nmerkulova

Охота на упырей, часть 4
. Акула котам знак подала, чтобы притормозили чуток, дали время упырям очухаться.
Свора котов моментально перестроилась, разделилась, обтекла с двух сторон обалдевших упырей, в кольцо их заключила. Приближаться к кровососам – не приближались, но пугать продолжали: коты спины гнули, хвосты свечками держали, скалились грозно, клыки показывали, шипели по-змеиному. Упыри сначала шевельнуться в ужасе не смели, потом, увидев, что коты вроде как нападать не собираются, вновь соображать начали, пути к спасению искать. Саныч, как самый опытный кровосос, позыркав глазенками по сторонам, еле слышно прогнусавил
 - Лететь нам надо, коты тогда не достанут. Ну, соберитесь, на раз-два.
По команде три упыря внезапно поднялись в воздух. Коты враз к ним бросились, но сколь ни подпрыгивали, сколь лапами с острыми, как кинжалы, когтями ни махали, достать троицу не смогли, высоко те поднялись. Лишь Бяюну удалось в прыжке за штанину Дрона уцепиться, но тот так резко дернулся, что кот штаны выпустил и наземь свалился, но джинсы гаду порвал, да и ногу до крови расцарапал. Дрон от такой атаки в воздухе аж взвился, ругаться матерно начал. Баюн довольно оскалился, окровавленную лапу о снег вытер.
Свысока упырям видно стало, как на подмогу котам Яги двинулись. Саныч зачастил скороговоркой:
- К дальнему лесу лететь надобно, там средь деревьев затеряемся, ступы не пройдут – о сучья цепляться будут, а там и схоронимся где-нибудь, вроде подальше в чащобе заимка лесная имеется, есть шанс облаву там переждать.
- Ну, полетели, полетели, что зря разговоры городить, - стала торопить упыриха. – Веди нас, Саныч, дорогу показывай, - поддержал Дрон. Кровопийцы развернулись в сторону дальнего леса и полетели к нему так быстро, как только возможно было.
Ангелина – Акула, зорко наблюдавшая метания упырей, ощерилась радостно, к бойцам обернулась:
- Двинулись, наконец, сами к месту гибели своей летят.
В охоте ведь что главное? Расчет! Зверя лютого так гнать нужно, чтоб он прямехонько на выстрелы убийственные вышел. Сам! Вот тогда охотникам честь и хвала, вот тогда их выучка и умение выше всяких похвал. И сказать никто не посмеет, что, мол, повезло просто. Везение то ж организовать суметь надо.
Начался последний, конечный этап охоты. Акула оглядела бойцов, вновь в единый отряд соединившихся, тактику дальнейшую обрисовала:
- По моей команде преследование упырей начнем. В дальнем лесу как раз супротив деревни просека имеется, вот по ней и погоним. Места те кровососам не знакомые, тайных схронов они в них не имеют. Главное – не дать им в чащобу забиться, а то выкуривать долго придется. Гоним до большой поляны с елью, где просека кончается. Там и судилище им устроим.
- Да как же не дать им с просеки в леса свернуть? – взволнованно спросила Баба - Яга Настена, - Мы вроде как пешие, а кровопийцы по воздуху передвигаются, как их без ступ остановишь то? Другие Яги головами закивали, переговариваться начали: - Верно, верно Настя говорит, как нам действовать прикажешь, Акулина?
- На то у меня секретное оружие имеется, - торжествующе усмехнулась командирша, - Опосля все узнаете.
- Да, что за оружие – то, Акулин, - встряла Олимпиада, - Почему мы про него ничего знать не знаем? – Секретное оружие, - повторила Акула, - Вам про него до времени знать не положено.
 И вдруг как гаркнет: Отставить разговорчики! Объявляю нулевую готовность. Выступать по моему сигналу! Еще раз в направлении упырей посмотрела, по – привычке бесшумно летевших в заданном направлении, рукой бойцам отмашку дала : За мной! Отряд Баб-Яг во главе с командиршей быстрым бегом пронесся через деревню, настигая улетевших вперед упырей. Те враз заметались в воздухе, Саныч кричать начал, что рассыпаться надо, по одиночке уходить: Дрон, ты вдоль просеки лети, а мы в Томкой по сторонам разлетимся, в леса рванем. Каждый сам по себе пусть прячется!
Дрон в нервах то ж орать начал:
- А я знаю, где прятаться –то?! Ты ж подсобить обещался!
- Да, не спастись нам вместе, дурак ты, обдолбанный! – закричала на Дрона упыриха, - Лети, куда сказано!
- А, договорились, бросить меня решили, волки позорные , - гнусавил сквозь слезы молодой упырь. Но Саныч с Томой его не слушали, по сторонам глазами зыркали, выбирая, где с просеки свернуть.
 Не тут то было! Неожиданно две ступы показались, каждая со своей стороны просеки. Бабы- Яги в них неподвижно сидели, легонько так метлами рулили. Это секретное оружие Акулы в ход пошло. Бойцы летучего отряда как увидели такой расклад, обрадовались, гоготать начали:
- Акула то у нас, как есть молодец, все предусмотрела, хрычовка! Ни в жизнь не скрыться упырям теперь.
Кровососы все ж пометались немного, к лесу прорваться пытаясь, но где этим летунам медлительным, нетопырям поганым, со ступами тягаться. Куда не кинутся с отчаяния – везде их Бабы-Яги поджидают. Конечно, можно было кровососам объединиться и сообща в атаку пойти, тогда, может, шанс в лес умыкнуть и появился бы. Но упырям такая идея и в голову не пришла – единоличники они, помощь друг другу не заведена в их сословии. Этот аспект их психологии Акула тоже учла при разработке тактики гона, и не ошиблась!
Деваться некуда, упыри вперед по-над просекой что было сил рванули. Яги в ступах их преследовали, к лесу подлетать не давая. А сзади погоня началась, Яги с котами объединились, в азарт входить начали. Вот тут час гона и настал! Все убыстряя свой бег, разгоняя кровь в жилах, заражаясь друг от друга эмоциями, желаниями догнать врага и порешить безжалостно, неслись Яги вперемешку с боевыми котами. Бабы-Яги кричали, свистели и улюлюкали: Ату, ату их! Коты завывали и орали яростно, до хрипоты. Внутренний голос Бабы-Яги Настены как с ума сошел, то ли стих, то ли песню какую вопил-выкрикивал, знакомое что-то в его хрипах слышалось:
- Идет охота на волков, идет охота! На серых хищников, матерых и щенков. Кричат загонщики и лают псы до рвоты…
На этих словах бежавший впереди Настены Баюн обернулся, на хозяйку злобно оскалился – не понравилось, видно, сравнение с псами то. Но тут все Яги песню голоса подхватили:
- Снег на снегу и пятна алые флажков… Баюн только прошипел что-то на такое безобразие, но нарываться не стал, где ему против всех. Вдали уж и конец просеки показался.