Почти криминальная история.
Почти криминальная история.
  
История, приключившаяся со мной, действительно почти криминальная. Впрочем, почему почти? Она и действительно криминал.
Однако, все по порядку. Дело было так. В те годы все училища стали переводить на среднее образование, т.е. учащиеся по окончании училища получали не только профессию, но и свидетельство о среднем образовании. Стали обучать не два года, а три. В связи с этим наше поселковое училище объединили с городским. Нам преподавателям пришлось ездить в город. Но я не любительница автобусного движения, поэтому , изучив пешеходную тропу, я стала ходить пешком через речку по висячему мосту, через железнодорожные пути, через лесок. Дорога в хорошую погоду занимала час от крылечка до крылечка. Так и ходила я около 15 лет, причем, ходила в любую погоду и в любое время дня и ночи по узенькой тропочке. За эти годы много чего интересного, смешного и даже неприятного случалось со мной. Спросите, а зачем я все это рассказываю, а затем, чтобы было понятней, о чем далее пойдет речь.
     Так вот. Был конец холодного августа. Преподаватели вышли из отпусков, готовили свои кабинеты к началу учебного года. Первый педсовет, как обычно , затянулся до позднего вечера. Закончился, все на автобусы, я на свою тропку. Иду себе среди сосен и кустов, собираю цветы, а в голове педсовет продолжается. Незаметно и до железной дороги дошла, перехожу один путь, из ложбинки поднимаюсь на встречный. И, вдруг, вижу, что на тропке за этим путем стоит взрослый парень, просто стоит. Мне обойти его никак не получится, да я уж и ногу на тропинку занесла…. Но что-то екнуло в сердце. Чего стоит? Хотя я никогда и никого и нигде не боялась при неожиданных встречах, совершая многокилометровые походы- прогулки, наоборот я всегда подходила к встреченному в лесах человеку, заводила разговор. Иной раз многие проблемы обсуждали , отдыхая на каком-нибудь поваленном дереве. А тут вот просто что-то испугалась. Но делать нечего, ступила на тропу – иди. Иду на сближение, соображаю, как обойти, что при этом сказать, не молча же разойтись, так я никогда не делала. И , вдруг, из кустов, что растут под высоковольтной опорой, выходит другой парень. Ну, вышел, так и пошли бы дальше, так нет. Он встал на тропу к тому парю лицом ко мне спиной и о чем-то тихо говорят. А мне до них осталось три шага. Мне в данной ситуации совсем поплохело. А что делать? Иду, кругом никого, даже ни один поезд не прошел, воробьи и те угомонились, не базарят, сидя по кустам. Подхожу, хотела уж как-то их обойти, не придумав никаких слов. А они мне:
-- Женщина, вон там в кустах, под опорой мужик повесился….
-- А что вы от меня-то хотите?
--Давайте посмотрим вместе—отвечают.
  Ну, я глянула для порядка в сторону тех кустов, продолжая спускаться по тропе в сторону дома. Ничего там не увидела, иду дальше, спускаюсь с насыпи. А они мне:
-- Отсюда не видно, надо с другой стороны смотреть.
  А мы уж внизу стоим. Они за мной увязались. А насыпь очень высокая метров 30-40 и очень крутая мне не подняться по ней, щебенка осыпается. Глянула снизу с другой-то стороны:
 --Да и отсюда ничего не видно….
 Думаю, специально они меня разыграли.
 --Нет, нет, надо опять под опору подняться с этой стороны….
--Так ведь мы только что там были, да и не подняться мне отсюда.
 Но меня, как говорится, уже заела эта ситуация и страх куда-то пропал. А парни, недолго думая, подхватили меня под руки с обеих сторон, и в мгновение ока оказались мы опять на насыпи под опорой.
  --Вон, видите?
  Вот тут-то я и увидела то, что они мне говорили.
  Большой мужчина в годах полусидит на пригорочке. Сразу бросилась в глаза на его склоненной голове большая грузинская фуражка в крупную клетку и на носу огромные очки в роговой оправе, ну а потом уж я увидела, что у него на шее петля из бельевой веревочки. Коротенькая веревочка-то. Один конец ее привязан к низкому, полметра от земли, тоненькому березовому сучочку молоденькой березки. Весь кусок веревки-то не больше метра всего. Вы спросите, а зачем я так подробно все описываю? Так я вам и отвечу. А это информация для тех, кто любит разгадывать криминальные задачки. Сама-то я выстроила жесткую версию всего здесь происшедшего.
 --Ребята, а ну-ка пощупайте его, окоченел или нет….Но сначала надо срочно вынимать его из петли. Не успела я это сказать, а они уже и узелок на сучке развязали. И мужчина упал лицом вниз.
-- Переверните его и щупайте.
 И вот тут-то они мне что-то такое сказали, но я только поняла, что они боятся оставить отпечатки пальцев. На что я им ответила , чтобы щупали тыльной стороной ладони. Это уж потом дома мне показалась странной их такая реплика про отпечатки.
 Щупали, щупали, ничего не поняли.
 -- Сами щупайте…. Пощупала, нет, не труп еще, смотрю, рот плотно закрыт. Вокруг губ крошки какого-то порошка. Я руку ему на сердце, а оно так ровно и туго бьется.
--Надо искусственное дыхание делать. Рот плотно закрыт, надо изо рта в нос, соображаю, а у меня как всегда с собой нет платочка. Не ношу я их. Пока я искала выход из ситуации, пацаны схватили его за руки и начали по старинке делать руками: вверх - вниз. Я наклонилась послушать—проходит ли воздух. Проходит. Запаха алкоголя нет. Что делать? Надо скорую. Куда бежать: в город или в поселок, мы как раз посередине? Решила---в поселок, милиция-то там как раз на самом краю.
--

 Я побежала, а вы попеременно делайте искусственное дыхание до прихода скорой.
  Да. Очень тяжело дался мне этот кросс по пересеченной местности, просто сердце готово было разорваться в груди, в глазах потемнело, немолодая уже. А один парень просто увязался за мной, как не уговаривала, чтоб остался, просто отмахнулся
--Один справится!
 Добежали, вызвали скорую. В милицию сообщили, и тут произошло самое невероятное. Я хотела все обсказать по порядку и что увидела, и что сделали, но милиционер сказал, что ничего не надо и не стал слушать, отправил домой, сказав, что потом вызовет как свидетелей. Мы и ушли.
  Забегая вперед, скажу, что месяц ждала вызова. Не вызвали. Хотела уже сама пойти, но внуки меня отговорили. Часа через два позвонила в скорую, а там ответили
  -- Нет, когда мы приехали, там уже никого не было, а мужчина уже был мертв. Веревочки тоже никакой не было.
  А недели через две позвонила мне женщина, назвалась женой повешенного, попросила все ей рассказать. А потом и сообщила мне интересную новость: их сосед парень, только что вышел из тюрьмы. А в тот день пришел поздно вечером домой и сказал этой женщине, что ее муж повесился около железной дороги на тропе в поселок, где они с другом встретились и увидели его повешенным.
  Проанализировав все это, я пришла к выводу. Что поступила правильно, что не пошла навязываться со своими умозаключениями в милицию, давать показания.
  Я правдолюбка по жизни, мне очень тяжело давалось это умолчание. Не один месяц переживала. Корила себя, что так и не сходила в милицию, хоть и без вызова. А милиции , видно, лучше было списать все, как самоповешение.
 --Да, побоялась, ведь мне по этой тропке было еще ходить, да ходить.
   Ну как? Криминал есть? Есть, конечно, стройте версии.