Владимир Мищенко

ВОСТОК - ЮГО-ВОСТОК ч.2
                                                                            
                                                                                 Новая империя.

                                                                                   Глава 1

    Прошло несколько тысяч лет с тех пор, как Ари-ан, великий вождь, получивший прозвище Джак-ши, т.е. Повелитель мира, привёл на свою историческую родину потомков тех, чьи пра-пра-пра бабки и деды были всего лишь одним из первобытных племён, живших высоко в горах на одном из нагорий, но родивших и рожавших тех, кто потом коренным образом изменил и преобразил мир. Один из миров Бога.
       Миллионы тонн воды унесла великая река Инд, по которой спустились в Индию белокожие потомки, получившие цвет своей кожи не от прабабки, а в результате многократного смешения крови людей с синим оттенком кожи, жёлтым, красным, зелёным и кровью многочисленных наследников Андона, первочеловека, чьи потомки населяли современную Европу и имели жёлто-красную кожу, квадратное лицо, приплюснутый нос и под большими бровями – глубоко посаженные глаза. Но и среди этих белокожих выделялись высокие, стройные, мускулистые люди со светлыми, а зачастую цвета спелой пшеницы, что специально для себя и своих детей принесли на Землю вегетарианцы Адам и Ева, так как в их артериях текла голубая кровь, волосами. И эта особенность говорила об их исключительности. Эти белокожие светловолосые люди разошлись по всей Европе от Скандинавского полуострова и до Кавказских гор. Теперь они пришли сюда, в Индию и привели за собой других.
Давно уже умер Ари-ан, и о нём практически забыли. В людской памяти осталось лишь общее название тех белокожих захватчиков, что пришли с ним – арии. Умерли или погибли в бою его первые самодержцы Тор, потомок великого скандинавского полководца Тора, который часто и успешно сражался против многочисленных, хорошо организованных отрядов потомков Андона, и Урук. Самодержец Арагон покинул Дакку и по приказу Джак-ши вместе со своею женой Лао Лян уехал в земли желтолицых, где, при поддержке её отца, продвинулся на более плодородные земли севера и основал новую великую орду. Со своей загорелой кожей он стал мало отличаться от аборигенов, а благодаря своей замысловатой прическе его стали сравнивать с драконом, которые водились в предгорьях и часто далеко отлетали от своих гнёзд. Пещерные медведи, гигантские крылатые змеи, лохматые носороги и мамонты в те времена были обычным явлением и не вызывали удивления. Путешествовал Арагон на огромной птице, которую ему передали из Гардарики ещё цыплёнком. Он назвал её Толпар, что значит Звёздочка. Всего цыплят было четыре. Он раздарил их своим друзьям, и они вместе прилетали в города и селения, верша суд и наказание виновным. Иногда друзья летали по делам самостоятельно. Со временем Арагона прозвали четырёх ликим богом с ликом дракона Сынь-Тянем, сходящим со звезды, а земли стали называть Поднебесной Империей.
 

                                                                                  Глава 2

       Но ничто не бывает вечным. Великие империи, как и люди, рождаются с болью и кровью, и так же, когда приходит время, умирают, и на их место приходят другие, более молодые и дерзкие.
       Наследники Нода, ставшего приспешником изменника Калигастии - Князя Земли, после многолетней войны были разбиты и вынуждены скрываться, образуя различные тайные кланы и ордена. При этом они продолжали поклоняться Люциферу и его наместнику Калигастии, которого на земле заслуженно стали называть дьяволом. В знак протеста они избрали себе знамя Люцифера, под которым он выступил, подняв мятеж против своего создателя святого Михаила Небадонского. Это было белое полотнище с красным кругом посередине. И посередине красного круга располагался ещё один малый круг чёрного цвета. Они говорили, что на вашу белую святость мы выльем море крови и повергнем вас в чёрный мрак. Они объявляли войну всем, кто остался верен истинному Богу, до полного истребления. Эта война идёт до сих пор.
      По совету Вельзевула - главы всех промежуточных существ Князя Земли, часть затаившихся нодитов была отправлена на восток, подальше от надвигающейся угрозы справедливой расплаты. Часть этой гнилостной плесени долетело и осело среди желтокожих племён, внося смуту и смятение в наивные души людей, которые только начали получать благую весть от сифитов Арагона. В те времена царями, чаще всего, становились не умные, а сильные, наглые, умеющие выждать и ударить в спину. Так и случилось с Арагоном. В благополучной, расцветающей Поднебесной произошёл кровавый мятеж. Над столицей взвился белый флаг с красно-чёрными кругами Люцифера. Империя на эпоху погрузилась на дно мракобесия, бесправия и человеческих жертвоприношений.


                                                                                 Глава 3

       Великий Хан и Великий Архонт равновеликого ему Великого Индийского княжества сидел в глубоком раздумии на троне, на котором раньше сидел ещё более великий Ари-ан. Этот трон, как символ власти, переходил от правителя к правителю и, как говорят, приносил удачу всем, кто на нём сидел. Седые волосы обрамляли лик старика, подчёркивая жёсткие линии морщин. Но на лице воина неожиданно ярко смотрелись глаза. Это были глаза, в которых была видна мудрость правителя. Они не были чёрными бездонными колодцами. Наоборот, они были голубые, как небо в солнечный день. В них были задор и лукавство, ум и печаль. Архонт ждал своих самодержцев.
Последним пришёл Тар и занял своё обычное место.
- Что ж, начнём. Вы знаете, что я сейчас совершаю свою ежегодную поездку по княжеству, выслушиваю жалобы, наказываю тех, кто опозорил свою должность жадностью и корыстью. Здесь я задержался не потому, что самодержец Аргус в чём-то провинился. Всех вас я вызвал в Дакку, потому что получил печальные известия из Поднебесной. Мало того, что хан Дьюкон является приверженцем дьявола, устраивает человеческие жертвоприношения, так, по сообщению моего человека, решил перейти северный хребет, захватить плодородные земли за рекой Глиред, захватить наше пресное море Байкун, а на востоке – земли монголов вплоть до калмыкских степей. Он укрепил свои границы крепостями Нинг-Хуа, Шеань-Си, Датонг, Хуан-Ху и Лиан-Донг. Это мощные, практически неприступные крепости. В отличие от тех первобытных племён, что кочуют за северным хребтом. Мы не зря называем эти земли Катань, от слова кат, что значит разбойник, человек, живущий по своим законам. Но эти племена дали слово верности своим, то есть нашим ханам. Гардарика далеко и не успеет нам помочь. Вся надежда на Лукоморье и Беловодье. Я уже послал гонцов на птицах и попросил их прислать войска к морю Байкун. Вопрос, кто возглавит эти войска и будет способен отстоять наши земли? По моим сведениям у хана Дьюкона не четыре самодержца, как у нас, а десять. То есть он готов выставить около миллиона воинов. Где будет главный удар? Он будет один или два? Мы пока ничего не знаем. Я долго думал, но хочу узнать и ваше мнение, мнение лучших полководцев.
- Великий Архонт, можно я скажу?
- Конечно. Твои речи, самодержец Аргус, всегда отличались рассудительностью.
- Я думаю, братья, и вы меня поддержите, что единственным среди нас, способным на такое является только Тар, потомок великого полководца Тора.
- Правильно, мы видели его во главе войска. Тар тот, кто нам нужен.
- Что ж, самодержцы, я вас услышал. Я тоже остановил свой выбор на Таре, но не потому, что он потомок Тора, а потому, что действительно хороший полководец, способный правильно оценить врага и его сильные, и слабые стороны. А так же потому, что он взял себе в жёны Тарию, тантру, т.е. последовательницу Веда. Она знает ведические книги, прикосновением рук исцеляет людей. Её ученицы в госпиталях Мултана и Алахабада делают операции с извлечением и лечением больного органа человека. Она и другие тантры владеют ныне утерянными знаниями наших предков. Всё это потребуется войскам её мужа, предводителя войска. Решено, Тар возглавляет объединённое войско ариев и Лукоморья. Итак, Тар, в новолуние ты забираешь теперь уже твои сто тысяч воинов самодержца Аргуса и поднимаешься по Брахмапутре к Тибетскому нагорью. Боливур, извини, ты был уже в пути, поэтому своей печатью я утвердил приказ –твои сто тысяч также идут на Тибетское нагорье. Хан Великого Тибета Гогуа будет ждать вас. Его я тоже уже предупредил. Он собирает для вас лошадей, верблюдов и слонов, обеспечит запасом еды и воды. Когда пройдёте перевал, хан Котан и дальше хан Целлис помогут вам. От крепости Тукура в землях хана Целлиса через земли монголов идёт прямая наезженная дорога до крепости Ламасы. Пески Шамо останутся справа от вас. А там уже и Иркутель рядом. Туда же подтянутся и Беловодцы. Жди их в городище Иркутель, что за рекой Орхон. Постарайся сразу же приступить к строительству заградительного вала за рекой Орхон до моря и дальше. Отзови себе все войска ханов Калки и Мергинга. Укрепи крепость Могоча. Подними остальных ханов по реке Шилка. Пускай укрепляют северные берега рек, а по южным – строят засеки, устраивают ловушки. Маловероятно, что он ударит восточнее Могочи, но захват её вероятен. Могочи закрывают дороги на севере Яблоневого хребта. Сдав крепость, ты дашь ему возможность обогнуть хребет и пройти по его западным склонам во фланг и тыл нашим войскам. Флангового и фронтального удара, превосходящих по численности, хорошо вооруженных сил врага ты можешь не выдержать. Учти это. Призывай в войско всех, кто хочет и может носить оружие. Это вопрос жизни и смерти. Самодержец Боливур со своими новыми ста тысячами перекроет все перевалы, если нужно – возведи новые крепости. Аргус, ты по-прежнему прикрываешь юг. Тебе же под командование отдаю и весь флот. Умри, но не пусти врага на нашу землю. Я же сам, вскоре за Таром, отправляюсь к хану Гогуа, чтобы организовать оборону на случай вторжения из крепости Нинг-Хуа через великую степь. Я думаю, один год у нас есть. Можем успеть что-то построить, что-то укрепить. Организовав работу, я поеду к туркменским ханам. Проверю крепости Жучи, Юлдуг, Гукура и Тукура. Надо ещё вызвать монгольских ханов, приказать перекрыть перевалы и за каждым из них построить надёжную крепость. Как вы поняли, я решил возглавить объединённое туркмено-монгольское войско. Колмыкских лучников думаю отправить в Ламасы. Используешь их по своему усмотрению. Остался самодержец Горяна. На тебе, как ты понял, мир и спокойствие во всей Индии. Твои сто тысяч – наш последний резерв. Только не посылай его полностью на север или юг, пока не убедишься, что это не отвлекающий манёвр. Надеюсь на вашу мудрость и полководческий опыт.


                                                                        ТАРиТАРИЯ. Новое царство.

                                                                               Глава 1
              
       Самодержец Тар и его жена тантра Веды, ведунья Тария, совершив трёх недельное путешествие, достигли городища Иркутель, но приданные им войска, отягощённые обозом, ещё плелись по пыльным дорогам монголов. Климат менялся, и эти степи постепенно затягивались песком. Пройдёт ещё пара-тройка столетий и эти степи начнут называть пустыней Гоби.
По прибытию Тар, как и положено нормальному полководцу, приступил к ревизии крепостей и рекогносцировки местности, встречал и устраивал войска, прибывающие из Лукоморья и Беловодья. Тара, в свою очередь, занялась организацией полевых госпиталей и лазаретов, набору женщин для обучения навыкам медицинской помощи, заготовкой перевязочных материалов и обезболивающих отваров.

       После перехода Князя Земли на сторону Люцифера, Земля, как и остальные планеты, примкнувшие к мятежу, попала в зону изоляции. По этой причине все «космические пришельцы» лишились своих божественных привилегий, среди которых были способности мысленно общаться на больших расстояниях, подпитаваться космической энергией, творить энергией мысли. Они стали смертными. Правильно написано в 81 Псалме Асафа:

1 Встал Бог в сонме богов; среди богов произнёс суд:
2 доколе будете вы судить неправедно и оказывать лицеприятие нечестивым?
6 Я сказал: вы – боги, и сыны Всевышнего – все вы;
7 но вы умрёте, как человеки и падёте, как всякий из князей.

Видимо забыли они то, что помнили после них. В Псалме 88 Учение Ефама Езрахита:

12 Твои небеса и Твоя земля; вселенную и что наполняет её, Ты основал.

За всё надо платить.


                                                                                   Глава 2

       Тар остался недоволен расположением крепости Иркутель и приказал начать возводить перед ней высокий земляной заградительный вал. Этот вал начали возводить от крепости Ламасы, что стояла на берегу полноводной реки возле брода и до небольшой крепости Ордынская, что была на несколько километров севернее южного берега моря Байкун. Эта крепость была выбрана не случайно, а из расчёта на незнание местности неприятелем. Ордынская стояла всего лишь в одном полёте стрелы от водной глади, а дальше начинались непроходимые болота. То есть враг попадал в ловушку, за вход и за выход из которой он должен был заплатить высокую цену. Этот вал был второй линией обороны. Первая линия обороны проходила по западным берегам рек Орхон, Витим и Шилка. Даже если Дьюкон разделит свою армию пополам, всё равно сдержать напор полумиллионной армии было крайне трудно, даже невозможно.

       Тария моталась по крепостям, работала, «как угорелая», на износ. Используя лозоходов, нашла источники воды. Войска постоянно прибывали и проблемы с водой были постоянными. Они же нашли залежи серы, и Тария организовала производство пороха, получая селитру путём выпаривания её из навоза, которого всадники не знали куда девать. Не такими уж бездумными катами оказались племена мумчалов, которых привели ханы Калка и Мергинга. Эти кочевники толково выполняли и все порученные им земляные работы. Воины хана Тебечника выполняли роль передового заслона, располагаясь вдоль нижнего течения реки Глиреды, на случай, если Дьюкон пошлёт отряд южнее озера Кайко через пески Шамо вдоль восточных склонов монгольского хребта на Ламасу. По сути, эти первобытные племена обрекались на смерть ради жизни других. Они это знали, но они были истинными наследниками своего знаменитого предка Андона.


                                                                                  Глава 3

Тар находился в крепости Ордынская и проводил совещание с командирами.
- Пришло извести с той стороны. Хан мангов Тон покорился Дьюкону. Теперь все земли от песков Шамо и до самого восточного моря принадлежат и подчиняются ему. А это ещё тысячи воинов, тысячи лошадей и огромные стада овец. Дьюкон вышел к хребтам Ию-Джунгаров и начал расширять дороги через перевалы. Вы сами понимаете, что содержать большую армию очень тяжело, поэтому, как только будут подготовлены дороги, он начнёт переправлять свои войска на нашу территорию, начнётся война. Наши лазутчики ведут там постоянное наблюдение и на транспортных птицах регулярно доставляют нам сообщения. Время поджимает. Надо чтобы все командиры от юрты до самодержца постоянно были в войсках, поторапливая и проверяя ход подготовки. Ясно? Валхир, что у тебя?
- Самодержец, хотел тебе представить прибывших из Беловодья князей Перуна и Ярило. Храбрые воины и толковые полководцы.
- Если до сих пор живы, значит, действительно и воины, и полководцы толковые. Бестолковым полководцам, обычно, хватает и одного сражения. Слышал я, Харон предлагает поставить вашу дружину впереди всех.
- Да, самодержец, это мы сами попросили его. Наша броня, наши мечи сделаны по учениям наших предков. Нашу кольчугу не прорубит бронзовый меч, а наши мечи разрубают их словно лучину. Мы встанем у тебя передовым полком.
- И сколько же воинов в вашем передовом полку?
- Три линии по двадцать тысяч в каждой.
- Итого шестьдесят.
- Да, самодержец. Скорее всего, Дьюкон пустит вначале дикие племена кочевников, чтобы мы подустали. Мы встретим их. По нашим данным их около десяти туменов, т.е. почти сто тысяч, но каждый наш воин убьёт не меньше пяти врагов. Даже, если их усилят слонами, нам тоже есть чем их встретить. Единственное, в чём слабость – это драконы. Не те летающие крылатые змеи, а настоящие, что водятся на побережье. У них под горлом есть специальные сумки, где собирается горючий газ. При выдохе он воспламеняется и убивает всё живое, запаливает деревья и траву. Нам нечем с ними бороться. Мы привезли машины способные далеко кидать валуны, щебень или горящую смолу, есть стреломёты, стрелы которых пробивают по три человека за раз, но таких у нас мало.
- В Лукоморье нам обещали две сотни гигантских орлов. Они хорошо разбираются с неповоротливыми драконами.
- С драконами – да, но вот против летающих гигантских змей – нет. Змеи быстры и маневренны в полёте и своим костяным наболдажником хвоста спокойно сбивают орлов.
- Я слышал об этом, хотя ни разу не видел. Мы предусмотрели и это. В боях мы будем использовать и транспортных птиц. Мы посадим на них лучников, а к шеям привяжем бочонки с порохом. Лучнику останется только чиркнуть и дёрнуть за верёвку, чтобы развязать узел. Бочонок будет падать и взорвётся среди стаи драконов. Маловероятно, что их будут использовать по штучно. Не тот случай. Конечно, многое будет зависеть от мастерства всадника.
- Но птицы летают ниже, чем крылатые змеи.
- Ты не дослушал и прервал меня. Птиц начинают обучению после шести месяцев, приучая его носить письма и мелкие узлы. К двум-трём годам некоторые птенцы уже способны поднять небольшого ростом, но крепкого лучника. Эти птенцы летают выше этих змей. Проверено. Мы уже начали поиск и отбор всадников и на птенцов, и на взрослых птиц.
- Да, после боя мало всадников приземлится одновременно со своим птицами.
- После боя и очень многие ратники приземлятся. И таких будут тысячи. И все они понимают это. И все мы знаем это. И все идут на это осознанно. Запомните, все племена антов, вендов, гипербореев, выбирая между жизнью и смертью, выбирают свободу. Посему и живы до сих пор наши племена, потому что враги знают это. Отрок Велес правильно делает, что записывает всё это. Потомки должны знать, как мы жили, как защищали себя и детей наших. Я надеюсь, что и нам будет уделено несколько строк в его книге. А мы дадим ему повод.
- Конечно, дадим, самодержец.
- Пусть только сунутся, поганцы.

             Прошло немного времени, дверь распахнулась.
- Вождь, тут к тебе просятся. Пускать?
- А кто такие?
- Да монголы. Какой-то молодой хан до тебя просится.
- Ну, если просится, тем более, хан.
В раскрытую дверь вошёл безусый парень лет шестнадцати в красивом, расшитом золотом халате.
- Здравствуй, цар. Я младший сын хана Телке Юлдус. Пришел тебе помогать. Я плохо говорю по вашем, но я буду воевать за тебя. Я пришёл. Мои люди пришли. Мой старший брат по праву крови – наследник. Я нет. Мне только отец давать воин. Говорит, вот тебе воин. Остальное возьми сам. Я пришел воевать.
- Так. Только вначале скажи – ты пришёл воевать или брать то, чего тебе отец не дал?
- Нет. Воевать. Сначала воинская слава, честь. Потом вернусь ханом.
- Это уже приятно. А почему цар? Что за слово?
- Мы солнцепоклонники и поклоняемся богу Ра. Ты наместник бога. На твоём белом знамени три голубых концентрических круга. Это знамя начальника всех войск и небесных, и земных. А ты, значит, его наместник на земле. Значит, ты не Ра, а Ар. Значит, наш ЦАР. Ты цар всей Тартарии.
- Какой Тартарии? – не понял Тар.
- Как какой? Великий Архонт сказал мне, езжай на север, там стоит Тартария. Будешь воевать под его началом. Скажи ему, что я сказал. Я тебе и говорить.
- Тьфу ты. Там стоят Тар и Тария, жена его. Теперь понятно. Всё перепутал недотёпа. Цар? Знамя? Может, так оно и есть. С другой стороны: если вождь Ари-ан основал империю и появились арии, то почему я, прямой потомок великого Тора, не могу основать новые земли Тартарии. И название ничего, хорошее. Цар Тартарии? Нормально. Добро, молодой хан, размещай людей за крепостью Ламасы, готовь воинов к славе.
- Да, цар, мой тумен пришёл сюда за славой.
Приложив кулак правой руки к сердцу, монгол вышел.
- Вот так и рождаются новые империи. – Подумал Тар. – Лишь бы гордыня не обуяла. А, может, и помрёт сразу при родах. Как ударит Дьюкон, так и увидим.


                                                                                     Глава 4

         Месяц был на исходе, и на последний, на восьмой день недели прилетел гонец с известием, что войска под знамёнами Люцифера прошли перевалы и вышли на равнины. Тысячи тысяч всадников заполонили земли и, подобно саранче, уничтожающей траву до земли, понеслись к реке Глиреде, которая была призрачной преградой на пути к реке Орхон, первой линии обороны детей Бога в непримиримой войне против приспешников дьявола. Счет пошёл на дни.


                                                                                     Глава 5
 
         Сила встала на силу, сила стояла против силы в ожидании начала боя. Пещерные медведи Лукоморья, чуя далёкий запах драконов, ревели и вставали на дыбы. Гигантские крылатые змеи, слыша далёкий рёв своих извечных врагов, начинали шипеть, прижимаясь к земле и распуская ярко окрашенные щитки для устрашения пока ещё не видимого врага. Драконы нервно изрыгивали излишки своего ядовитого горючего газа, походя сжигая неосторожно приблизившихся человечков. Тонны адреналина выплёскивались в кровь.

         Дьюкон сидел возле большой юрты, примерно в пятистах метрах от передовой линии своих войск. Лёгкий кивок. Началось.

   Огромные барабаны забили дробь, обрекая воинов на атаку, на смерть. Лавина кочевников понеслась на передовой отряд беловодцев. Беловодцы подняли длинные шестиметровые копья, уперев черенки в землю. Толщиной в руку древко должно было остановить и сдержать натиск кавалерии. Но бой есть бой. В бою часто выигрывает не тот, кто сильнее, а тот, кто хитрее. Строй кочевников в какой-то момент нарушился, в лаве всадников появились трещины, из которых на пеший строй беловодцев вылился всё уничтожающий, всё вытаптывающий неудержимый поток огромных лохматых носорогов. Что- то сделать уже было не возможно. Топот и похрюкивание этих монстров умышленно забивали барабаны, и атака оказалась неожиданной для пехотинцев. Десятки носорогов оказались буквально проткнутыми насквозь и остались лежать среди раздавленных воинов, но оставшиеся две сотни смяли и растоптали первые две линии обороны противника, погибая под копьями и мечами воинов третьей линии. Строй пехотинцев сломался. И тут, подобно пчелиному рою, налетели степняки, покрывая степь тысячами стрел. Раненые носороги, и без того злобные, осатанели окончательно. Они в дикой злости метались, всё вытаптывая, тараня и поднимая на свой рог. Досталось и не вовремя подоспевшим степнякам. По команде беловодцы отступили, оставляя разъярённых носорогов вражеским всадникам. Собственно, и носороги, и всадники изначально были предназначены для заклания. Степнякам самим пришлось добивать собственных носорогов, а за их спиной основная масса кочевников вступила в бой с недобитыми группами беловодцев. Здесь враг впервые познал силу нашего оружия. Вокруг разъединённых групп на лошадях или пешком носились степняки, тщетно пытаясь дотянуться копьём или стрелой до воинов. Замкнув круг, беловодцы становились неприступной крепостью. Разомкнуть такой круг удавалось только ценою огромных потерь, но Дьюкона это не останавливало. Он постоянно кричал и требовал наступать, несмотря на обильные жертвы. Люцифер наслаждался этим жертвоприношением. Введённые в бой боевые бронированные слоны сломали последние очаги обороны беловодцев. Но и тогда они не оставили поле боя, не побежали, смертью смерть поправ.
 
      Земля прощалась с летом, готовясь отдаться осени. Это было прощальное свидание, которое мы называем бабьим летом. Было тепло, но темнеть начинало уже относительно рано. Беловодцы сделали своё дело, и ценою свой жизни выиграли день. Из более шестидесяти тысяч к вечеру осталось чуть более пятисот человек. Ни одного не раненого среди них не было. Тяжело раненых, со множественными, но не смертельными ранами, благодаря хорошей броне, князей Перуна и Ярило вытащили из-под мёртвого носорога. Пришёл черёд работать Тарии со своими тантрами. Благодаря им несколько сотен мужчин не стали жертвой богу войны – дьяволу и остались живы. Вечная благодарность лекарям и, тем более, военным, фронтовым.


                                                                                   Глава 6

      Закончился шестой день боёв. Сражения начинались на рассвете и заканчивались в глубоких сумерках. Осенний день короток. Скоро зарядят дожди, дождь со снегом и землю покроет снег, спрятав под собою траву, столь необходимую лошадям и особенно слонам, пожиравшим этот дефицит в неимоверных количествах. Всё это видел, знал и понимал Дьюкон. Но войска Тартарии стояли насмерть, в прямом смысле этого слова. Благодаря наивности молодого монгола, часто с почтением вспоминавшего царя, название Тартария зацепилось и укрепилось в обиходе.

Бой шёл уже несколько часов. Война стала позиционной. Войска по очереди нападали друг на друга, зная, что это ни к чему не приведёт, оборону не прорвёт, т.к. позади ещё сотни тысяч. Война медленно крутила свои жернова, перемалывая тысячи людей за день. Бои шли на физическое истребление живой силы противника, в том числе орлов, драконов, слонов и лошадей. Да и тех остались уже единицы. Кроме лошадей, которых постоянно пригоняли из тыла.
  
Тар читал последние донесения. Как и предполагали, большой отряд Дьюкона ударил по крепости Могочи. В результате многодневных и даже ночных боёв крепость пала. Все защитники погибли. Предполагая такой исход, на реке Витим была построена ещё одна крепость. Небольшая, но хорошо укреплённая среди высоких гранитных природных столбов. На параллельной дороге на протяжении нескольких километров сделали засеку, порубив вековые сосны и кедры, повалив их на дорогу и преградив путь коннице и обозу. Враг пытался устроить лесной пожар. Но тщетно. Свежесрубленные деревья гореть не хотели. Ветви и трава сгорели, а стволы – нет. Вскоре стало ясно, что враг застрял здесь надолго, если не навсегда. К тому же, на помощь защитникам крепости подошли двести охотников из племён солнцепоклонников. Они пришли на помощь царю Тартарии, наместнику бога на земле.

 С началом сумерек к Тару пришёл командир отряда индиго. Это был чернокожий, огромный, под стать легендарному вождю Ари-ану, воин в позолоченных доспехах.
- Цар, сколько я и мои люди будем сидеть без дела. Война идёт скоро неделю, а мы даже ни разу не участвовали в бою. Если бы ты поставил моих людей вместе с беловодцами, то мы бы остановили тех зверей голыми руками.
- Но вас там не было. Это война. Всего предусмотреть не возможно. Особенно, если против тебя воюет умный противник. Зато вы все живые и у меня есть сильный и мощный резерв.
- Найди нам применение. Мы не можем сидеть просто так.
- Пожалуй, я нашёл вам применение, применение вашему почти трёхметровому росту. По данным воздушной разведки враг начал стягивать слонов на юг. Подозреваю, они нанесут удар по Ламасе, а там два удобных брода. Переправившись, они смогут нанести неожиданный фланговый удар по монголам. Степные ханы, не привыкшие к таким сражениям, могут не выдержать удара и побегут. Начнётся паника. Мы по-прежнему привязаны к Иркутелю. Мы не можем отбросить врага даже на первую линию обороны. Враг слишком многочислен, даже раздробив свои силы на три части. И сорвать их замысел можешь только ты со своими людьми. Как можно скорее отправляйся в Ламасу и срой эти броды. Прокопайте подводный ров. Ты сам как-то говорил, что твой самый маленький воин вдвое выше моего среднего воина. Пусть твои воины копают брод пока им не будет по шею. Тогда ни воины, ни лошади реку в брод не перейдут. Им придётся плыть, а это плоты, лодки. Есть, конечно, слоны, но они боятся огня и в воде они неповоротливые. На той стороне я поставлю молодого монгольского хана с его лучниками. Пускай умрёт, но защитит свои земли. Он хотел славы, и это самый хороший способ. Не спорь. Ты уже понял важность моих слов. Иди.
 А поздно вечером Тара разбудил гонец. Тария не покидала полевого госпиталя даже для сна.
- Самодержец! Важное известие!
- Что случилось?! Прорвали нашу оборону? Кто? В каком месте? Вызвать ко мне командира резерва!
- Нет, самодержец, беда не случилась, случилась радость.
- Говори, иначе я убью тебя не дождавшись известия. Что кричишь?
- Самодержец, сегодня, ближе к обеду через перевал на земле погибшего хана Тебечника перешло войско Великого Архонта и ударили в тыл врага, сметая с пути изумлённых и испуганных солдат.
- Теперь понятно, почему Дьюкон начал перебрасывать слонов на юг. Его разведка узнала об этом, но он не успел перегруппировать свои силы. Общая тревога! Наступаем! Прямо сейчас. Плевать, что ночь на дворе. Всех поднять, всех ко мне!


                                                                                 Глава 7
 
       Горячие и безводные пески Шамо сковывали и ограничивали манёвр и помощь в походе против туркменов, пройдя сквозь земли которых, планировалось нанести удар по разрозненным племенам монголов. Первой неожиданность стали хорошо укреплённые пограничные крепости. Те крепости, которые всего лишь два года назад были только пародией на крепость, ныне стали непреступны. Относительно, конечно. Все крепости, кроме Юлдугской, были захвачены. Потеряли время, потеряли людей, но захватили. Чуть дольше сопротивлялась Тукура. Но тут пришла вторая неожиданность в лице самого Великого Архонта Великого Индийского княжества. Он не просто пришёл, но и привёл монгольскую орду, которая за два дня отбила Тукур назад. Он вновь захватил все перевалы, осадил все захваченные крепости и начал измором принуждать к сдаче. Огромное войско скопилось между горным хребтом и безводными песками. Люди, лошади, слоны все хотели есть и пить. На племена тангутов и ханди, проживавших возле крепостей Шеань-Си и Датонг возложили новую дань и обязанность снабжать всем необходимым безвольно стоящие в ожидании войска. Большой отряд, посланный из крепости Нинг-Хуа через Великую Степь, был разбит войском хана Великого Тибета Гогуа. Великий хан Дьюкон постоянно требовал активных действий, но что тут сделаешь, если перед тобой отвесные неприступные скалистые горы, а на узких тропах перевалов стоят такие же неприступные крепости, со скал бросают огромные камни, которые сбивают с ног даже слонов. Короче, патовое положение – и наступать нельзя, и проиграть тоже нельзя. И не наступать тоже нельзя, иначе приедет гонец и накинет на шею шнурок милости. А, если не милости, то с живого шкуру снимут. Так и дождались, что Великий Архонт оставил часть войска сдерживать и оборонять перевалы, а с остальным войском пересёк монгольский хребет и обрушился на основное войско Дьюкона, громя и уничтожая его слабо обороняющиеся тылы.


                                                                               Глава 8
 
         Двое суток потребовалось на то, чтобы армия Великого Архонта и царя Тартарии объединились и начали совместно гнать врага за хребет Ию- Джунгар. Полководец Харон вместе с ханами Калка, Мергинга и Хуа-Тон возглавили передовые отряды преследования и отправились вперёд, зачищая и возвращая себе свои земли.

         В крепости Ордынской Великий Архонт проводил совещание. Сидел он, естественно, на своём троне, который возил с собою везде и всегда, ведь кто сидит на нём, тому сопутствует удача. И это подтвердилось в очередной раз.
- Товарищи, братья мои в Боге Едином и в воинской брани, запомните этот месяц. Запомните этот день. Запомните тех, кто погиб, защищая свою землю, своих родных. Запомните сами и научите детей, чтобы помнили, что на этих землях остались лежать сотни тысяч лучших сынов Лукоморья, Беловодья и Тартарии. Да-да, не ухмыляйтесь. Я уже знаю, как вас теперь называют. Всё верно. Ваш новый цар Тар и жена его Тария честно заслужили ваше уважение и это право. Да будет так. Полководцы Лукоморья и Беловодья или погибли, или обессилены от ран, поэтому, Тар, временно отдаю эти земли тебе под управление. Эти земли отныне нарекаю Свободной Тартарией, в отличие от земель, на которых мы сейчас стоим, и которые теперь по праву принадлежат тебе. Утром мы пойдём вперёд, и у нас будет ещё и жёлтая Тартария. А что, пускай знают. Не мы это начали, но мы закончим. Шутки шутками, но наша раса, которую эллины называют расой великого медведя, понесла огромные потери и стоит на грани выживания, как раса. Воют полководцы, но на полях сражений гибнут простые люди – земледельцы, кочевники. Поэтому надо вспомнить и о тех простых людях, которых хан Дьюкон обманом или силою посылал на войну. Раса великого дракона тоже понесла огромные потери. А самих драконов, по-моему, мы чуть ли не до последнего истребили. А, не жалко. Бесполезные твари. Только скот таскать могут. Что было то прошло. Осталась память. Слушайте меня. Сегодня я, в честь нашей победы, начинаю новый этап нашей жизни. Мы выжили там, где выжить было невозможно. Мы не просто отстояли свой мир, мы сотворили новый. Сегодняшний день я объявляю Днём Сотворения Мира. Сегодня мы начнём новое летоисчисление мира. Старое прошло, пришло новое, молодое, дерзкое. Я не хочу лишних смертей, но оставить всё на этом уровне, тоже нельзя. Мы очистим земли до хребта, пройдём хребет и за хребтом создадим, как я уже сказал нашу Тартарию. Нам много не надо. Мы проучим хана Тона, который предоставил Дьюкону своих драконов. Посмотрим, как он будет воевать без своих любимцев. Захватим стратегические озёра Кайко и Мучук, пройдём чуть дальше и остановимся. Нам хватит и им наука. Я посмотрел здесь на ваши валы. Мне понравилось. Просто и толково сделано. Так и там мы построим стену, которая навеки отгородит нас от приспешников дьявола. Пускай живут за забором. Так и звать их будем кий-тайцами, т.е. людьми, живущими за забором на вершинах гор. А Тартарию назовём кийтайской.
- Правильно!
- И я говорю – правильно. Да будет так. А теперь за стол – помянем погибших, прославим выживших. Сегодня отдыхаем. С утра – в поход.
    

                                                                                 Глава 9
 
       Наутро Великий Архонт поехал назад в Индию, а как же иначе. Войско под командованием Тара, как и планировалось, пошло к хребту Ию-Джунгар, которое без проблем, по благоустроенным дорогам, пересекло. Неутомимый полководец Харон гнал впереди себя разрозненные, но не сдающиеся войска противника. Это уже не был смертный враг. Это уже был простой противник, основная масса которого воевала из-за страха перед ханами. При первой возможности они сдавались в плен, а потом с радостью начинали обрабатывать землю, заброшенную несколько лет назад по злой воле хана Дьюкона, которого так пока и не поймали. После недели осады взяли приступом крепость Лиан-Донг. Подошли к городищу Цзи. И тут, примерно в это время, Харон со своими друзьями Калкой и Мергингой, с которыми он шёл ещё сотником в орде вождя Ари-ана, попали в искусно продуманную засаду.
Решив поохотиться, они с десятком воинов спустились в котловину, где накануне видели оленей. Откуда-то прилетела стрела и пробила лёгкое Харону. Ханы и остальные воины успели прикрыться щитами. Котловина оказалась ловушкой. С вершин начали стрелять из луков и арбалетов, горохом посыпалась пехота. Врагов было очень много, друзей оказалось мало. Все погибли. Когда их нашли, Харон был ещё жив. Тара сделала уникальную операцию на лёгком, но все нужные готовые отвары оказались далеко, необходимых в этих случаях трав, тоже не нашли. Он умер через сутки. Простых воинов похоронили отдельно на вершине, а друзей так и похоронили рядом в этой котловине. Так и лежат до сих пор светлокожие светловолосые арии, пришедшие с далёкой Гардарики, убитые и похороненные где-то на севере Китайской Тартарии. Такова жизнь.


                                                                            Последняя глава.

- Цар, война окончена. Войско противника рассеяно, главный враг залез в какую-то щель и в страхе затаился. Осталось только начать строить стену, как приказал Великий Архонт.
- Ты прав, ВладимИр. Воевать больше не с кем.
- Так откуда и где возводить стену?
- Возьми за точку отсчёта, например, крепость Лиан-Донг и гони на запад. Только не пропусти озеро Мучуг.
- Да до него столько километров!
- Шучу. Лиан-Донг на Цзи и дальше на северные склоны Шамонского отрога. Так, пожалуй, самый короткий путь будет и, как обозначил Архонт, по вершинам гор. Отлавливай кочевников мангов и на работу. Они много нашей крови пролили, пускай трудом искупают. Даже непосильным. Да, сколько хороших людей погибло, сколько храбрых воинов.

Вечная память погибшим, вечна слава живым героям! Слава России!

Потомки! Потеряете память о предках, потеряете будущее своих детей.