Наталья Сафронова

Согрейся
Наталья Сафронова

Согрейся

     Людмиле приснился сон, как будто идет она голая по городу, заходит в ателье и просит дать ей тряпочку прикрыться. Людмила проснулась и вспомнила, что муж любит другую. Стыдно. Андрей сам об этом сообщил жене, сочувствия попросил.
- Надя умирает, - сказал и заплакал.
Людмила тогда задохнулась от боли, как будто ее по лицу дверью ударили. Она стояла и смотрела, как муж плачет, и было больно именно от его слез. Оттого, что муж ждет, что она же его и пожалеет. После того, как он ее ударил. Людмила отпрянула назад и прижала руки к щекам, и почувствовала, что щеки ее горят и ладони горят. И она не может больше ни двинуться с места, ни сказать ничего в ответ. А что она должна сказать? Выразить сочувствие?

     Муж тогда пришел домой сам не свой, не откликнулся на приглашение Людмилы к ужину. Людмила, не дождавшись Андрея на кухне, прошла в комнату, потом на балкон. Муж курил, смотрел в распахнутое окно невидящим взглядом. Людмила тронула его за плечо:
- Ты что?
И Андрей тихо, беззащитно как-то проговорил:
- У Нади... рак…
В это мгновение время для Людмилы остановилось, постояло несколько секунд, а потом стало откатываться назад.

     Сначала развелся сын, жена ушла от него к другу. Девушка-праздник, хохотушка и капризуля, ей было скучно с Виктором. Может, поэтому и детей не заводили. Виктор просил жену о ребенке, на колени встал, а Юлька пошла и сделала аборт. Людмиле после этого сразу же захотелось выгнать ее, вычеркнуть из жизни сына. Но Виктор любил жену, и Людмила стерпела. Сын часто уезжал в командировки, а сноха развлекалась в ночных клубах, друг сопровождал. Людмила молчала, не хотела огорчать сына, вбивать клинья между молодыми. Домолчалась. Когда Юлька подала на развод, Людмила сказала сыну:
- Я виновата, Витенька.
- Я все знал, мама. При чем здесь ты? – пожал плечами Виктор.
Людмиле казалось, что сын мужественно перенес развод. Просто уехал в очередную командировку.
     Юлька прекрасно поживала с бывшим другом Виктора, до тех пор, пока у Вити не появилась девушка. Тут-то Юлька и активизировалась, как собака на сене. А может быть, новая жизнь с новым мужем уже начала приедаться и казаться пресной. Душа Юльки потребовала сложной драматургии. Юля купила розы и пришла поздравить Виктора с днем рождения. Света сидела за столом рядом с сыном как невеста и, конечно, обратила внимание, какое впечатление произвело на Витю появление бывшей жены. Когда гости разошлись, сын проводил невесту, и стало понятно, что Света больше не вернется. Юлька тихо-скромно ушла сама. Но не далеко. Вскоре раздался звонок, Людмила открыла дверь и ахнула, увидев сноху, и попыталась не пустить в дом.
- Ну, пожалуйста, мамочка! – пропела Юлька и проскользнула в комнату Вити. Юлька всегда звала Людмилу мамой, это у нее получалось естественно и подкупающе, как будто она вкладывала в это слово чувство. Юлька сама встретила Виктора у порога, и взгляд сына взметнулся такой радостью, что у Людмилы сжалось сердце от плохого предчувствия.
    Утром Людмила кормила сына завтраком.
- Она не жена и не мать, разве ты не видишь? – спросила она Витю.
- А кто она? – сын внимательно посмотрел на мать.
- Она проститутка, - в сердцах ответила Людмила.
- Значит, я люблю проститутку, - спокойно сказал Виктор.
Сын ушел на работу, и на кухню заглянула Юлька. Позавтракала, выпила кофе. Потом некоторое время помолчала, рассматривая свой безупречный маникюр, вздохнула и сказала:
- Ну, я пошла.
- Куда, интересно знать? – осторожно спросила Людмила.
- Домой. Сегодня Игорь возвращается от родителей, он за медом ездил, - безмятежно ответила Юлька.
Значит, это был спектакль на выезде, пока мужа не было дома. Прощальная гастроль.
- А Виктор знает это? Что ты просто заскочила в гости? – поинтересовалась Людмила.
- Узнает, - пожала плечами Юлька. – Я еще ничего не решила.
Людмила закрыла за Юлькой дверь и прошла в спальню к мужу:
- Ты почему не идешь завтракать? У тебя выходной?
- Меня вчера уволили. Сократили, - Андрей лежал на кровати лицом к стене, переживал. Людмила обняла мужа.
- Вчера промолчал, не хотел портить сыну день рождения, - поняла Людмила. Сутки был один на один со своей бедой. Людмила взяла телефон, нужно обзвонить всех друзей, чтобы помогли Андрею с работой. Муж был хорошим экономистом, но в пятьдесят лет тебе могут не предоставить возможность заявить о своем профессионализме.
     Сын переехал на съемную квартиру, чтобы разобраться со своей личной жизнью. Людмила догадывалась, что он пытается вернуть Юльку. Матери это не нравилось, больше всего на свете она хотела спровадить бывшую сноху как можно дальше от Виктора. Людмила с трудом сдерживала себя, чтобы не вмешиваться, не контролировать ситуацию. Отвлеклась на мужа. Вместе с Андреем писала резюме и рассылала на сайты работодателей. Попутно интересовалась у друзей и знакомых, нет ли у них на работе вакансий. Неожиданно откликнулась соседка. Катерина рекомендовала Андрея своему начальнику. Андрей вышел на новую работу. Фирма была маленькой, все со всеми знакомы, все друг у друга на глазах, и увлечение Андрея молоденькой сотрудницей не осталось не замеченным. Тем более, что Надя подробно обсуждала свою любовь с женской половиной коллектива. У Нади был муж и двое детей, но это не стало помехой чувству.
- Жизнь коротка, и надо взять от нее все. Если судьба посылает тебе любовь – зачем отказываться? - рассуждала Надя, а Катерина передала все дословно Людмиле. И не только ей, все соседи знали о разыгравшейся в их семье драме. Не знал только Андрей, вернее, он не догадывался о том, что его личная жизнь в подробностях известна жене и всему дому. Людмиле казалось, что она идет по своему двору голая, а все показывают на нее пальцем. Однако она не могла заставить себя не слушать смакующую сплетни Катерину.
- Эти пятидесятилетние женщины ничего не знают о любви, ведь в СССР секса не было. А потом учиться любить было уже поздно, - рассуждала Надя.
- А мужчины? – уточняла Катерина.
- Мужчина не бывает старым. Мужчина либо есть, либо его нет, - охотно откликалась Надя.
- Андрей обсуждает меня со своей любовницей? – ужаснулась Людмила.
- Наверняка жалуется, - кивнула Катерина. – Я вчера наблюдала за этими голубками. Все «хи-хи» да «хи-хи». А потом вдруг у обоих мобильники зазвонили. Так они прямо на стол от смеха упали. Оказывается, одновременно позвонили ты и Надькин муж. Смешно!
     Людмила перестала звонить мужу на работу. И после работы тоже. Она делала вид, что верит в его подработки и внеурочные. Однажды не выдержала и согласилась с предложением Катерины прийти посмотреть на свою соперницу. Якобы ей нужно было что-то спросить у Катерины, что-то срочное. Андрея в кабинете не было, а Надя была. Людмила быстро отвела глаза от Нади, но взгляд, видимо, получился красноречивым.
- Твоя жена так на меня посмотрела! – прокомментировала потом Надя Андрею Людмилин визит.
Людмила вспыхнула, когда услышала это от Катерины.
- Она на тебя тоже посмотрела, не сомневайся, - ухмыльнулась Катерина.
- Ну, и как я ей? – не удержалась от вопроса Людмила.
- Вполне, - успокоила соседка. – Выглядишь на свои пятьдесят.
Людмила сдержанно вздохнула. Надя выглядела на свои тридцать, почти в два раза моложе Людмилы.

    Перед Людмилой не стоял вопрос: сказать – не сказать. Она даже помыслить не могла себя без Андрея. Вечерами ждала мужа, и это ожидание наполняло ее жизнь тайной сладкой мукой. В том, что Андрей любит Надю, Людмила не сомневалась. То есть сомневалась, конечно, но тем больнее ей было от этих сомнений. Как ни странно, Андрей был верным мужем. Не из тех, кто волочится за каждой юбкой. Если уж Андрей встречается с женщиной, смотрит на нее так, что все вокруг замечают эти взгляды, значит, она растревожила его сердце. Людмила любила в муже именно его цельность, она понимала, что если сейчас заведет разговор о любовнице, то этим подтолкнет к разводу. Может, он Наде и не нужен. А между Людмилой и Андреем будет стоять эта страшная правда, и они не будут знать, что с ней делать.
    Муж приходил домой и прятал глаза, и молчал. Людмила не тревожила его. Присаживалась иногда рядом, прислонялась к плечу, а чаще оставляла в покое. Пыталась быть мудрой, уговаривала себя, что все в их семье сейчас зависит от нее. Только бы Андрей не узнал, что ей известно о его отношениях с Надей!

      Людмила перестала обсуждать Андрея со своей соседкой, как ей ни хотелось узнать подробности мужниного романа. Это знание ей ничего не прибавит и не убавит, только сделает смешной в глазах соперницы. Людмила здоровалась с Катериной и проходила мимо. Спешила домой. Дома было много дел: приготовить ужин, ждать мужа. Решение не ревновать и не мучиться далось трудно, но как только она приняла его – ей стало легче. Дом наполняла энергия ожидания. Когда в двери поворачивался ключ, Людмила бросалась навстречу мужу, как будто он приходил с войны. Заглядывала ему в глаза, и радость, искренняя, сравнимая разве что с собачьей, поднималась в ее душе.
- Собаки ведь не ревнуют, - уговаривала она себя. – Просто ждут. Просто преданы хозяину.
Однако до собачьего бескорыстия Людмиле было далеко. Иногда ноги не несли ее в пустую квартиру.
- Ты все равно мой! – мысленно говорила она Андрею, стоя у подъезда под дождем со снегом. – Разве ты нужен этой попрыгунье?
Про себя Людмила называла Надю не иначе, как попрыгунья, обращаясь за поддержкой к классику. И тут же одергивала себя:
- Не суди, ты не имеешь права их судить.
В конце концов, она уставала бороться с собой, стараться быть добрее, лучше, терпеливее, чем есть на самом деле, замерзала и бегом бежала на свой шестой этаж, входила в квартиру и падала без сил на постель, и плакала.
- Что же ты делаешь? Какой пример сыну показываешь? – рыдая, упрекала она отсутствующего мужа. - Как там Витенька? Измучила его, наверное, эта прошмонтовка? В кого он такой? В меня или в отца?
    Видно, любовь – и вправду только болезнь, когда не замечаешь уже, светлое это чувство или темное, какой энергией оно питается. Только больно. Сплошная бесконечная боль. Андрей тоже высох весь, потемнел от этой муки. Катерина говорила, что он с Надей все воркует, как голубок, все хихикает. Да только Людмила видит, что ему не до смеха. Обнимет мужа, как ребенка, покачивает, убаюкивает, а он сожмется, словно от боли, прислонится к ее плечу, не хочет, чтобы Людмила его отпустила. Не хочет, Людмила ясно это чувствует. Разожми она сейчас руки, и муж не будет знать, что ему с этой своей свободой делать. Будет жалеть ее, Людмилу, мучиться своей виной и перед ней, и перед сыном, а может быть, и перед Надей. Не вынесет. И Людмила обнимает мужа теснее, целует и мысленно шепчет:
- У нас с тобой все есть – и тепло, и сын, и счастье. Я тебя удержу, любимый, если только ты этого хочешь.

     Людмила просыпается иногда ночью, набрасывает халат, чтобы прикрыть стыдную наготу, на которую во сне все показывали пальцем – муж любит другую! Не любит, это ему кажется. Это только мираж. Подходит к окну, смотрит на улицу. В одиноком окошке соседнего дома горит свет. Кто-то кого-то ждет, и свет в окне как маяк показывает дорогу заплутавшему путнику. Здесь твое тепло, здесь ты нужен, необходим. Разве не это главное? А все другое – мираж, что растает при малейшем дуновении ветра, рассыплется, и ты окажешься в пустыне. В которой днем жарко, а ночью холодно. И только дома – тепло. Важно сохранить это тепло, чтобы путнику было, куда вернуться. Людмила сбережет дом для мужа и сына. Сын поймет, что дом – это крепость, а не забегаловка. И Людмила с Андреем продлятся во внуках и правнуках. А значит, за ними – вечность. У них с Андреем общее будущее, а у Нади – отдельное. Людмила не желает ей зла, она старается вообще о ней не думать. Просто ждет Андрея домой, навсегда. Пусть вернется и останется, не мечется сердцем между ней и Надей. У Нади – своя жизнь, а у них с Андреем – своя.

     Людмила старалась не думать о Наде, ни хорошо, ни плохо, никак. Андрей сам сказал, сам произнес ее имя:
- У Нади – рак.
Сказал, и по тому, как Людмила отшатнулась от него, отдернула руку от его плеча, вдруг понял, что жена все знает. Всегда знала, весь год, что длятся их отношения с Надей. Знала и молчала. Почему?
     Людмила закрыла лицо руками и качалась, не в силах больше скрывать это свое страшное знание. Вот, собственно, и все. Нечего больше беречь. Если раньше Андрей мучился, страдал от невозможности выбирать между Людмилой и Надей, то теперь ему не надо делать выбор. Он останется с той, кому нужнее. С Надей. Он из-за нее плачет и не стесняется своих слез. Ему за них не стыдно. Горе оправдывает чувство, очищает, высветляет глубину. Надя, молодая, красивая, любимая, умирает. А старая нелюбимая жена здорова и будет жить. Людмила повернулась и вышла с балкона. Замерзла в халате и тапочках. За окном снег. Может, тоже заболеет и умрет, и Андрей заплачет по ней запоздалыми слезами. Прошла на кухню и согрела чайник. Налила себе чай и отпила глоток. Потом налила еще одну чашку и позвала мужа:
- Замерз совсем, согрейся.
Положила ему в чай лимон и сахар.
     Андрей погрел о чашку руки и доверчиво поделился:
- Надя сказала, чтобы я больше ей не звонил. Ей совсем плохо.
Людмила поняла, что у Нади нет сил утешать Андрея, помогать ему сопереживать ей, умирающей.
- Все произошло очень быстро. Месяц назад у нее резко поднялась температура, думали, воспаление легких. А оказалось – рак, - Андрей поставил на стол чашку дрожащими руками.
     Людмила подошла, наконец, к мужу и обняла его.
- Ты береги себя, - сказал Андрей. – Все так хрупко.
Замечания
Богаченко Татьяна

С удовольствием прочитала рассказ о добрых чувствах и благородных человеческих отношениях, сохранённых в трудной житейской ситуации. Дорогая Наталья, спасибо Вам за талант!

Богаченко Татьяна  ⋅   4 года назад   ⋅  >

Наталья Сафронова

спасибо за теплые слова, Таня:)
очень рада вам.

Наталья Сафронова  ⋅   4 года назад   ⋅  >

Странно... Читаешь и думаешь - да КАК такое в жизни может быть! Это фигня и тд! А на самом деле - так оно и есть и БЫВАЕТ! Cry 3 Примеров вокруг куча... Да мужики - слабые здесь(не жалею сына! - не за что!)... Но и героиня конечно...Ох уж этот "образ кроткой русской женщины". По мне : большую роль сыграла "патология" воспитания родителей Людмилы (вспомнилось произведение "Людочка"). Развивая сюжет (ИМХО) мать Людмилы - кроткая женщина, всю жизнь тянущая на горбу мужа - алкоголика и детей... ПОЭТОМУ "кроткая" Людмила и "встретила"(выбрала) себе мужа-"сынулю"(Андрея)всю жизнь чтоб его ждать... Да и ее сыну от этого "несладко" - сочувствует матери, тем самым сублимирует на Юле("любит" всю жизнь отдаст за нее). Вот такой разворот сюжета ИМХО
Нравится... Но мне больше для психоанализа показательно Wave 2

Александр 1985  ⋅   4 года назад   ⋅  >

Наталья Сафронова

Александр, спасибо за отзыв. действительно, психоанализ.
честно говоря, не задумывалась, какими могли быть родители Людмилы. не обязательно кто-то кого-то должен быть тянуть на горбу, наверное.
мне, кстати, вспомнился фильм "Тени исчезают в полдень", там тоже кто-то кого-то любил всю жизнь. Любовь - она очень разная.
хорошо, что читатели размышляют. каждое мнение - верное.
спасибо! рада вам.

Наталья Сафронова  ⋅   4 года назад   ⋅  >

Каменный гость

Наташ,я как обычно категоричен,прости уж меня))Но Андрей своими соплями обеих женщин измазал,и здоровую и умирающую.Как же прекрасно у тебя удаются образы бесхребетных мужчин!И как ты умеешь с душой и пониманием к ним относиться.Просто восхищаюсь твоей добротой!

Каменный гость  ⋅   4 года назад   ⋅  >

Наталья Сафронова

привет, Игорь.
это героиня у меня такая. впрочем, тебе, помнится, всегда были чужды мои герои (самого разного плана), вызывали раздражение. то ли мужчины в моих рассказах вызывали у тебя ревностное чувство, но, вероятнее всего, это разность жизненных позиций.
что могу сказать в ответ? радует, что написанное вызывает живой отклик, пусть негативный, но непосредственный и яркий. значит, герои встречаются в жизни, раз есть желание о них поговорить.

Наталья Сафронова  ⋅   4 года назад   ⋅  >

Каменный гость

Привет,Наташ!)
нет,ревностное чувство здесь вовсе ни причем,а позиция проста.Только либо идиот,либо полный негодяй может столкнуть лбами жену и любовницу,сознательно вызвав своими откровениями резкое неприятие или вражду.

Каменный гость  ⋅   4 года назад   ⋅  >

Наталья Сафронова

не идиот, конечно, и не негодяй. и не сознательно. вот если честно, удивительно, когда читают и не видят, что человек "откровенничал" в тяжелую минуту. и это говорит, скорее, о его душевном доверии к жене.
ну, а твои высказывания о моем герое говорят как раз о разности жизненных позиций.
когда они настолько разные, взаимопонимание дается сложно, это нужно суметь - посмотреть на мир, хотя бы на минуту, глазами другого человека, понять то, что чувствует он. потом можно снова встать на свою позицию, но при этом видение твое, обзор, станет шире.

Наталья Сафронова  ⋅   4 года назад   ⋅  >

Каменный гость

Наташ,его слезливое доверие того же порядка,как если бы вор откровенно поведал обворованному,как тяжело было залезть в его карман,ведь он у него такой глубокий!)Или он знал,что жена настолько не уважает себя,что никуда не денется после его слезоточивых признаний?В любом случае,сцена жизненная,придурков несомненно хватает,но омерзительная по своей сути.Более низкая степень падения мужчины это уже гомосексуализм,пожалуй))

Каменный гость  ⋅   4 года назад   ⋅  >

Наталья Сафронова

недавно смотрела старый фильм "Не могу сказать "прощай". Там героиня пришла к любимому, когда его, тяжело больного, бросила жена. Героиня простила ему предательство.
Хотя слова "предательство", "не уважает себя", да и все другие - это только слова.
Важнее - чувство.
В войну наши женщины спасали раненых немцев.
Собственно, я не буду защищать своих героев. Они в защите не нуждаются.
Читатель размышляет, принимает их либо не принимает - это его право.

Наталья Сафронова  ⋅   4 года назад   ⋅  >

дядя Вова

А я и говорю: терпение - большая вселенская сила. Наташ, ты здесь показала это терпение во всей своей красе. Я уже как-то говори, что вся наша жизнь человеческая держится на трёх основных китах: любовь, доверие и терпение. Доверие можно потерять, любовь предать, а вот терпение как раз и остаётся, если уж и оно иссякает - тогда пропасть... Наташ, мне показалось - слишком часто: Людмила, Людмила... когда читаешь несколько напрягает. Дверью по лицу - очень хорошо сказано... когда читаешь, то сразу удар ощущается знаковый. Что ещё сказать... умеешь ты вот в этих тонкостях житейских разбираться и за душу потом дёргать... Учусь у тебя. Flower Flower Flower

дядя Вова  ⋅   4 года назад   ⋅  >

Наталья Сафронова

привет, Володь. поправила в начале, может быть, не будет теперь так напрягать:) потом еще посмотрю.
а в остальном, верно, наверное, рассуждаешь. в любви надо запастись терпением.
спасибо за отзыв:)
с теплом, Н.

Наталья Сафронова  ⋅   4 года назад   ⋅  >

Надежда Шаляпина

Действительно, тёплый рассказ. Наверное, благодаря таким женщинам, как Людмила, и проживают семейные пары вместе весь свой век. И женщин таких становится всё меньше: количество разводов почти сравнялось с количеством браков. Очень многое зависит от самого человека, от его способности терпеть и жертвовать, от умения прощать... Прочитав рассказ, я подумала:"А если бы не умерла Надя?" С одной стороны, женщина, по описанию соседки, не очень глубокая, с другой - муж Людмилы её любит, плачет, теряя... И болезнь её дана как наказание, но не хочется так думать (возможно, наоборот: её последняя на земле любовь). Вот такие, Наташа, мысли у меня после прочтения. Затронул меня Ваш рассказ. Спасибо!

Надежда Шаляпина  ⋅   4 года назад   ⋅  >

Наталья Сафронова

Надя, большое спасибо за размышление!
пожалуй, в любви самое трудное - принятие.
спасибо!
с теплом, Н.

Наталья Сафронова  ⋅   4 года назад   ⋅  >

Добрый вечер, Наталья. Честно говоря, у меня не вяжется в единое целое ваш рассказ. Диссонанс, на мой взгляд, возникает вот от этих слов "Людмила тогда задохнулась от боли, как будто ее по лицу дверью ударили"

с уважением

PS кстати, я понимаю, почему вы, как литератор, не замечаете, когда навязываете собственное мнение читателю о действующих лицах своих рассказов, например, такими словами: "Оттого, что муж ждет, что она же его и пожалеет"

Vilkomir  ⋅   4 года назад   ⋅  >

Наталья Сафронова

добрый вечер, Анатолий.
я подумаю.
не все поняла из вашего отзыва, особенно про навязывание собственного мнения читателю. как правило, рассказы пишутся от лица кого-либо из героев (либо разных героев, но это понятно, чье видение ситуации озвучивает автор).
поэтому я, вероятно, не то чтобы навязываю мнение, скорее, передаю мнение своего героя (героини). как-то так.
я к рассказу вернусь и подумаю, в том числе и над вашими замечаниями.
ощущение торопливости у меня все-таки было.

Наталья Сафронова  ⋅   4 года назад   ⋅  >

Evelina

Она его любила и этим всё сказано,Наташа. Она была счастлива этим, остальное просто отметала,как несущественное.Людмила эту любовь свою и на Надю переносила. Хорошо,Наташ,что нет обинений,сплетен.Есть чистые чувства.Так бывает,к счастью.)

Evelina  ⋅   4 года назад   ⋅  >

Наталья Сафронова

Эви, очень рада, что рассказ вызвал добрые светлые мысли и чувства. не ожидала от себя, что о ревности так получится. поверят ли? но ведь верите:)
спасибо большое!

Наталья Сафронова  ⋅   4 года назад   ⋅  >

ЯмариЯ

Прочитала с интересом.
Тёплый рассказ.
На таких "людмилах" мир и держится.

Спасибо, Наташа.

Оценка:  10
ЯмариЯ  ⋅   4 года назад   ⋅  >

Наталья Сафронова

Маша, спасибо тебе. возможно, что так оно и есть.
пишутся рассказы, хотя задумываюсь о повести, хочется глубины.
спасибо!

Наталья Сафронова  ⋅   4 года назад   ⋅  >

Коровёнков

В каком-то старом фильме (названия уже не помню, да и фильм-то был слабенький, проходной), прозвучала замечательная фраза. Запомнилась навсегда. Дословно процитировать не смогу, а смысл попытаюсь передать. Есть женщина, которая всегда рядом с тобой. И есть женщина, которая всегда проходит мимо. Та, что проходит, кажется тебе самой прекрасной, самой лучшей, идеалом. А ту, что рядом, ты не всегда замечаешь, да просто не видишь. И, пожалуй, едва ли не самое главное в жизни – это суметь увидеть именно ту, которая рядом и не отвлечься на тех, чужих, проходящих мимо…
Спасибо, Наташа!
С Теплом,
Андрей.

Оценка:  10
Коровёнков  ⋅   4 года назад   ⋅  >

Наталья Сафронова

Женщина, которая проходит мимо. я тоже помню эту цитату, хотя фильм забылся.
спасибо за мужской взгляд на ситуацию, Андрей.
с теплом, Н.

Наталья Сафронова  ⋅   4 года назад   ⋅  >

Наташа, каждый раз читая твои рассказы, ловлю себя на мысли, что твои героини умеют любить за двоих, даже за троих...но не покидает чувство, что это такая внутренняя необходимость жить на изломе чувств.

Варя.  ⋅   4 года назад   ⋅  >

Наталья Сафронова

Варя, интересное наблюдение.
вспомнился Лермонтов. не знаю, как соотнести это с моей героиней, но почему-то вспомнился его отказ от возможного, обещанного, по сути, счастья взаимной любви. возможно, эта самая необходимость жить на изломе чувств. моей героине счастья все-таки хочется, она бы не отказалась, наверное.
насколько раскрыты у меня здесь характеры, хватает ли?

Наталья Сафронова  ⋅   4 года назад   ⋅  >

Лермонтов)
Он же талантлив был невероятно, но если проследить его личную жизнь, то можно увидеть тот самый отказ от обещанного счастья, ту самую жизнь на острие общественного мнения, осуждения. Мне кажется, что это давало ему ощущение настоящей жизни, порой непростой, а не тихого счастья, которое могло его погубить, думаю, что он это хорошо понимал) Вот, что-то такое есть и у твоих героинь- им не нужно "прямых дорог" и " простых решений", для них жизнь в достижении, а не в обладании)) И на самом деле, просто счастье- это ужасно нелепая вещь, не все его могут пережить)))
Наташа, жертвенность Людмилы прописана достаточно хорошо, думаю, что это и было задачей, остальные герои второстепенны, они как бы фон для героини, для её мыслей и поступков...думается мне, что это верно и это даёт понимание к ключевым моментам - что есть семья, что есть любовь и что есть счастье.

Варя.  ⋅   4 года назад   ⋅  >

ЛЕСЯ

Привет, Наташа! Очень противоречивые чувства вызывает твой рассказ. Всех жалко, но обидно именно за Людмилу. Очень частое явление, женщина после 50-ти становится для мужа обузой, даже если она прекрасно выглядит. Людмила трудится над своими чувствами, пытается сохранить их. Не всякая женщина на это способна. Надю жалко, как любого другого человека обречённого на смерть, и не более того. Андрей для меня - слабый человек, не стал сопротивляться новому чувству, поплыл по течению. И что бы он там не говорил, что мучился от этой двойственности, жену жалел, да нет, так было удобно ему.

ЛЕСЯ  ⋅   4 года назад   ⋅  >

Наталья Сафронова

Леся, спасибо за отзыв. Я еще вернусь к рассказу, не привыкла еще. Подумаю о героях. Спасибо тебе! Если читателю есть, над чем задуматься, это уже хорошо.

Наталья Сафронова  ⋅   4 года назад   ⋅  >