= СМЕРТЬ =
                                                                                                 

 Всё ушло...и честь и гордость
 Да и Мы уже не те,
 Может правильно что годы
 Разделяют нас, как всех

 Жизнь изнанка, как иконы
 Плачут только для Святых
 Для толпы всего лишь доски,
 Как и Знамя...как и Мы...



Больше года мне неудавалось побывать в столице, дела и заботы выветрили неприятные ощущения от последней поездки в шестнадцатом году, тем более звонок жены друга Николая, Оксаны, обеспокоил, встревожил и насторожил от предчувствия наступащих в их семье событий. Речь шла даже не о заботах многодетной семьи и трудностях в отношениях в их семье, тем более о их разрешениях, а о болезни матери Оксаны. Мать княгини Щепин-Ростовской была тяжело больна сахарным диабетом, в результате которого у неё была ампутирована нога и трёхкратное применение уколов доз инсулина, по три укола в день, доставляло много забот и крайне осторожного обращения с больной матушкой Оксаны. Мой друг Николай, больше бывал на работе, чем дома, и основная часть забот ложилось на плечи его жены Оксаны. Так они и жили, работа, школа, учёба детей, подготовка к выпускному одного из сыновей Александра II-младшего и главное здоровье старой матушки. Кто знает что такое сахарный диабет, тот понимает о какой смертельной болезни и последствиях, в связи с этим идёт речь. Вот так и получилось, что звонок Оксаны, её просьба, при моих связях, обязывало меня срочно им помочь. С аэродрома я заехал сразу к ним, и уже на второй день мой знакомый врач осматривал больную. Его прогноз оказался неутишительным и мрачным. При всей возможности устроить больную в хорошую больницу и необходимости операции,так как профессор выказал предположение о возможности раковой болезни, требовались деньги, которых у семьи Николая просто не было, сам же я, только потерявший свой бизнес, мало чем мог им помочь, кроме как сочуствием и малой суммой на хорошие лекарства. Обижаться было не на кого и я просто оказался наблюдателем тех событий, что произошли вчера 25 мая. Ночью, совершенно случайно, Оксана подошла к матери, уж больно необычна была тишина в комнате, где жила старая женщина, а Оксана Николаевна привыкла к стонам и постоянным призывам к ней больной матери,Татьяны Ивановны. Я в то время спал, и только услышав крики Николая и Оксаны, проснулся и быстро одевшись подошёл к ним. Татьяна Ивановна была без сознания и хрипела. Быстро набрав телефон скорой сообщил врачам о положении дел, те приехали через пятнадцать минут. Осмотр и уколы больной заняли полчаса. Предварительное заключение врача скорой было кома от диабета, уровень сахара в крови была двойка. После уколов больная пришла в себя, сахар стал 7, даже стала нас узнавать и произнесла слова. По совету врача скорой, несчастной страдалице дали очень сладкий чай. Казалось всё наладилось и все прилегли, но через сорок минут из комнаты старой женщины раздались хрипы и мы вновь вызвали скорую. Приехала уже другая бригада и после обычных действий и сильнейших уколов, больная вновь пришла в себя. Хрипы и судороги исчезли. Два врача скорой, посоветовавшись, поставили уже совсем плохой диагноз, подозрение на гангрену второй ноги и не совсем понятные симптомы, и нужной скорейшей госпитализации в 68 градскую. Грузили больную сами, соседи спали и грузить матушку, с начало на коляску, так как носилки не проходили на лестничной площадки свободно, потом в лифт и далее по крутой лестнице на первом этаже уже на носилки и далее в машину скорой. Обошлось довольно удачно, и больную, Слава Богу, не уронили и не потеряли, а ведь в ней более ста килограмм. Несчастная была в сознании. Оксана и Николай хлопотали рядом с матушкой и разговаривали с врачами, решили что поедет дочь. По дороге, как позже рассказала Оксана, они дважды останавливались, чтобы врачи оказали помощь ( две прекрасные женщины - врачи и водитель скорой вёзший бабулю осторожно и мягко, словно хрусталь, были с 54 подстанции, что в Бутово). Они в очередной раз спасли больную у которой проявлялись вновь сильнейшие судороги и она ещё дважды теряла сознание...
Дни тянулись медленно, нервно, и с надрывом. Дело вроде бы начало налаживаться и после реанимации Татьяну Ивановну перевели в обычную палату под капельницу. Отношение правда было низкое. Больная лежала раздетая, на низкой как блин, так называемой подушке, что сказывалось на дыхании и общем самочувствии больной. Разговор дочери с мед. персоналом положение не изменило. Так называемые благодетели попросили за уход по две тысячи рублей за день. Оксана ещё дважды ездила к ней между домашними заботами, собраниями в школе и работой. Всё было как в жизни каждого российского человека, когда происходят подобные трагедии. Впрочем я уехал почти спокойным и с чувством хоть какой-то своей помощи. Вечером второго июня раздался звонок из Москвы. Татьяна Ивановна скончалась. А уже второго числа, в пятницу, вскрытие показало, что у старой женщины была тяжёлая форма рака...(?), пневмония и т.д. Родным досталось. Морг, первые траты 4700рублей за грим умершей, попа брать они не стали т.к. очень дорогие услуги отпевания( Христос бы посмотрел на своих избранных посредников) около 6000 рублей,(потом какой-то попишка отпел всё же). Машина бесплатно до кладбища ( по госуслуги). В понедельник они поедут на кладбище договариваться о могиле(к родным, ранее похороненым), сколько там возьмут неизвестно, видимо вся последняя пенсия бабушки уйдёт. (позже общее положение оказалось таковыми, расходы превысили скромные 50000рублей.Пришлось брать кредит) Во вторник похороны, да вот ещё что успели сделать в субботу, они ездили в управу 3-го числа, сдали паспорт умершей и оформили тут же свидетельство о смерти(на основании справки из больницы)"Жизнь продолжается"...
P.S.

(Все эти подробности узнал много позже уже по приезде в Москву 10 числа, когда поминали на 9 день со дня смерти несчастной.)- Автор.