состояньице...
На дождем опаленном склоне
Я сижу и мычу песню
О разлюбленном Вавилоне
Материться –и то лестней,
Чем кидаться в толпу смехом,
Столь неискренним и спокойным,
Ощущать, что любовь –помеха
Этим внутренним сладким войнам.
Я сижу и смотрю в старость,
Не смотря на свои шестнадцать.
Я поэтому здесь осталась,
Что мне некуда возвращаться.
И эстетике смутных писем
Есть прелестное оправданье –
Тот, кто любит, всегда зависим:
Обречен подавлять рыданья...
Я сижу в этой теплой луже
И не смею нырнуть с балкона
В бесконечность небесной стужи
С надоевшего дна и склона
Если кто-то великодушен,
Он поможет мне стать смелее,
И столкнет меня в море с суши,
Чтоб узнать, как оно мелеет...