Половецкая степь после долгих дождей леденела.
***

Половецкая степь после долгих дождей леденела.
В поднебесье орлы поднимались, недолго кружа,
И морозная тишь холодила коней с пеной белой.
У вечерних костров люди хмуро жевали с ножа.

Еще день-переход и они на вершинах Кавказа,
А мечтают вернуться к Донцу по приходу весны.
Но все будет не так! Кобылицы зачнут не по разу!
И родят дети внуков, у внуков родятся сыны,

А они будут жить на чужой стороне по законам -
По своим и чужим, охраняя пространства царей,
(И Строитель Давид не всегда уповал на иконы)
К ним Богатство и Слава войдут, чтобы лечь у дверей.

Во дворце Атрак-хана свернутся собаки! - у входа.
Отогнать? – на удар не тянулась ни плеть, ни рука.
По степи кобылицей летели за месяцем годы,
С ними роскошь и нега пленили простор степняка.

И казалось, давно отошли и повытерлись грезы,
И рожденному в Картлии было совсем невдомек
Почему старики, глядя к северу, прятали слезы,
А отец говорил: «Я умру. Возвращайся сынок,

Наша родина там», и рука на пути замирала,
Ему чудилась степь, где клинком синевела река:
«Табуны полудиких коней от Днепра до Урала!
Здесь и звезды не те, и не те над землей облака».

В половецкой степи ждали братьев из Грузии долго,
Стала память стареть и не помнить ушедших имен,
И гуляла степная печаль от Днепра и до Волги,
Сохраняя в легендах историю давних времен.

Брат Атрака – Сырчан, не впервой отправляя нарочных,
Наказал певцу Ореву: « Зимняя кончится стынь,
Выходите в поход и предстаньте пред ханские очи.
Не захочет домой – подарите степную полынь».

Сотни верст за спиной. Превратились тропинки в дорогу.
Обо всем говорить – получился бы долгим рассказ.
Ясно слышится голос не грубый, но сдержанно-строгий.
Трижды падая в ноги, он трижды услышал отказ.

Орев, помня слова, взял емшан из сумы переметной, -
Вышла степь из нее и у ног расстелилась ковром.
И пьянящий дурман степной лилии пряный и медный,
Затаенную память прижег раскаленым тавром.

Приподнялся Атрак,- Собирайтесь.Мы завтра выходим!
Слава родин чужих никогда мне не будет милей
Серебристой травы, что блистает росой на восходе!
Пусть мы ляжем костьми! Но мы ляжем на нашей земле!

.................................................................

Половецкая степь,наслаждаясь весной - зеленела.
В поднебесье орлы поднялись и подолгу кружат.
Предвечерняя тишь подгоняла коней с пеной белой.
Не слезая с седла, торопясь, люди ели с ножа.
 
Замечания

Ух, история, я люблю историю! Хорошо написано.

Оценка:  10
Велес  ⋅   12 лет назад   ⋅  >

Ну, как Велесу не любить историю, если сам история!

Шучу.
Спасибо.

Курсаков Виктор  ⋅   12 лет назад   ⋅  >

Мастеровито.

Оценка:  10
Владимир Кузнецов  ⋅   13 лет назад   ⋅  >

Да, ничё...

Но знаю много"ленивых мест".

Курсаков Виктор  ⋅   12 лет назад   ⋅  >

Чьим бы ни был Давид Строитель потомком, он к кочевникам имеет весьма отдаленное отношение, поэтому, имхо, здесь "пришит" белыми нитками. Согласен со Шрайком насчет "упрямых сущностей": послушайте сами, Виктор, как ломается ритмика стиха...
В целом - понравилось.

Оценка:  8
kartveli  ⋅   13 лет назад   ⋅  >

Пришит... белыми...
и пришит как следует.
Это он пригласил половецкого хана для защиты рубежей Грузии после после опустошительной резни его соплеменников.

Курсаков Виктор  ⋅   13 лет назад   ⋅  >

 

Оценка:  10
Евгений Иванов  ⋅   13 лет назад   ⋅  >

Спасибо, Евгений.

Курсаков Виктор  ⋅   12 лет назад   ⋅  >

Задумано очень... Да и рассказано, в принципе, довольно сильно.
Но и ритмических огрехов тоже немало:

"Еще день-переход и они на вершинах Кавказа" - неудачно "еще".
"Ему чудилась степь, где клинком синевела река" - неудачно "ему".
"Наказал певцу Ореву" - неудачно "певцу".
"И пьянящий дурман степной лилии пряный и медный" - неудачно "степной".
И вопросы:
"Давид не всегда уповал на иконы" - в то время уже были иконы?
"повытерлись грезы" - слезы - понятно, а грезы..

Искренне,

Оценка:  8
Шрайк  ⋅   13 лет назад   ⋅  >

"Повытерлись грёзы" - понятно как раз.
Когда-то они были яркими, радужными... а потом - повытерлись. По-моему, автор очень удачно слово подобрал.

Алана Эзер  ⋅   13 лет назад   ⋅  >

Спасибо, Алана.

Я тут плохо ориентируюсь.
И вот опять не знаю, как стихи добавить, т.е. опубликовать.

Курсаков Виктор  ⋅   13 лет назад   ⋅  >

Добавляйте со своей страницы - там кнопочка есть. :)

Шрайк  ⋅   13 лет назад   ⋅  >

Алана, мне кажется, что Вы все же не правы. Вместе с автором. :)
Грёзы... поблекли, выцвели, пообтерлись, на худой конец. Но не повытерлись.
:)

Шрайк  ⋅   13 лет назад   ⋅  >

Это не задумано, это легенда. Упоминается история, кажется, в Волынской летописи.
Атрак-хан, это отец Кончака, а грузинская царица Тамар, его правнучка.
Речь идет о событии начала 12 века. Грузия приняла христианство, если не ошибаюсь - в четвертом веке.

По ритму - анапест это, и ударения на 3 слог - 6, затем 9 и т.д.

СПАСИБО, за проявленный интерес и вообще.

Курсаков Виктор  ⋅   13 лет назад   ⋅  >

Виктор, надеюсь, после моего пространного комментария к другому Вашему стиху, Вы точнее понимаете суть моих "звуковых" замечаний. Анапест анапестом, а слова - сущности упрямые.
:)

Шрайк  ⋅   13 лет назад   ⋅  >

Прекрасно!

Оценка:  10
Дмитрий Романов  ⋅   13 лет назад   ⋅  >

Хорошо.

Дима, спасибо.

Курсаков Виктор  ⋅   13 лет назад   ⋅  >

Летящий во Тьме

Чувствуется добротная работа автора,
спасибо, получил огромное удовольствие.

Оценка:  9
Летящий во Тьме  ⋅   13 лет назад   ⋅  >

Спасибо, во Тьме Летящий!

Курсаков Виктор  ⋅   13 лет назад   ⋅  >

Оценка:  10
Vici  ⋅   13 лет назад   ⋅  >

Спасибо, Vici!

Курсаков Виктор  ⋅   13 лет назад   ⋅  >

Так, извиняйте:)
"Сенат рекомендует" тоже без "подробного разбора достоинств".

Vici  ⋅   12 лет назад   ⋅  >