. медицинские мотивы
(посвящается фельдшерам БИТ)
                                          
                                         
                                                
один из дней

И настроенье ни при чём,
Коль ты раба «03» и кто-то
Вновь теребит твоё плечо,
Хрипя сквозь бред: «Как жить охота!..»
И видишь ты в больных глазах
Свои глаза в слезах от боли.
Так может лучше отпуск взять
И майской ласточкой на волю?..
Ах, знаю, знаю: по весне
За обостреньем обостренье…
И не понять по чьей вине
Уходит жизнь в одно мгновенье.
И не догнать… Глаза пусты…
Схватить бы душу да обратно…
Ступеньки до’лги и круты’…
И так всю ночь, неоднократно…
Клонит ко сну под песню вьюг…
Но от звонка исходит импульс,
Что чьё-то сердце, как-то вдруг,
Неубедительно забилось…
И ты хватаешь саквояж
И отъезжая от больницы,
Летишь на вызов, на этаж,
Подняв брасматиком ресницы.
Вот, белоснежный твой халат
Перед больным, как ангел кружит…
Укол, другой… «Ну, как дела?
Во всяком случае - не хуже…»
И кто он, следующий твой
Стучащий «sos»? - алкаш, священник,
Молокосос, герой с дырой
Или бандит в порыве мщенья?..
Ты в помощь - всем, твой труд – спасать,
Ты - жизни шанс, ты та, к которой
Обращены любви глаза
За ритм окрепшего «мотора».
А там уж Бог решит кому
Шепнуть заветное – «держись и…»:
Виднее мудрому Ему,
Кому продлить земные жизни.
…………………………………

…и твой водитель ждёт, когда
В конце ночной тревожной смены,
Расслабит нервы не вода,
А спирт, что влит в стаканчик мерный.
Идёшь до дома тяжело,
Шагаешь в пасть пустого лифта…
Надрывный гул, ключи, тепло,
Приятный душ и…
                                     тяжесть
                                                     смыта.




фельдшер Веселова
                              
                        
1

Мы рады друзья вам представить
Во цвете изящного слова,
Желанного фельдшера – Таню…
Итак: госпожа Веселова.
Вглядитесь в её белокурый,
Воистину ангельский облик…
Ах, что за лицо!.. А фигура!?..
А служба!?.. Об этом - особо…
Какие лекарства?!.. Да, что вы?!..
Достаточно робкого взгляда,
Чтоб сердце наполнилось снова
Любовью и… - полный порядок.
Больные, ну, где вы, больные?..
Вы если больны, то желаньем
Признаться в любви этим милым
Глазам, о плохом забывая.
Дорогу, летящей «комете»!
Стрелой, проходя перекрёсток,
Она не даёт умереть нам,
Больной инфильтрируя воздух.
И стыдно сдаваться болезням,
Беспомощность в душу впуская…
В присутствии феи прелестной -
В цветок превращается камень,
Поэзией выглядит проза,
Лекарства слова замещают
И всё, что казалось серьёзным
Здоровую жизнь излучает.




2

Опять на выручку готова
Рвануться фельдшер Веселова.
И что с того, что колет бок,
И зло пульсирует висок,
И недосып, и дурь в башке,
Когда больной на волоске…
Взмывают «скорые», как совы.
Не до веселья Веселовой
В полночный час… и анекдот -
На смех и хохот не берёт.
«Кажись, сломала бы подкову!..»
От куда силы, Веселова?
Этаж девятый. Лифт молчит.
Лишь сердце бешено стучит.
Бьёт чемоданчик по перилам…
«Давай быстрей», - кричит водила.
И фельдшер, высунув язык,
Несётся вверх на чей-то крик…
«Худеть вам надобно, корова», -
Себя ругает Веселова,
Звонит, потеет, говорит:
«Поторопитесь… Это – БИТ!..»
Дверь отворяет ей красотка:
Пьяна в дрова, в руке колготки,
Визжит, орёт, мокры глаза…
Диван. На нём мужик в трусах
Лежит и… гнёт его «кондратий»…
Ну, что ж, по-видимому, хватит
Ему уже… И не поймёт,
Как в преисподнюю уйдёт…
Так-так… Ну, что же, всё понятно:
Спасать уже безрезультатно;
Страшит диагноз… Смерть - близка…
Свалить такого то быка
И литров пять, поди, не сможет…
Мурашки бегают по коже…
Алкаш не в силах говорить.
А пульса тоненькая нить -
Вот-вот порвётся. Где глюкоза?
И Веселова жмёт три дозы
В его ослабленную плоть.
Да и себя бы уколоть
Не помешало б и… О, чудо:
Бычара выдавил - «па-ску-да!»,
Перевернулся, захрапел,
При этом как-то покраснел,
Потом опять заматерился,
Протёр глаза и… оживился,
Увидев добрый, нежный взгляд,
Хотел сказать… но выдал - мат.
И вновь - на вызов… По ступенькам
Бежит вприпрыжку, леткой-енькой,
Повеселевший фельдшер наш…
На волоске - другой алкаш…
Затем, два приступа сердечных…
И целый вечер бесконечный
Борьба за жизнь молодняка
От кабака до кабака.
И вот, не вымолвив не слова,
С «буханки» сходит Веселова.
Не держит тоненький каблук…
Шажок и… как-то, стало вдруг
Не по себе. На лавку села,
Белее меле побелела…
«Привет, больничный городок…
Вот кто бы мне сейчас помог…»
За сменой смена… Будь здорова,
Желанный фельдшер Веселова.
Вставай, к усталости не льни
И… смурь - улыбкой прогони.



                       
эпизод

В старой городской больнице,
В которой больны даже стены,
Забывшие, что такое краска,
Мы стояли у запыленных окон,
Глядели на ожившие клёны
И ждали, когда из рентген кабинета
Выкатит медсестрица
Каталку с больною старушкой.
Мне было противно и тошно
Взирать на упадок жизни,-
Заброшенной, заезженной,
Как старая пластинка,
Издающая грязные звуки,
Выцветшие, глухие, далёкие…
Не верю, что это сегодняшний день!..
Не верю, глядя на старых, больных людей,
Что они живые, настоящие, сейчасшные…
Чем они живут? Что подогревает их жизни?
Что делает их жизни осмысленными?
Нет, это призраки, -
Призраки ушедшей жизни,
Еле передвигающиеся в узких, прямых коридорах,
Дышащие хлоркой,
Вонючими медицинскими смесями,
Бубнящие себе под нос
Свои нехитрые, жалобные песни,
Заученные до автоматизма.
Скорее бы,.. скорее бы из рентген кабинета
Медсестрица выкатила на каталке тётю Зину,
Которую мы пришли навестить.
Эта старушка – человек совсем другой формации:
Энергичная, жизнестойкая,
Неунывающая, решительная…
В этой больнице она - точно белая ворона.
Так вылечите же её поскорее!..
«Не чем, не чем лечить…», -
Говорят…
«В городском бюджете нет денег
На покупку лекарств», -
Продолжают.
Так мы дадим, мы купим, мы заплатим…
«Так не кому лечить», -
Говорят…
«Хорошие врачи уехали в Санкт-Петербург…
Остались одни студенты-практиканты да
Старые медсёстры, пьющие корвалол», -
Продолжают…
Ну, не знаю, не знаю, не знаю…
В старой городской больнице,
В которой больны даже стены,
Мы находились недолго, -
В аккурат, чтоб сказать тёте Зине о главном,
Оставить ей пакет с фруктами,
Подбодрить её, успокоить и …
 « До скорой встречи, тётя Зина!..»
Только бы не оступиться, не забуксовать
В этих безжизненных, больничных коридорах
С тенями решёток на полу и безразлично
Болтающимися по кабинетам
Молоденькими медсестрами.
Мы сбросили грязные бахилы в грязную коробку
И вылетели на воздух, как два насекомых
Ищущих выхода к свету.
Не сразу оправились мы от этой грязи,
Прежде чем снова обрели покой и умиротворение.
Пожалуйста, поправляйся поскорее, тётя Зина!..