Павлин и Соловей
Считал себя Павлин Великой Птицей,
Мол, где ещё найдёшь подобный хвост.
"Лишь для меня рождаются Зарницы!
И только Я один сладкоголос!"

Увидел Соловья и поучает:
"Ты Басни брось писать, раз не Знаток!
В стихах Глаголам надобность большая,
Без них с твоих стихов Не Будет Прок!

Вот Я с пиитикой на "ты" с рожденья,
Побед ношу Серебряный Венок.
А ты способный, это без сомненья,
Но мир без Покровителя жесток.

Я научу, как написать Творенье,
Вторым Великим сделаю тебя.
Неточных рифм тлетворное бурленье
Мои Уроки мигом истребят.

Рифмую "мама-рама" очень сносно,
"Любил-убил"-Верх Совершенства Муз.
Тебя, мой друг,признай, сладкоголосней,
Со мною будешь-избежишь Конфуз"

Певец с улыбкой доброй отвечает:
"Хвостом, не спорю, знаменит на свет.
Гордыня лютая не знает края,
Тебе она в Кромешный Ад билет.

Берёшься поучать, Основ Не Зная,
Невежеству Опора, Спеси Глас.
На Мастера собакой грозно лаешь,
Изящества с Талантом колют глаз.

Изволь творить, а не чернила тратить,
Коль ты себя Пиитом возомнил.
Не ждут за Дар Вселенские Палаты,
Но за Талант Потомкам будешь мил"

Поэтом, добрый друг, не тот зовётся,
Кто знает от рожденья Алфавит.
А тот, кто Ввысь стремится горней Птицей,
Умерив Эгоизма Аппетит.