JeSholland

Война против Войны.
Я живу в очень маленькой стране, известной во всём мире, как «зона постоянного конфликта». Далеко не понаслышке знаю, что собственную точку зрения нельзя сформулировать по информации в прессе или « сливу» в интернете. Поэтому веду собственное расследование. Отчётливо понимаю, что оно будет очень личным. Тем не менее...
Сейчас я в Эстонии, которую, как мне казалось, отлично знаю не один десяток лет. Всегда относился с огромной симпатией к неторопливым эстонцам. Но что-то неуловимо изменилось в ощущении этой страны за последние несколько лет. Многое стало вызывать недоумение и неприязнь. И связано это с моим восприятием Великой Отечественной войны и современной эстонской политики.

Мифотворчество как национальная политика

Нигде национальный характер этноса не проявляется так убедительно и ярко, как в фольклоре. Каждый народ сочиняет сказки сам про себя и свято в них верит. Ставит перед собой задачу- в сказку уверовать,- и живет с этой верой до тех пор, пока на смену старому сказочнику не является новый. Он сочиняет другие сказки, и народ послушно соглашается с новой версией мифа о самом себе, тщательно стараясь забыть всё, что было до того, подчиняясь приказу новоизбранного верховного сказителя.
В августе 1991 года в маленькой прибалтийской стране под названием Эстонская Республика началась новая сказочная (историческая, как кому угодно) эпоха под названием « страдания эстонского народа в годы оккупации». По закону жанра, мановением волшебной палочки красное вдруг видоизменилось в сине-чёрно-белое, день предательства стал называться Днём Независимости, освободители превратились в оккупантов, а палачи в эсэсовской форме получили гордый статус защитников отечества. И продолжается так уже более 20 лет. В атмосфере сказки на новый лад успело вырасти целое поколение эстоноземельцев разных национальностей, которое анализом совсем не таких уж и далёких событий себя не утруждает.
Путешествие в прошлое- вещь невероятно трудная. Скорее, «запрятанная». Тайны сокрыты в могилах, а вовсе не в архивах. Нельзя полагаться на рукотворную истину, которая зачастую оказывается изощрённой подтасованной ложью. Мировых исторических примеров- масса, и Эстония- не исключение. Споры и трения мешают государству нормально развиваться, нагнетаемый антагонизм заменяет решение насущных экономических и социальных проблем. Русские друзья шутят: «Даже если бы в Эстонии не было русских, их надо было бы придумать, чтобы консолидировать эстонскую нацию и получать деньги для интеграции потомков « оккупантов». Прошлое этой страны стало чем-то вроде подручного пугала, с помощью которого выдаиваются деньги из наивного Евросоюза. Но честно говоря, все больше и больше одолевают сомнения, так ли европейцы наивны на самом деле. В своих странах официально они не допускают даже тени намёка на переосмысление уроков последней войны. В Эстонии же проблемы возрождения нацизма замалчиваются с попустительства «добродушного» Евросоюза.

По крайней мере, мой знакомый голландский журналист, считающийся антифашистом в СВОЕЙ стране, отказался принимать участие в акции, посвященной годовщине апрельских событий 2007 года в Таллине. Он заявил, что не считает перенос памятника Бронзовому солдату проявлением фашизма, не в силах отделаться от вбитого в мозг мифа про оккупацию Прибалтики. Но в самой Эстонии ещё живы свидетели, которые молчать не хотят. С ними борются государственные структуры. Они воюют даже с могилами и памятниками. Молчаливые свидетели, по их мнению, тоже опасны.

« Герои» и « оккупанты». Кто есть кто в Эстонии

Во все времена у любого народа осквернение могил считается тяжким грехом. То, что произошло в апреле 2007 года в Таллине иначе, как осквернением памяти, назвать нельзя. К переносу памятника можно относиться по-разному. Кто-то - за, кто-то против по разным причинам.Поражает варварство, с которым проводилась эта ночная акция. Нельзя назвать её переносом. Это был самый настоящий снос.
В государственной политике Эстонии произошла подмена понятий. Погибшие на эстонской территории советские солдаты с упорством идиота именуются оккупантами. Никаких признаков логики в этом нет. Непонятно, каким образом убитые на полях сражений солдаты и офицеры, среди которых были не только русские, но и представители других национальностей, в том числе и эстонцы, могли стать поработителями. Они не могли принять участие в депортациях и репрессиях, не занимались «насильственной русификацией» (на годы которой, кстати, выпал расцвет эстонской науки и культуры, бережно сохранялись эстонские народные традиции и язык, воспитывались национальные кадры).
На основании каких деяний можно назвать их оккупантами?Они освобождали свою страну, Восточную Европу, частью которой была и Эстония. Была ли оккупанткой 19-летняя девочка-санитарка, Ленина Варшавская, прах которой эстонские политики сочли возможным выслать из ЭР? Её перезахоронили на Масличной горе в Израиле, в стране, созданной уже после её смерти. Остальные погибшие тоже были высланы в Россию. Эстонские власти предложили родственникам забрать своих близких. Не могу привести ни одного примера подобного деяния ни в одном европейском государстве. Насильственное выдворение праха из страны.
Был ли оккупантом 22-летний матрос Евгений Никонов, которого гитлеровцы сожгли заживо, предварительно пытав и выколов глаза, на берегу Балтики? В советское время однозначно утверждалось (дабы не бередить раны эстонского народа неполиткорректностью), что Никонов попал в плен к немцам. Но по современным исследованиям, отряду моряков противостоял батальон эстонских нацистов «Эрна-I». Отряд под командованием оберштурмбанфюрера СС Ганса Хирвелаана принимал участие в операции абвера «Плутон» по захвату ценностей Госбанка в Таллине. В группе были эстонские солдаты, одетые в форму бойцов Красной армии и солдаты СС.
Памятник Герою Советского Союза Евгению Никонову ещё совсем недавно напоминал о случившемся жителям эстонской столицы. Могилу сравняли с землёй, останки « выслали», а монумент полностью уничтожили.
Новые эстонские мифотворцы любят воевать с неугодными памятниками. Достаточно посетить территорию исторического музея на Марьямяги в Таллине. Именно там я нашёл памятник эстонской разведчице Леэн Кульман, видимо, тоже « оккупантке», которая 6 марта 1943 года была расстреляна фашистом из организации «Омакайтсе». Памятник валяется на земле наполовину разрушенный, и уже с большим трудом можно разобрать надпись. Война с историей собственной земли продолжается. Погибшие « оккупанты» объявлены персонами нон-грата посмертно.

***
Эстония считается страной с высокой культурой, на её территории много мемориалов, обелисков, монументов и просто памятных табличек. Есть такие достопримечательности, от вида которых столбенеешь.
Северо-Восток. Синимяэ. В живописнейшем месте, на зелёном холме авангардное сооружение в виде креста, вокруг мраморные обелиски, которые хранят следы тяжёлых увечий. Не всем присуще чувство прекрасного. Читаю надписи... Не поверив увиденному, протираю глаза и читаю ещё раз... Я был во всех странах старой Европы. ТАКОГО не видел нигде. Мемориал «героям» свастики - исключительно эстонское «чудо». Слава Богу, не все от него в восторге. Мне рассказывали, что на открытие мемориала позвали и представителей посольств Бельгии и Нидерландов. Представители их стран воевали в Эстонии на стороне фашистской Германии. Нужно отдать дипломатам должное, они с негодованием отказались принять участие в «торжествах». За поддержку подобных акций в их странах можно потерять не только должность, но и попасть в тюрьму. В Эстонии же у мемориала ежегодно собираются ветераны Ваффен СС, которых по традиции приветствуют первые лица государства, как то депутат эстонского парламента Тривими Веллисте, депутат Таллинского горсобрания Тармо Крусимяэ, председатель Союза местных самоуправлений Ида-Вирумаа и председатель волостного собрания Вайвара Вейкко Лухалайд. Хорошим другом нацистов считается и нынешний министр обороны Урмас Рейнсалу. Он называет ветеранов СС «защитниками чести Эстонии». Министр ещё известен раздачей колбасы эстонскому военному контингенту в Афганистане и резкими заявлениями в адрес депутата Яны Тоом.
Следует напомнить, что в Ваффен СС набирали исключительно добровольцев, поэтому оправдания насильственной мобилизацией эстонских парней в Вермахт не проходят. Правда, в последнее время, никто и не считает нужным оправдываться. Теперь воевавшие на стороне фашистов эстонцы, « прославившиеся» карательными экспедициями в Белоруссии и изуверским уничтожением пленных лагеря Клоога- национальные герои. На сборищах в Синимяэ традиционно звучат русофобские лозунги и призывы бороться до тех пор, пока Прибалтику не покинет последний « оккупант». Общественная организация « Эстония без нацизма» неоднократно пыталась обратить внимание мировой общественности на слёты в Синимяэ. Европа стыдливо отмалчивается. Видимо, поэтому и едут в Синимяэ фашистские ветераны с флагами Дании и Норвегии. У себя на Родине им устраивать « встречи фронтовых друзей» нельзя. Эстония же- самая « демократическая» из всех демократических стран. Здесь можно.

Петерсоны
Я в восторге от Тарту, хотя и был там всего несколько часов, да и то под проливным дождём. Несмотря на то, что Тарту считается самым националистическим городом Эстонии, здесь все пронизано «русским духом», хотя русской речи там я так и не услышал. Чистенький центр с образцами имперской архитектуры царского времени, ухоженные домики профессуры, старинные здания факультетов на холмах. Дом Барклай-де Толли, скульптура Пирогова, памятник фон Бэру работы Опекушина. И тут же капище древних эстов и замок епископа.
Явно современная скульптура молодого человека привлекла внимание. Уж очень он напомнил лицом и статью моего сына. Одежда, правда, другой эпохи. А так...


«Кристьян Яак Петерсон, - читаю надпись у ног молодого человека,-эстонский ученый и поэт».
Поражает возраст – 21 год. Умер от чахотки. Жертва эпохи малоразвитой медицины.
Прямо у памятника штудирую Википедию :
« Эстонский поэт Кристьян Яак Петерсон в 1821 году опубликовал в переводе на немецкий язык работу по финской мифологии финского фольклориста Кристфрида Ганандера. На основе примеров из народного наследия финнов Фридрих Роберт Фельманн в 1844 году опубликовал сборник квазифольклорных эстонских мифологических сказаний на немецком языке. В результате возникла так называемая «эстонская псевдомифология» с пантеоном богов (Vanemuine, Ilmarine), которая через школьные учебники и газеты быстро укоренилась в народном сознании и многими последующими исследователями считалась аутентичной».
Кристьян Яак занимался созданием мифов, в которые и уверовал эстонский народ до такой степени, что уже и не сомневается, что сам же и сотворил их на заре мироздания. Ничего не сделаешь, национальная черта.
Поэтому в любое время года можно увидеть живые цветы на мемориальных плитах немецкого военного кладбища. Теперь они, похороненные здесь солдаты, стали национальными героями Эстонии согласно новому узаконенному мифу. Его точно так же позаботились внедрить в сознание с помощью новых учебников и СМИ.
В таллинском мемориале нет такого обилия пробирающей до дрожи ненависти знакомой символики, как в Синимяэ. Нет пафосных монументов легионерам, как в Лихула до недавнего времени. Здесь только имена с датами рождения и смерти.
Смотрю возраст погибших. Замечаю знакомую фамилию. Johann Petersen…
Тоже сын Петра. Петрович.
Может быть, дальний родственник Кристьяна Яака Петерсена , молодого ученого и поэта, ушедшего совсем юным.
Обоих не стало в 21 год. Они не оставили после себя потомства. Линии жизни и того, и другого были прерваны. Одного забрала болезнь тела, другого болезнь духа страшной эпохи. Один из Петровичей успел стать ученым и поэтом, другой – надписью на сером камне среди тысяч других, погибших за сомнительные идеалы, навязанные чужой волей.
Забытые людьми, но не Богом

В советское время на острове Сааремаа была база советских войск. Пограничная зона строго охранялась Попасть на остров можно было только по спец пропускам. А сейчас я еду по отличному, вполне европейскому шоссе, любуясь необычной для Эстонии мощной природой. Еду бесцельно. Сворачиваю туда, куда душа пожелает. В любом случае упрусь в береговую зону, дальше морского берега не заеду.
Остров поражает почти полным отсутствием населения. Куресааре- не в счёт. Столица- везде столица. Но я проехал много километров и не встретил ни одного человека. Жители покидают Эстонию. Едут в Европу, Россию, Америку. Уезжают не только русские, но и эстонцы. Смертность уже превысила рождаемость. Президент оправдывает поиски лучшей жизни за границей, министр образования не считает обязанностью государства создание рабочих мест для молодёжи страны, а более мудрые политики призывают эстонцев всё-таки вернуться на Родину. Однако, мало кто слышит их призыв. Нема дурных, как говорят на Украине. Из-за недальновидной внешней и внутренней политики всемирный экономический кризис прошёлся по стране как средневековая чума.
Навстречу попадается одинокий велосипедист. Голосует. Останавливаюсь с радостью. Встретить в этой глуши человека- большая редкость. Велосипедист просит закурить. Общаемся. Он на забытом русском, я- на совершенно неизвестном мне эстонском. Знакомимся. Моего нового знакомого зовут Эрвин. Он- простой хуторянин, раньше работал шофёром. Дети уже давно за границей, не смогли устроиться в родной Эстонии. Хочется расспросить о многом. Начинаю с интересующей, как мне кажется, каждого эстонца темы национального самосознания.
Ответ Эрвина противоречит тому, что я привык видеть в столице и слышать от властей и журналистов . Похоже, что Эрвин ничего про оккупацию не слышал.
« При советской власти мы жили хорошо. Была работа, была надежда на будущее наших детей. Мой друг после армии привёз себе жену из Сибири. Она совсем не говорила по-эстонски, а их дети болтали не хуже наших.
А я в Баку служил. До сих пор скучаю по этому городу. Жениться там хотел, но не получилось. Нет, мы хорошо жили, не враждовали никогда. У нас всё было.Теперь ничего нет. Я вообще не понимаю, как люди живут в городах, если у них нет огорода.» При словах «национальное возрождение», «политика» брезгливо морщится и говорит, что этим не интересуется.
Ему чужды настроения манипуляторов от политики. Это не рабочие места для его детей, это не хорошая медицина для него самого или достойная пенсия для его жены. Если его судьба- коротать свой век в одиночестве на почти забытом острове, то какая разница, кто сейчас у власти на материке. Он с благодарностью вспоминает « оккупантов», в дружбе с которыми бок о бок прожил долгие годы, даже не подозревая, какую боль они причиняют ему своим присутствием в его жизни. Это не ода советской власти, скорее, укор нынешней.

***
Маленькое островное мемориальное кладбище на берегу моря. Сто надгробий, на каждом по две фамилии. Читаю, пока время не стёрло надписи и удивляюсь. Откровенно говоря, не ожидал увидеть фамилии советских солдат, принимая во внимание политику эстонского государства. Хорошо, что есть ещё в Эстонии места, забытые людьми, но не Богом.

...Пунга с Гуревичем, Алексеев с Тьясто, Васильев с Пайстером. Итого, 200 человек. «Оккупантов»? У мёртвых не спросишь. Ярлыки навешивают живые. Мёртвые же « сраму не имут».

Евгений Еленин, Елена Слепова
(Эстония, Таллин, июль 2012-февраль2013)
Оригинал очерка опубликован в 1-м номере журнала "Балтийский мир" за 2013 год
Страница журнала "Балтийский мир" на Facebook

Фотоматериалы авторов (мемориалы и памятники),
коллаж - "Эстония Сегодня",
снимок из "Бронзовых ночей" - Михаил Трибой (альбом фотомастера)
https://www.google.ee/url?sa=t&rct=j&q=&esrc=s&source=web&cd=4&cad=rja&ved=0CEQQFjAD&url=http%3A%2F%2Festd.ee%2Fobzor-smi%2Fitem%2F222-voyna-protiv-voyny&ei=H-SsUezPAuL-4QTm1IGgBA&usg=AFQjCNGI5eZrc3U5rXWN7sLgZVB0kcrVrA&sig2=W9yP5VYOax5kBOp94R6rPg&bvm=bv.47244034,d.bGE
 
 
 
 
 
 
Прочитано 212 раз
Опубликовано в ОБЗОР СМИ
 
Замечания
ObyWAN

Отличная статья. Хороший слог. Важная тема. Прочёл с интересом.
Как известно, историю пишут победители, по этой причине я иногда думаю, а правду ли мы читали в учебниках? Ведь если меня там не было, я ЗНАТЬ не могу, только верить. Даже события наших дней освещаются в зависимости от заказчика диаметрально противоположно. Что уж там говорить о событиях минувших лет. История - очень скользкая наука. Легко ею манипулировать.

Оценка:  10
ObyWAN  ⋅   28 дней назад   ⋅  >