lar

Игорь.
                                                   
        Игорь стоял у магазина и пересчитывал мелочь. Дождь лил, как из ведра. Волосы прилипли к голове, по лицу стекали дождевые капли. «Как ни крути, а не хватает. Не то что на буханку хлеба, даже на булочку не хватает… - думал Игорь. – И народу никого… В такую погоду, хороший хозяин собаку не выгонит, какие уж тут прогулки. Да, и чему удивляться, конец августа, дело идёт к осени… - в животе опять забулькало и зажурчало, желудок свело спазмом. – Ничего удивительного. Со вчерашнего дня маковой росинки во рту не было… А всё этот проклятущий дождь… То, хоть в парке разживёшься… Мамаши гуляют с детишками, там гамбургер на скамейке оставят, тут колу не допьют, а мне есть чего перекусить. А в такую погоду – какой парк? Все по домам сидят. Даже банок из-под пива и колы нет, а так сдал бы и хлебушком, и молочком разжился… Ну, хоть кто-нибудь забежал бы в магазин» …

        Алла ждала сына с внучкой. Всё было готово, да вот незадача – хлеб закончился. Погода не радовала, но без хлеба, еда - не еда. Она быстро собралась, захватила зонтик и пошла в ближайший магазин. Дождь не утихал. Алла старательно обходила лужи, чтобы не замочить ноги. «Вот и дошла. Сейчас хлебушка куплю, и, домой. – подумала Алла. - А может, взять чего-нибудь вкусненького Машуньке, побаловать… В магазине посмотрю» …

        - Девушка, извините, у Вас мелочи не будет, немного? На хлебушек… – спросил Игорь у приблизившейся Аллы.
        - Знаю я вас… Просите на хлебушек, а покупаете водку. – отрезала Алла из-под зонта.
        - Да, непьющий я… - ответил Игорь.
        - Не пьющий говоришь? – Алла сложила зонт и посмотрела на бомжа. Его небесно-голубые глаза смотрели с мольбой и надеждой, похоже, он не врал. А тут ещё, предательски громко, забурчал его живот. И бомж смутился, опустив голову. – Ладно, денег не дам, а хлебушка куплю. – пообещала она и нырнуло в магазин. Алла купила бомжу и хлеба, и ряженки. Довела до ближайшего двора и там, в беседке, постелив пакет, выложила всё на стол. Бомж вежливо поблагодарил её, и она побежала домой.

         «Ну, надо же… Какие у него глаза… Как небо в июне, после дождя, голубое-голубое, а у него глаза такие… И ведь вежливый, не наглый, а бомж… Так, что это ты, Алла Васильевна, никак в бомжа влюбилась? – одёрнула она сама себя. – Ты же их терпеть не можешь, оббегаешь всегда за версту, а тут - глаза, вежливый … Да, откуда ты знаешь, кто он и на что способен? Впала в сентиментальность, как дура. Ладно, был бы мужик стоящий, а то бомж» …

        Игорь сидел за столом и, отламывая маленькими кусочками хлеб, ел. «Какая миловидная женщина. И лицо, вроде бы, знакомое… Где-то я её уже видел… - Игорь пытался припомнить, но не мог. – Нет, не помню… Может быть в прошлой, благополучной жизни» …

        Дождь всегда располагает к размышлениям и воспоминаниям. Вот и Игорь, утолив голод, сидя в беседке, стал вспоминать свою жизнь. Не всегда же он был бомжом. Вспомнились ему родители, школа, оконченная с золотой медалью, поступление и учёба в Институте имени Баумана, диплом, аспирантура, защита кандидатской диссертации, а потом и докторской…
Вспомнил он и свою бывшую жену, Леночку. Познакомились они на вечеринке, в кафе. Игорь только что защитил докторскую и ребята уговорили его отметить это событие. Дружной ватагой они и отправились в ближайшее кафе. Там Игорь и увидел Леночку. Они познакомились. Леночка была наивной, миловидной хохотушкой, с огромными глазами. И Игорю почему-то хотелось её от чего-то защитить, уберечь. Они недолго встречались, потом поженились. Игорь уже работал в оборонке, в секретном цехе. Ему дали огромную, по тем временам, квартиру в сталинском доме. Он вспомнил, как радовалась Леночка, как она обустраивала их общий дом. Всё было хорошо и дом был полной чашей, но Леночка почему-то не хотела иметь детей. Она уговаривала Игоря немного подождать, пожить для себя. Он уступал. Леночка любила, чтобы Игорь подавал ей завтрак в постель, и он, с удовольствием, готовил ей завтрак. Леночка любила красиво и модно одеваться, и он привозил ей прибалтийский и белорусский трикотаж, дублёнки и кожаные пальто. Он любил её и готов был потакать всем её прихотям, благо его заработки позволяли ему выполнять её прихоти без ущемления средств на питание. Она казалась ему наивным ребёнком, а разве мог он обидеть ребёнка? Нет, не мог. Так они и жили. Но наступила новая жизнь: Перестройка, Гласность и новые форматы перевернули всё. Сначала перестали финансировать разработки по оборонке, потом перестали платить зарплату, а потом и сокращение подоспело. Игорь остался без работы, Леночка стала всё чаще на него дуться и высказывать ему своё недовольство. Игорь пытался подрабатывать, но обеспечить прежний уровень жизни уже не мог. Леночка не хотела мириться с таким положением и сказав ему, что он ничтожество, подала на развод. Игорь до последнего момента надеялся, что она передумает, но она не передумала. После развода она занялась разменом квартиры. Однажды она принесла какие-то бумаги и сказала, что он должен поставить на них свою подпись, что это согласие на разъезд. И он подписал, а через две недели, придя с работы нашёл свои вещи на лестничной площадке. Он позвонил в свою квартиру и ему открыл какой-то незнакомый мужик, заявив, что квартира эта принадлежит ему, что он её купил. На вопрос Игоря про Леночку, он ответил просто: «- Она предупреждала, что вы придёте за вещами. Вот ваши вещи, а дальше разбирайтесь сами». - И захлопнул дверь. Игорь остался без крыши над головой, без денег и с двумя чемоданами вещей. Разве мог он себе представить, что его маленькая, наивная, хохотушка Леночка, оставит его на улице, предав так цинично, так бесчеловечно.
Первое время он жил там же, где и работал - на овощной базе. Но всё тайное рано или поздно становится явным. Одна из комиссий сан.эпид.станции нашла его убежище в подсобке, директору влепили строгача, а Игорь, опять, остался без жилья и работы. Первое время он распродавал вещи и снимал койко-место на ночь, пытаясь устроиться на работу. Но вскоре не осталось ни вещей, ни денег и улица приняла в свои объятья ещё одного бомжа. Он и сейчас подрабатывал на овощной базе, когда приходило много фур, но всё это было от случая к случаю и не официально. Большую же часть времени он был предоставлен сам себе. Местные бомжи не приняли его в своё сообщество, потому что он не пил, не умел воровать и был слишком культурным. Попытка примкнуть к их сообществу кончилась для Игоря плачевно – они избили его до полусмерти. И он бы погиб, если бы не одна дворняга. Было это весной, снег ещё не сошёл и по ночам ещё подмораживало. Он лежал избитый в парке, за скамейкой. К вечеру вокруг него собралась стая голодных бродячих собак. Сопротивляться он не мог, хотя и понимал, что собаки могут его загрызть. От стаи отделился огромный пёс. Подошёл, обнюхал его и, вдруг, лизнул. Одна из собак тявкнула, но пёс грозно рыкнул на неё и улёгся рядом. Он долго примащивался к Игорю, стараясь лечь так, чтобы тело Игоря не касалось земли. Стало тепло и мягко и Игорь отключился. Проснулся он, когда холодный мокрый нос ткнулся ему в лицо, было уже утро. Другая собака из стаи, держа в зубах сосиску, будила его на завтрак. Так и выхаживали его дворняги целую неделю: кормили, грели по ночам. Когда он смог встать и сделать первые слабые шаги, они, убедившись, что он не упадёт, разбежались по своим делам. Ещё несколько раз Игорь видел того пса и делился с ним харчем, но пёс близко не подходил. Оставленный Игорем харч, съедался, когда Игорь отходил на определённое расстояние. Потом по району была облава на бродячих псов, и стая исчезла. Видно и они попались, но Игорь вспоминал этого пса с благодарностью. Что у него осталось от прошлой, благополучной жизни? Одни воспоминания, да запаянный целлофановый пакет с просроченным паспортом, трудовой книжкой и дипломами всех мастей.
       За воспоминаниями время пролетело незаметно, уже стемнело, да и дождь немного поутих. Но уходить не хотелось. Всё-таки крыша над головой. И Игорь стал устраиваться на ночлег здесь же, на скамейке. Оставшийся хлеб, он бережно завернул в пакет и сунул за пазуху. Пакет ряженки оставил на столе. Отвернув ворот пиджака, Игорь примостился на скамейке и заснул.

       «Зима, наверное, будет ранняя. Середина октября, а ночами уже морозец. – думал Игорь, разгружая машину с фруктами на рынке. – В пиджачке-то уже холодновато. Надо будет пройтись по помойкам найти себе одежонку потеплее» … И тут он увидел, как мальчишка подросток стянул кошелёк у женщины. Он догнал огольца, отобрал кошель, нашёл женщину.
       - Девушка, вы кошелёк обронили… - сказал Игорь. Девушка обернулась. Это была ОНА! Это Она летом купила ему хлеба и ряженки.
       - Это,опять,Вы! Преследуете вы меня что ли? – сказала Алла, глядя в голубые глаза.
       - Нет, не преследую. Просто я тут машину разгружаю, а у Вас кошелёк выпал. Я даже не знал, что он Ваш… - смущаясь оправдывался Игорь.
       - Ну, что купить вам что-нибудь? – спросила Алла.
       - Нет-нет, я сейчас машину разгружу, и поем, и денег немного обещали добавить. Спасибо, ничего не нужно. – он торопливо отказался.
       - Ну, как знаете. Спасибо за кошелёк. – и Алла пошла по своим делам.

       «Господи, в одном пиджаке в такой холод. И опять эти глаза, добрые, честные…- думала Алла, идя с покупками. – Может, его отмыть, так и ничего мужик окажется… А, может, он уже привык так жить… Не все бомжи обратно, к нормальной жизни возвращаются. Где-то я читала про это… Ну, дался мне этот бомж. Не видела я его с лета, так и голова не болела… И вот, на тебе, он тут как тут… и, опять, Алла Васильевна, Вас понесло на волне жалости и сентиментальности. Нет уж, дорогая моя, у него своя жизнь, а у тебя своя. И точка!»

       Зима, действительно, пришла ранняя и холодная, в декабре уже сугробы намело нешуточные. Игорь оборудовал своё зимнее убежище в подвале. Натаскал ковров с помойки, даже подушка с одеялом нашлись. Ночевал он в тепле и даже с комфортом, спал на коврах, укрывшись одеялом. Чем не падишах? Но из головы не выходила та миловидная женщина. «Вот ведь тоже, наверное, одна мается. А так, жили бы мы вместе, я бы ей сумки таскал и по хозяйству всё бы в порядке было. А то кран потечёт, жди сантехника, да ещё какой он придёт… Хорошо, если трезвый. Тяжело женщине одной… А порядочной женщине тяжелее вдвойне… Новый год скоро, а там Рождество, дай Бог ей мужика найти хорошего, чтоб был ей защитой и опорой» … С этими думами он и заснул. Утром он проснулся от грохота. В подвал вломились работники ЖЭКа с полицией. Они вычищали чердаки и подвалы от бомжей, потом закрывали двери и опечатывали. А бомжей отправляли кого на отсидку в отделение, кого в больничку, кого в дурдом. Игорь успел проскочить, благо спал он в пиджаке и брюках, документы тоже были при нём. Пока он бежал по улице ему было тепло, но остановившись он начал подмерзать. Он завернул в первый двор, подошёл к помойке и стал разгребать пакеты, в надежде найти хоть какую -нибудь тёплую одежонку. Но на этой помойке ничего не было, и Игорь пошёл в другой двор. Он уже основательно промёрз. Пальцы окоченели. Он попрыгал, засунул пальцы под мышки, но теплее не стало. Надо было срочно найти что-то тёплое, желательно шерстяное. Едва он наклонился над мусорным баком как услышал:
        - Ну, вот, дожили! Теперь и в собственном дворе мусор спокойно вынести нельзя! И здесь бомжи тусуются!
        - Извините, пожалуйста… - сказал Игорь и повернулся. Перед ним стояла Она! – Простите, ради Бога, холодно очень. Ищу что-нибудь тёплое… - лепетал он, смущаясь и глядя на неё. – Меня Игорем зовут…- представился он, стуча от холода зубами.
        - Опять, Вы! – Алла от удивления вскинула бровь. Она была в мутоновой шубке и замшевых сапогах. – Господи, да вы весь синий уже. Я, Алла. Пойдёмте, скорее. – И Алла, выбросив пакет с мусором, потащила его в подъезд. – Так и обморозиться можно.

         Она притащила его к себе домой. Заставила умыться, напоила горячим чаем с малиной. Игорь отогрелся и собрался было уходить, но Алла не отпускала. Ему было стыдно, неловко. Но она настояла на своём: принесла вещи мужа и отправила Игоря в ванну, «смывать вековую грязь».
Пока Игорь мылся, Алле позвонила приятельница. Они вместе когда-то работали на заводе.
         - Алка, привет! Ну, как ты там поживаешь? Замуж ещё не вышла?
         - Да, всё по-старому, Верочка. И замуж не вышла, хорошие-то мужики на дороге не валяются…
         - А,может, и валяются! Вот помнишь, у нас на заводе, кадровичка была - Леночка…
         - Это которая всё время в мини юбке бегала…
         - Во-во, Алусь, она. Мужики ещё наши всё шуточки отпускали, что мол, «провода оголены по самую розетку». Так вот эта Леночка была замужем за инженером из спец.цеха Игорем Бахрушиным. Она ещё его потом без квартиры оставила, и он бомжом стал. Наши мужики его этим летом видели, так и бомжует, бедолага. А сейчас морозы-то какие… Эх, доживёт ли до весны-то. Вон, у нас сегодня рейд проводили по очистке подвалов и чердаков от бомжей, каких только экземпляров там не было… А Игорь-то был красавец мужик. Ал, неужели ты его не помнишь?
         - Да, что-то не припоминаю… Я же тогда ещё замужем была, на других мужиков засматриваться некогда было…
         - Алуся, да, ты что! У нас все бабы по нём сохли. Высокий статный волосы русые волнистые, глаза голубые-голубые, утонуть можно. А когда улыбался, глянешь, зубы белоснежные, как жемчужины… Алусь, сейчас вспоминаю, тебе говорю, а сердце прямо заходится… Это какой же стервой надо быть, чтобы такого мужика бросить? Ведь и умница, и рукодельный, и зарабатывал хорошо… Правда, потом, его сократили… Но если бы у него жить было где, он бы не пропал… А так: где он, что с ним - неизвестно… Жаль, мужика…
         - Вера, давай не будем о грустном. Я тебя с наступающим поздравляю! Пусть у тебя всё будет хорошо.
         - Ой, спасибо, Алусь! Я, ведь, тоже тебе звонила, чтобы поздравить, а, видишь, куда меня занесло… И тебе, здоровья, счастья и мужика хорошего, Алусь! Ну, всё пока-пока, мой, вон, из магазина вернулся…
         - Вера, и его от меня поздравь с наступающим…
         - Поздравлю, пока.

         «Вот и у моего бомжа глаза голубые, как там, Верка, сказала, «утонуть можно», зубы – жемчуг, и Игорем зовут… - подумала Алла и метнулась к куче грязного тряпья, завёрнутого в пакет, и сваленного в углу коридора. Здесь, во внутреннем кармане пиджака, она и нашла документы Игоря… - Права, Верка, бывает, что и хорошие мужики на дороге валяются» … - улыбнулась Алла.

         С того дня, Игорь и Алла живут вместе. Она помогла ему оформить документы и пенсию, вышла за него замуж. Живут они, душа в душу. Теперь они вместе ходят на рынок и в магазин, или гуляют в парке. Алочка расцвела, к ней вернулась вторая молодость. Игорь оберегает и балует свою Аллочку, и приносит ей завтрак в постель.
Замечания

Хороший рассказ, аж душу перевернуло сначала!
С уважением! Smile 3

Оценка:  10
FIL  ⋅   2 года назад   ⋅  >

И, главное,это правда,взятая из жизни.Спасибо.Всех благ!С солнечным лучиком, Smile 3

lar  ⋅   2 года назад   ⋅  >

Наталья Сафронова

история из реальной жизни - интересно... не привычен хороший финал в такой истории... действительно, дай им бог здоровья, пусть живут счастливо...
спасибо, Лариса.

Оценка:  10
Наталья Сафронова  ⋅   2 года назад   ⋅  >

Благодарю,Наташа.В жизни всякое случается...Поди, угадай,куда его величество случай занесёт завтра...Дай Бог, чтобы перемены всегда были к лучшему.Всех благ!С солнечным лучиком, Smiley Love Flower Flower Flower

lar  ⋅   2 года назад   ⋅  >

ЛЕСЯ

Пути господни неисповедимы. Хорошо ещё, что всё хорошо закончилось.

Оценка:  10
ЛЕСЯ  ⋅   2 года назад   ⋅  >

Да,Леся.Мы предполагаем, а Бог нами располагает.История, кстати, взята из реальной жизни.Живут до сих пор, дай Бог им здоровья. Благодарю за отклик. Всех благ!С солнечным лучиком, Smiley Love Flower Flower Flower

lar  ⋅   2 года назад   ⋅  >