Демид Толкачев

Эхо апокалипсиса. Глава 12. Дежавю
Время тянулось медленно. Вокруг дома ничего не происходило. Никто не проезжал поблизости, больше не было слышно выстрелов, стояла незыблемая тишина. Дни становились длиннее, Рождество и Новый год остались позади, незамеченные и позабытые.
Майкл впал в глубокую депрессию. Он не делал практически ничего, кроме минимально необходимых бытовых хлопот. Рейчел справлялась лучше. Она возилась с машиной бандитов, хотя починить её всё никак не получалось, читала книги, что были в доме. С Майклом она говорила редко и, в основном, по делу. Он тоже не стремился к общению, хотя в другой ситуации наверняка бы захотел расспросить Рейчел о многом.
Прошло больше двух недель со смерти Томаса, когда Майклу опять приснился реалистичный сон. Во сне он управлял самолётом. Облака проносились где-то внизу, а сверху сияло высокое и яркое синее небо. Приборная панель была довольно странной, но выглядела очень современно: сенсорные жидкокристаллические экранчики и пара микрофонов для голосового управления. Майкл почему-то во всем этом прекрасно разбирался и вёл самолёт уверенно. Ему чудилось, что летающая машина является продолжением его самого, он непостижимым образом ощущал воздушный поток, обтекающий крылья и корпус, чувствовал, как мчится сквозь пространство, разрывая гравитацию и не испытывая при этом перегрузок. Это были потрясающие ощущения. Майкл натянул рулевой рычаг – и самолёт сделал «мёртвую петлю». Мир перевернулся на несколько мгновений, в пелене облаков показался просвет, в котором виднелись жёлто-зелёные поля. Самолёт лёг на прежний курс, и Майкл проснулся.
В первые секунды после пробуждения он ощутил сильнейшее чувство дежавю в своей жизни. Будто он уже раньше видел этот полёт, эту приборную панель, это небо, облака и эти поля далеко внизу. Он даже был уверен, что помнит, что произошло дальше… Помнит?.. Ощущение памяти дальнейших событий быстро утекало, как песок сквозь пальцы, пока совсем не исчезло. Осталось лишь чувство, что он забыл что-то очень важное. «И где я мог это видеть раньше? – думал он, совершенно сбитый с толку. – В фильме?.. Или мне раньше уже снился этот сон?.. Интересно… Я всегда хотел стать пилотом, сколько себя помню… Но в реальности летать отнюдь не так здорово, куда сложней и тяжелей…».
Этот сон будто вернул Майкла к жизни. Нет, его по-прежнему одолевали мрачные мысли, а тоска стала ощущаться ещё острее, но он, по крайней мере, вновь начал обращать внимание на окружающую реальность. После скромного завтрака, он спросил у Рейчел:
– Слушай… тебе никогда не казалось, что… что ты забыла что-то, что очень не хотела забывать? И теперь не можешь вспомнить об этом?
Рейчел задумалась – дольше, чем обычно.
– Знаешь… – наконец, промолвила она и запнулась. – Пожалуй, у меня было что-то такое. В детстве. Только… я уже не помню, о чём забыла. Совсем. Я даже забыла о том, что забыла, пока ты это не сказал. А тебе кажется, что ты забыл что-то важное?
– Да, поэтому я и спросил, – ответил Майкл.
– Ты помнишь какую-нибудь наводящую информацию? – поинтересовалась Рейчел.
– Только сегодняшний сон. Во сне я управлял самолётом. И мне кажется, что я уже видел раньше то, что было в этом сне.
– А ты раньше бывал за штурвалом самолёта?
– Нет, конечно, кто бы меня пустил. Да и вообще… это был не учебный самолёт. Я не знаю, какая модель. По-моему, такие вообще только в фантастических фильмах бывают.
– Почему ты так думаешь?
– Ну, я в самолётах хорошо разбираюсь, а эта модель мне совершенно не знакома.
– Да, ты ведь пилотом хотел стать.
– Ты запомнила, – Майкл улыбнулся. – Кроме того… я не ощущал перегрузок. Совсем. А для этого самолёт должен иметь что-то вроде «антигравитатора». Ну а всё, что касается управления гравитацией – из области фантастики. Таких технологий пока ещё не существует.
– Может, ты не ощущал перегрузок просто потому, что это был сон? – предположила Рейчел.
– Возможно.
– Хм… быть может, ты забыл то, почему захотел стать пилотом? – немного подумав, высказала ещё одно предположение Рейчел.
– Ну, я, вроде, знаю, почему хотел им стать, – Майкл пожал плечами.
– Да, но, может, было какое-то событие, которое сподвигло тебя на такое желание. И это событие ты как раз и забыл.
– Хм… я действительно не помню, когда в первый раз мне захотелось летать на самолёте, – согласился Майкл. – Логичное предположение. Единственное, мне это не кажется таким уж важным.
– Не исключено, что за этим скрывается что-то более важное, – на какое-то время точно впав в абстракцию, сказала, наконец, Рейчел.
– Я об этом не думал… – Майкл крепко задумался, но ничего всё равно не вспомнил, да и к конкретному выводу так и не пришёл.
День прошёл спокойно, как и предыдущие. Майкл много размышлял. Ближе к вечеру, сидя вместе с Рейчел в подвале, он решился, наконец, поднять тему, мучившую его все эти дни:
– Как ты думаешь… Тома можно было спасти?
– Не знаю, – немного помолчав, откликнулась Рейчел. – Я же не врач… Наверное, можно было. Если его положили бы в больницу: капельницы, уколы… Тогда, пожалуй, он бы выжил. А так… не знаю.
– Его смерть – это моя вина, – тихо проговорил Майкл, глядя в пол.
– И моя тоже, – сказала Рейчел. – Но не всё в наших силах, Майк.
– Да, я знаю…
– Мы делали всё, что могли…
– Не всё! – внезапно для себя самого вскрикнул Майкл и тише повторил: – Не всё.
– Ты прав, мы могли бы сделать больше, если бы знали, что, – согласилась Рейчел.
– Незнание не освобождает от ответственности! – горько усмехнулся Майкл.
– А мы от неё и не освобождены, – Рейчел повысила голос. В её глазах заблестели слёзы. – Я готова понести наказание и ответить за всё. Но перед кем?!
Майкл не нашёлся, что сказать, а Рейчел после короткой паузы продолжила:
– Ответить перед самими собой? Это мы сделаем. Эта боль останется с нами до смерти. Время притупит её, но полностью не излечит. А если ты захочешь наказать себя по-другому, – слёзы покатились по щекам девочки, – то вспомни, почему погиб Том. И я, и ты хотели бы, чтобы он сейчас был жив. А он хотел, чтобы мы выжили. Подумай над этим, прежде чем совершать то, что уже не исправишь.
Майкл какое-то время смотрел Рейчел в глаза, встал и направился прочь из подвала. Когда он был на полпути к двери, Рейчел вскочила со своего места, кинулась к нему, обняла его и заплакала. Он безвольно постоял немного и обнял её в ответ. Ему тоже жутко захотелось заплакать, глаза сами собой стали влажными, но от всхлипываний он удержался чудовищным усилием воли. Они простояли так несколько минут, обнявшись и не произнеся ни слова. Когда Рейчел, наконец, отстранилась, Майкл почувствовал, что на его душе стало совсем чуть-чуть, но всё же легче.
– Схожу на его могилу, – сказал он, осторожно смахнув со щеки девочки всё ещё стекающие слёзы.
– Хорошо, – негромко откликнулась она. – Я с тобой.
На могиле Томаса ничего не изменилось. «Кладбища этим и отличаются, – думал Майкл. – Они призваны сохранить тень того, что безвозвратно ушло. Интересно, нужны ли они мёртвым, или только живым?..».
– Привет, Том, – сказал Майкл, глядя на камень, служащий надгробием. Рейчел молча стояла рядом. – У нас всё по-прежнему. Мир потихоньку катится в бездну. Хотя, если ты можешь меня слышать, то, наверное, и сам это знаешь. В общем… мы тут ещё немного побарахтаемся, а там видно будет. Прости нас, если сможешь. Ты всегда думал, что я умный, а я на проверку оказался дураком… Могу лишь пообещать, что стану умнее и такого больше не повторится… Ну, до встречи.
Ребята постояли у могилы ещё немного и вернулись в дом. На следующий день Майкл решил обсудить с Рейчел стратегию дальнейших действий.
– Как думаешь, что нам делать? – без обиняков спросил он.
Этот вопрос вогнал девочку в ступор.
– А у тебя самого нет никаких идей? – наконец, откликнулась она.
– Честно говоря, я никогда не планировал выживать в случае крушения цивилизации, – признался Майкл. – Так что тот факт, что я до сих пор жив, меня несколько удивляет.
– Эмм… можно оставаться здесь, пока еда ещё есть, можно прочесать окрестности в поисках новой еды, – ещё немного подумав, предложила Рейчел.
– Это понятно, – сказал Майкл. – То есть нам стоит заниматься только поисками еды?
– Сейчас всё в это упирается. Так ведь?
– В общем, да. Однако… может, мы могли бы попытаться что-нибудь сделать для исправления ситуации в целом?
– Что сделать?
– Вот я и не знаю, что, – Майкл вздохнул.
– Если бы я знала, как можно всё исправить, то сама бы предложила этим заняться. Но откуда нам об этом знать?
– Слушай, Рейчел… за несколько дней до того, как всё это началось, ты не просыпалась посреди ночи со странным ощущением? С чувством, что мир не в порядке?
У Рейчел округлились глаза.
– Как ты узнал? – ошеломлённо спросила она.
– Просто у меня было такое, – Майкл грустно улыбнулся. – Значит, и у тебя тоже. Я ни с кем об этом не говорил. Интересно, может, все это почувствовали?.. Просто я подумал, что это может быть ключом к решению проблемы. Раз мы почувствовали приближение этого кошмара, то сможем понять, как всё вернуть на круги своя.
– Я думала об этом, – мрачно проговорила Рейчел. – Если таракана засунуть в духовку, он тоже почувствует повышение температуры, только сделать ничего не сможет. Думаю, у нас не было никакого предчувствия: именно той ночью, когда мы проснулись, это и началось. Просто требовалось время для того, чтобы проблема показала себя во всей красе… Ты ведь по-прежнему чувствуешь, что что-то не так?
– Да, чувствую.
– Я тоже. Но нам до сих пор никто не подсказал, как всё исправить, верно? Думаю, и не подскажет. Кому охота тратить время на попавшего в духовку таракана?
– У тебя чудное представление о роли человечества во Вселенной, – Майкл невольно усмехнулся. – Боюсь, ты можешь оказаться права. И тогда мы все обречены.
– Боюсь, что даже если прав ты, мы тоже обречены, – мрачно заявила Рейчел. – Если тебе и вправду подсказали, в чём проблема, если Землю окружили инопланетяне и потихоньку уничтожают нас таким вот оригинальным способом, то мы всё равно ничего не сможем сделать. И я говорю не о нас двоих, а о людях в целом. Сейчас просто нет технологий, позволяющих воевать в космосе с противником, преодолевшим много световых лет, чтобы добраться сюда. Это в фантастических фильмах люди побеждают инопланетных захватчиков. В реальности технологически более развитая цивилизация всегда побеждает менее развитую. И эта менее развитая цивилизация – мы.
– Ну а если нанести по ним ядерный удар? – предположил Майкл.
– Ты лучше меня знаешь, почему это не сработает, – ответила Рейчел.
– Ну да, они перехватят ракеты – слишком медленные и заметные. Да и ядерный взрыв в космосе не так уж разрушителен из-за отсутствия ударной волны. Нужно прямое попадание… Только если они не умеют перехватывать ракеты…
– Глупо ожидать от делающих такое, что наши учёные просто не в состоянии понять, отсутствия умения перехватывать ракеты, – Рейчел грустно улыбнулась.
– Ты даже умней, чем я думал, – протянул Майкл.
– Можно смело добавить эту фразу в копилку сомнительных комплиментов, – ухмыльнулась девочка.
– И как ты умудряешься сохранять спокойствие, если так уверена в неизбежности скорого конца? – удивлённо поинтересовался Майкл.
– Я просто об этом не думаю. Мы ведь все рано или поздно умрём, так? Нет смысла забивать этим свою голову.
– Да, ты права. Но у меня это плохо получается. Обычно, если я хочу о чём-то не думать, то начинаю думать об этом.
– У меня раньше тоже не получалось, – призналась Рейчел. – Но после смерти родителей начало получаться само собой.
– Понятно. И всё же, мне кажется, какой-то выход должен быть, даже если мы о нём никогда и не узнаем.
– Что ж, если придумаешь, как спасти мир – дай мне знать. Обещаю, что помогу всем, чем смогу, какой бы бредовой твоя идея не выглядела.
– Спасибо за доверие, – Майкл улыбнулся. – Обещаю, что ты узнаешь о такой идее первой.
Прошло ещё несколько дней. Никаких идей к Майклу так и не пришло, да и реалистичные сны больше не снились. Вместе с Рейчел он прочесал окрестности в сравнительно небольшом радиусе. Ничего полезного найти не удалось. Других людей поблизости тоже не оказалось.
Про Томаса он вспоминал регулярно, но теперь мог заниматься более интересными и полезными вещами, чем самобичевание: начал читать книги и даже сыграл несколько партий в шахматы с Рейчел. Девочка оказалась серьёзным противником и пару раз поставила ему мат.
Спокойное, хоть и бесцельное, существование закончилось очередным днём на рассвете. Рейчел проснулась, услышав, что к дому подъезжают машины, и разбудила Майкла. Молниеносно накинув верхнюю одежду, уже готовые к походу рюкзаки и захватив оружие, ребята выскочили из дома через чёрный ход. Однако удирать сломя голову прочь они не спешили: в доме ещё оставалось немного еды. Да и вообще, с теми, у кого есть автоматические винтовки, окружающие должны считаться.
– Я буду контролировать правый угол, ты – левый, – лихорадочно соображая, распорядился Майкл.
– ОК.
Между тем, одна легковушка уже остановилась на дороге, немного не доехав до дома. Майкл добежал до угла и осторожно выглянул из-за него. Тут же началась стрельба, но стреляли не в Майкла: «гости» заметили Рейчел. Стало совершенно очевидно, что намерения у этих «гостей» отнюдь не самые мирные. Девочка «угостила» их ответным огнём, и бандиты попрятались за своей машиной. Однако спустя несколько секунд из-за неё выехала ещё одна и попыталась обогнуть дом справа. Майкл выпустил в неё короткую очередь, причём весьма успешно: пули пробили стёкла, послышались крики. Вторая машина тоже остановилась, минимум двое бандитов спрятались за ней. Один из них резко высунулся и выпустил по Майклу очередь из Узи. К счастью, парень успел вовремя укрыться за углом.
– А их много тут! – крикнул один из бандитов. Двое – не так уж много, но Майкл решил его не переубеждать.
Некоторое время длилась вялая перестрелка. Все её участники опасались вылазить из-за своих укрытий. В конце концов, один из бандитов жалобно протянул:
– Слушайте, там, мне ссыкотно как-то! Давайте просто поговорим, а?
– Что вам надо?! – стараясь придать своему голосу как можно более грозный тон, крикнул Майкл в ответ.
– Пропитания, чего же ещё? – ответил второй бандит.
– А с чего вы взяли, что оно у нас есть?!
– Это очевидно, вообще-то, – второй бандит, кажется, был удивлён.
– Ага, вообще очевидно, – согласился первый бандит.
– Очевидней, чем два плюс два – четыре, – добавил третий бандит.
– У нас почти ничего не осталось, а то, что осталось, нам самим нужно! – крикнул Майкл.
– Это понятно, что нужно, – не стал спорить второй бандит. – Но и нам оно нужно.
– Поищите где-нибудь в другом месте!
– Э-э-э, не, не пойдёт. Пропитания нынче мало, мы долго искали, – ответил второй бандит.
– Ага, вообще мало, – согласился первый бандит.
– Мы готовы милосердие проявить! – важным тоном воскликнул третий бандит.
– Да иди ты со своим милосердием! – зло крикнул четвёртый бандит. – Мне жрать охо…
Послышался чёткий звук смачного удара кулаком в челюсть.
– Эй, больно же! – приглушённо пожаловался четвёртый бандит.
– Милосердие – это важно! – с нравоучительным пафосом заявил третий бандит.
– Спасибо, но обойдёмся без вашего милосердия! – крикнул Майкл. – Убирайтесь лучше, или мы вас всех перестреляем!
– Что ж, если перестреляете – то у вас пропитание будет, а нам оно не потребуется, – спокойно сказал второй бандит. – Я не против.
– А я против! – воскликнул первый бандит. – Мне ссыкотно как-то!
– Обоссысь и успокойся, – посоветовал второй бандит.
Майкл, не высовываясь, сделал пару выстрелов наугад. Почти сразу прогремел ответный огонь, от угла отлетели куски штукатурки. С другой стороны дома тоже донеслась короткая стрельба.
– Кажись, они нам колесо пробили, – заметил первый бандит.
– Лучше бы тебе голову пробили! – со злостью крикнул четвёртый бандит.
– И как мы теперь обратно поедем?! – пропустив мимо ушей последнюю реплику «коллеги», пожаловался первый бандит.
– Нужно их окружить! – заявил третий бандит. – Давайте, объезжайте дом!
– Но колесо ведь пробито! – воскликнул первый бандит.
– И там дороги нет, вообще-то, – заметил второй бандит.
– Тогда пешком давайте! – не унимался третий бандит.
– Вот сам и давай, окружай, а мне ссыкотно! – огрызнулся первый бандит.
– Тогда, может, через парадную дверь? – предложил третий бандит.
– А вдруг они её на мушке держат?! Мне ссы…
– Да заткнитесь вы, идиоты!!! – заорал пятый бандит. – Тактику надо обсуждать шёпотом, а не так, чтобы враг ничего важного не пропустил!!!
Бандиты немного пошептались. Майкл сделал ещё пару выстрелов, но ответная стрельба опять не заставила себя ждать.
– В общем, если вы сейчас сдадитесь, мы обещаем проявить милосердие! – наконец, величественно заявил третий бандит.
– А если вы сейчас уберётесь отсюда, мы обещаем, что не станем выслеживать вас и не зарежем всех до одного, пока вы будете спать! – под внезапным приступом вдохновения заявил Майкл в ответ.
– Что ж, ставки сделаны, – пафосно изрёк третий бандит. – Мы терпеливы, мы подождём.
А вот Майкл не был уверен, стоит ли ждать, да и чего? У бандитов всё же кончится терпение, и они либо свалят, либо полезут на рожон, и он с Рейчел их перестреляют? Возможно. Но одна ошибка – и он или Рейчел сами схватят пулю. Попытаться сбежать? Или всё же и дальше защищать дом?
Майкл не мог решить, а потому остался на месте. Он ждал, что бандиты всё же пойдут на штурм, но они продолжали прятаться за своими машинами. Перестрелка отныне протекала ещё более апатично.
«Вот теперь я понял, почему копы не ведут себя, как в кино, – думал Майкл. – Высовываться под пули, когда можно этого не делать, и вправду ссыкотно».
По прошествии какого-то времени он услышал, что сюда едет ещё пара автомобилей. «Кто это? Их дружки, или кто-то ещё?» – вертелось в его голове.
– Ну наконец-то! Не прошло и года! – воскликнул четвёртый бандит.
«У них подкрепление! Пора делать ноги!» – решил Майкл и на полусогнутых побежал к другому углу дома. Там его дулом автоматической винтовки встретила Рейчел. Впрочем, она тут же отвела оружие в сторону.
– Бандитов стало больше, – прошептал ей Майкл. – Давай уходить, пока не поздно.
– Хорошо, – согласилась девочка.
Они побежали в сад. Майкл выбрал такое направление движения, чтобы дом как можно дольше прикрывал их от обеих групп бандитов. Однако вскоре их всё же заметили.
– Вон они! – донёсся крик одного из бандитов.
Им вслед полетели пули. Рейчел ойкнула и упала на бегу.
– Рейчел!!! – закричал Майкл и метнулся к ней, но она сама тут же поднялась на ноги.
– Бежим! – видя, что он замешкался, крикнула она. И они продолжили удирать.
Вслед полетела ещё одна очередь, которая, вроде как, никого не задела. Ребята пробежали через сад, свернули к ручью, немного двигались вдоль него и на мелководье перебрались на другую сторону, намочив только ноги до колена. Была ли за ними погоня, Майкл понять не смог.
– В тебя попали?! – когда Рейчел остановилась, в ужасе спросил Майкл, лихорадочно осматривая её. – Куда?! В ногу?.. – он в недоумении уставился на её левую ногу, над щиколоткой которой виднелась наспех сделанная повязка, красная от крови, усиленно соображая, как эта повязка успела там оказаться.
– Нет, это поцарапали в начале перестрелки, – откликнулась Рейчел, снимая рюкзак Томаса, которым она заменила свой собственный портфель как более вместительным. Покопавшись немного в рюкзаке, она извлекла из него молоток, в головке которого торчала застрявшая пуля.
– Этот дурацкий молоток спас мою дурацкую жизнь! – глядя на молоток с пулей, усмехнулась она.
– А на ноге что?! Серьёзно?! Нужно обра…
– Нет, пустяк, – оборвала она Майкла, положив молоток обратно и накинув рюкзак на плечи. – Царапина. Уходим.
– Погоди! Это может быть опас…
– Если нас догонят те типы, это будет куда опасней! – опять перебила его Рейчел. – Нет времени! Идём!
На этой стороне ручья начинался негустой лес, и девочка быстро зашагала прямиком в него. Майкл, не став спорить, последовал за ней, периодически оглядываясь. Погони заметно не было. «Рану Тома я обработал, и что? – думал он. – Надеюсь, у неё не такая глубокая царапина, и всё обойдётся… Чёрт, я опять надеюсь! Так, царапина может быть как глубокой, так и нет, и смерть возможна в обоих случаях, как и полное заживление. Всё может быть. Дальше видно будет, что делать».
Ребята углубились достаточно далеко в лес. Майкл достал карту, чтобы ориентироваться, куда они идут. Рейчел пару раз меняла направление движения, а он просто следовал за ней. Путешествие без привалов длилось почти до обеда. Майкл пару раз предлагал остановиться и отдохнуть, но девочка голосом, не допускающим возражений, настаивала, что они ещё недостаточно далеко ушли, и их могут догнать. Когда они поднимались на невысокий, поросший деревьями холм, она оступилась и, хотя и умудрилась сохранить равновесие, вскрикнула от боли.
– Всё в порядке?! – взволнованно спросил Майкл.
– Хорошо, сделаем привал, – осмотревшись, вместо ответа проговорила Рейчел, стянула рюкзак с плеч и осторожно опустилась на землю.
Майкл тоже снял рюкзак и поставил его рядом.
– Как твоя нога? – осведомился он и, заметив испарину на лбу у девочки, почувствовал, что внутри него поднимается паника. – Болит?!
Рейчел молча посмотрела ему в глаза.
– Давай я осмотрю, хорошо? – стараясь сохранять спокойствие, попросил Майкл.
Рейчел, продолжая молчать, развязала повязку на ноге и осторожно закатала порванные, окровавленные джинсы. Даже беглый осмотр царапины позволил Майклу понять, что он это уже видел. У Томаса на руке. Такая же глубокая, и уже потемневшая и воспалившаяся.
– Сильно болит, когда наступаю, – негромко произнесла Рейчел. – Уже с час еле терплю. У тебя обезболивающее было, кажется. Дай, пожалуйста.
Майкл достал аптечку из своего рюкзака, нашёл обезболивающее и дал девочке. Молча понаблюдав, как она его выпила, он спросил:
– Почему ты не сказала раньше?!
– Если бы ты стал возиться с моей ногой, нас бы догнали и убили обоих! – с неожиданной злостью в голосе ответила Рейчел. – Не будет заживать – закончу всё быстро. – Она положила руку на пистолет. С какой-то обречённой тоской во взгляде посмотрела Майклу в глаза и тихо добавила: – Прости.
У Майкла внутри будто что-то щёлкнуло – и паника прошла. Вместо неё мозг заработал быстро, чётко и ясно. «Есть два варианта, – думал он. – Первый: как и у Тома, разовьётся заражение крови, и она умрёт. Второй: начнётся газовая гангрена, и она тоже умрёт. По сути, вариант только один: она умрёт. И есть только один вариант этого избежать: антибиотики. Нужно было найти их, пока время позволяло. Я идиот, но сокрушаться бессмысленно – надо действовать. И действовать быстро. У меня несколько часов, пока не стало слишком поздно».
– Вон у тех больших камней место для привала лучше, – спокойно сказал Майкл, указав на два выпирающих из земли куска скалы немного выше по склону. – Я перенесу вещи.
Рейчел не стала возражать. Он быстро перенёс оба рюкзака и винтовки. Девочка собралась, было, перебраться на новое место, но он подхватил её и понёс на руках.
– Не надо, тебе тяжело, я и сама дойду! – запротестовала она, однако он коротко и уверенно ответил:
– Нет.
Она прекратила сопротивляться и позволила отнести себя. Майклу, на самом деле, было не слишком тяжело: в ней из-за постоянного недоедания не осталось ни грамма лишнего веса. Осторожно опустив её на землю, он молча вывалил всё содержимое своего рюкзака рядом, накинул опустевший рюкзак на плечи, взял карту и автоматическую винтовку. Повернулся к Рейчел и, глядя ей в глаза, твёрдым голосом сказал:
– Я пойду, поищу лекарства. До заката вернусь. А ты останешься здесь, промоешь рану и будешь беречь силы. И дождёшься меня.
Рейчел удивлённо посмотрела на него, слабо улыбнулась и промолвила:
– Ладно.
Майкл определил по карте и местности направление движения и очень быстро, почти бегом, пошёл прочь, не оглядываясь. До ближайшего городка было километров пять, и он собирался оказаться там уже через час.
По дороге он практически не думал ни о Рейчел, ни о последних событиях. Весь он превратился во внимание и слух, постоянно осматриваясь и запоминая окрестности, чтобы не заблудиться на обратном пути, а также вслушиваясь в тишину, чтобы не быть застигнутым врасплох при приближении опасности.
Добравшись до городка без происшествий, Майкл принялся искать аптеку. Городок выглядел заброшенным, никто не мешал поискам. Аптека отыскалась очень скоро, вот только в ней ничего не осталось. Прилавки выглядели чистыми и пустыми. Похоже, все лекарства организованно вывезли отсюда.
В городке была ещё одна аптека, но и в ней всё оказалось точно так же. Майкл сверился с картой. Поблизости с одной стороны располагался город, с другой – ещё один небольшой городок. Город был чуть ближе. Долго не рассуждая, Майкл направился в город. Уже на подходе к нему он услышал какие-то подозрительные звуки и свернул с дороги в лес. Пройдя ещё немного вперёд, он увидел за деревьями блокпост, перекрывающий дорогу. На блокпосте виднелись дежурящие солдаты.
«Похоже, этот район вошёл в новую систему, – подумал Майкл. – Если мне удастся обойти блокпост и пробраться в город… нет, слишком опасно. Я ведь не грёбаный Рэмбо! Меня, скорее всего, схватят, и Рейчел уже некому будет помочь… Придётся возвращаться».
Майкл быстро пошёл к другому небольшому городку. Он был почти уверен, что в покинутых городах наверняка есть разорённые аптеки, из которых забрали всё съестное, но многие лекарства остались, никому не нужные. Как бытовая химия из супермаркета, в котором они когда-то остановились. И такая аптека сейчас была нужна ему больше целого склада с едой.
Когда он добрался до городка, уже вечерело. Городок выглядел пустынным. Майкл быстро отыскал аптеку, и его радости не было предела: разбитые двери, беспорядок и разбросанные лекарства на полупустых полках и полу. Майкл забежал внутрь и принялся торопливо собирать всё, что имело надпись «антибиотик», и складывать в рюкзак. Вскоре там оказались и ампулы, и таблетки, и порошок для раствора, а также набор одноразовых шприцов и дезинфицирующие салфетки. Решив, что собрал уже достаточно, Майкл выбежал из аптеки и тут же замер: слева метрах в десяти стоял заросший мужик в грязной одежке и угрюмо пялился на него. Майкл резко снял автоматическую винтовку с предохранителя, но брать мужика под прицел не стал, бегло осмотревшись вместо этого. Вроде, больше никого. Оружия у мужика заметно не было.
«Стрелять, или не стрелять? – вертелось в голове у Майкла. – А может, поговорить? Нет, меня ждёт Рейчел, нельзя терять время. А если он увяжется за мной?.. Тогда и решу».
Майк не спеша пошёл прочь от аптеки, держа мужика в поле зрения. Тот всё так же угрюмо наблюдал за парнем, не сходя с места и не произнося ни звука. «А если это ловушка? – подумалось Майклу, и внутри у него всё похолодело. – За первым же углом может быть засада. Что делать?! Что они от меня не ожидают?! Что я вернусь другой дорогой? Возможно. И что я пойду дворами? Может быть… Попробую».
Он изменил направление движения, но продолжил идти всё так же неторопливо, стараясь ступать как можно тише. Мужик пропал из виду. Майкл перемахнул через невысокий забор, прокрался сквозь задний двор частного дома, перелез через ещё один забор, пробрался сквозь следующий задний двор, преодолел очередной забор и оказался на параллельной улице. Вокруг не было заметно ни души, но Майкл всё равно испытывал сильное волнение. Ему хотелось поскорее убраться отсюда, однако он не стал переходить на бег, опасаясь, что привлечёт этим чьё-нибудь внимание, а сам и не заметит.
В конце концов, последний дом остался позади. Майкл пошёл быстрее и постоянно оглядывался, пока дома полностью не скрылись за деревьями. Сверившись с картой, он определил направление к месту, где его осталась ждать Рейчел, и зашагал сквозь лес настолько быстро, насколько вообще был способен.
Солнце приблизилось к горизонту, всё вокруг постепенно погружалось во мрак. Майкл понял, что не успеет добраться до наступления темноты, и побежал рысцой. Через некоторое время он вновь перешёл на ходьбу, чтобы немного отдохнуть, потом опять побежал. Он забыл об осторожности и думал лишь о том, как быстрее достичь того холма. Наконец, в сумерках он различил знакомые ориентиры и побежал быстрее. Спустя пару минут впереди показались два выпирающих из земли куска скалы. Он устремился к ним. Подбежал ближе и увидел, что на земле между ними лежит Рейчел. В полумраке её лицо казалось белым пятном. Белым и совершенно неподвижным…