Демид Толкачев

Эхо апокалипсиса. Глава 9. Одиночество
Тишина. Она окутала деревья, опавшую листву, всё вокруг. Казалось, у неё был свой собственный звук – шум крови в сосудах и стук сердца.
Майкл в очередной раз остановился и позвал Тома. В ответ была тишина. У смартфона сел аккумулятор, и Майкл не мог даже попытаться позвонить своим друзьям. Ярость постепенно угасла, уступив место отчаянию и страху. «А вдруг они не смогли сбежать из того посёлка, и их там убили?» – эта мысль настойчиво лезла к нему в голову. Он отгонял её, но она каждый раз возвращалась и каждый раз казалась всё более правдоподобной.
Вокруг простирался лес. Обычный не слишком густой зимний лес. По крайней мере, таковым он выглядел на первый взгляд. Майкл внимательно осмотрелся, вслушиваясь и надеясь услышать хоть что-нибудь, что нарушило бы тишину. Ни движения, ни звука. Майкл вдруг очень чётко ощутил, что окружающий его лес не просто заснул в ожидании весны, он умер. Это огромный склеп, с деревьями вместо колонн и небом вместо потолка. От такой ассоциации на Майкла накатила паника. Ему стоило огромных усилий не броситься в ужасе бежать, куда глаза глядят. Собравшись с мыслями и немного успокоившись, он продолжил идти в южном направлении. «Том и Рейчел знают, что мы идём на юг, – думал он. – Они пойдут сюда же, и мы обязательно встретимся. Обязательно».
Солнце клонилось к закату, а вокруг по-прежнему был лес. Майкл не был уверен насчёт своего точного местонахождения. Определить его без GPS составляло проблему. Окружающие деревья загораживали обзор, не позволяя узнать особенности рельефа местности, поэтому бумажная карта не сильно помогала.
Погони не последовало. Военных он явно не очень-то интересовал. Но легче от этого не становилось. Нужно было найти ночлег, а есть ли поблизости жильё, Майкл не знал. Он понимал, что можно продолжать идти и в темноте, используя фонарик, но тогда его будет видно издалека, а вот сам он не сможет разглядеть ничего дальше десятка метров. В конце концов, он смирился с тем, что придётся заночевать в лесу. У него не было ни палатки, ни, хотя бы, спального мешка. К счастью, погода стояла спокойная и тёплая для этого времени года, так что можно было надеяться, что он не замёрзнет до смерти.
Пока ещё не стемнело, Майкл выбрал подходящее, на его взгляд, место для ночлега и натаскал сюда опавших листьев для лежанки. Костёр разводить он не стал, опасаясь, что его могут заметить военные или бандиты. Конечно, его могли бы заметить и Томас с Рейчел, но Майкл решил не рисковать.
Солнце опустилось за горизонт, и вскоре всё вокруг потонуло во тьме. Ночной лес всегда выглядит не слишком дружелюбным. Обычно он полон разных непонятных звуков. Сейчас же непонятные звуки почти не раздавались, но Майклу всё равно было страшно. Он долго не мог заснуть, укутавшись во всё, что у него было, и всё равно чувствуя холод. Перед его взором стояло лицо умирающей Оливии. Он не смог её спасти… Он никого не смог спасти… Да что он вообще может?!.. Чувство собственного ничтожества захлестнуло его. Он не сможет за неё отомстить. Ни за неё, ни за Джейкоба, ни за Кристофера, ни за своих родителей… Он никто, пустое место, ноль без палочки. И он ещё думал, что в состоянии разобраться с внезапным бесплодием всех многоклеточных организмов на планете?! Да это даже не смешно…
В конце концов, Майкл всё же погрузился в сон. Ему снилась какая-то жуткая белиберда: солдаты верхом на оживших трупах гоняются друг за другом, замечают его и начинают гоняться за ним, а он всё пытается убежать, но бегает кругами, вокруг свистят пули, а трупы жалуются и кричат, чтобы им дали спокойно умереть. Потом картинка сменилась, и он очутился в очень странном помещении: вместо стен была бездонная пустота. Помещение разделяла стеклянная перегородка, и по другую сторону этой перегородки он увидел Рейчел. Девочка плакала, била кулаками в стекло и что-то отчаянно кричала, но он не слышал ни звука, точно в стекле была вакуумная прослойка. Пробовал читать по губам, но ничего не получалось. Тут картинка снова сменилась, и он понял, что спит в лесу, на своей лежанке из опавших листьев. Открыл глаза. Солнце ещё не встало, но он почему-то прекрасно всё видел, всё до мельчайших деталей. Почувствовал чьё-то присутствие и осмотрелся. Невдалеке от него стояли Джейкоб и Оливия. Совершенно живые на вид, такие, какими он их запомнил. Они держались за руки.
– Ты не ничтожество, – серьёзным голосом сказал Джейкоб.
– И ты не виноват, – добавила Оливия.
Они развернулись и медленно пошли прочь.
– Подождите! – крикнул Майкл и открыл глаза ещё раз. Перед его взором предстал всё тот же ночной лес, только Джейкоба и Оливии уже не было. Чёткость зрения быстро пропадала, пока не вернулась к своей норме и все детали не потонули в предрассветной мгле. Ощущение чьего-то присутствия тоже ушло. Он остался один.
Майкл поднялся на ноги и осмотрелся. Вокруг было темно, но на востоке уже занималась заря. В лесу по-прежнему стояла тишина. Майклу ужасно захотелось заплакать, однако он сдержался, несмотря на то, что его сейчас никто не мог видеть. «Это неважно, – думал он. – Я не буду плакать! Не буду, не буду! И я не сдамся! Я найду Тома с Рейчел, и мы выживем! Мы все!».
Он быстро сделал зарядку, чтобы согреться, наскоро перекусил и отправился в путь. Спустя пару часов он уже вышел из леса. В стороне виднелись частные дома. Майкл направился в их сторону, соблюдая осторожность. За домами простирались пустеющие поля вперемешку с садами. Это был очередной фермерский посёлок, и очень скоро Майкл обнаружил, что этот посёлок безлюден. Дома стояли закрытыми, вспомогательные постройки также были заперты. Однако у посёлка имелось название, красовавшееся на яркой табличке перед въездом, и Майкл нашёл его на карте, выяснив, таким образом, где он сейчас находится.
Первым делом Майкл решил подзарядить свой смартфон. Для этого нужно было проникнуть в один из домов, но без помощи Рейчел это вызвало затруднения. В конце концов, Майкл просто разбил окно прикладом ружья. Однако, попав внутрь, он выяснил, что в посёлке нет электричества. После тщательного осмотра дома стало ясно, что припасов в нём нет, как нет и затаившихся хозяев.
Неподалёку располагался город. Отдельные постройки были видны даже из посёлка, если знать, куда смотреть. Немного поразмышляв, Майкл решил идти туда в надежде на зарядку смартфона. Он не был уверен, что так поступили бы Томас и Рейчел, но ничего лучше ему в голову всё равно не приходило. Выбравшись из разбитого окна, он ещё раз позвал своих друзей и, немного послушав ответную тишину, отправился в путь вдоль дороги. Вскоре окружающее безмолвие начало рушиться. Со стороны города доносились далёкие оживлённые звуки, какие обычно и доносятся из городов. Майкл прошёл мимо пустующей автозаправки, миновал магазин, гостиницу и ещё несколько строений, предназначения которых он не знал, и оказался в жилой части пригорода. Осторожно пройдя мимо нескольких домов и внимательно осматриваясь, он решился, наконец, забраться в один из них, но тут из дома слева донеслись голоса. Майкл лихорадочно перелез через невысокий забор с правой стороны улицы и залёг под ним.
– Ничего не поделаешь, – сказал вышедший из дома мужчина с двумя тяжёлыми сумками в руках и направился к припаркованной перед гаражом машине.
– Но ведь они говорили, что нам не придётся переезжать, – настаивала появившаяся следом за ним женщина, тоже с сумкой.
– Видимо, что-то изменилось, – ответил мужчина, ставя сумки в багажник. – Ты же знаешь, какое сейчас время.
– Надеюсь, они не решили принести в жертву и нас, – с раздражением, смешанным с паникой, пробормотала женщина.
– Не говори глупостей, – отрезал мужчина.
– Дети, поторопитесь! – крикнула женщина, затолкав в багажник свою сумку.
Из дома вышли мальчик с девочкой, кряхтя как рождественские ёлки, на которые навешали слишком много игрушек.
Сквозь щель в заборе Майкл заметил, что мужчина держится за пистолет и напряжённо озирается по сторонам. Он остановил взгляд прямо на Майкле, точно мог видеть его сквозь доски. Но тут дети, тяжко пыхтя, загрузились в машину вместе с пожитками, а женщина залезла на переднее сиденье. Мужчина быстро поднялся на крыльцо, запер дверь, вернулся к машине и занял водительское место. Автомобиль выехал на дорогу и направился в сторону центральной части города.
Подождав с минуту, Майкл выбрался из своего укрытия и подбежал к только что покинутому дому. По привычке начав обходить его, он обнаружил полуоткрытое окно на первом этаже. Видимо, эти люди собирались в большой спешке. Майкл не без труда залез внутрь и тут же подскочил к ближайшей розетке. Электричество было. Как только смартфон ожил, Майкл набрал Томаса – выбирать не пришлось, номера Рейчел он всё равно не знал. В ответ приятный женский голос сообщил, что абонент временно недоступен.
– Проклятье! – Майкл чертыхнулся и попробовал зайти в Интернет. Смартфон задумался и, в конце концов, написал, что у него нет доступа к сети.
«У Тома тоже сел телефон, – успокаивал себя Майкл. – Больше это ничего не значит. Я ещё встречусь с ними. Обязательно. И вообще, тут, кажется, ничего плохого не происходило. А ведь город не самый маленький… Хм, что бы это значило? И про кого говорил тот мужчина?.. Принести в жертву? Она же не имела в виду религиозных фанатиков, от которых мы сбежали? Они не могут тут заправлять!».
Долго не рассуждая, Майкл немного подзарядил смартфон и выбрался из дома, решив разведать, что здесь происходит. Он быстро пошёл по улице к центральной части города, стараясь выглядеть так, будто он тут местный. Вскоре мимо проехала пара машин, битком набитых людьми с пожитками. В дальнем конце улицы показался бронетранспортёр. Майкл отбросил в сторону героизм и технично сиганул в кусты. Он не был уверен, что на БТР его не заметили, однако бронированная машина неторопливо прокатилась мимо и скрылась за углом. Чуть-чуть подождав, Майкл продолжил движение. Окружающие дома выглядели ухоженными. Никаких следов боевых действий кругом не замечалось.
Невдалеке послышался шум идущего поезда и гомон большого количества людей. Жилые дома уступили место магазинчикам и скромному парку. Майкл пересёк его и увидел железнодорожный вокзал. Дороги вокруг него были сплошь заставлены автомобилями. На самом вокзале толпился народ с сумками, рюкзаками и чемоданами. Вокзал окружали военные и полицейские, но их было на удивление немного, и выглядели они так, словно защищают собравшихся здесь людей.
Сквозь плотно припаркованные машины к вокзалу пробиралось сгорбленное под весом пожитков семейство. Доковыляв до преграждающих путь солдат, отец семейства предъявил им чипованные карточки. Один из военных проверил карточки каким-то прибором – и семейство пропустили внутрь.
– Чёрт возьми! – услышал Майкл позади себя и резко обернулся. Из остановившейся на обочине легковушки вылез мужчина средних лет и с недовольным выражением лица уставился на россыпь автомобилей у вокзала. – И почему они не могли просто починить обычные дороги, взорванные этими грёбаными террористами?!
– Поехали уже, а то не успеем! – донёсся из легковушки женский голос.
– Да тут уже ехать некуда, придётся пешком топать, – пробурчал мужчина, с подозрением взглянул на Майкла и забрался в машину. Легковушка всё же проехала ещё сотню метров, прежде чем упереться в пробку.
Подъехал поезд. Народ начал грузиться в него, чертыхаясь, ругаясь и суетясь. Майкл не стал ждать, чем всё закончится, свернул в другую сторону и пошёл прочь от вокзала. «У меня нет никакой карточки, меня не пустят на поезд, – думал он по дороге. – Да и не нужно мне на этот поезд. Возможно, они едут на бойню… Хм, карточки. Когда они их получили и почему? Почему у нас их не было? Поэтому военные и напали на мой городок? Принесли его в жертву? Кому в жертву? Какому-то Богу, которого надо задобрить?! Или в жертву новому миропорядку, в котором не место лишним ртам?! И кто решал, кого приносить в жертву, а кого – нет? Правительство? Или сами военные?! Чёрт, будьте вы прокляты, двуногие уроды!!! Ненавижу вас всех!!!».
В душе Майкла опять бушевал гнев, ему хотелось напасть на солдат и отомстить им за всё и сразу. Но он сдержался. «Я найду Тома с Рейчел и выживу, выживу вам назло!».
Майкл проблуждал по городу остаток дня и заночевал в брошенном доме на его окраине. Ещё несколько раз звонил Томасу, с одинаковым результатом. Утром вышел из города и пошёл вдоль южной дороги. Вокруг опять установилась тишина. В какой-то момент её нарушил звук мотора. Майкл на всякий случай спрятался за удачно росшими у обочины зарослями кустарника. Источник звука приближался и остановился, не доехав до Майкла какие-нибудь два десятка метров. Это был бронетранспортёр. Из него вылезли двое солдат и пошли к зарослям кустарника.
– … ну а сейчас всё по-другому, – говорил один из солдат, негр с улыбчивым лицом. – Те, кто пролетели с новыми паспортами, вроде индейцев.
– Индейцев нельзя просто так убивать, – возразил другой солдат, белый. Они оба встали у кустов и принялись справлять маленькую нужду. Похоже, Майкла они не заметили.
– Я имею в виду индейцев, совершающих набеги, – пояснил негр. – Их просто уничтожали. Вот так и сейчас. Жратвы на всех не хватает, значит, кому-то надо умереть. Слышал, позавчера парни с пятой моторизованной бригады поймали пару подростков без документов, парня и девку. У них ещё припасы с собой были и оружие, но это их не спасло. Парня сразу убили, ну а девку сначала оприходовали дружно, и уже потом прикончили. А раньше двум беспризорным подросткам сразу бы помогать бросились.
– Дерьмово, – прокомментировал белый.
– Так сейчас вообще всё дерьмово, – отозвался негр.
– Я имею в виду, девку могли бы тоже сразу убить, – пояснил белый. – Представь, что это была бы твоя дочь?
– Да, лучше бы сразу убили, – немного подумав, согласился негр. – Кстати, ты слышал разговоры о том, мол учёные всерьёз задумываются над проведением ритуалов жертвоприношения, чтобы всё вновь стало, как прежде?
– Ага, вчера трое придурков на вахте об этом шептались, – сказал белый. – По-моему, мир окончательно сошёл с ума.
– Знаешь, я тебе скажу, что всё происходящее прямо-таки воняет какой-то бредовой мистической хернёй, – заявил негр. – Я всякие научные передачи смотрел, и тут рационального объяснения просто быть не может!
– Ага, древние боги обиделись за то, что мы о них забыли, – хмыкнул белый.
– А кто знает, может так и есть! – воскликнул негр.
– Хм, нам обрубили возможность размножения, но если мы сами убьём достаточно своих сородичей, возможность эту нам вернут? – задумчиво изрёк белый. – И где тут смысл?
– Ну, может, смысл в том, что нас уж слишком много расплодилось, – предположил негр.
– А причём тогда все остальные виды? Чем они провинились?
– Не знаю, – пожал плечами негр. – Может, их за компанию наказывают. Возможно, все наши материалистические представления о мире ошибочны. Ты никогда об этом не думал?
Белый задумался, но тут из БТР раздался крик:
– Вы ещё долго там шептаться будете, голубки?!
– У нас тут серьёзный философский разговор! – откликнулся негр.
– Тогда по пути его закончите, Сократы хреновы!
Солдаты вернулись в бронетранспортёр, и вскоре он скрылся из виду. А Майкл остался лежать в зарослях кустарника. Он почти не слышал, что солдаты говорили об учёных и жертвоприношениях. Позавчера, двое подростков без документов, парень с девушкой, припасы и оружие… «Это может быть просто совпадение, – повторял он самому себе, пытаясь успокоиться. – Просто совпадение».
Взяв себя в руки, Майкл вылез из кустарника и ещё раз позвонил Томасу. Абонент по-прежнему был недоступен. «Чёрт, где же вы? Как мне вас найти?! Вас не убили! Нет, не убили!».
Майкл отклонился от дороги, чтобы вновь не нарваться на военных, и через какое-то время потерял её из виду. Он упорно шёл в южном направлении, периодически сверяясь с компасом. Вокруг простирался лес. Майкл пересёк небольшой ручей и обошёл заболоченный участок. Чем дольше он шёл, тем сильнее впадал в отчаяние. Ему стало казаться, что он уже никогда не встретится с Томасом и Рейчел. «Это очевидно, – думал он. – Даже если они не погибли, шансов их встретить почти нет. Но они, скорее всего, погибли. Это про них говорил тот солдат… А если вдруг нет, то они скоро всё равно умрут. И я тоже скоро умру. Это неизбежно».
Ближе к вечеру Майкл упёрся в более обширное болото и долго блуждал, прежде чем нашёл сравнительно сухую дорогу. Когда стемнело, он всё равно продолжил движение, ориентируясь на ощупь, пока не споткнулся и не шмякнулся лицом в грязь. Отплёвываясь, Майкл поднялся, нашарил более твёрдую землю и рухнул, даже не снимая рюкзак.
Очнулся он, когда уже светало. Мышцы ныли и всё тело бил озноб. Майкл позавтракал, выпил жаропонижающее, что было в его аптечке, и отправился в путь. Идти, однако, становилось всё труднее. Ближе к полудню он поднялся на сухой пригорок, с трудом устроил себе сносную лежанку и улёгся на неё. Чувствовал он себя на редкость паршиво. Желудок скрутило от боли, тошнило, каждая клеточка тела горела огнём. «Да, скоро я умру, – думал он. – Чёрт, как же мне хреново… Все погибли… Вселенная решила очистить поверхность Земли от плесени под названием жизнь… Может, стоит ускорить процесс?..».
Майкл всерьёз задумался над тем, чтобы покончить с собой. У него ведь есть пистолет, это так просто, и больше не будет больно, все проблемы исчезнут, и не придётся ни по кому тосковать… «Нет, – решил он, наконец. – Я и так непременно сдохну. А так ещё немного понаблюдаю за тем, что творится вокруг. Да, понаблюдаю. Больше я всё равно ничего не могу. Это единственное, что мне остаётся… Просто наблюдать. Хм, в этом и есть смысл жизни?.. Интересно, а там, в небе, действительно есть инопланетяне, которые прилетели захватить Землю? Вдруг я был прав? Было бы забавно… Все пытаются уничтожить друг друга. Сожрать или просто истребить… Разные формы соединений углерода борются друг с другом за право представлять его во Вселенной… Что ж, здесь, похоже, победят одноклеточные. Почему бы и нет? Чем, собственно, они хуже? Ценность человечества явно преувеличена… А вообще, всё это неважно. Вселенной всё равно, ну а я – часть Вселенной, значит, мне тоже должно быть всё равно. Это же логично, почему я раньше об этом не догадался?.. Да, всё равно. Неважно. Что бы ни случилось, это неважно. Неважно…».
Он погрузился в сон, точно в вязкую тьму. Проснулся он утром следующего дня. Как ни странно, самочувствие было куда лучше вчерашнего. «Надо продолжать идти на юг, – решил он. – Буду идти столько, сколько смогу».
У Майкла закончился запас воды, и он пополнил его в первом же встречном ручейке. Он не переживал о том, что эта вода может быть опасной. Он вообще почти ни о чём не переживал, точно сумел настроиться на волну блаженного пофигизма и смирился со всем, что происходит. Со смертью всех своих друзей и родных, с тем, что теперь ему путешествовать в одиночку, и даже с тем, что его собственная смерть уже не за горами. «Неважно, – звучало где-то на задворках его сознания. – Это всё неважно».
Путешествие на юг протекало медленно. Майкл никуда не торопился. Он несколько раз выходил к городам и посёлкам, но каждый раз сворачивал обратно в леса или поля, потому что каждый раз замечал военных. Вместе с ними были и гражданские, причём последних было даже больше, но Майкл знал, что без нового паспорта ему среди них места нет. Он не задумывался особо над тем, как же раздобыть паспорт. «Это неважно, – каждый раз звучало в его голове. – Достаточно просто идти вперёд и наблюдать».
Так прошло несколько дней. Майкл даже не смог бы ответить, сколько именно. Самочувствие постепенно ухудшалось, ноги болели, живот тоже. Майкл очень мало ел и не обращал на собственное состояние внимания. Он брёл вперед в какой-то полудрёме. «Интересно, я успею выйти к океану, или умру по дороге? – думал он. – Впрочем, это тоже неважно».
В очередной раз неторопливо шагая меж деревьев, Майкл вдруг услышал какие-то смутно знакомые голоса, доносящиеся из-за небольшого пригорка слева. От этих голосов его взор вмиг прояснился, и он вновь почувствовал себя живым, ощутил, что есть вещи, которые по-прежнему имеют для него значение. С замиранием сердца Майкл бросился влево, быстро вскарабкался на пригорок и осмотрелся с его вершины. Впереди был просто лес.
– Наверное, я схожу с ума, – постояв немного и поглядев на деревья, пробормотал он вслух и повернул, было, обратно, но тут заметил, что от широкого ствола отделился силуэт. Майкл увидел, что на него направлено дуло пистолета, и встретился взглядом с державшей этот пистолет девочкой. Дуло медленно опустилось, а Майкл замер на месте, глядя на девочку и не веря своим глазам. Это была Рейчел.