Присутствующее тело (Федерико Гарсиа Лорка, из цикла «Плач по Игнасьо Санчесу Мехису»)
Камень лишь внешний покров, под которым во сне они стонут,
Без воды и пригнутых к земле ледяных кипарисов.
Камень – спина, чтобы вынести к сроку
Слезы деревьев, и ленты, и числа

Видел я, как седые дожди к волнам устремились,
Поднимая их нежные иссечённые гребни,
Чтоб не бежать им за увесистым камнем,
Не смоченным кровью, разрешающим члены.

Ибо камень вбирает в себя семена и сплошную облачность,
И скелеты жаворонков, и волков темени;
Но он не сеет ни звука, ни блика, ни пламени,
А площади и площади и иные площади без ограждения.

Вот Игнасио лежит на камне, рожденный светлым.
Он уже отошел. Что стряслось? Только взгляд на тело:
Смерть присыпала его своей бледной серой
И приставила голову минотавра свирепую.

Уже он отошел. Хлещет дождь ему в рот.
Обезумевший воздух идет из затопленной груди
И Любовь вперемешку со снежинками слез
Отогреться мечтает на вершине скотской науки в безлюдье.

Что они говорят? Отдыхают молчанье и смрад.
Миг общения с телом, которое тонет,
С ясной формой, наполненной соловьями
И мы видим, как оно утекает в бездонную пропасть.

Кто помял его саван? Нет, неправда!
Здесь никто не поет так, не плачет,
И в углу не бряцают шпоры, не тревожат змей:
И я не хочу ничего больше круглого глаза,
Чтоб все время смотреть на него безо сна и сна.

Я хочу увидеть мужчин с зычным голосом.
Тех, кто укрощает лошадей и властвует реками:
Мужчин, о которых мечтает скелет,
Что поют с полным ртом солнца и кремния.

Здесь хочу видеть их. Перед камнем.
Перед телом с порванными вожжами.
Я хочу, чтобы мне показали, где находится дверь
Для этого капитана, которого спеленала смерть.

Я хочу, чтоб меня научили тихому плачу реки
В сладких туманах и крутых берегах,
Чтоб проводить Игнасио и его увести
От вдвойне затрудненного вдоха быка.

Что мы ищем на круглой площадке Луны,
Как больного детеныша безразличной скотины:
Потерявшейся ночью без пения рыб,
В белых дебрях кустов замерзшего дыма.

Не хочу я, чтоб ему носовыми платками лицо накрыли,
Для того, чтобы он с собственной смертью свыкся.
Смотри, Игнасио: позабудь отголоски затихшего рёва.
Это отдых, полет, это дрёма: Так умирает море!
Замечания

Трудно судить о качестве текстуальном перевода, т.к. нет исходного текста.
Качество самого русского текста - 7.

Оценка:  7
Шрайк  ⋅   13 лет назад   ⋅  >

Я не дал оригигала потому, что часто испанский текст с его особенностями графики искажает русский, они часто несовместимы. Но здесь попробую привести и исходный текст, похоже получится. В переводе есть отклонения от оригинала, я этого не избежал, как ни старался.
С уважением.

CUERPO PRESENTE

LA piedra es una frente donde los sueńos gimen
sin tener agua curva ni cipreses helados.
La piedra es una espalda para llevar al tiempo
con árboles de lágrimas y cintas y planetas.

Yo he visto lluvias grises correr hacia las olas
levantando sus tiernos brazos acribillados,
para no ser cazadas por la piedra tendida
que desata sus miembros sin empapar la sangre.

Porque la piedra coge simientes y nublados,
esqueletos de alondras y lobos de penumbra;
pero no da sonidos, ni cristales, ni fuego,
sino plazas y plazas y otras plazas sin muros.

Ya está sobre la piedra Ignacio el bien nacido.
Ya se acabó; żqué pasa? Contemplad su figura:
la muerte le ha cubierto de pálidos azufres
y le ha puesto cabeza de oscuro minotauro.

Ya se acabó. La lluvia penetra por su boca.
El aire como loco deja su pecho hundido,
y el Amor, empapado con lágrimas de nieve,
se calienta en la cumbre de las ganaderías.

żQué dicen? Un silencio con hedores reposa.
Estamos con un cuerpo presente que se esfuma,
con una forma clara que tuvo ruiseńores
y la vemos llenarse de agujeros sin fondo.

żQuién arruga el sudario? ˇNo es verdad lo que dice!
Aquí no canta nadie, ni llora en el rincón,
ni pica las espuelas, ni espanta la serpiente:
aquí no quiero más que los ojos redondos
para ver ese cuerpo sin posible descanso.

Yo quiero ver aquí los hombres de voz dura.
Los que doman caballos y dominan los ríos:
los hombres que les suena el esqueleto y cantan
con una boca llena de sol y pedernales.

Aquí quiero yo verlos. Delante de la piedra.
Delante de este cuerpo con las riendas quebradas.
Yo quiero que me enseńen dónde está la salida
para este capitán atado por la muerte.

Yo quiero que me enseńen un llanto como un río
que tenga dulces nieblas y profundas orillas,
para llevar el cuerpo de Ignacio y que se pierda
sin escuchar el doble resuello de los toros.

Que se pierda en la plaza redonda de la luna
que finge cuando nińa doliente res inmóvil:
que se pierda en la noche sin canto de los peces
y en la maleza blanca del humo congelado.

No quiero que le tapen la cara con pańuelos
para que se acostumbre con la muerte que lleva.
Vete, Ignacio: No sientas el caliente bramido.
Duerme, vuela, reposa: ˇTambién se muere el mar!

dlden  ⋅   13 лет назад   ⋅  >