Просквозило…
                                                            Не искуси. Ладонью жесткой
Святых сомнений не убий,
Жестокий Бог. Глумится площадь
Бурленьем ног в моей груди.

В кровосмешении духовном
Вернулись мы или ушли?
Великий инквизитор кленом,
Поблекшим, распалил костры.

И будет день. Увидишь плечи,
Тончайшей грацией твои,
В толпе скользнули. Долгий вечер.
Все безысходно. Ветер стих.

И я в тот день приду на площадь
И сяду, кутаясь в пальто,
Под кленом, голым, жалким, тощим
От ветра, осени и слов…