Принцип Брюллова
Принцип Брюллова

Великий Карл однажды Другом
Был приглашён на Чай дневной, –
И в час назначенный Прислуга
У входа замерла струной.

Из экипажа вышел Мастер,
Легко Цилиндр приподняв,
« – Какая Честь, какое Счастье!» –
В улыбке Друга прочитав.

В Салоне Дамы Гостя ждали,
На ручках чуя Поцелуй,
И Дети весело играли,
И Все пошли потом к Столу,

И было мило и фривольно,
Букетно, вкусно, и charmant,
Но вот Хозяин хлебосольный
Внезапно встал, расправив стан.

« – Мой Друг! Мы оба Живописцы!» –
Сказал он Карлу, горячась, –
Но Гений Ваш познал от Ниццы
До Петербурга Славы Власть!»

«Вы всюду признаны и чтимы,
На Ты с Судьбой и Красотой,
Прозренья Ваши ныне зримы
Самою Царскою Четой!..»

Учтиво Карл заметил: «К Делу!
Спасибо! Но не понял я,
Что Мысль сокрытая пропела
В Словах, чья искренна струя!»

« – Да,да!..Простите!..Я хотел бы
С нижайшей Просьбой к Вам предстать:
Мне очень надобно, поверьте,
Жены Портрет нарисовать!»

«И если б Вы согласье дали
Писать моей Супруги Лик,
То несказанно обязали
Меня навеки в тот же миг!..»

« – Я был бы рад! Но я – Художник,
И потому лишь то пишу,
Что к Совершенствам неподложным
Без колебаний отношу!..»

«Ну что ж, попробую, конечно...
Но обещайте мне, мой Друг,
Что Вы не будете беспечно
Следить за бегом моих Рук,»

«И Кисть мою возьмёте сразу,
Когда о том я попрошу!»
« – Готов Вас слушать без приказа!
И службу эту сослужу!..»

И вот, Супруга появилась,
Садясь жеманно на софу,
Улыбкой пряной озарилась,
Являя в туфельке стопу,

В перстах холёных складный веер,
Румянец яблок на щеках,
А сверху – пудры хладный пепел
Стыдливо кроет Жизнь во Прах...

Вот, холст натянут и положен,
И краски блещут на доске,
Все кисти вынуты из ножен
Храня росу на волоске.

Но Карл Великий мрачный ходит,
Модель смеряя тут и там,
Губами шепчет, брови сводит,
Бредёт рассеянно к цветам.

Бегут минуты, час и больше,
А он всё смотрит внутрь себя, –
Уже испарина на коже
И лоб морщинится, корпя.

Но наконец, он Кисть хватает,
Идёт решительно к холсту, –
Он краски алые мешает,
И щурит очи на свету;

Сближаясь громкими шагами,
Движеньем резок, словом скуп, –
Искуссно дерзкими штрихами
Рисует маслом бантик Губ...

Стирая пот, усталой дланью
Он Другу Кисть передаёт
И по Наития Желанью,
Прощаясь, к Выходу идёт!

В смятеньи тот, не понимая,
Бежит за Карлом, – Кисть в Руке, –
Жена осталась, как немая
Сидеть за дверью, вдалеке.

« – Маэстро, как же Остальное:
Красы телесной дивный храм,
Одежды модного покроя?!..»
« – Я оставляю Это Вам!»

« – Но Вы лишь Губы начертали!..»
« – Мне очень жаль, что это так!
Рука б Иная накропала
Вам не на Совесть, а за Страх!»

«Но я, увы, мой Друг, Художник, –
А потому лишь то пишу,
Что к Совершенствам Неподложным
Без Колебаний отношу!..»
24.05.2005