Рассказы Козла (басни в прозе)
Козлотаун

   От автора:
   Где-то на диком Западе, а, может быть, на не менее диком Востоке, находится невзрачный городок Козлотаун. Основное население городка, само собой разумеется, козлы. Козлотаун столь мал, что рассмотреть его можно только на очень секретных картах военно-тактического назначения. А поскольку таковых карт у рядового читателя, если он не шпион недружественной державы, просто нет, то нечего и пытаться его отыскать.
   Тем не менее, в нем, как в крошечном осколочке большого зеркала, отражается вся жизнь огромной страны. И настолько точно отражается, что автор всерьез опасается судебного преследования со стороны физических и юридических лиц и морд, интересы которых так или иначе затронуты в данном повествовании. Но сам автор никогда не посещал Козлотаун и не был очевидцем событий, имевших место там, а скрупулезно описал все со слов всеми уважаемого козла, совсем недавно эмигрировавшего оттуда и заслуживающего полного доверия. Вот к нему-то и следует предъявлять все претензии. А поскольку у автора на-днях какие-то козлы украли бумажник с визитной карточкой рассказчика, то истцам предоставляется возможность самим разыскивать своего ответчика.


Крутой козел.


  Однажды вечером…
– Привет, козлы! – сказал Козел, заходя в козловню, где стояли столы и стойки.
   – Привет и тебе – ответили хором посетители, жуя капусту.
   – Как жуется?
   – Нам-то хорошо жуется – ответили козлы, не переставая жевать. – А вот Вы, наверное, голодны. Не угодно ли с нами отобедать?
   – Вот ведь какие мы с виду вежливые, а ведь на самом деле быдло-быдлом. Воспитанные козлы не жуют, когда разговаривают.
   – Да он с нами просто задирается, – промолвил самый старый козел, – проучить бы надо нахала, забодать. Козлы переглянулись и толпой поперли на Козла выставив рога. Обстановка накалилась.
– Стоять на месте! – рявкнул Козел и два больших черных пистолета внезапно появились у него. – Первого, кто подойдет, насквозь продырявлю! Вы меня еще не знаете…
   – Так кто же ты такой, что не боишься нас всех и прешь рогом?
   – Кем бы я ни был, но вас не боюсь, потому что все вы трусы!
   Козлы задумались, и момент был упущен. Инициатива явно перешла к Козлу.
    – Я научу вас вежливости! – между тем распалялся Козел, поводя пистолетами по сторонам, – Я покажу вам козью морду настоящую! Будете у меня по струнке ходить, козлы вонючие!
    – Смотрите, какой крутой, – зашушукались в толпе. – А ведь и вправду он сумеет твердой рукой навести у нас порядок. Посовещались козлы и выбрали Козла шерифом. Единогласно. Благо это место в последнее время было вакантным.
     Пистолеты Козел накануне купил в отделе игрушек.



 



Камень.

   Жизнь в Козлотауне протекала тихо и размеренно. Даже не протекала, как река, а, скорее напоминала болото. Но и в болото иногда падают камни…
   Скорый поезд «Сити А – Сити Б» останавливался у перрона Козлотауна всего на три минуты. Но отмечать это событие приходила значительная часть свободного населения городка. Других посмотреть и себя показать. Вот и в тот весенний день, когда, как говорится, щепка на щепку лезет, на перроне собралась толпа не толпа, но стадо козлов. А во главе красовался шериф. На груди у него ярко блестела семиконеч-ная звезда, а на поясе болтались две внушительных кобуры, из которых выглядывали рукоятки револьверов. Вместе с дубинкой и наручниками все это производило должное впечатление на всех козлов.
   Поезд змеей проскользнул по всем изгибам станционных путей и замер у низкого перрона. Из третьего вагона вышла (нет, выпорхнула!) она… Ну, никак невозможно назвать ее ко…, то есть так, как принято называть в Козлотауне особ женского пола. Паровоз рявкнул, выдохнул струю пара и утащил за собой свой зеленый хвост. Камень упал, болото чавкнуло и заколыхалось.
   Головы всех козлов, как стрелка компаса на Север, повернулись по направлению к ней. Ни один козел не мог выдержать взгляда ее необыкновенных глаз и опускал голову. И тотчас поворачивал вслед за ней.
    – Какая на ней шубка! – послышалось в стаде, – А какие каблучки! А рожки, ну посмотрите, какие рожки! Ох, а ножки прямо от рогов растут! Ну, просто красавица Из-Сити!
     – Ах, какая козочка! Мне б такую… – запело в голове у многих козлов.
    А она, как каравелла, прошествовала по перрону на привокзальную площадь. Такси в Козлотауне по причине его малости вовсе не было и у тротуара стояла единственная машина с грозной надписью «ШЕРИФФ». Ее владелец опередил всех козлов и с коротким поклоном открыл дверцу. Она грациозно скользнула на переднее сидение, как будто всю жизнь это делала, и промурлыкала только одно слово: «Отель».
   В городке был единственный отель с нетривиальным названием «Козлотаун»,куда и привез ее шериф. При таком спутнике ее поместили в лучшие апартаменты, не спросили документы и даже не взяли аванс.
    А в козловне только и разговоров было, что о красавице Из-Сити. И такая она, и этакая. Куда до нее местным модницам… И что из всех козлов ей под пару разве, что один лишь шериф, да и то с большим натягом.
   А шериф послал в отель пышный букет цветов, специально съездив за ним в соседний городок, т.к. в Козлотауне цветами не торговали за отсутствием спроса.
    – И зачем он послал цветы? – вопрошали козлы в козловне, – Ведь их же нельзя есть. Лучше бы послал кочан капусты. – Но где им было знать, что их шериф знаком с куртуазными манерами и действовал в правильном направлении. И когда он постучал в дверь апартаментов, оттуда мелодично прозвучало: «Войдите».
   Что происходило в апартаментах, обыватели Козлотауна так никогда и не узнали, но после обеда машина шерифа лихо подкатила к зданию, на котором висела потемнев-шая вывеска: «Козлобанк. Прием и выдача капусты».
   Она в сопровождении шерифа вошла в офис и предъявила в окошечко солидную бумагу, на которой золотом было оттискано: СИТИБАНК, AVISO на предъявителя на сумму 500 000 кочанов. Поскольку таких документов клерк никогда не видел, он попросил подождать и бегом пустился к управляющему. На того столичная бумага, неотразимый имидж красавицы и грозный вид шерифа произвели должное впечатле-ние и он распорядился выдать затребованную капусту. Сумма была столь велика, что в объемистый саквояж перекочевала вся наличность Козлобанка до последнего кочана.
   Машина шерифа резко взяла с места, и под завывание полицейской сирены промчалась по тихим улочкам Козлотауна и остановилась на привокзальной площади. Скорый поезд «Сити А – Сити Б» уже подтягивался к перрону. Красавица Из-Сити поднялась в вагон, приняла саквояж из крепких рук бравого шерифа и послала всем воздушный поцелуй. Паровоз утробно заревел, буфера лязгнули и змея поезда уползла вдаль от стоявших с открытыми ртами обывателей Козлотауна с блистатель-ным и довольным шерифом во главе.
   На другой день в офис шерифа принесли пакет из управления, запечатанный красным сургучом. Когда шериф своим ножом разрезал упаковку, оттуда выпала фотография, с которой улыбалась красавица Из-Сити. В сопроводительной бумаге значилось, что особа с фотографии – опасная преступница, ограбившая по фальши-вым авизо не один банк, и что всем шерифам надлежит ее немедленно арестовать, если таковая объявится в зоне их компетенции.
   Неизвестно как, но о содержимом этой бумаги вскоре узнал весь Козлотаун. Городок забурлил так, что казалось вот-вот перехлестнет через край. Козловня превратилась в растревоженный улей. Еще бы! Ведь красавица Из-Сити срубила всю наличную капусту Козлотауна! Как тут не заблеять, если почти каждый хранил свои кровные в банке, который очистила эта…, эта…, эта…! Но многотерпеливый козлиный народ, который уже привык к тому, что его постоянно кидают все, кому не лень, горевал недолго. Болотная жижа – субстанция вязкая, и круги от упавшего камня быстро затухли…


Колесо Фортуны


   Едва ли не самой значительной достопримечательностью Козлотауна был базар, удобно расположенный невдалеке от козловни. Козлы со всей округи приезжали сюда, чтобы продать свою продукцию обывателям городка, и уезжали, похрустывая вырученной капустой. Но не всегда и не все…
   В тот день на пятачке неподалеку от входа на базар появилась небольшая группа козлов. В центре сидел на корточках молодой козел, перед которым лежала фанерка и три колпачка на ней. Вокруг толпились обыватели, среди которых можно было заметить несколько козлов со стальным выражением глаз, которые зорко следили за обстановкой.
  Время от времени молодой козел клал на фанерку шарик, накрывал его одним из колпачков, быстро тасовал всю тройку и восклицал: “Так, так и так. Угадайте, где шарик? У кого зоркий глаз? Зоркий глаз против ловкой руки!” Стоявшие вокруг козлы с интересом следили за быстрыми пассами молодого, но никто ничего не предпринимал. В кружок протиснулся козел с длинной седой бородой и с любопытством провинциала уставился на происходящее на фанерке.
   – Что тут делают? – спросил седобородый.
   – Умные козлы рубят капусту, – ответил один из козлов со стальными глазами, – Поставь кочан и угадай, под которым колпачком шарик – получишь два кочана. Ставишь два – получаешь четыре и так далее. Все очень просто, нужно только иметь зоркий глаз.
   – И много можно так выиграть?
   – В руках не унесешь, – заверил стальноглазый.
   – Вот так да! Так можно и разбогатеть, как тут упустить такую халяву? – подумал седобородый. – До чего ж простодырые эти городские. – В зоркости своих глаз он не сомневался и поставил на кон первый кочан из выручки за проданный на базаре товар.
   Фортуна стояла к нему передом и шарик оказался под тем колпачком, на который он указал. Выигранный кочан вместе со своим кровным седобородый поставил снова и выиграл! И пошло – поехало. Колесо Фортуны закрутилось, и ставки одну за другой выигрывал седобородый. Окружающие подбадривали счастливца возгласами восхищения. Особенно старались козлы со стальными глазами. Молодой козел за фанеркой приуныл и его движения становились все более суетливыми. Лихорадка захватила всех козлов. Глаза седобородого заблестели от предвкушения быстрого обогащения. Он уже почти потерял ощущение реальности и делал и выигрывал все новые ставки, как во сне.
   Когда в точном соответствии с законами математики сумма очередной ставки перевалила за тысячу, Фортуна внезапно повернулась к седобородому тем местом, где у козла хвост: коварный шарик оказался под другим колпачком. Седобородый просто не поверил своим глазам. Он точно видел, где находился шарик… Вся выигранная капуста и с нею вся выручка от проданного на базаре товара перекочевала к молодому козлу.
   Страстно желая отыграться, седобородый поставил последнее, что у него было – золотое обручальное кольцо. Но своенравная Фортуна не захотела больше поворачи-ваться к седобородому фейсом и он снова проиграл. От неожиданно свалившего на него несчастья седобородый жалобно заблеял, обращаясь к окружающим его козлам, морды которых вдруг приняли бесстрастное выражение.
   – Что же это делается, козлы добрые! – блеял седобородый, выдирая на себе клочки шерсти, – На ваших глазах околпачили приличного козла! Хватайте мошенника! – Но никто не двинулся с места и не мекнул сочувственно. Скорее даже очень наоборот…
      – Никто тебя не принуждал играть, козел! – сказал один из стальноглазых. – У нас ведь теперь свобода предпринимательства.
      – Что скажет моя жена? – вопил седобородый, – У меня нет капусты даже на дорогу домой. Дай хоть на обратный билет, жулик, – умолял он молодого козла за фанеркой.
    – Пшел вон, вонючий козел, – ответствовал тот.
    – Атас, менты! – крикнул стоявший на стреме один из стальноглазых. И все козлы вмиг разбежались кто куда, как будто тут никого и не было. Словно ураган пронесся по пятачку. Остался один седобородый, к которому и подошел шериф, поигрывая внушительной дубинкой, заслуженно прозванной обывателями демократизатором.
   Заикаясь и мекая седобородый кое-как поведал шерифу про свое несчастье и теперешнее бедственное положение, в которое его поставили городские жулике в сговоре с самой Фортуной. Шериф достал из широких штанин двугривенный и посоветовал позвонить жене, чтобы она выслала телеграфным переводом капусты на обратную дорогу. Осчастливленный седобородый бегом помчался на почту, почти позабыв о своей беде.
  А в козловне еще долго прославляли шерифа за его щедрость по отношению к простым козлам…