Демид Толкачев

Эхо апокалипсиса. Глава 8. Будущее, которого нет
Повалил мокрый снег. Снежинки облепляли голые ветви деревьев, а на земле быстро таяли, образуя грязевую кашицу, в которой вязли ноги. Изредка встречавшиеся ели укутывались в белый наряд, становясь по-новогоднему праздничными.
Майкл шёл по лесу, дрожа от холода. Он был одет слишком легко для такой погоды. Нужно было найти одежду потеплее или поскорей попасть на юг. До начала зимы осталось совсем немного, но она решила вступить в свои права уже сейчас.
Горло почти перестало болеть, хотя теперь Майкл рисковал заполучить для него другую проблему – простуду. Шагающий рядом Томас тоже поёживался. Девочки шли позади. Рейчел по-прежнему держала Оливию за руку.
– Не нужно было идти в этот городок, – тихо проговорил Томас. – Если бы мы не пошли, Джейка бы не…
– Наверняка мы не знаем, – так же тихо ответил Майкл. Он всю дорогу от городка прокручивал в голове случившееся и окончательно уверился, что нельзя спрогнозировать все последствия принятого решения. Возможно, не пойди они в городок, они наткнулись бы на военных и все погибли, не только Джейк. Не существует правильных решений. И всё же… И всё же не получается успокоить себя призрачными возможностями, когда налицо явные последствия. Ты не знаешь, что случилось бы и что случится, зато знаешь, что уже случилось. Только так и можно понять, ошибся ты или нет.
– Я ведь мог отговорить всех туда идти, – Томас выглядел совершенно подавленным. – Но я, наоборот, уговаривал… Это моя вина.
– Ты не виноват, – уверенно сказал Майкл. – По крайней мере, не больше меня. Это было общее решение.
«Общее, кроме Рейчел, – подумал он, не произнеся это вслух. – Интересно, что ею двигало: интуиция и непонятная закономерность, или же паранойя и логичное совпадение? Так или иначе, только она может сейчас сказать: я же говорила, а вы не послушали!».
Но Рейчел молчала. Видимо, она понимала всю бессмысленность заявления «я же говорила». Её лицо казалось на удивление спокойным, точно маска. «Наверное, это и есть маска, – думал Майкл. – Вряд ли ей всё равно, пусть даже её отношения с Джейком и не слишком заладились… А ведь это Джейк всех спас. Джейк и вовремя напавшие бандиты. И ещё, он последним согласился идти в городок, не считая Рейчел… И именно он погиб. Это несправедливо! Несправедливо!».
Оливия выглядела хуже всех, и Майкл всерьёз опасался, что она может покончить с собой. Тем более, у неё есть пистолет. Она лишь недавно перестала плакать и кричать, совершенно охрипнув. Из-за этого их вполне могли преследовать по звуку, однако Майкл до сих пор не заметил никаких признаков погони. Теперь Оливия молчала, и вокруг было тихо.
– Как ты думаешь… – колеблясь, начал Томас. – Они… они действительно убили своих… своих детей?..
– Возможно, – после короткой паузы ответил Майкл. – Вряд ли Сэмюэль тогда соврал.
– Но как?.. Я не понимаю… Как?!
Майкл не знал, что ответить. У него самого не получалось рационально и по-научному, как он всегда любил, объяснить произошедшее.
– Наверное… наверное, они сошли с ума, – наконец, ответил он.
– Но они же не могли сойти с ума все вместе? Ведь кто-то же должен был сохранить рассудок и помешать?..
– Может, кто-то и сохранил. И попытался помешать… и его тоже убили…
Майкл старался не думать о том, что произошло в городке до их прибытия, не представлять это. Однако явственные образы сами лезли в голову, как он их не гнал, отчего на душе становилось невыносимо тоскливо, а сердце сжималось от боли.
Ребята шли некоторое время по лесу в полном молчании. Наконец, они вышли на трассу. Впереди на небольшом удалении виднелось несколько домов. Трасса пустовала.
– Обойдём или проверим? – спросил Томас.
– Как хотите, – ответил Майкл. Рейчел и Оливия промолчали.
– Я схожу на разведку, – полным решимости голосом заявил Томас, достал пистолет и короткими перебежками двинулся к домам. С обочины было видно, как он крадётся между ними, осторожно заглядывая в окна. Вскоре он вернулся. За это время по трассе не проехала ни одна машина.
– Вроде, никого, – доложил Томас.
Все направились к домам. Возле первого из них у обочины стояла припаркованная машина. Судя по виду, ещё девяностых годов выпуска, но в хорошем состоянии.
– Джейк хотел найти тачку, – глядя на машину, тихо пробормотала Оливия.
Майкл внимательно посмотрел на девушку, подошёл к машине и подёргал ручку двери. «Заперта, но сигнализации нет», – подумал он.
– Хотите проникнуть внутрь? – спросил Томас, посмотрев на Рейчел, которая, наконец, отпустила Оливию и тоже подошла к машине. Но отозвался Майкл:
– Проволока есть?
– У меня есть, – неожиданно спокойным голосом ответила Оливия. – Ещё от силков осталось немного. Джейк тогда всё не выкинул, и я оставила, на всякий случай… Сейчас достану…
Майкл, тем временем, вытащил свой охотничий нож. Взяв у Оливии проволоку, он сделал небольшой крючок на её конце, после чего аккуратно отогнул ножом рамку стекла передней двери и просунул в образовавшуюся щель проволоку, крючком вниз. Вскоре ручной доводчик открывания двери был приподнят изнутри салона, и дверь открылась.
– Круто! – прокомментировал восхищённый Томас. – Ты, оказывается, почти профессиональный угонщик авто, а мне ничего не рассказывал! Где научился?
– На Ютубе, – ответил Майкл, забрался в салон и принялся рыться в бардачке. Много времени это не отняло – там было почти пусто, как и в остальной части салона.
– Ключей нет, – выйдя из автомобиля, подытожил Майкл результат поисков.
– Заведу и без них, – заявила Рейчел и залезла на водительское место.
– Отмычка, если я хоть что-то понимаю, тут не поможет, – неуверенно прокомментировал Томас.
– Я знаю, – отозвалась Рейчел, поставив свой портфель на пассажирское сиденье и принявшись в нём копаться.
– Кстати, может, эту тачку тут оставили, потому что бензин кончился, – озвучил Томас то, о чём как раз подумал Майкл.
– И где ты научился читать мои мысли? – улыбнувшись, Майкл открыл бензобак, просунул туда проволоку, вытащил обратно и обнаружил на ней явные следы окунания в бензин.
– Не на Ютубе, – немного повеселев, ответил Томас. – Это сложное искусство, и начинать его изучение необходимо с пелёнок!
Рейчел, тем временем, достала из рюкзака отвёртку и молоток и принялась орудовать ими, пытаясь снять пластиковую крышку на рулевой колонке.
– Ты таскаешь отвёртку и молоток с собой?! – изумлённо вопросил Томас. – А пилы у тебя нет?
– А дрели? – продолжил тему Майкл.
– Лучше следите, чтобы к нам никто не подкрался, – отозвалась Рейчел, успешно сорвав крышку и начав возиться в проводке.
Майкл опять почувствовал себя скверно – словно он участвует в организованной преступной деятельности. А что, если хозяин этой машины отнюдь не мёртв, и она ему очень даже нужна? Может, он прячется в одном из этих домов… Однако вокруг по-прежнему было тихо и безлюдно.
Рейчел, кажется, разобралась с проводами и начала оголять часть из них ножом. Томас смотрел на неё с восхищением, Оливия – с изумлением. Скрутив пару оголённых проводов и выбив ещё одним искру, Рейчел завела двигатель.
– Последний штрих, – сквозь зубы проговорила она, пытаясь повернуть руль в сторону. Он никак не хотел поддаваться, и Рейчел опять пустила в ход молоток и отвёртку. Несколько секунд спустя рулевая колонка была разблокирована.
– Готово. Можно ехать, – сказала Рейчел, убирая инструменты обратно в портфель.
– Офигеть! – воскликнул Томас. – Наверное, ты крутой водитель?
– Нет, – откликнулась девочка. – Пару раз трактором управляла и всё. Кто хочет за руль?
– Офигеть! – повторил Томас, ибо ничего более осмысленного ему в голову не приходило.
– Я, – Майкл ответил по существу. Рейчел пересела на пассажирское сиденье, а он занял место водителя. Оливия без персональных приглашений залезла назад. Томас, немного поколебавшись, спросил:
– Дома осматривать не пойдём?
Ему никто не ответил. Майклу сейчас почему-то хотелось уехать отсюда как можно дальше, словно это поможет оставить все проблемы, потери и боль позади, словно где-то там, вдали есть спокойное и счастливое место, нужно лишь хорошенько поискать. Он знал, что это не так, что от себя не убежать, однако всё равно хотел, по крайней мере, попытаться. А вот желания объяснять всё это Томасу не было. Майкл понятия не имел, что думают сейчас Рейчел и Оливия, но ему казалось, что они разделяют его мысли. Томас, видимо, тоже понял, в чём дело. Не дожидаясь ответа, он забрался на заднее сиденье рядом с Оливией и закрыл дверь. Майкл медленно вырулил на трассу и повёл автомобиль в юго-восточном направлении.
Техническое состояние машины оказалось неплохим. Всё, вроде как, работало исправно. Особенно всех обрадовала работоспособность печки. Майкл сначала разогнался лишь до пятидесяти километров в час. Это был первый раз, когда он вёл автомобиль без присмотра отца, а на дороге таяли снежные хлопья. Однако уже через десять минут он освоился, и ему стало казаться, что он плетётся, как черепаха. Разогнавшись до шестидесяти километров в час, Майкл всё равно подумал, что это медленно, и он прекрасно справился бы с управлением и на ста шестидесяти. Тем более, дорога пустынна. И всё же, разгоняться сильнее он не стал.
Бензина оставалось без малого полбака. За окном проплывали облепленные снегом деревья, постепенно белеющие поля, безлюдные дома и далёкие горы. Прошло почти полчаса, когда впереди показалась едущая навстречу легковушка. Майкл сосредоточился. Легковушка быстро приближалась. За её рулём сидел мужчина средних лет, рядом с ним – женщина, а на заднем сиденье расположились двое детей. Легковушка проскочила мимо и вскоре скрылась из виду.
«Негусто, – думал Майкл, внимательно следя за дорогой. – За полчаса одна машина… Неужели людей уже почти не осталось?».
Рейчел глядела в окно и, как обычно, молчала. Впрочем, сейчас молчали и все остальные. Без Джейкоба их компания словно лишилась голоса. Томас опять помрачнел. Оливия сидела с закрытыми глазами и почти не шевелилась.
Непродолжительное время спустя Майкл увидел впереди то, что заставило его резко притормозить и свернуть на обочину.
– Военные! – крикнул он, хватая свой рюкзак. – На выход, быстро!
Дважды повторять не пришлось: все выскочили из машины и побежали в росший справа от дороги лес. Майкл устремился к зарослям кустарника, прорвался через них, с ног до головы обсыпавшись мокрым снегом, и залёг за ними. Остальные пробежали дальше и тоже попрятались, кто как сумел. Вскоре по дороге проехал бронетранспортёр, за ним ещё один. Всё стихло.
Майкл осторожно вылез из зарослей, крадучись добрался до дороги и осмотрелся. Военных и след простыл. Вокруг опять было до жути безлюдно.
– Едем дальше? – спросила Рейчел, подойдя к дороге следом за Майклом.
– Ага, – отозвался тот.
Томас с Оливией тоже вышли из леса, все забрались в машину на свои прежние места, и Майкл дал по газам. Километров через десять с правой стороны дороги показалась горящая автозаправка. Никого, кто собирался бы её тушить, поблизости не было, как не было и тех, кто её поджёг. Очевидно, пожар начался совсем недавно. «Наверное, те военные постарались, – подумал Майкл. – Вот только зачем?!».
Впереди, согласно карте, должен был быть небольшой город. Майкл решил не объезжать его, однако почти сразу, как только въехал внутрь, пожалел о своём решении. Кошмарные воспоминания тут же нахлынули рекой, а к горлу подступил ком. Разрушенные дома, трупы на лысеющих газонах и асфальте… Кое-где в воздух ещё поднимался дым.
Рейчел помрачнела, и Майкл заметил, что у неё дрожат руки. Томас отвернулся от окна, стараясь не смотреть по сторонам: некоторые тела были жутко обезображены. Оливия же, наоборот, выглядела подозрительно спокойной. Она чуть ли не с интересом провожала глазами очередного мертвеца, словно была на экскурсии, где трупы служили достопримечательностями.
Городок быстро остался позади, и Майкл вздохнул с облегчением. Однако вскоре вдоль дороги показались ещё дома, и на каждом из них были отчётливо видны следы взрывов, пожаров и стрельбы. В нескольких местах на трассе асфальт тоже был повреждён, а в одном её почти перегородил обугленный каркас автомобиля, и Майклу каждый раз приходилось медленно объезжать возникающие препятствия. По крайней мере, трупы на глаза теперь не попадались.
Какое-то время спустя расположенные вдоль трассы дома вновь стали выглядеть неповреждёнными. Навстречу даже проехали ещё пара легковушек с обычными на вид людьми.
– Надо бы заправиться где-нибудь, – сказал Майкл, заметив, что топливо в баке заканчивается.
Вскоре за небольшим холмом, на который взбиралась дорога, слева выросла автозаправка. Выглядела она нормально, и Майкл рискнул приблизиться к ней. Для этого пришлось пересечь двойную сплошную линию, но ни других автомобилей, ни полицейских поблизости всё равно не было.
– В окне! – негромко крикнула Рейчел, когда Майкл уже почти затормозил рядом с заправкой. Юный водитель сразу увидел, что она имеет в виду: из окна кассы торчало дуло винтовки. Долго не рассуждая, он дал по газам. Дуло проводило удаляющуюся машину, но выстрела так и не последовало.
– Какое чудное приветствие клиентов! – пробурчал Майкл себе под нос, разогнавшись быстрее, чем прежде.
– Может, бензин у кого в гараже остался? – предположил Томас. – Я имею в виду, у кого-нибудь, кого нет дома и уже не будет…
Ему опять никто не ответил. За спокойной ездой в полном молчании прошло ещё немного времени. Автомобиль, наконец, выехал на сухую дорогу, а из-за туч выглянуло солнце. Никакого снега на росших вдоль дороги деревьях не было. Деревья сменились протекающей поблизости рекой, на её поверхности играли солнечные блики.
– А тут не так плохо! – воскликнула Оливия, глядя в окно, и улыбнулась. – Вроде и не зима вовсе… Никогда не любила зиму.
Девушка спокойно достала из-за пояса джинсов пистолет, приставила его себе к подбородку и нажала на спусковой крючок. Но ничего не произошло. Отведя пистолет, Оливия поняла, что забыла снять его с предохранителя, и собралась, было, исправить это, но тут Томас с криком «Что ты делаешь?!» схватил пистолет и с силой вырвал его из рук девушки.
– Отдай! – Оливия накинулась на Томаса, пытаясь забрать оружие обратно, но тот явно не собирался уступать.
– Эй! Так нельзя! Ты не можешь себя убить! – Майкл умудрился сказать это почти спокойно, остановив машину на обочине. Он предвидел возможность такого развития событий, но всё равно почувствовал испуг.
– Только это я и могу! – закричала Оливия и ударила Томаса в лицо. – Только это нам всем и остаётся!
– Неправда! – крикнул Майкл в ответ. – Нам остаётся выжить!
– Чушь! – Оливия начала царапаться и дёрнула Томаса за волосы, но тот не сдавался. – В одном тогда ты был прав: у нас нет будущего! Только нам этого не изменить!
– Ты не виновата! – уверенным голосом воскликнула Рейчел, развернувшись к дерущимся за пистолет.
– Да не будь же ты таким жестоким уродом! – пропустив её слова мимо ушей, отчаянно завопила Оливия. – Я только себя пристрелю, обещаю!
– Успокойся! – завопил Томас в ответ, упорно отбиваясь от девушки.
– Ты не виновата! – опять воскликнула Рейчел.
– Неважно! – крикнула Оливия. – Я не хочу больше жить в этом аду!!
– Ты не виновата!! – повторила Рейчел ещё громче.
– Дайте мне спокойно умереть!!!
– Ты не виновата!!!
– Я знаю!!!
– Ты НЕ виновата!!!
– Хватит это повторять!!!
– ТЫ НЕ ВИНОВАТА!!!
– Да что тебе, чёрт подери, НАДО?!? – отпустив, наконец, Томаса и яростно воззрившись на Рейчел, взревела Оливия.
– Ты не виновата, что осталась жива!!! – громогласно отчеканила Рейчел, в её глазах блестели слёзы. – Если ты себя убьёшь, значит, они погибли напрасно!!!
Несколько долгих секунд Оливия молча смотрела ей в глаза, потом закрыла ладонями лицо и зарыдала. Майкл пребывал в растерянности. Томас, похоже, готовился к очередному нападению и потихоньку убрал пистолет подальше, однако Оливия ни на кого не нападала. Она лишь рыдала и рыдала, сотрясаясь всем телом. Рейчел отвернулась от неё и закрыла глаза.
В конце концов, Оливия немного успокоилась. Майкл просто поехал дальше, ничего лучше не придумав. Все молчали. Довольно скоро бензин закончился, и двигатель заглох. Успев вывести автомобиль на обочину, Майкл объявил:
– Приехали. Дальше пешком.
Все вылезли из машины. С обеих сторон дороги простирался лес. По пути Майкл несколько раз сверялся с картой и поэтому сейчас знал, где примерно они находятся.
– До ближайшего фермерского посёлка где-то час ходьбы, – сказал он. – Идём.
И все пошли. Майкл и Томас постоянно косились на Оливию. Она больше не плакала и шагала вместе с остальными, однако глядела лишь себе под ноги. Рейчел же выглядела так, будто ничего не случилось.
Очень скоро стало слышно, что их нагоняет машина.
– Давайте сойдём с дороги, а? – обернувшись, предложил Томас.
– Хорошая идея, – поддержал его Майкл.
Ребята успели зайти за первые деревья, когда машина пронеслась мимо. Похоже, в ней сидели обычные люди, а не какие-нибудь бандиты. Тем не менее, выходить обратно на дорогу никто не стал. Наоборот, они немного углубилась в лес, чтобы их сложно было заметить с трассы.
«А может, Оливия права? – думал Майкл, поддавшись очередному приступу тоски. – Почему за жизнь нужно так отчаянно бороться? Что в ней такого хорошего, особенно сейчас? Какой в ней смысл?.. Нет, должен быть смысл. Ведь жизнь – это всё, что у тебя есть… Существует ли что-нибудь после смерти, есть ли у человека душа?.. Не знаю. Наверное, жизнь самоценна. Как минимум самоценна, может, и другие смыслы имеются. И вообще, нечего над этим рассуждать: я обещал родителям выжить, и я выживу!».
От трассы отходила второстепенная дорога, ведущая к фермерскому посёлку. Ребята свернули и теперь шли вдоль неё. Вокруг по-прежнему был лес, хоть он и должен был скоро уступить место полям.
– Как думаешь, в посёлке никого? – негромко спросил Томас, поглядывая на бредущую чуть позади Оливию.
– Без понятия, – отозвался Майкл. – Скоро узнаем.
Винтовка уже успела попеременно больно оттянуть ему оба плеча, и без того нагруженных тяжёлым рюкзаком, и поэтому теперь он нёс её в руках. Выбрасывать подобранные в церкви винтовки ни он, ни Томас и не думали, несмотря на то, что у них по-прежнему оставались пистолеты и что они ими даже не пользовались. Оружие сейчас приносило то чувство защищённости, которое раньше давали дом, родители и полиция, и позволяло спокойно идти по лесу, не дрожа от страха.
– Если найдём в посёлке бензин, вернёмся к машине? – поинтересовался Томас.
– Может быть. Посмотрим по обстоятельствам.
Ребята шли молча ещё пару минут, когда Майклу показалось, что он услышал впереди, за небольшим бугром, хруст ветки. Резко подав сигнал «стоп» левой рукой, Майкл остановился сам, вслушиваясь в окружающие звуки. «Похоже, сюда кто-то идёт», – решил он. Рейчел не стала ждать приглашения, выхватила пистолет и спряталась за деревом. Майкл и Томас вскинули винтовки и тоже укрылись за стволами, взяв вершину бугра под прицел. Оливия осталась на месте. Её пистолет был сейчас у Томаса, но и просто прятаться она не стала, лишь с вызовом посмотрела вперёд.
Из-за бугра показалась девчонка с рюкзаком, примерно одного с Майклом возраста. Она шла на юго-восток, тогда как ребята недавно свернули на запад, чтобы попасть в фермерский посёлок. Почти сразу заметив Оливию, девчонка остановилась. Спустя пару секунд позади неё возник мужчина лет пятидесяти крепкого телосложения, тоже с рюкзаком за спиной. Моментально заметив не только Оливию, но и её вооружённых спутников, мужчина выхватил пистолет.
– Даже не думай! – рявкнула Рейчел, держа его под прицелом.
Мужчина так и не поднял оружие. Внимательно рассматривая ребят, он подал сигнал «стоп» свободной от пистолета рукой, однако позади него всё же появился парень, тоже с рюкзаком, но безоружный.
– Не ходите сюда! – гаркнул мужчина кому-то сзади, повторив сигнал рукой. Видимо, за ним шли ещё люди.
– Что вы тут делаете?! – громко спросила девчонка, бесстрашно глядя на направленные в её сторону стволы.
– Можем спросить то же самое у вас, – так же громко ответил Майкл.
– Мы идём на юг, – ответил мужчина. – Говорят, в основном там налаживают производство искусственной жратвы.
– И там теплее, – добавил парень. – Электричество уже во многих городах отключили.
– По дорогам разъезжают солдаты и валят всех без разбора, – сказала девчонка. – Поэтому мы и не едем по дороге, а идём пешком.
Возникла небольшая пауза.
– Вы чего-то хотите? – спросил мужчина.
– Чтобы вы убрались с пути, – ответила Рейчел.
Мужчина усмехнулся, точно обрадовавшись её боевому задору, и сказал:
– Не бойтесь, мы вам ничего не сделаем.
– Ага, – Оливия саркастически хмыкнула, скрестив руки на груди. – Можете ничего не сделать лично мне прямо сейчас, спасибо скажу. А то ничего себе не делать мои друзья мне запрещают.
И мужчина, и парень, и девчонка, и даже Томас озадаченно на неё уставились.
– Если хотите, можете пойти с нами, – закончив разглядывание Оливии и переглянувшись с мужчиной, предложила девчонка. – Вместе больше шансов выжить.
Опять возникла пауза.
– Рейчел? – спросил Майкл, вспомнив о принесённой в школьном чулане мысленной клятве.
– Что? – отозвалась та, не поворачивая головы.
– Что думаешь?
– Что если этот мужик дёрнется, я всажу ему пулю промеж глаз.
– Я ничего вам не сделаю, обещаю, – спокойно проговорил мужчина и медленно убрал пистолет обратно за пояс.
После ещё одной короткой паузы Майкл, наконец, сказал:
– Спасибо за предложение, но мы сами по себе. И не ходите за нами! Мы уже одних докучавших нам уродов перестреляли, прямо сегодня с утра! И вас перестреляем, если что, не сомневайтесь! Всё ясно?!
– Всё, – отозвался мужчина. – Нет проблем. Идём!
Он жестом указал своим спутникам двигаться в юго-западном направлении. Девчонка и парень скрылись из виду, а мужчина напоследок сказал:
– Если услышите что-нибудь про вакцинацию или бесплатную раздачу еды – не верьте. Вас там убьют.
С полминуты после того, как он ушёл, ребята оставались на своих местах. Потом Майкл молча, отчаянной жестикуляцией указал двигаться на север, к дороге. Все, в том числе и Оливия, послушались. Дорога пустовала. Когда они оказались на другой стороне, тоже поросшей деревьями, Томас тихо спросил:
– Интересно, что это были за люди?
– Мне тоже интересно, – сказал Майкл. – Рейчел, что ты о них думаешь?
– В смысле? – уточнила Рейчел.
– Нам действительно не стоило к ним присоединяться?
– Откуда мне знать? – с грустью, смешанной с удивлением, отозвалась девочка.
«Действительно, откуда? – подумал Майкл – Если у неё тогда и было какое-то предчувствие, а не просто паранойя, это ещё не значит, что она всегда знает последствия принятия произвольного решения. Совсем уже отупел, осёл!».
Вскоре ребята пришли в посёлок. Хвоста за собой они не заметили: скорее всего, те люди действительно пошли своей дорогой. Довольно быстро выяснилось, что в посёлке никого нет. В осмотре нескольких домов, из которых он состоял, прошёл остаток дня. Еды обнаружить не удалось. Судя по всему, жители спокойно и организованно уехали отсюда, прихватив с собой всё наиболее ценное. Электричества тут не было, а из транспортных средств остались трактор и легковой автомобиль в гараже.
Когда полностью стемнело, все вернулись в первый осмотренный дом: изнутри он выглядел уютнее остальных. В доме был небольшой камин и запас дров. Зашторив окна, Майкл развёл огонь.
После ужина консервами Оливия, переводя взгляд с одного из своих друзей по несчастью на другого, неожиданно сказала:
– Я вела себя, как истеричка… Хочу попросить прощения, особенно у тебя, Том. Простите меня. Просто я… мне… мне правда очень плохо…
Слёзы покатились из её глаз, но она их не смахивала.
– Всё нормально, я понимаю, – ответил Томас. – Мы все понимаем. И на тебя не обижаемся. Ты… ты только на себя не обижайся, хорошо?
– Постараюсь, – проговорила Оливия сквозь слёзы.
Майкл предложил организовать ночное дежурство. Было решено, что дежурить будут все, кроме Оливии. Томас пока не решался отдать ей пистолет, да и остальные это поддерживали.
Ночью ничего особенного не произошло. На следующий день с утра Рейчел отправилась в гараж и попробовала завести легковушку найденным от неё ключом, однако ничего не вышло. В гараже осталась канистра с бензином и набор инструментов. Заливание небольшого объёма бензина в бак результата не принесло – автомобиль, похоже, был неисправен.
Майкл чувствовал апатию и усталость. Канистру с бензином можно было бы отнести к оставленной на дороге машине, как предлагал Томас. Однако сейчас уже неизвестно, в каком состоянии эта машина находится. И ехать по дороге – значит, увеличить шансы на встречу с армией. Да и вообще, канистра тяжёлая, а ещё эти рюкзаки и винтовки… Конечно, можно отлить из канистры немного, только чтобы хватило доехать сюда, а остальное потом забрать. Но Майклу ничего не хотелось делать. Точнее, ему хотелось лечь и лежать. Такое самочувствие было для него совершенно нехарактерно. Впрочем, сейчас были особые обстоятельства: усталость действительно накопилась, а любые активные действия могли закончиться фатально. Майкл вообще имел критическое мышление, и потому сомневался практически во всём, ну а сейчас эти сомнения вылились в невозможность решить, что же делать.
Томас не стал настаивать на покидании посёлка. Тем более, тут оставалось два толком не осмотренных дома. Их подробным изучением он и занялся, сперва получив согласие Оливии следовать за ним. Оставлять её без присмотра никто не хотел. Впрочем, сегодня она выглядела уже куда лучше.
Какое-то время Майкл провалялся на диване в гостиной, то пребывая в полудрёме, то разглядывая потолок. В конце концов, периодически доносившиеся из гаража звуки, точно из автомастерской, пробудили в нём интерес, и он направился туда. Оказалось, Рейчел не покинула гараж и теперь возится с легковушкой, пытаясь её починить. Майкл сам неплохо разбирался в технике, в том числе знал кое-что и о внутреннем устройстве автомобиля, поэтому он, недолго думая, принялся ей помогать. Вскоре выяснилось, что Рейчел знает об автомобилях и их устройстве куда больше него, так что он начал чувствовать восхищение, смешанное с досадой.
День прошёл спокойно. В посёлок никто не наведывался, да и вообще, вокруг стояла тишина. У Томаса с Оливией так и не получилось обнаружить ничего съестного или, хотя бы, запасных патронов. Рейчел с Майклом тоже не достигли успеха в починке машины.
– Думаю, мы на верном пути, – когда стемнело и заниматься ремонтом стало проблематично, сказал Майкл. – Уверен, эту тачку вполне можно починить.
– Согласна, – откликнулась Рейчел. – Вариантов осталось немного, а никаких серьёзных повреждений мы не заметили.
– Может, всё же сходим с бензином к той тачке, на которой мы уже катались? – опять предложил Томас. – Так оно быстрее выйдет. Даже несмотря на то, что бензин ещё тащить надо.
– Давай мы ещё завтра попробуем её отремонтировать, ну а если не получится… тогда решайте без меня, – сказал Майкл. – Даже если отбросить все эти рассуждения о возможных угрозах и исходах, их вероятностях… Короче, отбросить всё то, над чем обычно думают идиоты вроде меня. Так вот, не знаю, как вы, а я просто жутко устал таскаться с рюкзаком на своих двоих. Думаю, пару дней отдыха от этого занятия нам не повредят.
– Ты весьма самокритичен, – Рейчел улыбнулась.
– Я тоже устала, – поддержала его Оливия. – Ноги до сих пор болят.
– Да и я устал, чего уж там, – Томас вздохнул. – Надолго оставаться тут нельзя, но это вы и без меня знаете. А на пару-тройку дней – вполне можно.
Вечером все вновь собрались в гостиной дома с камином. Подачу газа сюда не отключили, хотя электричества и не было, поэтому у ребят получилось приготовить горячей еды. А вот телевизор без электричества не посмотреть. Он всегда казался Майклу бесполезным, особенно когда есть Интернет, но сейчас у смартфонов успели сесть аккумуляторы, и его не хватало. Как не хватало и Джейкоба, который любил его включать.
– Слушайте… а вы думали, кем хотите стать во взрослой жизни? – когда молчаливый ужин подходил к концу, спросила Рейчел.
Все удивлённо уставились на неё. Удивлённо не из-за самого вопроса, а из-за того, что она вообще задала вопрос. Это был первый раз, когда она что-либо спрашивала у своих спутников о них самих.
– Эмм… я так понимаю, это уже неактуально, – после непродолжительной паузы ответил Майкл.
– Да, пожалуй, – согласилась Рейчел. – И всё же, думали?
– Конечно. Я хотел стать пилотом.
– Ага, помню, как ты самолётами мне весь мозг выносил, – Томас взглянул на Майкла и улыбнулся.
– Ну это ведь круто, согласись, лететь с огромной скоростью, быстрее любых птиц, так что целые города будут мелькать где-то внизу! Вообще, я не был уверен, куда пойти – в гражданскую авиацию или в военную.
– Твоя мама говорила, что никакой военной, только гражданская, – напомнил ему Томас.
– Да, говорила, – тихо произнес Майкл, вспомнив о родителях. – А отец был не против военной…
– Я думала, что стану актрисой или моделью, – выдержав небольшую паузу после слов Майкла, сказала Оливия. – Специально ходила в драмкружок на театральные курсы. Руководитель говорила, что у меня хорошие способности… А Джейк хотел открыть свой бизнес. Он, правда, не был уверен, какое направление выбрать, рассматривал несколько вариантов…
– Ну а я не знал, кем буду, – признался Томас. – Планировал в колледж поступить, куда получится. Ну а потом работать в каком-нибудь офисе каким-нибудь менеджером… Не знаю, в общем. По-моему, работа – не главное в жизни. Особенно сейчас.
– Ага, сейчас главное – выжить, – усмехнулся Майкл. – А ты кем хотела стать?
– Я не могла определиться, – ответила Рейчел. – Думала, что буду фермером, автомехаником или следователем.
– Какой чудный набор! – весело воскликнул Майкл.
– Ага, крутотень! – согласился Томас.
– Очень женственный, однако, – даже Оливия немного повеселела.
– Выбирай автомеханика, это единственное из трёх, что до сих пор актуально! – посоветовал Майкл.
– Точно! – воскликнул Томас. – Кстати, вот почему она машины без ключа заводит!
– Ага! И разбирается в них лучше нас всех!
– Она уже почти готовый автомеханик!
– И учиться даже не обязательно!
– Да и сейчас, я так понимаю, уже негде!
– Кроме самообразования из книжек!
– Ага!
– Хорошо, буду автомехаником, – улыбаясь, сказала Рейчел. – Сейчас выбирать уже не из чего. Но раньше… – её лицо вновь приняло серьёзное выражение, – раньше возможностей было намного больше. Возиться с растениями мне тоже всегда нравилось. Что до следователя, то мне ещё с детства казалось, что следователь может найти кого угодно, и… Неважно. Знаете, я ведь всерьёз думала, что готова если не поступить куда-нибудь в академию ФБР, то, по крайней мере, защитить свою семью. Отец учил меня стрелять, и у меня хорошо получалось… Он говорил, что нужно быть готовым к любой опасности, что нужно держать тело и разум в форме, что толстеть перед телеком, как все, не для нас, что произойди какая-нибудь катастрофа, и все эти жирные тупари помрут, а мы выживем… Но когда время пришло, когда все эти ежедневные пробежки по утрам и часы, проведённые на стрельбище, действительно могли пригодиться, меня даже не было дома, а отец…
Рейчел запнулась. Все замерли и глядели на неё. Было видно, что ей трудно это говорить, но она, немного помолчав, продолжила:
– Миссис Джонсон, наша соседка, предложила мне сходить с ними на поле. Она с мужем хотела попробовать посеять пшеницу, читая какой-то заговор, который её подруга разузнала у шаманки в Африке и скинула ей на почту. Заговор должен был заставить пшеницу прорасти. Я, конечно, не верила, что это сработает, но пошла посмотреть из любопытства… Джонсоны были хорошими людьми. По крайней мере, на мой взгляд. Хоть и немного странными. Они ходили в церковь, но верили во всякие вудуистские штучки. Впрочем, когда мир вокруг тебя рушится, поверишь и не в такое… Ещё они верили в человеческую доброту. И сами были добрыми. У них даже оружия не было. Мистер Джонсон, правда, отсидел в молодости за воровство, но когда вышел, твёрдо решил со всем этим завязать. Это он научил меня взламывать замки. Своих детей у него не было, и он говорил, что хочет передать мастерство кому-нибудь. И всегда напоминал, чтобы я ничего не воровала… Так вот, я была с Джонсонами в поле, когда они приехали, а отец… Он был во дворе, у него была с собой винтовка, но он даже не успел ею воспользоваться… Его застрелили очередью из Узи, потом они ворвались в дом и застрелили маму тоже… А я… я даже не взяла с собой пистолет… – Рейчел всхлипнула, по её щекам покатились слёзы. – Я ничего не могла сделать… могла лишь побежать домой, чтобы тоже умереть… И я хотела побежать домой, но Джонсоны меня не пустили… Бандиты унесли все запасы пищи, что были у нас, и оружие тоже. И обчистили Джонсонов, пока мы лежали на холодной земле, прячась… Ничего не осталось… Вечером мистер и миссис Джонсон повесились у себя во дворике. Другие наши соседи к тому времени уже переехали, и я осталась одна… На следующий день я выкопала четыре неглубоких могилы и похоронила сначала маму с папой, а потом срезала Джонсонов с петель и похоронила их… Тогда-то я и поняла одну простую вещь: невозможно быть готовым к опасности. Ты можешь готовиться к ней хоть всю жизнь, быть чемпионом по стрельбе, мастером по боевым искусствам и уметь выживать в дикой природе, но это ничего не изменит, ты умрёшь так же, как и остальные, ни разу не применив все свои навыки в деле…
Рейчел замолчала, глядя в огонь. Майкл хотел сказать, что она не права, что её умение метко стрелять уже спасло ему жизнь, а её отличная физическая подготовка и бесстрашие, возможно, спасли их всех при побеге из города, где военные устроили бойню. Но не стал. Что ей со спасения каких-то подростков, которых она знает несколько дней, когда она похоронила свою семью? В чём-то она всё же права. Поэтому, немного помолчав, он произнёс лишь:
– Просто не всё на свете зависит только от нас.
Девочка ничего не ответила. «Наверное, ей нужно было выговориться, – подумал Майкл. – Это всё слишком ужасно, чтобы держать в себе… Надеюсь, теперь ей станет немного лучше».
Ночью вновь устроили дежурство, и вновь дежурили все, кроме Оливии. Майклу больше не снились никакие сны про инопланетян или лучи жизни. «Может, это потому, что я в них не поверил? – подумал он. – Однако ничего ведь не изменится от того, буду я верить, или нет. Истина всё равно одна».
Следующим утром Рейчел и Майкл продолжили ремонт автомобиля. Томасу и Оливии делать было особо нечего, и потому они просто отдыхали, собираясь с силами, которые могли понадобиться в любой момент. Все были начеку. К счастью, в посёлок по-прежнему никто не наведывался.
Ближе к вечеру машину починить всё-таки удалось.
– Говорил же, ты прирождённый автомеханик, хоть и девчонка, – заявил Майкл, улыбаясь. – У тебя в этом талант!
– Да ладно, без тебя у меня вряд ли бы получилось, – Рейчел тоже улыбнулась. – Кстати, ты сексист?
– Хм, нет. А ты феминистка?
– Нет, пожалуй. По крайней мере, я никогда не считала, что мои права кто-то ущемляет.
– Отлично.
– Ага.
И они рассмеялись.
Выезжать из посёлка решили завтра утром. Военные на дорогах, конечно, представляли опасность, но опасностей было предостаточно и при путешествии пешком. Ребята захватили кое-какие тёплые вещи, найденные в посёлке – на всякий случай. Томас также прихватил котелок, чтобы можно было приготовить пищу в походных условиях.
Поутру все собрались в гараже. Томас достал пистолет Оливии и протянул его ей со словами:
– Обещаешь не убивать себя? И нас тоже?
– Обещаю, – Оливия грустно улыбнулась, взяла оружие, повертела его в руках и сунула за пояс джинсов.
Все забрались в автомобиль, канистру с бензином погрузили в багажник. Майкл опять занял место водителя. Он осторожно выехал из посёлка и повёл машину на юг. Ремонт явно удался, всё работало исправно. Дорога выглядела пустынной. Майклу пару раз пришлось объезжать завалы по полю, а через какое-то время он въехал в пробку из брошенных автомобилей, так что вынужден был вернуться назад и свернуть в другом месте. Ближе к обеду они проезжали мимо очередного посёлка, и Томас предложил заехать в него – поискать еду, а заодно устроить привал. Так и поступили.
В посёлке стояла знакомая тишина, и Майкл без всякого осмотра был почти уверен, что тут никого нет. Тем не менее, ребята действовали осторожно. Только обследовав ближайшие дома и убедившись, что жильцы их покинули, Рейчел, а следом и остальные достали остатки приготовленной вчера вечером еды. Погода была отличная, в меру тепло и солнечно. Поесть решили под открытым небом, во дворике одного из домов.
Через некоторое время Майклу, однако, стало, казаться, что кто-то наблюдает за ними. Он пару раз внимательно осматривался, но никого не заметил. «Предложить уйти? – мелькнуло у него в голове. – Томас хотел подробно исследовать дома, вдруг тут осталась провизия. Но могла остаться не только она… Странно, а когда только въехали в посёлок, я был уверен, что здесь никого. Дебильная интуиция, всё-таки её у меня не было и нет, есть только паранойя».
Оливия отошла в туалет, оставив свой рюкзак во дворике с ребятами. Закончив обед, все какое-то время просто ждали её. Однако она как-то подозрительно долго не возвращалась, и Томас громко спросил:
– Оливия? Ты долго там ещё?
Ответа не последовало.
– Оливия! – позвал Майкл.
Опять тишина.
– Оли! – крикнула Рейчел.
Снова тихо.
– Схожу, проверю, как она там, – сказал Майкл, вставая с места. – Подождите здесь, хорошо?
– ОК, – отозвались Томас и Рейчел.
Майкл тоже оставил рюкзак и винтовку во дворике. Войдя в дом, он, на всякий случай, достал пистолет. Долго искать туалет не пришлось. Дверь в него была открыта, и внутри никого не было.
«Чёрт, куда она делась?! – думал Майкл. – Неужели она решила уйти от нас? Даже без рюкзака? Нет, не может быть! Она где-то здесь, и я найду её!».
Майкл встал посреди гостиной, осмотрелся и заметил, что дверь на задний двор приоткрыта. Пройдя через неё, он вновь огляделся. В дальнем конце двора виднелась приоткрытая калитка, а за ней – тропинка, уходящая к реке. Долго не рассуждая, Майкл направился туда. Начав спускаться по тропинке, он почти сразу заметил Оливию: она стояла в полусотне метров к нему спиной.
– Оли! – позвал он, но девушка не отреагировала. Майкл быстрым шагом пошёл к ней.
– Что ты тут де… – поравнявшись с ней, начал, было, он, но осёкся: в нос только сейчас ударил запах, и он увидел то, на что глядела она. Впереди была вырыта глубокая яма, и в ней вперемешку валялись трупы: мужчины, женщины, старики, дети… Майкла затошнило. Усилием воли взяв себя в руки, он как можно более спокойным голосом сказал:
– Оли, им уже не поможешь. Пойдём отсюда, хорошо?
Оливия отвела взгляд от трупов и посмотрела на него.
– Пойдём, ладно? – выдавив из себя улыбку, проговорил он и взял девушку за руку.
– Пойдём, – сказала Оливия и тоже улыбнулась. Она сделала шаг от ямы, но вдруг как-то резко и неестественно дернулась и начала падать, а спустя мгновение Майкл услышал свист и далёкий звук выстрела. Спустя ещё одно мгновение что-то обожгло ему щёку, за этим вновь последовал свист и выстрел. Майкл рефлекторно повалился на землю, Оливия упала рядом. Чуть приподнявшись, он увидел, что у неё насквозь пробита шея, и по земле во все стороны расползается кровавое пятно. Девушка смотрела куда-то вверх. Пару раз судорожно схватила ртом воздух. Из уголка её губ стекла струйка алой крови, и она затихла.
«Нет! Чёрт возьми, нет!!!», – вопило в голове у Майкла.
– Уроды!!! – завопил он вслух и два раза выстрелил в сторону стрелявших. Однако он не видел их, и, судя по всему, они находились далеко, за рекой, так что вряд ли он смог в кого-нибудь попасть. Отпустив Оливию, которой уже никогда не уйти из этого жуткого места, он, не помня себя от ярости, подскочил на ноги и побежал обратно в дом. Ещё одна пуля просвистела очень близко, так что Майкл кожей ощутил её жар, но сейчас он первый раз за всю жизнь совершенно не боялся умереть. «Ублюдки! Уроды! Чёртовы уроды! Перестреляю всех, если только найду!!!» – вертелось у него в голове.
Забежав на задний двор, Майкл услышал ещё выстрелы. Пробежав через дом и выбежав во дворик, он увидел, что его с Оливией рюкзаки, а также винтовка лежали на своих местах, но ни Томаса, ни Рейчел тут нет. Схватив свой рюкзак и винтовку (второй ему всё равно было не дотащить), Майкл позвал:
– Том!
Почти сразу после этого прогремел взрыв: какой-то снаряд попал в дом, отчего всё вокруг засыпало пылью и осколками. Майкла не задело. Плохо соображая от ярости, которая всё возрастала, затмевая собой все остальные чувства, Майкл побежал к машине. В ней не было его друзей, и когда он подбежал совсем близко, прогремело ещё несколько выстрелов. Пули попали в стекло, шину и пробили бензобак, вследствие чего на дорогу тонкой струйкой начал стекать бензин. Тем временем, вдалеке показалась боевая машина пехоты, и она ехала прямо сюда.
Майкл не видел кругом ни солдат, ни бандитов – только её. Поэтому он в приступе бешенства вскинул винтовку, прицелился и с криком «Получите, твари!!!» выстрелил в БМП. Попал он или нет – осталось неясно. В любом случае, чтобы причинить ей хоть какой-то вред, надо было стрелять хотя бы из противотанкового ружья.
«Сдохнуть сейчас?! Сдохнуть сейчас?! Сдохнуть сейчас?!» – крутилось в его голове, а сам он приготовился стрелять в БМП, пока не закончатся патроны. «Выжить и отомстить!» – пробилась сквозь пелену ярости единственная вменяемая мысль, которую он мог сейчас воспринять. Он бросился бежать прочь, успев вовремя свернуть за дом от полетевшей ему вслед пулемётной очереди. Спустя пару минут Майкл уже вбежал в лес, надеясь лишь на то, что Томас и Рейчел побежали в этом же направлении.