Ты же знаешь, у меня диета. Я на прошлой неделе позволила себе на работе пиццу заказать, и на целый килограмм поправилась! Куда это годится?
Влад наполнил рюмки. Наташа отряхнула пиджак и сказала:
- Что-то я сегодня не слышала тостов в честь именинника. Предлагаю тост. В предварение оного хочу рассказать немного глупый анекдот, услышала на работе. Входит в бар Орел, садится к стойке, у которой сидит уже изрядно выпивший Воробей, и говорит бармену: «Стакан водки мне!». А Воробей повторяет: «И мне, и мне стакан водки!». Выпивают. Через некоторое время, захмелевший, просит он: «Виски с содовой!». А Воробей, пьяный, снова повторяет: «И мне, и мне виски с содовой!». Выпивают. Проходит еще некоторое время, и Орел, теперь тоже пьяный, говорит: «Мне стакан клюквенного соку!». Воробей, уснувший на стойке, поднимает голову из тарелки с закуской, и, представьте, выдает: «И меня, и меня клюньте в попу!».
Все рассмеялись. Наташа, воодушевившись реакцией, хохотала громче всех.
- Так вот, - продолжала она, - я хочу пожелать тебе, Слава, хорошего слуха, не зависящего от того, сколько ты выпил!
- Спасибо! – поблагодарил Влад и осушил рюмку. – Но лучше бы ты мне пожелала хорошего стула, не зависящего от того, сколько я съел. Это сейчас более актуально.
Юля встала из-за стола и подошла к духовке проверить, готов ли торт. Сергей вздохнул свободней, выпил за именинника, закусил, достал из кармана сигарету и, развалившись на стуле, медленно курил. Влад поднял бутылку с водкой на свет и обнаружил, к огромной свой досаде, что «осталось на один разок всего лишь». Удерживая ее за горлышко, он взболтал содержимое и разлил гостям остаток, первой наполнив до краев свою рюмку. Наташа достала из сумочки зеркальце и прихорашивалась.
Докурив сигарету, Сергей решился взглянуть в ту сторону, где была сестра. Он обернулся: Юля разрезала торт, и смотрела на него!
«Что она так смотрит?» – думал Сергей, и в то же время удивлялся, отчего это вообще его беспокоит. – «Может, она ждет ухаживаний за Наташей и упрекает меня? Или… Нет, я боюсь даже думать об этом!»
Размышляя, он, не заметно для самого себя, съежился и вздрогнул всем телом, и вдруг ощутил странное тепло на бедре. Он опустил голову и увидел, как Наташа положила свою руку ему на ногу.
«Ну вот, началось!» - продолжал думать Сергей и посмотрел на Наташу: она скромно улыбалась. – «И чему улыбается только! На кой черт я ей сдался? С такими параметрами могла бы отыскать и получше жениха! А Юлька? Не спускает глаз! Нашла потеху! Если бы она хоть чуточку меня любила, хотя бы как брата, то не смотрела бы так! А, может, действительно жениться? Успокоюсь тогда… А сюда больше ни ногой!»
- Ой! Засиделась я у вас. Мне столько дел надо до утра провернуть! Чует мое сердце еще одну бессонную ночь! – потягиваясь, говорила Наташа. – Сергей, ты меня проводишь?
- Уже? Так рано? – удивилась Юля, хотя мысленно торжествовала над скорым решением дела. – Останься хотя бы на чай.
- Хм, бессонные ночи очень вредны! – вступил в разговор слегка задремавший Влад.
- И отчего это вам не спится, Наташа?
- Представьте, жалко драгоценного времени, Слава, - отвечала она.
- А вы знаете, - продолжал Влад, - что, жалея времени на сон, вы проживаете на треть меньше?
- Отчего же? – нехотя говорила Наташа, дожидаясь, пока Юля нальет чай.
- А оттого, что каждая минута сна равняется нескольким часам. – Влад, увлекаясь темой, закурил. – Вот вам наглядный пример. На работу я встаю пол восьмого и для этого завожу будильник, хотя, признаюсь и без него могу встать. Но не в этом суть. Однажды утром я проснулся в двадцать пять минут, то есть будильник, как вы понимаете, еще не звенел. Ну, я решил не вставать сразу, а понежиться эти пять минут в свое удовольствие в кровати. Будильник у меня надежный, и я был уверен, если все-таки усну, то в пол часа он меня обязательно разбудит. И действительно уснул. А когда открыл глаза, было уже полдевятого! Я быстро оделся и думаю: «Лучше опоздать, чем совсем не придти. Еще выговор сделают!». Выхожу на троллейбусную остановку, пять минут жду, десять, полчаса, а троллейбуса все нет. И вдруг вижу демонстрацию, шагающую во всю улицу. Я к ним подхожу и спрашиваю, мол, чему, собственно, посвящена демонстрация? А мне отвечают: «Так ведь сегодня же день города. И в честь праздника парад!» Ну, я, значит, спрашиваю их: «Не знаете ли, когда троллейбус будет?». А они говорят, что их сняли с маршрута! Представляете? Что делать в таком случае прикажете? Я побежал по «Первой» до «Байкальской». Минут сорок бежал, запыхался, как черт! И тут вдруг вижу наших со склада. Говорю, дескать, будильник не прозвенел. А они: «Да ты не расстраивайся. Нас всех с работы отпустили в честь праздника. Пошли пиво пить?» Ну, я, естественно, отказался, и решил пойти искупаться на озера у плотины. Надо километра два вдоль нее пройти еще. Прихожу, разделся. И вижу, будто какая-то девушка машет мне с плотины и зовет к себе. Я как был раздетый, побежал босиком прямо по камням. Но до плотины далеко, и еще надо на нее взобраться. А сил и так уже нет! Взобрался я все-таки, наконец, и вижу знакомое лицо, да никак не могу вспомнить, где я видел это лицо. Девушка мне и говорит: «Влад, Влад, это ты? Я думала, мне показалось!». Я хватаю ее за руки и умаляю: «Скажи, кто ты? Где я тебя видел?!». И тут звенит мой будильник. Открываю глаза: полвосьмого! Я никуда, оказывается, не опоздал! И все это мне приснилось за каких-то пять минут!
- Удивительно! – оценила Наташа, и стала чайной ложкой ломать свой кусок торта на маленькие части.


В пятом часу Сергей пошел провожать Наташу, а Юля с Владом увязались провожать их. Влад к этому времени совсем опьянел и употребил по дороге все известные ему ругательства: он с трудом волочил ноги, удерживаясь за жену.
Солнце стояло еще высоко и палило жарче, чем по утру. А в остальном это был прекрасный июльский день. Такие дни бывают, когда погода устанавливается надолго, и нет намека на дождь. К полудню ветер пригнал бесчисленное множество круглых облаков, казавшихся в играющих лучах солнца золотыми. Наскакивая друг на друга, они принимали причудливые формы неизвестных человеку существ. Подобно попкорну, случайно упавшему в лужу, обтекающей их островками отраженной синевы неба, они почти не двигались. В сухом и горячем воздухе пахло полынью и цветущей сиренью.
Из-за угла показалась остановка. Народу толпилось много – видимо у маршруток был тоже предпраздничный день. Серая дворняжка с всклокоченной шерстью бегала вокруг толпы, виляла хостом и выпрашивала еду. Сергею с Наташей, идущим впереди по узкой тропинке, ведущей к остановке, вдруг перебежала дорогу черная кошка – и дворняга, забыв обо всем, умчалась за ней.
- Нехороший знак! – сказала, улыбаясь, Наташа.
Сергей знал, что провожанием не отделается, и она обязательно затащит его к себе домой. Он был даже и не против, но только в другой раз. Теперь же ему хотелось сохранить светлый образ Юли, еще хотя бы на один день. Он мучительно искал повод избавиться от Наташи и не находил его.
- А я в эту чепуху не верю, - ответил погодя Сергей. – Обычная кошка, только с черной шерстью. Какую неприятность она может тебе доставить? Человек тоже иногда рождается с черными волосами, но ведь это не значит еще, что, перейдя дорогу, он как-то повлияет на твою судьбу.
«Какую чушь я несу?» - подумал он и почувствовал, как язык его заплетается, а мысли бродят где-то отдельно, не оформляясь в слова.
На горизонте показался автобус.
«Сейчас или никогда!» - боролся с собой Сергей.
«Скажи ей что-нибудь, отделайся!» - говорила одна часть его. А другая твердила: - «Что ты потеряешь, если поедешь? Только выиграешь!»
Сергей метался, и решительно не знал, как поступить.
Автобус подошел к остановке. Разгоряченная толпа ринулась в него, расталкивая друг друга, и не давая шанса никому выйти. Наташа схватила Сергея за руку и побежала в толпу.
«Все!» - подумал Сергей. И вдруг услышал крик Юли.
Он обернулся. Влад завалился спать на лавочку и отказывался возвращаться домой, не смотря на отчаянные просьбы жены. Это был долгожданный повод остаться.
- Я помогу ей довести Влада! Увидимся! – сказал он Наташе, вырвал свою руку из ее руки, и побежал.
- Слава, ты скотина! – донеслось из-за спины.


Вернувшись домой, они уложили безмятежно храпевшего Влада на кровать, а сами отправились на кухню.
- Зачем ты остался? – спросила Юля после. – Я бы и одна как-нибудь справилась. А теперь Наташа обиделась!
- Я не мог ехать с ней.
- Почему?
Сергей вздохнул, посмотрел на сестру, и тут же отвел взгляд, словно обжегся ярким солнечным лучом.
- Налей лучше чаю! Мне торт очень понравился.
- Правда?
- Нет… - растерянно, с остановками отвечал Сергей. – Мне ты нравишься.
Он опустил голову.
Юля задумалась на мгновение, пытаясь найти нужные слова, и, улыбнувшись, сказала:
- Ну, это понятно! Я же твоя любимая сестра! А ты мой брат! А Наташа тебе понравилась?
- Ты мне нравишься не как сестра… - как будто не расслышав последнего вопроса, говорил Сергей, еще ниже опуская голову.
- Что ты несешь? – рассердилась Юля, встала из-за стола и подошла к окну, отвернувшись от него. – Бред какой-то!
- Сам знаю, – медленно вставая, почти про себя бормотал Сергей. – Я пойду, наверное?
- Куда? – Юля резко повернулась.
- Домой!
- Вот так просто? Наговорив ерунды, и не объяснившись?
- Мне больше нечего добавить!
Юля взяла его за руку, посмотрела в глаза и сказала:
- Постой! Это никуда не годится! Куда ты пойдешь такой? Ты пьян, а я уши развесила!
Сергей не выдержал и крепко обнял ее, а она вдруг ответила страстным поцелуем. В этот миг брат перестал быть для нее братом - она и слышать не хотела больше про какие-то приличия…

11.08.2003
Замечания

к чему бы это,
я не пойму?
иль у рассудка
сижу в плену? ;))

Оценка:  8
Dorian S. Evening  ⋅   13 лет назад   ⋅  >