. Глафира
(история деда Калинкина)

Однажды, по юности, был я влюблён
В соседскую девушку Глашу.
Я полем шагал к ней, в любви окрылён,
Апрелевским ветром пропахший.

Я к ней приходил с «колотушкой» в груди
И долго стоял перед дверью...
Мечтаньями душу свою бередил,
В случайное счастье не веря.

На вид – не красавица девка была…
Но будто бы что-то увидев,
До алого цвета по ней я пылал,
В фантазиях нагл и бесстыден.

Я с ней говорил пречуднЫм языком,
Неточного слова пугаясь.
Буквально магнитом меня к ней влекло...
А значит - нельзя, не касаясь...

...и то молоко, что из крынки она
Мне щедро в бокал наливала,
Я пил и пьянел, как от кружки вина
И… было мне всё его мало.

Любили мы вместе гулять по полям,
Вдыхая весны ароматы
И там не стеснялись себе позволять,
По юности - не виноваты...

Отец этой девушки плотником был
И где-то крестьянствовал днями.
Но если когда нас вдвоём находил,
То в шутку смеялся над нами.

Он в шутку смеялся, а я каменел,
Оставив укол без ответа.
Ответить бы шутке, но, веришь, робел:
Подумать боялся об этом.

Ещё вспоминаю я случай один,
Что в душу вселил мне тревогу:
Морозец по осени землю схватил
И озеро тронул немного.

Со школы я выбежал разгорячён,
Чубастый высокий красавец...
И что мне до льда, коль сам чёрт нипочём!...
А лёд, как я помню, был с палец...

И тут же, к открытой воде поскользил,
Слетев по инерции в воду...
И там, бултыхаясь, взахлёб голосил,
Лицом, обратившись к народу.

В ответ, через слово, я слышал: «Давай!
Забрасывай ногу!!! Бросками!!!..»
Другими словами – тони-погибай,
Сдавая внешкольный экзамен.

Вдруг вижу: судьба!... От стыда обомлел:
Спасенью обязан Глафире...
...и мучаясь в чувствах, три дня проболел,
Дыша над картошкой в мундире.

Я к ней с той поры не захаживал... Да-а-а...
И чуб свой отстриг: наболело...
Она за него и схватила тогда,
Таща из воды моё тело.

Унижен, раздавлен, исчез ухажёр...
Какие тут, на хрен, цветочки!
И на сеновале, покоя лишён,
Я грезил, дошедши до точки.

Эх! - молодость, друг мой, уже не вернуть,
В девятом десятке хромая...
Лишь только, когда принимаю на грудь –
Глафиру свою вспоминаю.

Прошло с той поры шестьдесят восемь лет...
И знаешь, где встретил я старость?
В Глафирином доме. Да Глаши в нём нет...
Но, старая память осталась...
Замечания
дядя Вова

Хороша история для прочтения, конечно... Андрей, супер...

Оценка:  10
дядя Вова  ⋅   4 года назад   ⋅  >

Андрей Сутоцкий

Спасибо, Вова!
с уважением

Андрей Сутоцкий  ⋅   4 года назад   ⋅  >

Наталья Сафронова

глубоко прожит стих.
отстраненная раздумчивость. потому что давно пережито. и щемящие финальные строки. память осталась.

Оценка:  10
Наталья Сафронова  ⋅   4 года назад   ⋅  >

Андрей Сутоцкий

Спасибо, Наташа!
с уважением

Андрей Сутоцкий  ⋅   4 года назад   ⋅  >

Коровёнков

Даже в груди защемило, Андрей…
Отлично!
С уважением,
Андрей.

Оценка:  10
Коровёнков  ⋅   4 года назад   ⋅  >

Андрей Сутоцкий

Рад. Спасибо, Андрей!

с уважением

Андрей Сутоцкий  ⋅   4 года назад   ⋅  >

Владимир Абросимов

Отличное стихотворение сюжетно-балладной формы.Читая,в воображении возникают характерные образы лит.героев.
Глаша-то...про таких вот написано:"...коня на скаку остановит,в горящую избу войдёт..."

Оценка:  10
Владимир Абросимов  ⋅   4 года назад   ⋅  >

Андрей Сутоцкий

Спасибо, Владимир!
с уважением

Андрей Сутоцкий  ⋅   4 года назад   ⋅  >

ЯмариЯ

Мне очень понравилось, Андрей.
Умница!

Оценка:  10
ЯмариЯ  ⋅   4 года назад   ⋅  >

Андрей Сутоцкий

Спасибо, Маша!
с уважением

Андрей Сутоцкий  ⋅   4 года назад   ⋅  >

Кольцов

Интересная история. Замечательно изложил.

Оценка:  10
Кольцов  ⋅   4 года назад   ⋅  >

Андрей Сутоцкий

Спасибо, Анатолий!
с уважением

Андрей Сутоцкий  ⋅   4 года назад   ⋅  >