mudrov

СПИСАННАЯ ЖИЗНЬ: УВИДЕННОЕ, УСЛЫШАННОЕ, ПЕРЕЖИТОЕ ч 21 Место!
ЭНТУЗИАСТ

Люди путали его вежливость со слабостью. И, когда нужно было с ним встретиться по делам, касающимся его лишь косвенно, всегда норовили заманить его «в гости». Иные и не скрывали, что видят в нем человека, готового ради начатого им дела на все. «Вы же энтузиаст», - говорили они. И он ездил в эти неблизкие «гости», пожирал свое время, тыркался по пробкам, не раз был на грани аварии. Но однажды, когда в очередной раз назвав его энтузиастом, ему предложили проехать на машине сто пятьдесят километров по жаре, в нем что-то надломилось, и в трубке услышали вежливое и обстоятельное: «Энтузиаст на древнегреческом означает «наполненный Богом», пути Господни, конечно, неисповедимы, но мне все же кажется, что Бог не ведет меня дорогой дурака. Философия здесь проста: в каждом человеке заложена способность ходить со скоростью пять километров в час, все, что быстрее, связано с риском».


                                                                                   УЧИТЕЛЬНИЦА, ИЛИ КАК ВАС ТЕПЕРЬ НАЗЫВАТЬ ?
 
Тетку с маленьким ребенком он заметил издали. Она шла навстречу, громко поучая малыша. Ярким пятном выделялись только очки в золотой оправе. «Училка с внуком», - подумал он, - натуральный завуч. Таких в школе видно из конца коридора». Он подобрал поводок и взял собак покороче. «Сердитые собачки?» - прижав ребенка к коленям, спросила тетка. «Да нет». «Ой, какие хорошие!» - тетка растянула губы в улыбке. «А если бы были сердитые, - спросил он, - как бы вы сказали?» Тетка, нахмурив лоб, призадумалась и затем протянула: «Злые...». «Правильно».
                                                                                                            

                                                                                                     
         ХОД КОНЕМ

Переговоры затянулись. Его vis-a-vis стремился выжать из сделки максимум выгоды и упорно гнул свою линию, не мытьем, так катаньем пытаясь заставить его подписать не совсем корректный договор. Он выслушивал его доводы, останавливал эвфемизмами всплески эмоций, спокойно высказывал свои соображения. Так и шел разговор вперед во времени, не меняя сути дела. Неожиданно он спросил: «Простите, а сколько вы весите?» «При чем здесь это, - удивился его vis-a-vis. - Не понимаю...» «Любопытно...» « Ну, килограммов девяносто. А что?» «Видите ли, - размеренно ответил он, - я каждый день езжу на жеребце, который все время норовит сделать так, чтобы я пошел у него на поводу. Ему это не удается. А весит он полтонны». Договор был переписан.

                                                                                                          
ПОЭТЫ

Соседка по даче, поэтесса, попросила его вывезти из типографии тираж ее новой книги. Забитый поэзией фургон блуждал по улицам, неподалеку от места предстоящей выгрузки. Они уже не первый раз проезжали одно и то же место, как, вдруг, поэтесса сказала: «У меня топографический маразм. Совершенно не ориентируюсь». Он снисходительно посмотрел на нее. «Все поэты такие, - продолжала дама, - Блока однажды пригласили в гости, на Арбат, и объяснили очень подробно, как найти дом. Он проблуждал там более часа и ничего не нашел». «Вероятно, тогда, - ответил он, заходя на очередной круг, - он и написал «Улица, фонарь, аптека... Аптека, улица, фонарь...»»



                                                                                                            
   ЗАМЕР

Первый посетитель заявил ему, что сделка реальна на девяносто девять процентов. Второй, предлагая другое дело, уверял, что оно может выгореть процентов на восемьдесят. А когда третий претендент сообщил, что успех его предложения гарантирован на сто процентов, он спросил: «У вас что, есть процентометр?»
                                                                                                                                                   




ВОРОВАТЬ - ТАК МИЛЛИОН

Кассирша магазина «Эконом» уже пару минут крутила в руках коробку из-под обуви, сравнивая налепленный на нее ценник с ценником на подошве лежащих внутри ботинок. Башмаки, очевидно, случайно угодили не в свою, более «дешевую», коробку, но кассирша словно не хотела в это поверить и продолжала творить свои замысловатые пассы... Покупатель, на котором произошла заминка, слегка склонив голову, с улыбкой наблюдал за ее манипуляциями, а выстроившаяся за ним очередь, переминаясь, покачивалась из стороны в сторону и, в конце концов, в нетерпении зашипела. И тут охранник, восточной внешности парень, вероятно, заподозрив, что коллегу хотят надуть, решил подсобить. Он вальяжно приблизился к кассе и стал внимательно оглядывать стоявшего перед ней покупателя. Во взгляде его сияло: «Меня не проведешь!» «Здесь по мелочам не обманывают, - бросил ему в лицо покупатель. - Мы дурим так, что теряют магазины...»
          


                                                                                
ЧИСТОТА, ИЛИ ПЕРЕВОД С БЫТОВОГО

Парень, судя по отзывам, был неплохим кинологом, и он взял его на работу. Дел было невпроворот: в питомнике сорок собак. Но у рабочего находилось время и на то, чтобы раза два в день пропылесосить комнату, потом еще подмести и пару раз терануть мокрой тряпкой полы. «Так с детства приучен», - объяснял парень. Такие люди встречаются довольно-таки часто. Одни из них моют руки раз по двадцать в день, другие безудержно метут по любой поверхности. Он называл их гидропсихами и, сталкиваясь с ними, с пониманием улыбался. Постепенно рабочий начал обустраивать свое жизненное пространство: территория его обитания росла, вещи с привычных мест стали переезжать на новые. Он с любопытством наблюдал за происходящим и не упрекал парня за самодеятельность: интересно, что будет дальше... Однажды рабочий уехал на несколько дней домой, а он, проходя по питомнику, заметил, что клетки для транспортировки собак стоят в открытом вольере. Косой дождь обрызгивал их металлические прутья, и они ржавели. «Не буду убирать!» - решил он. – «Послушаем, что скажет». «Ну и что это?» - спросил он, когда рабочий вернулся. «Да переставил, - в быту так почище и поудобней». «Это гораздо серьезней, чем ты думаешь, - ответил он. - Ты увеличиваешь свое жизненное пространство за счет безотчетного перемещения имущества другого. Это неправильно. Даже пыль должна лежать на своем месте».


                                                                                      
НАВЕЧНО

На экзамен по сопромату Гогия явился последним. Взяв билет, он с шумом плюхнулся на стул. Преподователь бросил на него строгий взгляд.
- Смотри, как косится! Урод ! - довольно-таки громко сказал по-грузински Гогия своему соседу Вахтангу.
Сопроматчик снова посмотрел на него.
Предмета Гогия не знал, и, когда настал его черед отвечать, он стал мять руками билет и жалобно посматривать на преподавателя.
 - Ну, что косишься, урод ? - спросил его по- грузински преподаватель и продолжил: - Я двадцать лет служил в Тбилиси и на твоем языке говорю не хуже тебя. А вот мой предмет ты будешь сдавать вечно...

                                                                                                        
                                                                                              
       А У ВАС?

- Следим за посадкой! Ноги как у косолапого мишки! - стоя в центре круга, тренер руководила всадником.
- Вот так ! Хорошо! Еще один круг. Поехали!
Парень обливался потом: муштра необходимая, но продолжалась она уже два часа. Наконец, он слез с лошади.
- Следите за ногами - сказала тренерша.
- Ноги это важно! Видели, какие ноги у девчонок, которые занимаются конным спортом? Слегка искривленные и со щелью.
Парень бросил на нее усталый взгляд:
- А у вас?

                                                                                        
ОЦЕНКА

Лицо у мужика было помятое. Костюм - haute couture, но уделанный небрежностью. Мужик топтался около прилавка, всматриваясь в этикетки бутылок.
- Водка у нас дорогая, - неожиданно заявила продавщица.
- А я что, дешевый ? - мужик вытащил из кармана толстенный пресс пятитысячных купюр и, ухмыльнувшись, приказным тоном выпалил: - Ту, где цифра побольше !