Emily N. Brown

Око бури (часть 2)
 Они говорили, говорили и говорили за каждый день, который были в разлуке. За пять лет накопилась уйма историй, которые только и ждали благодарного слушателя и длинной дороги. Осрик поделился своими злоключениями. Он очень старался, чтоб это не звучало обвиняюще, но с каждой катастрофой, что всплывала в памяти, ему вспоминался удушающий ветер гробницы. Они подсчитали его «улов»: 7 крупных пожаров, 3 кораблекрушения, 2 землетрясения и 15 ураганов разной силы. Макс (возможно, умышленно) выглядел виноватым: слова раскаяния вертелись на языке, но сказать их — это все равно что признать свою вину в по крайней половине смертей. Он не был готов к этому. И, надо сказать, его удивляло смиренное спокойствие Осрика.
- Как ты спишь? - спросил он, перебивая очередную страшную историю — Я имею в виду, все эти смерти... тебя не преследует чувство вины?
Осрик, глядя вдаль, задумался.
- Как сказать... Поначалу я ведь не знал, что в любом случае выживу. Так что когда все вокруг паниковали, я паниковал вместе с ними, и сначала я был уверен, что умру. А когда думаешь, что находишься на волоске от смерти, вся жизнь видится в совершенно новом масштабе. Я имею в виду, что, ну, о чем люди обычно волнуются? Всякие мелочи, типа «что поесть на завтрак» или «вот бы стать лучшим учеником», я не знаю. Раньше меня волновали именно такие мысли. Я был довольно жалок, если честно. Но после того, как столкнешься со смертью, все видится иначе. Ты словно заново начинаешь чувствовать... все, словно наполняешься чем-то хрупким и бесконечно надежным одновременно.
- А ты не пытался... ну... – Макс, не поднимая руку, выразительно чиркнул ребром ладони в воздухе.
- Убить себя? - просто спросил Осрик. - О, конечно пытался. Что такое смерть одного по сравнению с теми разрушениями, которые я еще могу причинить? Но у меня ничего не выходило. Веревки рвались, ножи гнулись, как листы бумаги, а яд оказывался малиновым сиропом. Всегда. И знаешь, что ужасно?
- Что?
- Я ненавижу малиновый сироп. Ладно, а что ты делал все это время? Облапошивал старушек, нацепив бороду и феску?
- О, ты застал только одну из моих блестящих идей. - довольно ухмыльнулся Макс. - Но это только верхушка айсберга! Видел бы ты меня в расцвете моей карьеры...
- Карьеры кого? Афериста?
- Давай называть это «актер, работающий в сфере коммерции».
- Ясно, ты был аферистом — интеллектуалом.
- Тебе рассказывать или нет? - вспылил Макс. - В общем, меня выгнали с последнего курса. Да-да — кивнул он, заметив удивление Осрика. — Они сказали, что я «необучаем». Домой я возвращаться не хотел, поэтому на последние деньги отправился путешествовать в поисках работы. Я встретил одного парня, Хайнца, он был действительно гением в своем деле. Он научил меня всяким полезным штукам, и в конце концов я смог разыгрывать целые спектакли с переодеваниями и запутанными схемами.
- Ты обворовывал людей?
- Воровать? Нет, что ты, это слишком низко, и можно загреметь за решетку. На самом деле, есть более тонкие и изящные способы заставить человека добровольно расстаться с деньгами.
- Например?
- Ну, однажды мне пришлось изображать потерянного принца. Я ходил в тюрбане и странном балахоне, болтал всякую чушь, а Хайнц переводил. Мы легко втирались в доверие. Ты даже не представляешь, сколько денег люди готовы выложить за хорошую историю, в которую им хочется верить!
- Значит, ты этим занимаешься? Даешь людям истории?
- По крайней мере это лучше, чем их убивать! - парировал Макс, но, заметив взгляд Осрика, осекся. - Прости, я...
- Ничего. Ты прав. Это действительно лучше. - Ответил Осрик и, ускорив шаг, отошел вперед.
- Черт, ну что я за идиот. - тихо ругнул себя Макс. - «Лучше, чем убивать» -передразнил он себя противным голосом.
Впрочем, Осрик оказался незлопамятным. Выждав немного, Макс спросил:
- Кстати, а куда мы идем?
- Туда, где все началось. К гробнице.
- Зачем?
- Я думаю, остановить действие проклятия можно там, где оно началось. Жаль, у меня не сохранилось записей, но я кое-что помню.
- Ты помнишь, как это произошло?
- Да, но смутно... Я помню сильный ветер, из-за которого было трудно дышать. Я помню, что пол был какой-то странный — вроде гладкий, но покрытый каким-то выпуклым узором. Когда я упал, под ладонями были странные борозды. Я думаю, там символы как на пластинах снаружи или подобные им. Я бы сразу узнал их, если бы увидел.
- Ты думаешь, что стоит вернуться туда, и ты сразу все поймешь?
- Пока что это лучший план, что у меня есть. - просто ответил Осрик. - И единственный. И я рад, что ты согласился пойти со мной.
- Ага. - недовольно буркнул Макс. - Согласился.

Как бы он ни жаловался, путешествие обещало быть не таким уж ужасным. Они шли пешком, избегая населенных мест и нигде подолгу не задерживаясь. Стояли теплые летние дни, а ночь приносила приятную прохладу. Если становилось холодно, они разжигали костер и подолгу сидели молча, глядя на языки пламени. Макс даже начал привыкать к фронту грозовых облаков, следующим за ними по пятам. Питались они просто, но сытно: за время путешествий Осрик поднаторел в освоении походной кухни, и его стряпню можно было считать не просто сносной, но даже приятной. Еще одной чертой характера Осрика была верность ежевечернему ритуалу чаепития. Макс никак не мог понять, чем горький коричневый напиток из дорогущей и несъедобной на вид травы так дорог его другу. Ну, по крайней мере, с горячей кружкой в руках чувствуешь себя гораздо уютнее.
  Пока они использовали то, что успели захватить с собой из Плейкни. Но в заплечные мешки много не положишь, и поэтому вскоре перед ними встала весьма насущная проблема.

- У нас еда заканчивается. - сообщил как-то Макс после скромного завтрака. - Может, зайдем куда-нибудь и купим запасов? Я бы не отказался от хорошего жаркого...
- Никто бы не отказался. - Усмехнулся Осрик, ощущая неприятную пустоту в желудке. В последнее время они не то чтобы голодали, но были достаточно экономны, и это уже начинало раздражать. - Но мне лучше держаться от городов подальше.
- Понимаю. - кивнул Макс. - Ну, в таком случае тебе повезло что я с тобой. Я могу сходить, а ты подождешь меня здесь.
Осрик неуверенно повел плечами. Было заметно, что такое решение не приходило ему в голову раньше.
- Ты уверен? Если что, мы можем по-быстрому купить еды у каких-нибудь фермеров по дороге. Я сделаю это быстро, и с ними ничего не случится.
- Нет, только не их еда. - поморщился Макс. - У них есть только горький сыр и жуткий черствый хлеб.
- Вообще-то — ответил Осрик, пряча улыбку. - Они держат эту еду для таких неопытных путешественников, как ты. Вернее, они так избавляются от испорченных продуктов. Но если торговаться, то у них находится и белый хлеб, и вполне сносный сыр, и еще много вкусных вещей.
Макс возмущенно открывал и закрывал рот, не решаясь что-нибудь сказать. Наконец он овладел собой.
- Но это же обман! Это нечестно! - воскликнул он, но, заметив выразительный взгляд Осрика, замолчал.
- Думаешь, обманывать людей плохо? - спросил Осрик, ерничая.
- А, ну тебя. - Макс вскинул сумку на плечо.
- Ты ведь не будешь там задерживаться? - спросил его Осрик, чувствуя небольшую тревогу. Сложно оставаться одному после того, как кто-то разделил с тобой твои тяготы.
- Я мигом. - ответил Макс, успокаивающе улыбаясь. Отойдя на пару десятков метров, он обернулся и махнул рукой на прощание.
Спустя два часа он все еще не вернулся, и Осрик начал переживать. В голову приходил самый очевидный ответ: Макс бросил его, чтоб избежать проблем. Это было в духе Макса, поступить так. Но теперь Осрик решил не сдаваться так легко. В конце концов, кто знает, может, Макс — это его последний шанс справиться с проклятием. А может, это неосознаваемое желание наказать настоящего виновника наконец-то нашло выход. Выждав еще немного, Осрик отправился в город. «Я зайду всего на минутку — думал он, шагая по пыльной земле. - Если не буду задерживаться, никто не пострадает».

Джимми Баллоу был не из тех, кто легко сдается. Джимми Баллоу брал от жизни все, независимо от того, сколько ему эта жизнь предлагала. Джимми Баллоу был очень серьезным человеком и умел делать правильные выводы. И поэтому, когда спустя несколько часов после смутного предсказания его фабрика взлетела на воздух, он не теряя времени отправился по пятам прорицателя. Скоро этому проходимцу предстояло пополнить ряды тех, кто когда-то имел глупость стать на пути у Джимми. Земля им пухом.
А еще у Джимми было на подхвате несколько ребят, которые могли выследить кого угодно. И в тот момент, когда Макс вошел в поселок, он получил билет на свое последнее приключение, потому что ребята Джимми были уже там. Макс даже не успел дойти до бакалеи: на половине пути непреодолимая сила подхватила его, стукнула пару раз в живот и напялила на голову плотный мешок. Скрюченному от боли Максу только и оставалось, что вяло пинать воздух. «Вот и все. - думал он. - Рано или поздно это должно было случиться. Так было с Хайнцем, теперь вот я....»
Тем не менее, его обнадеживал тот факт, что он еще жив. Поэтому, когда его притащили в развалины полусгоревшего дома, посадили на жесткий стул и сдернули с головы мешок, он был настроен бороться до последнего. Ну или хотя бы тянуть время... в расчете на что? Вряд ли Осрик найдет его. Скорее всего, он решит, что Макс его бросил. Надо смотреть правде в глаза.
В данный момент Макс смотрел в глаза смутно знакомого толстяка. Кажется, это один из его посетителей. Тот, которому он так беспечно предсказал извержение вулкана.
Вспомнив взрыв, Макс застонал как от зубной боли.
- Знаешь, кто я?- спросил толстяк. - Конечно, знаешь. Джимми Баллоу все в городе знают.
- Что вы от меня хотите? - спросил Макс.
- Что я хочу?! Ты ведь чертов колдун, так что сам догадайся!
- Я всего лишь предсказывал, я ничего не взрывал...
- Ложь! - закричал мужчина, потрясая кулаком. – Я хочу знать, как ты это подстроил!! Кто тебе заплатил за эту чертовщину? Кто заказчик, а?
- Никто, правда… - Макс с ужасом следил за тем, как один из верзил напяливает кастет, огромный, похожий на лошадиную подкову. «Если он меня ударит — некстати подумал Макс. - То, что от меня останется, можно будет сложить пополам тринадцать раз». Секунды тянулись вечно, но тут напряженную тишину нарушил шум за дверью. Вошедший здоровяк, пройдясь через всю комнату, что-то пробормотал толстяку, от чего лицо последнего растянулось в довольной ухмылке.
- Надо же, какой сюрприз! Теперь у нас будут зрители! - он подмигнул Максу. - Ты будешь не один. Вводите его!
Через порог, поддерживаемый с двух сторон, спотыкаясь и щурясь, шагнул Осрик. Охватив взглядом расстановку сил, он как-то поник.
- Привет, Макс. - вежливо поздоровался он. - Я думал, ты ушел. Я искал тебя, а потом эти люди привели меня сюда.
- Привет, Осрик. - ответил Макс не менее вежливо. Острая сюрреалистичность момента на мгновение заслонила страх, и его голос звучал почти беззаботно. - Зря ты пришел. Ты им не нужен. А вот меня сейчас убьют.
Осрик понимающе кивнул, оглядываясь на толстяка, махнувшего рукой:
 - Продолжайте, ребята. - небрежно кинул тот.
Один из «ребят» подошел к Максу. От его решимости сопротивляться не осталось и следа. Перед глазами стояла страшная картина, даже несколько картин, ни в одной из которых он не был живым. К чертям гордость — решил он:
- Не надо, пожалуйста! Я сделаю что угодно, только не убивайте меня!
- Что угодно? - Джимми задумался, что при его габаритах выглядело впечатляюще. - Что, слишком труслив чтобы умереть, как мужчина? Что ж, я придумал кое-что.
Толстяк жестом призвал своего подчиненного остановиться.
- Ты можешь провернуть этот же фокус с Мелким Бигглем, щенок?
- Ка... какой фокус?
- Не пытайся разыграть дурачка. Давай, пробормочи свои заклятия, чтоб его фабрика тоже взлетела на воздух - он давно уже действует мне на нервы. Пора немного его припугнуть, а?
- Но я не...
- Только посмей отказаться! - завопил Джимми, краснея. - Я прикажу своим ребятам показать всем, какого цвета твои кишки!
- Но я не колдун! - Крикнул Макс в ответ. - Я просто притворялся!
- Чушь! - отрезал толстяк. – Ничего не хочу слышать!
Он решительно кивнул своим людям.
Один из «ребят», огромный здоровяк со сломанным носом, поднял кулак и ударил Макса прямо в лицо. Макс дернулся, откинув голову, и Осрик с ужасом заметил капли крови, брызнувшие на пол. Тысячи идей, одна безумней другой, пронеслись в его голове, но он наконец ухватил одну и крикнул:
- Стойте! Не надо его бить! Он согласен!
Компания головорезов развернулась к нему. Макс, отплевывая стекающую из носа и рта кровь, прогундосил:
- О-рик, итиот, веги!
- Заткнись! - сказал ему толстяк. - Джимми Баллоу может и горяч порой, но он всегда готов выслушать дельное предложение.
«Что за мерзкая привычка говорить о себе в третьем лице» - успел подумать Осрик, а вслух сказал:
- Дело в том, что маг сейчас немного не в себе. Но, учитывая лунные циклы, противостояние звезд и потоки эфира...
- Короче! - перебил его Джимми. - О чем ты толкуешь?
- Колдун с удо... выполнит вашу просьбу. Я обещаю.
- О-рик, не... - простонал Макс.
- Доверься мне — сказал ему Осрик вполголоса — Обещаю, все будет хорошо, я все продумал.
Макс замолчал, глядя на него. В его глазах читалось восхищение, благодарность и недоверие, от которого Осрику на какой-то момент стало очень грустно.
 -Значит, все сработает? -уточнил Джимми. - Будет большой бум, и этот Биггль останется, как и я, сидеть на развалинах?
- Абсолютно точно. - кивнул Осрик. - Я... мы гарантируем абсолютное разрушение в особо крупных масштабах.
- Отлично! - кивнул бизнесмен. - Вот это другое дело, всегда нравилось работать с деловыми парнями вроде тебя. Значит, по рукам?
- По рукам! - Осрик ответил на рукопожатие. Он хотел уже забрать руку, но в огромной ручище она застряла, словно в клешне. Осрик натолкнулся на тяжелый взгляд и услышал негромкое предупреждение:
- Если подумаете меня обмануть... Вас разрежут на множество маленьких кусочков на глазах друг у друга, а потом скормят рыбам. Ты понял?
Осрик, нервно сглотнув, кивнул. О, он встречал такой тип людей раньше. Им нужен результат. Джимми отпустил его руку и вышел, сопровождаемый своей свитой. Дверь захлопнулась, и в наступившей тишине Макс прогундосил:
- Какого черта ты наделал? Мог бы просто сбежать! А теперь ты в такой же заднице, как и я.
- Я не оставляю друзей в беде. - Ответил Осрик, не глядя на Макса. - И, как мне кажется, я сделал достаточно, чтоб заслужить твое доверие.
- Ну, отлично, я доверяю тебе! - нарочито грубо сказал Макс, поднимаясь со стула. - И что?
- А то, что из-за тебя я теперь являюсь носителем разрушительного проклятия...
- Ну прости, ясно! - крикнул Макс, разводя руками. - Прости!
Осрик улыбнулся.
- Здорово ж тебе мозги отшибло. Ладно, скажу еще раз: я — живой транслятор энергии, способной разрушит что угодно в пределах досягаемости. Даже если это окажется чья-то фабрика... - Он замолчал, довольно наблюдая за выражением лица друга.
- Черт... - Макс посмотрел на него так, как будто увидел впервые. - А ты хорош!
- Спасибо! - улыбнулся Осрик, отвесив шутливый поклон. - Ну что, разнесем фабрику в клочки?

Спустя час они стояли, склонившись над картой города. Место, где находилась фабрика Мелкого Биггля, было помечено жирным крестиком. Им повезло: здание стояло на отшибе, и это снижало вероятность того, что пострадают люди.
- Смотри, в шесть часов с фабрики уходят все рабочие — говорил Макс. - Если ты появишься там после шести...сколько тебе надо времени?
- На то, чтоб все разнести к чертям? В данном случае, пару часов.
- Значит, мы просто придем туда, посидим пару часов и все, дело сделано?
Осрик как-то странно посмотрел на Макса.
- Что? - спросил тот. - Я что-то не так сказал?
- Не «мы», а «ты». - поправил его Осрик.
- В каком это смысле? Ты не пойдешь один!
- Еще как пойду! Вот какова вероятность, что ты выживешь? Правильно, почти нулевая! С другой стороны, я-то обязательно останусь цел.
- Ты что, вроде как заботишься обо мне? - пробормотал Макс.
- Вроде как. - буркнул Осрик. - Все, раз мы решили, осталось только подождать вечера.
- Давай зайдем куда-нибудь перекусим? - предложил Макс. - Умираю с голоду!
- Невероятно! – пробормотал Осрик, уставившись на него. – Тебя только что чуть не убили, ты можно сказать заключил сделку с парнем, подозрительно напоминающим бандита, и ты все еще можешь думать о еде!
- Ну а что. На пустой желудок я плохо соображаю. Тем более у тебя все под контролем, не так ли?
- Ага. – подтвердил Осрик с сарказмом. – Именно что под контролем. Боги, ты совсем не изменился!
- Так мы пойдем поесть? – не унимался Макс.