Елена Кабардина

Прокол
Даша капризничала, ничего не ела, с Кириллом не разговаривала: дулась… Но в пятнадцать лет обзаводиться потомством было страшно. Ещё страшнее было признаться о восьминедельной беременности родителям: будут хвататься за распухшие головы и стенать… Кирюша отвёз Дашу в больницу записываться на аборт. Врачиха поохала, попыталась отговорить, но в конце концов записала на утро понедельника. Беременные влюблённые даже немного возрадовались: очень всё удобно получалось, школу прогуляют (в случае чего можно наврать, что были в компьютерном клубе), и родители останутся в благополучном неведении.
Но понедельник – известно, день тяжёлый…
Кирюша привёз Дашку в девять, сказал, что приедет за ней вечером, и уехал. Дашке выдали рваную ночнушку, драные тапки и байковый халат без пояса, и она уселась на банкетке в коридоре перед малой операционной. Очередь шла быстро: заходили дамы в операционную сами, а через пятнадцать-двадцать минут их вывозили на каталке бледными, с трясущимися руками, несвязной речью и пузырями со льдом на выхолощенных животах.
Дашку выскабливал практикант из Университета им. Патриса Лумумбы. Кто знает, что на него нашло, может, планеты встали как-то боком, может, рука у него дрогнула, может, забылся он на короткое время, вспоминая далёкую родину, но матку Дашке он проколол даже как-то не заметно для себя. Дело обычное, в общем-то… Дашку перевезли в большую операционную, разрезали её белый девичий живот и матку зашили.
Очнулась Дашка в послеоперационной палате после обеда. Но сообразить что-то существенное не успела, потому что пришла сестра в сопровождении дежурного врача, сделала укол («Этой пока и одного кубика достаточно, а то передозируем»), и Дашка снова провалилась в тягучий сон…
Вечером, часов в шесть, приехал Кирилл и стал Дашку искать. Но её не было ни около выхода, ни в коридоре, ни в палатах. Он спросил проплывающую мимо него медсестру:
- Скажите, пожалуйста, а Дарья Журавлёва в какой палате?
- Журавлёва? В послеоперационной, - ответствовала сестра и поплыла дальше по коридору, раскачивая широкими бёдрами Кирюшино недоумение.
Кирилл отыскал послеоперационную палату и ворвался в неё с радостным криком:
- Дашкин! Одевайся в темпе, а то я тебя на журавчики разберу! Тётка в Питер уехала, ключи мне оставила – живём!
Дашка открыла глаза и села на кровати.
- Даш, я тут тебе джинсы твои привёз и свитер с майкой.
- Кир, а у меня живот заклеен…
- Где? Покажи…
Дашка задрала ночнушку, и Кирюша стал сосредоточенно рассматривать марлевую заплатку, приклеенную вертикально от Дашкиного пупка до бритого лобка.
- А чего это он у тебя заклеен?
- Не знаю… Может, они тут аборты таким способом делают…
Дашка кое-как оделась ватными руками, оперлась на Кирюшину руку, и они медленно ушли по коридору…
Пришло время следующего укола, и в послеоперационную вошла широкобёдрая медсестра. Через минуту она вышла и спросила пациенток, смотрящих в холле телевизор:
- Вы не видели, Журавлёва, проколотая наша, не в туалете?
Никто не видел. Другая медсестра тоже ничего не видела. Широкобёдрая кому-то позвонила и сказала:
- У нас пропала послеоперационная Журавлёва… Здесь была… Не знаю, кто… Не знаю, как… Не знаю, куда…
Пришёл дежурный врач и стал названивать по всем имеющимся телефонам. Все номера оказались фальшивыми. Трубку брали, но ни о Дарье Журавлёвой, ни о высоком юноше не имели ни малейшего представления…
Через час три бригады скорой помощи колесили по Москве, разыскивая влюблённых… Безрезультатно. Дашка и Кирюша растворились в мегаполисе…
- Так, - сказал дежурный врач. – Будем ждать, когда действие укола закончится…
В пять утра бледный и испуганный Кирилл привёз из квартиры уехавшей в Питер тётки стонущую и корчащуюся от боли Дашку, которую и водворили обратно в послеоперационную палату.
Дежурный врач посмотрел на широкобёдрую медсестру воспалёнными глазами и сказал:
- Всё-таки передозировали…
Публикация

Опубликовано: 13 лет назад   ⋅   Последнее изменение: 12 лет назад   ⋅   Раздел: Разное

Эту публикацию прочитали 785 раз   ⋅   Последний раз: 1 месяц назад   ⋅   Список читателей за последний месяц

Замечания
Джулия Коронелли

Лен, спасибо за рассказик.
Я еще хочу.
И знаешь, надо писать О ЖИЗНИ, надо!

Оценка:  10
Джулия Коронелли  ⋅   12 лет назад   ⋅  >

Елена Кабардина

надо
пиши!

Елена Кабардина  ⋅   12 лет назад   ⋅  >

Джулия Коронелли

Спасибо тебе, Ленк, за все.

Джулия Коронелли  ⋅   12 лет назад   ⋅  >

Елена Кабардина

госпадиииии! мне-то за что?!

Елена Кабардина  ⋅   12 лет назад   ⋅  >

да, Лен...Ну и прокол получился......
 реальная говоришь история ?
прочел с интересом

Оценка:  8
star-wolf  ⋅   12 лет назад   ⋅  >

Елена Кабардина

абсолютно реальная, Саш! Сама свидетель!

Елена Кабардина  ⋅   12 лет назад   ⋅  >

Лен, разве было у них право без согласия родителей это делать? Она же несовершеннолетняя!

Ю.В.  ⋅   13 лет назад   ⋅  >

Елена Кабардина

Юль, абсолютно реальная история! Уж не знаю, как там они делали, может, деньги дали. Что, ты не знаешь, как всё делалось и делается?)))

Елена Кабардина  ⋅   12 лет назад   ⋅  >

Лен, тряхнись! Тряхни :)
Пошли играть в акрошки :)
Ну отвекись малость, Ленк, а?

Джейка  ⋅   13 лет назад   ⋅  >

Елена Кабардина

так я ж тряхнула! смешной рассказец... нет?
чем тряхнуть-то?... упаковкой от грандаксина?)))

Елена Кабардина  ⋅   13 лет назад   ⋅  >

Собой :)
Играть, говорю, пошли :)
А то вон пишешь рассказики... угу... обхохочешься :(

Джейка  ⋅   13 лет назад   ⋅  >

Седня пойдешь в гости к Листикову в Гнездиковский?

Джейка  ⋅   13 лет назад   ⋅  >

Елена Кабардина

я дома... на больничном (ну, не вынесла душа поэта...)))
уся в соплях...
я там спец. для тебя историю с яйцами кинула (уж чем могу)))

Елена Кабардина  ⋅   13 лет назад   ⋅  >

Ленк, ну ты чего-то погрузилась по полной... то Вероненок, то Журавленок...

Джейка  ⋅   13 лет назад   ⋅  >

Елена Кабардина

Юльк, я ж по больницам мотаюсь всю жизнь... Знаешь, сколько таких зарисовочек набралось?)) Под общим названием "Палата №666"))) А это - реальная история, произошедшая в 1981 г. в 64 больнице...)))

Елена Кабардина  ⋅   13 лет назад   ⋅  >