ЗАРИСУЙТЕ ТИШИНУ ДУШИ ПОДБОРКА СТИХОВ 32
ЗАРИСУЕТЕ ТИШИНУ ДУШИ


ПОДБОРКА СТИХОВ 32



   . . .

Зарисуйте
тишину души
свет
на ее белом тонком платье
бант
в ее распущенной косе
и ее
счастливую улыбку
и для вас
откроется весь мир
словно дверь
в то голубое небо
где плывут так славно
облака
и их гладит бог
своей рукой.




   . . .

Под куполом цирка
мечта превращается
в птицу
и с пронзительным криком
летит в темноту
и тогда зажигаются звезды
и луна в своем желтом
сияющем платье
качается снова одна
между ними
и нам кажется
может упасть
прямо в зрительный зал
где разинутых ртов
даже больше
чем глаз
и протянутых рук
хотя меньше
чем томных взволнованных
девичьих вздохов.






   . . .
Так и живем
подвешиваем солнце
над кроватью
и вытираем небо тряпкой
по утрам
днем приглашаем
нежную любовь
в коротком платье
она придет
его снимая на ходу
на час-другой
потом о нас забудет
как обычно
а мы
мы продолжаем
понемногу жить
как рыбки
в том аквариуме милом
что так давно
на подоконнике стоит
и слава Богу
нет пока кота
который сунет туда лапу
беззаботно
чтоб всех нас выловить
как жизнь ему велит.



   . . .

Славно жить на свете
в тишине
мне она напоминает
ворох листьев
можно спать на нем
а можно
и оставить его
в роще дожидаться
путника усталого
другого
что опять заснет на нем
как я
сны увидит
тихие простые
приласкает добрую луну
над собою
рядом с облаками
и проснется
новым человеком
так как будто
взял другую жизнь
прямо с неба
и из рук у бога.





   . . .

И к вам бумажные
приходят люди
в красивых деревянных башмаках
приподнимают шляпы
из картона
и кланяются низко
так как в цирке
вам кланяются клоуны
на сцене
в раскрашенных
зеленых пиджаках
и тросточкой помахивая
вольно
показывают фокус
исчезая
в один прекрасный
и короткий миг
ведь так всегда
с бумажными людьми
они сгорают вдруг
от каждой спички
но на бумаге
новых нарисуют
и вот тогда
они опять придут.


   . . .
Мне достаются в жизни
только ночи
так в жены достаются
негритянки
проплававшему вечность
моряку
а белых дней
я попросту не вижу
как белых парусов
не видит море
когда кругом
одни лишь пароходы
плывут
и утомительно дымят
но по ночам
мне остаются звезды
и я их прячу просто
по карманам
целую на прощание
луну
и ухожу в рассвет
как в мир иной
сказав с улыбкой богу
«до свиданья.»




   . . .

Я оставлю себе
одиночество
а тебе отдам
праздники будни
и время
на всю свою жизнь
можешь тратить ее
если хочешь
на счастье
только я буду
снова один
бесконечно смотреть
из окна
как проходят
безвестные лица
событий и судеб
в толпе
незнакомых прохожих
и как все они
вдруг превращаются
попросту
в капли дождя
на холодном стекле.





   . . .

Кто расскажет мне
что это он сон
он приходит
уносит куда-то
там и ведьмы
бывает поют
бродят темные
злобные духи
и растут
голубые цветы
и встречается
нежное счастье
оно бабочкой
вдруг пролетит
и растает
как будто снежинка.



   . . .

Я ведь знаю
правду о тебе
ты простая
нежная кувшинка
без воды
оставшаяся
в этом странном мире
и тебя я
может быть люблю
как уставший
грустный водяной
он волнами
выброшен на берег
и ему так трудно
без воды
на сухом песке
заснувшей жизни..





   . . .

И на земле
все тише дует ветер
и травы не шумят
уже давно
деревья
не качают головами
и волны
не бегут уже
по морю
своими гривами
воинственно тряся
заснуло небо
снова сбились в стаи
седые облака
и наблюдают
наверное
как бродим мы
в стеклянной тишине
по сказочным
лесным тропинкам
не ведая
куда они ведут.








   . . .

Пугливое чувство
застывшее словно птица на ветке
витиеватая мысль
повторяющая вышивку персидского ковра
восторженная статуэтка
простирающая руки к пухлому абажуру
и наконец
блестящий талисман дверной ручки
понимающе щелкающий
впуская в заветный аквариум потустороннего мира
где гибкие чертенята
артистически корчатся
в сказочном танце.





   . . .

Встречи стали
как копии
прежних разлук
день стал ночью
но только увы
наизнанку
если вывернуть свет
на обратную сторону
сразу получится тьма
и свою
подступившую старость
ты вывернешь снова
обратной ее стороной
на счастливую юность
лишь любовь
ни на что уже
не поменять
она так и останется
просто любовью
будет девушкой милой
у двери стоять
дожидаясь кого-нибудь так
как тебя дожидалась
когда-то.






   . . .

Душа дотронулась
до белого листа
и вот слова
на нем
как будто бы
из камня
появились
сверкающие
яркие
простые
и так лежат
что кажется
их бог
руками положил
на этот лист
и в небе синем
стало очень тихо.







   . . .

Много или мало
этой ночью
нежности
и ласки
для тебя
с ней луна
такая молодая
вот она
в окно твое глядит
и все знает
то что было
будет
и кружится
также как снежинки
что упали
на твое лицо.





   . . .

Мы действительно
катимся вниз
а потом
эти звезды взлетают
как огни
высоко
там
над пьяной луной
она смотрит
опять
тебе прямо в глаза
и так нежно ласкает.




   . . .

И будет не страшно
тебе
на качелях любви
в глухой тишине
позабытого
топотом ног
шаловливых детей
одинокого парка
где тени
так трепетно
дружат с мечтами
и нежность
как бабочка
ночью
летит на огонь
и на нем
не сгорает.




   . . .

Будь добрее
и ты непременно
найдешь себе друга
в мире много
хороших и верных друзей
это дерево
рядом в саду
все в цветах
и тропинка
к избушке ведущая
ловко
где девушка
тихо живет
молодая
собирая цветы
на поляне
и к дереву в том
твоем дивном саду
прививая
свои черенки
чтоб оно
плодоносило счастьем.





   . . .

Как хорошо
что есть
прохожие на улице
сегодня
а во дворе
есть снег
приятно что дома
стоят вокруг
и окна в них
так ярко загорелись
и ты живой
ведь это хорошо
не чувствуешь
ни боли
ни обиды
и можешь на руки
взять жизнь
и нежно целовать
какой бы она
грустной ни казалась.





   . . .

Я радуюсь даже тому
что летают снежинки
что ветер гудит
в проводах
и что снег под ногами
скрипит
что луна надо мной
словно кем-то
заброшенный в небо
таинственный шар
лишь бы он
не упал
в этом все мое счастье
сегодня
ведь я верю
на этой луне
собирают любовь
и лучами
пускают ночами
на спящую землю.










    . . .

С каждым днем
сокращается жизнь
та которую в будущем
ты будешь жить
и растет
та что прожита
в прошлом
это как за обедом
богатым
все больше
тарелок пустых
а нетронутых
меньше и меньше
и ведь если
не есть ничего
за таким вот обедом
и не трогать
ни дня
из непрожитой жизни
все равно же
их больше не станет
жил ты ими
когда-то
или просто
от них отказался
и не прожил
ни дня никогда.






   . . .

Ты придешь вся в снегу
и морозе
он прилепится
холодом рук
и мне будет приятно
схватить
твою шубу в объятья
словно я
поймал зверя
в тайге
хотя знаю что он
и не хищный
все же страшно
когда он в руках
ты ведь знаешь
и сам я
не хищник
и бываю и робок
с тобою
и безумную темную ночь
и боюсь
и совсем не люблю..





   . . .


Вот ходит тень
одна
без человека
а вот прошли по улице
следы
вот голос бродит
где-то в подворотне
и вот во тьме
горят глаза
но без лица
все существует
по частям
и по фрагментам
как будто
раскололся мир
на мелкие кусочки
и его осколки
теперь все время
сами по себе.






   . . .

Ну почему же жизнь
всего одна
вот было бы
их много
как в лесу деревьев
или как денег
в кошельке у богача
и брал бы ты любую
жизнь по вкусу
потом менял
и брал еще одну
и как вода
не кончится в реке
так эти жизни
просто не кончались
никогда
увы такого нет
но есть другое
растратил жизнь
до самого конца
но все равно живешь
уже без жизни
она ведь кончилась
а ты еще на свете
и даже не собрался
умирать.






   . . .

Тебя как будто
заставляют жить
а если бы
не заставляли
ты бы умер
не успев родиться
и так и не увидев
белый свет
как рыбу на крючок
наверно тянет
так тебя тянет вечно
умереть
но рыба глупая
и видит лишь наживку
а ты прости
не видишь ничего
и хочешь быть ничем
поскольку веришь
что это верный путь
чтобы стать всем.






   . . .

Как хорошо
на свете без души
никто тебя
уже не гонит в небо
и незачем
кого-нибудь любить
да и на самом деле
нечем
сидишь себе
как на поляне гриб
или растешь
как дерево в лесу
куда-то ввысь
и зеленеешь
или цветешь цветком
благоухая
в поле чистом
и незачем и думать
ни о чем
вот это благодать
ее и бог не знает
хотя и хочет
в облако порою
превратиться
и плыть и плыть
бездумно
спокойно над землей.




   . . .

Я оставлю тебе
на прощание
все поцелуи
ты их будешь
в шкатулке хранить
вместе с старыми серьгами
брошками
и тем кольцом
что тебе подарил
когда наша любовь
началась
а теперь она кончилась
вот и лежат поцелуи
лепестками
под пыльным замком
в той несчастной шкатулке
из которой
пути уже нет
никуда.






   . . .

Давай смеяться
видишь -
снова светит солнце
и это
и забавно и смешно
прохожие по улице
проходят
и это повод
только лишь
для смеха
и мы живем
все так же
как всегда
и это тоже
в сущности комично
и хочется смеяться
хоть всю жизнь.





   . . .

Когда тебя
не трогают руками
когда не смотрят
на тебя
во все глаза
насколько лучше жить
приятней и спокойней
как будто
в теплой ванне
оставаться
нагретой богом
только для тебя
и в душу
не заглядывают жадно
не требуют
не просят ничего
а просто
не заходят
в твою жизнь
как в дом
которого для них
не существует.






   . . .

Забыл я про тебя
как будто ты
и не жила на свете
и просто показалась
темной ночью
или привиделась
с утра
в моем окне
а это ведь была
всего лишь тень
от чьих-то белых
и бесшумных крыльев
которые
скользнули в небесах





   . . .

Досталась ты
какому-нибудь
маленькому человеку
как милая картинка
на его столе
как брошка необычная
ему на платье
и счастлив он
что ты у него есть
но ведь тебе
захочется полета
по небу синему
в прозрачной вышине
и вот для этого
тебе не нужен кто-то
и вот тогда
ты вспомнишь обо мне.






   . . .

Как много я
на свете отдыхал
и под березами
в саду весеннем
и в поле добром
среди трав высоких
и в лесу зеленом
у славного
веселого ручья
но где же я
трудился в этом мире
когда я двигал
камни или горы
когда гнал волны
в море
без конца
наверное во сне
которого
и не было совсем
а было
только утро молодое
когда кружились в небе
облака.






   . . .

Как хорошо было
с тобой когда-то
как будто жили мы
в тени
больших деревьев
теплым летом
и говорили
только о любви
и птицы пели
рядом
и шумели листья
и жизнь казалась
сладкой ягодой
во рту
и ее сок
давал нам счастье
то самое
что знают птицы
в небе синем
когда летят на юг
знакомой стаей
в полной тишине.







   . . .

Не ожидаю
что получится любовь
откуда взяться ей
на белом свете
бывают только
встречи и разлуки
и вместе
проведенные часы
а остальное
кто-то нарисует
на листе бумаги
чтоб спокойно
сжечь ее
в своем костре вечернем
сказав что это
только показалось
в какой-то миг
взволнованной душе.







   . . .

Вернутся вновь
те самые рассветы
когда так дышится
свободно и легко
и сладко спится
милым
теплым летом
среди цветов
и трав
и тишины
которая как девушка
приходит
тебя коснется нежно
и обнимет
и будет
долго долго целовать.









   . . .

На этих встречах
был один лишь я
а ты ведь
каждый раз
была другая
и так менялась
каждую минуту
как будто
вовсе не было тебя
а кто-то
приходил и уходил
и я его не знал
не видел даже
а только двери
закрывал за ним
и оставался
в полной тишине.





   . . .
Какое счастье
я держал в ладони
ладонь раскрыл
и стало оно таять
осталась только
капелька росы
и в ней я вдруг
увидел наше небо
такое маленькое
и простое
упавшее
в раскрытую ладонь.






   . . .

Я не знаю
где ты оказалась
на какой
незнакомой земле
может там
где высокие пальмы
может там
где лишь скалы
и море
может там
где одна тишина
но я знаю
что ты молодая
и не можешь
состариться просто
потому что
ты легче чем время
и всегда
горячее любви.






   . . .

Я все таки
странно но жив
и лечу
над землей
и крылья распластаны
как у волшебной
магической птицы
и счастье в когтях
уношу я с собой
и прошлая жизнь
подо мною
в тумане клубится.




   . . .

Забудешься и кажется
ты молод
и радостно шагаешь
по земле
очнешься
уже стар
давно не мальчик
все знаешь
что почем и почему
и долго так
все будет повторяться
забудешься очнешься
и опять
с луною юной
будешь целоваться
и тьму ночную
старой ведьмой называть.









   . . .

Пришла зима
торжественно и тихо
двор покрылся снегом
словно новой
поглаженной и белой
простыней
мороз на окнах
разместил узоры
как художник
далеких древних
сказочных времен
и холод по ночам
стучится в дверь
как беспокойный сторож
и кажется луна
намного больше стала
чем была когда-то
и ниже нависает
над землей
и звезды словно угли
разгорелись
и можно в небе
разводить костер
но все равно ведь
будет не согреться
и хоть ты щелкни
по носу луну
ее уже не сгонишь
с крыши дома
до самой
робкой и смешной
весны.




   . . .

Я буду только улыбаться
всему что вижу
на земле
и днем и ночью
и солнцу улыбаться
и луне
и облакам
плывущим
в небе синем
и голубям красивым
за окном
и девушкам счастливым
во дворе
и одиночеству
стоящему у дома
в своем плаще
таком же белом
как и мой.

   . . .

И неизвестно
что же будет
любовь или ее изображенье
безмолвными тенями
на стене
простое утро
или море смеха
где плещутся как волны
чьи-то души
не могут успокоиться
никак
или вообще
останется вокруг
пространство без движенья
где снова неподвижно
даже время
часы стоят
как люди у стены
и жизнь давно
не говорит ни слова
и в камень превращается
огромный
который вдруг
покатится с горы.






   . . .

Пусть падает и солнце
прямо с неба
пусть море
выливается на землю
в каком-то там году
и тают ледники
как тают льдинки
во рту у мальчика
который пить хотел
ну а домой
опять идти ленился
мы будем жить
без солнца и луны
и под водой
и в том небесном мире
где кроме Бога
не живет никто.






   . . .

Каким ты будешь
ты еще не знаешь
каким ты раньше был -
давно забыл
идешь по жизни
и не замечаешь
что все теряешь
что имел когда-то
и получаешь то
что не имел
ни день ни два
ни много лет назад
становишься другим
и незнакомым
а мир вокруг
останется все тем же
и ты в нем не узнаешь
сам себя.









   . . .
Цветок не может
не вполне цвести
то лепестки сложить
то распуститься
хотя такое
и бывает иногда
цветешь - цвети
и это не должно быть стыдно
и неудобно
(мол другие не цветут)
свое находит каждый
в этом мире
кому-то лучше
быть простой травинкой
и незаметно жить
до самой смерти
ну а другому
надо стать пушинкой
и с ветром взвиться
к облакам седым
да так что не останется
следа
его полета
в небе синем
и никогда никто
и не узнает
он жил на свете
или же не жил.

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРЕ:
Носов Сергей Николаевич. Родился в Ленинграде ( Санкт-Петербурге) в 1956 году. Историк, филолог, литературный критик, эссеист и поэт. Доктор филологических наук и кандидат исторических наук. С 1982 по 2013 годы являлся ведущим сотрудником Пушкинского Дома (Института Русской Литературы) Российской Академии Наук. Автор большого числа работ по истории русской литературы и мысли и в том числе нескольких известных книг о русских выдающихся писателях и мыслителях, оставивших свой заметный след в истории русской культуры: Аполлон Григорьев. Судьба и творчество. М. «Советский писатель». 1990; В. В. Розанов Эстетика свободы. СПб. «Логос» 1993; Лики творчестве Вл. Соловьева СПб. Издательство «Дм. Буланин» 2008; Антирационализм в художественно-философском творчестве основателя русского славянофильства И.В. Киреевского. СПб. 2009.
    Публиковал произведения разных жанров во многих ведущих российских литературных журналах - «Звезда», «Новый мир», «Нева», «Север», «Новый журнал», в парижской русскоязычной газете «Русская мысль» и др. Стихи впервые опубликованы были в русском самиздате - в ленинградском самиздатском журнале «Часы» 1980-е годы. В годы горбачевской «Перестройки» был допущен и в официальную советскую печать. Входил как поэт в «Антологию русского верлибра», «Антологию русского лиризма», печатал стихи в «Дне поэзии России» и «Дне поэзии Ленинграда» журналах «Семь искусств» (Ганновер), в петербургском «Новом журнале», альманахах «Истоки», «Петрополь» и многих др. изданиях, в петербургских и эмигрантских газетах.
После долгого перерыва вернулся в поэзию в 2015 году. И вновь начал активно печататься как поэт – в журналах «Нева», «Семь искусств», «Российский Колокол» , «Перископ», «Зинзивер», «Парус», «Сибирские огни», «Аргамак» и др., в изданиях «Антология Евразии»,» «Форма слова» и «Антология литературы ХХ1 века», в альманахах «Новый енисейский литератор», «45-я параллель», «Менестрель», «Черные дыры букв» в сборнике посвященном 150-летию со дня рождения К. Бальмонта, сборнике «Серебряные голубы (К 125-летию М.И. Цветаевой) и в целом ряде других литературных изданий. В 2016 году стал финалистом ряда поэтических премий – премии «Поэт года», «Наследие» и др. Стихи переводились на несколько европейских языков. Живет в Санкт-Петербурге.