ПАЛИТРА МАГИЧЕСКОЙ ТИШИНЫ

(Смятый, полустертый обрывок из какого-то манускрипта)

Памяти Рене Магритта

…Коридоры уводили сквозь древесные стволы восприятий
В окна памяти, в двери времени, в портал холста…
Шипуче-едкий прибой настоящего становится тише,
Его шум как бы отступает,
И пена дней, вся липкая паутина суеты, раздвигается,
Образуя проход в непроглядности… к Настоящему…

В этих темных, иссиня-глубоких картинах нереального освещения,
Нереального времени – течением еле слышным, подводным,
Живет загадочная тишина…
Тишина одинокого постижения…
Тишина просыпавшегося из трубки пепла…
Тишина медленной вязкой кисти,
При движении которой возникает глухой скрежет отдаленного эха,
Стоны ломающихся переборок судеб…
Тишина погружающего наркотика цветного переливного масла красок…
Тишина беззвучного шепота пространства…
Тишина замедленного длительного экстаза уходящей эпохи…
Тишина врастания в толщу…
Тотальность.

Художник пишет магические руны смысла,
Харизматические линии-заклинания, гипнотизирующие кобру энергии
Факирской дудочкой вдохновения.
Она раскачивается сонно-блаженно из стороны в сторону
И жадно-плавно ползет, внутри мозаично-соединенная,
Обвиваясь вокруг Древа Начала.
С кисти капает дождь искристых точек, мазков
В сворачивающиеся намагниченные поверхности
Застывшего вихря – танцем оживления.
Контуры стен выгибаются от бродящего среди них
Одинокого ока памяти.
Зеркальная альмагама колбы восприятия облупливается,
Облезает и растворяется, стекая ошметками черной коросты;
И видишь тающие образы, надетые маской на пустоту вечности,
На изначальную простоту…

Создатель Мира вливается в пальцы,
Струится по тонкой длинной кисти, и
Хоронится в озере маслянисто-огнецветного пигмента,
Застывая в нем изваянием, фараоном.
Золотая нить усилия выдавливается изнутри – концентратом
Ювелирного искусства, в молекулу эпицентра зарождения
Нового мирка… Из сотен тысяч мест по невидимым капиллярам
Пространства протекает сюда краска, свиваясь в единый узел,
Заполняя пустующие соты полотна.

По сплетенной, волокнистой плоти загрунтованного объема
Пролегает влажная, невысыхаемая линия –
Ручейком, проводником чувства
В мякоть восприятия, разрезая надвое берега души,
Но и соединяя их – собою.
Определенность – скальпелем прояснения отрисовывает смутную сущность,
Навешивает на неё ярмо света, плуг… И ведет Знаком вживления –
В очи душ,– до самого корня, – клеймом раскаленным:
Тавро согнутого в форму – сознания…


Подаяние…
Входящее…
Знак, весть, набат, поцелуй, зов…
Военные жесты, сигналы, кивки…
Приказ к наступлению.
Штурм неизвестного.
Воздаяние…

Невод звезд.
Связь мерцающих бусин космического подсознания.
Налогообложение планетарной материи жизни.
Орошение почвы сознания.

Бывает, что источник самопознания – вне нас,
Как утерянный ключ к себе, недостающая часть от шифра ларца души.
Как джинн, заточенный искусством в зерно-клеть полотна,
Его волшебную лампу…
И он вдруг воскурится из бутыли запечатанной формы
Пышным и пестрым веером раскрытия...
Если он – твое, если ты разыщешь его сослепу
В Лабиринте дней, в коварном Лабиринте программиста-Дедала…
И усыпишь на время Стража – Дракона. Себя.
Оно – зовет…

Старый лак осыпается,
Слезает с холста, как старая обугленная кожа,–
Внутренним напряжением, ледоходом безудержности.
Проявляя на дышащем молекулярно-нейронном экране
Иной мир, покоящийся на дне свечения, как в колыбели.
В нем Старый Художник невидимой кистью взгляда
Расписывает стены улиц, раскрашивает выраженья лиц,
Намечает облака, прорисовывает сеточки трещин тротуаров…
Цветочницы продают изобретенные им ароматы изумрудных роз.
Волшебник-Демиург грузит свои изделия, упакованные
В оболочку форм, на Баржу-Ковчег…
Караваны…
Этот мир уже у нашего порога. Он входит с необратимостью
Времени, поворачивая осень к каждому своей стороною,–
Преображающей гармонией завершения, потери,
Предчувствия чуда…

………<дальше неразборчиво, размывшийся текст>………

20, 21 сентября 2005 г.

Замечания
Заря мира

С искренним уважением к памяти Р.Магритта...
Безусловно, новое всегда поднимает искусство на иной уровень. Художник отражает время. Быть может Р.М. передал его лушче всего...
Мои художники - С.Ботичелли, Леонардо. Может это мешает воспринимать искусство 20 века. Но всему свое время... Был период, когда Малевич вообще возмущал. )) На мой взгляд, это не живопись, но - Искусство... передачи! Творческие люди - посредники между истиной и временем...

 Angel smiley

Заря мира  ⋅   15 лет назад   ⋅  >

еще - время и истина -- посредник между творческими людьми. ведь все существует благодаря связи симпатией...истина - объединяет, соединяет вокруг себя родственные души. и нет ничего зазорного для нее -- служить любви.
к Магритту у меня отношение несколько двоякое, но я его как-то понял, перепросматривая недавно диск с сюрреалистами 20 века. Знаешь, вообще скажу: во второй половине 20 века было очень много талантливых работ в сюре, отличавшихся от работ первой половины 20 века именно ПРЕКРАСНОЙ ГАРМОНИЕЙ, которой у тех авангардистов не было. Там был прорыв, рев, эксперимент, но не красота... Нет, в этом тоже есть своя, может, ценность, но я не любитель подобного, хотя иногда могу запасть и на такое... А Магритт -- где-то посередине, в этом смысле...
_______
Сандро Боттичели я тоже люблю, возможно, что он вообще -- первый художник, который меня зацепил по-настоящему. Еще английское братство живописцев "ПРЕРАФАЭЛИТЫ" мне очень по душе.
 Angel smiley

Владимир Кузнецов  ⋅   15 лет назад   ⋅  >