Демид Толкачев

Эхо апокалипсиса. Глава 13. Улыбка для смерти
– Рейчел!!! – заорал Майкл и стремглав кинулся к ней.
– Не кричи, ещё услышит кто, – негромко откликнулась девочка, с трудом приняв сидячее положение.
С сердца парня точно свалился огромный камень.
– Ты как?! Как нога?!
– Бывало и лучше.
– Прости меня! Никак не получалось раньше!.. Сейчас!.. Сейчас, я достал лекарства!..
Майкл задыхался от продолжительного бега, но устраивать себе передышку даже не думал. Он лихорадочно нашёл фонарик и передал его Рейчел.
– Посвети мне!..
В электрическом свете он ещё раз осмотрел рану. Заживать сама она явно не собиралась. Всё выглядело ещё хуже, чем у Томаса. Майкл достал первые попавшиеся ампулы и бегло просмотрел инструкцию. «Только по рецепту врача. Я бы не смог это купить, – мелькнула мысль. – Плевать. Сейчас я тут врач. А эта штука эффективна для лечения гнойных ран и заражения крови. Одобрено».
– У тебя самого всё в порядке? – тихо спросила Рейчел.
– Да, да, всё хорошо. Так… – Майкл достал разовый шприц. – Сейчас я сделаю тебе укол. Потерпи немного, пожалуйста.
– ОК. Раньше уколы доводилось делать?
– Нет, – честно признался Майкл, набирая в шприц лекарство из ампулы. – Но не волнуйся, я знаю, как. Читал.
– Хорошо, я тебе доверяю.
Майкл замер на мгновенье, но уже в следующее продолжил подготовку и смазал выбранное для укола место дезинфицирующей салфеткой. Сначала он подумал, что надо колоть чуть ли не в саму рану, но потом решил, что это не лучшая идея и следует ввести антибиотик в икроножную мышцу. Так он и сделал – очень аккуратно и неспешно. Рейчел даже не вскрикнула от боли – лишь поморщилась.
– Вот так, подержи немного салфетку, – Майкл отбросил пустой шприц в сторону. – Думаю, это не всё. Нужны ещё антибиотики. Так… я внимательней изучу инструкции.
– Думаешь, можно несколько одновременно применять? – поинтересовалась Рейчел.
– Я знаю, что это опасно. Даже очень. Но… тут экстренный случай, ясно? Пан или пропал. Если воспаление быстро не остановить, ты… В общем, нужен максимальный эффект. Я попробую понять, что с чем сочетается.
Майкл принялся изучать инструкции. Все собранные им препараты, что неудивительно, продавались только по рецепту врача и имели кучу побочных действий и противопоказаний. Могло сложиться впечатление, что нетрудно умереть уже от одного их приёма. У Майкла ушло минут двадцать, чтобы разобраться, что к чему.
– Ладно, похоже, подойдут ещё вот эти два, – сказал он, взяв порошок для приготовления раствора и пачку таблеток.
– Уверен?
– Нет.
– Что ж, всё равно давай.
– А ты уверена?
– Тоже нет, – Рейчел непроизвольно улыбнулась.
– Пан или пропал, – вздохнув, пробурчал Майкл себе под нос и приготовил раствор. Им девочка запила третий антибиотик – в виде таблеток.
– Теперь обязательно надо поесть, – сказал Майкл. – А ещё… я думаю продезинфицировать рану этими салфетками. Пластыри тут, похоже, не особо работают… Будет больно. Я постараюсь всё очень аккуратно сделать.
– Ничего, я потерплю.
Рейчел почти не кричала, лишь стонала сквозь зубы. Майкл чувствовал себя ужасно от того, что причиняет ей боль, но он понимал, что продезинфицировать рану очень важно, вне зависимости от приёма антибиотиков. Когда с этим было покончено, он всё же наложил на рану бактерицидный пластырь, повязку и вместе с Рейчел поужинал. Разжигать огонь не стал, чтобы не привлекать лишнее внимание – в ход пошли готовые консервы.
Ночь выдалась морозной, что было как нельзя некстати. Радовало лишь то, что, по крайней мере, не пошёл снег с дождём. Майкл натаскал опавшей листвы для лежанок. И он, и Рейчел надели запасные вещи поверх основной одежды, но спать без одеял и спальных мешков всё равно было холодно. Рейчел, ко всему прочему, ещё начало знобить. Майкл, изо всех сил стараясь не паниковать, дал ей Тайленол, на что она пошутила, что если и умрёт от чего, так от интенсивной терапии. Парню, однако, было совсем не смешно.
– Можно, я лягу ближе к тебе? – когда ребята пролежали короткое время на своих лежанках, пытаясь заснуть, робко попросила Рейчел. – Так теплее будет.
– Конечно, можно, – смущённо отозвался Майкл.
Рейчел пододвинулась к нему вплотную. «Хорошо, что темно и я ничего не вижу, – подумал Майкл, непроизвольно наливаясь краской. – Ничего такого тут нет, просто это нужно для выживания». И всё же, он, на всякий случай, повернулся к Рейчел спиной. Девочка, точно этого и дожидаясь, осторожно обняла его.
– Если я тебе мешаю, то отодвинусь, – прошептала она.
– Нет, всё нормально, так ведь действительно теплее, – прошептал Майкл в ответ.
– Тогда ладно. Спокойной ночи!
– Спокойной ночи!
Майкл за этот день совершенно выбился из сил, а поэтому, несмотря на смущение и отсутствие привычки спать с кем-то рядом, заснул очень быстро. Проснулся он, когда уже рассвело. Рейчел всё ещё спала. Её рука лежала у Майкла на боку. Парень осторожно отвёл её в сторону, встал и занялся разведением костра. Поиски сухих веток не заняли много времени, и вскоре языки пламени весело заплясали возле лежанок. Рейчел тоже проснулась и осталась греться у костра, а Майкл пошёл пополнять запас питьевой воды. Ручей протекал неподалёку, Майкл заприметил его, когда ходил за лекарствами. Набрав воды, он вернулся и вскипятил её в подоходном котелке, который нашёл Томас. Потом поставил вариться кашу и занялся лечением девочки. Рана, к его сожалению, выглядела не лучше, да и сама Рейчел призналась, что чувствует себя плохо. Повторив набор антибиотиков, Майкл сменил бактерицидный пластырь и повязку. Между тем, каша сварилась, и ребята позавтракали.
– Как думаешь, те типы засели в нашем доме, или свалили? – поинтересовался Майкл.
– Не знаю, – Рейчел пожала плечами. – Можем вернуться и проверить.
– У тебя нога ещё не зажила.
– Я могу и потерпеть.
– Нет, тебе надо выздоравливать и сил набираться. Переход не близкий.
– Хорошо, как скажешь.
Майкл был почти уверен, что здесь, в самой чаще леса их вряд ли кто-нибудь найдёт. Его беспокоило состояние девочки, а также возможность осадков, поскольку укрыться от них было негде и практически нечем. С осадками, впрочем, пока складывалось удачно – на небе ни облачка. А вот самочувствие Рейчел постепенно ухудшалось. Днём у неё поднялась температура, и в ход опять пошёл Тайленол.
Майкл зачастил к ручью и заставлял девочку пить больше воды. Продолжал лечение антибиотиками в соответствии с их инструкциями. Натаскал кучу веток для костра, чтобы можно было поддерживать его целый день, а также обложил его камнями, чтобы было теплее ночью, когда жечь костёр опасно. Заботился о Рейчел, как мог.
Ночь была не из лёгких. Майкл очень плохо спал, поскольку самочувствие Рейчел ухудшилось. Она постоянно ворочалась во сне и тяжело дышала. Утром ей стало лучше, но Майкл чувствовал, что это затишье перед бурей. И это чувство не обмануло: уже к обеду улучшение резко пошло на спад.
– Что-то мне совсем паршиво, – тихо произнесла Рейчел. – Боюсь, мне не выкарабкаться.
– Эй, даже не думай об этом! – воскликнул Майкл. – Ты поправишься, ясно?!
Рейчел лишь слабо улыбнулась в ответ.
Ближе к вечеру, вернувшись после очередного похода за водой, Майкл обнаружил, что Рейчел уснула. Он попробовал разбудить её, чтобы напоить, но она всё никак не просыпалась, что-то бормоча себе под нос в ответ на его вопросы. Пощупал её лоб – тот был горячим.
Еле справившись с приступом паники, Майкл уселся рядом с Рейчел и молча глядел на неё непродолжительное время. «Она умирает, а я ничем не могу ей помочь», – вертелось в его голове.
– Я как-то читал про первый случай излечения от бешенства, – наконец, заговорил он. – Это было в две тысячи четвёртом году. Девочку – примерно твоего возраста – ввели в искусственную кому, одновременно пичкая противовирусными препаратами, и держали так несколько дней. Она почти умерла, балансировала на грани между жизнью и смертью, и в итоге выжила. Никому до неё не удавалось пережить эту болезнь, а она смогла.
Майкл взял ладонь Рейчел в свою.
– У тебя не бешенство, – продолжил он. – От такого некоторые поправлялись вообще без лечения. Ты сильная. Ты прошла сквозь ад и не сломалась. Я не знаю никого сильнее тебя. И у меня не осталось никого, кроме тебя. Если ты умрёшь, мне незачем будет жить. Но умирать или нет – это тебе решать. Не какой-то инфекции или царапине на ноге – тебе. И я прошу тебя: пожалуйста, не умирай. Даже если в этом мире не осталось ничего хорошего, всё ещё может измениться. Но если ты умрёшь, мы этого уже не узнаем. Пожалуйста, не умирай.
Услышала ли его Рейчел, или нет, он не знал. Встав, он взял аптечку и уже спустя минуту вколол девочке четвёртый антибиотик.
Этой ночью Майкл не сомкнул глаз. Ему казалось, что если он заснёт хоть на мгновение, Рейчел умрёт. У неё явно была очень высокая температура, она бредила во сне. Большую часть ему не удавалось разобрать, лишь отдельные фразы:
– Ты же обещал… вернуться… ты обещал…
– Я здесь, с тобой, – шептал Майкл, держа её за руку, а другой рукой нежно гладя её по волосам. «Если её жизнь должна закончиться сейчас, я, не раздумывая, отдал бы половину оставшегося у меня времени ей», – мелькнуло в его голове.
– Всё рушится… малыш… вернуться, ты обещал… пустота… найти… так долго… ты же обещал…
Забрезжил рассвет. Рейчел поутихла, а спустя час с небольшим открыла глаза.
– Привет, – слабым голосом сказала она Майклу.
– Привет, – Майкл боялся радоваться, стараясь оставаться спокойным.
– Я долго проспала?
– Со вчерашнего вечера.
– Это ничего.
– Как ты себя чувствуешь?
– На редкость паршиво. Но немного лучше, чем вчера. Ты мне ещё укол сделал, или мне это приснилось?
– Сделал. Четвёртый антибиотик.
– Ох.
– Моя мама меня бы прибила за такое врачевание, – Майкл улыбнулся.
– И большинство врачей тоже, – Рейчел улыбнулась в ответ.
– Тебе надо попить. И продолжим это ужасное лечение, ОК?
– ОК.
Рейчел медленно, но верно пошла на поправку. Жар спал сам собой, без Тайленола. На третий день рана зарубцевалась и больше не выглядела воспалённой. Майкл немного успокоился, но всё равно продолжать давать девочке антибиотики и заботиться о ней, как о тяжелобольной.
Вечером шестого дня их пребывания в лесу, наконец, потеплело. Однако вместе с теплом пришли и тучи. Дождь пока не шёл, но мог начаться в любой момент.
– Помнишь ту ночь, когда мне совсем плохо было? – сидя рядом с костром, спросила Рейчел.
– Помню, – ответил Майкл, думая: «Как такое можно забыть?!».
– Мне тогда всякая белиберда снилась. Много всего разного… Но особенно мне запомнился один сон. В нём были звёзды. Яркие, потрясающе красивые, но жутко далёкие и холодные. Я была одна в пустоте, а вокруг, со всех сторон, виднелись эти самые звёзды. Я знала, что пошла за кем-то, что мне непременно нужно кого-то догнать, но вокруг не было ни души. Казалось, что я провела в этой пустоте уже целую вечность. И мне было так одиноко и холодно…
– Это просто сон, – когда она умолкла, сказал Майкл.
– Да, конечно.
– Ты всю ту ночь была здесь, со мной. Я точно знаю.
– Не спал?
Майкл кивнул.
– Прости.
– Ты не виновата. Наоборот, ты умница! Ты ведь поправляешься.
– Если бы не ты, я бы не поправлялась.
– Но мы же одна команда, – Майкл улыбнулся. – Вот и помогаем друг другу, верно?
– Верно, – Рейчел тоже улыбнулась. – Спасибо тебе.
– И тебе. Если бы не ты, я бы тут не сидел.
Этой ночью было не так холодно, но Рейчел всё равно обняла Майкла, лежащего к ней спиной, и уткнулась лицом ему в плечо. Майкл не возражал. Он поймал себя на мысли, что ему самому хочется покрепче обнять Рейчел в ответ, но смущение и страх из серии «А вдруг ей не понравится?» не дали этого сделать.
Дождь пару раз неуверенно накрапывал, но до серьёзных осадков дело пока не доходило. Рейчел уже могла наступать на раненую ногу без боли, да и её общее состояние приблизилось к норме. Немного посовещавшись, ребята решили вернуться в дом, который вынужденно покинули. В конце концов, времени прошло уже немало, крыша над головой могла очень даже пригодиться, да и схрон с оставшейся едой находился неподалёку.
Позавтракав, ребята двинулись в обратный путь. Шли неторопливо, соблюдая осторожность. По пути им никто не попадался. Чтобы не мочить недавно затянувшуюся рану при переправе через ручей, Майкл перенёс Рейчел на руках, предварительно доставив вещи на другой берег.
Когда дом оказался в зоне видимости, идти стали медленней и ещё осторожней. Никакого движения возле дома и в окнах не наблюдалось, свет не горел. Задняя дверь закрыта, переднюю не видно. Подкравшись ближе, остановились и немного понаблюдали. Всё спокойно и тихо.
Наконец, Майкл решил, что пора рискнуть зайти внутрь и пошёл первым, держа автоматическую винтовку наготове. Рейчел шла следом. Тихо подкравшись к чёрному ходу, парень осторожно повернул дверную ручку. Дверь открылась. Внутри никого заметно не было. Собравшись с духом, Майкл зашёл внутрь. Сделал пару шагов и внезапно получил страшный удар в живот откуда-то сбоку, заставивший согнуться от боли и судорожно хватать ртом воздух. В следующее мгновение кто-то с силой вырвал автоматическую винтовку из его рук и швырнул её куда-то за него. Похоже, целились в Рейчел, и бросок попал в цель – раздался вскрик. А ещё через секунду Майкл получил кулаком в щёку и отлетел в сторону. Прогремел выстрел, а сразу за ним послышались куда более тихие звуки удара костяшек пальцев о плоть и падения рюкзака на землю. Майкл выхватил пистолет, снял его с предохранителя и даже почти успел разглядеть противника и взять его под прицел, но удар ноги оказался быстрее. Пистолет куда-то улетел. Майкл попытался защищаться, закрывшись руками на манер боксёра, но его противник пробил неумелый блок первым же ударом в челюсть. Парень рухнул на рюкзак. Всё поплыло перед глазами, голова звенела, а в груди не хватало кислорода.
– Готовы, – самодовольным голосом констатировал кто-то. Майкл не сумел толком рассмотреть черты его лица. Он зафиксировал лишь, что это был крупный мужчина, налысо обритый. И этот мужчина, не теряя времени, сковал его руки наручниками, а потом, похоже, проделал это же с Рейчел.
– Ты что, обоих уложил, а, Дерек? – раздался из глубины дома голос, смутно знакомый Майклу.
– Обоих, – откликнулся Дерек, стягивая с Рейчел рюкзак.
– Да это же подростки, вообще не удивительно, – раздался другой голос, и Майкл узнал говоривших – это были второй и первый бандиты из тех, что напали на дом. А вот голос Дерека он раньше не слышал.
– Ну, они вооружены были, прям как коммандос, – заметил второй бандит.
– И что? – буркнул Дерек, подойдя к Майклу и стягивая рюкзак с него.
– Пристрелить могли, вот что, – сказал первый бандит. – Не ссыкотно было?
– Пукалок не боюсь, – самодовольно ответил Дерек. – И не люблю. Предпочитаю близкие контакты.
– Так это она пристрелила Стива?! – крикнул только что вбежавший сюда мужик, пытаясь отдышаться. – Ну, сучка, я тебе сейчас покажу!..
– Не трогать – моя добыча! – рявкнул Дерек.
– Да я ей только мордочку подправлю…
Мужик двинулся, было, к Рейчел, но Дерек перехватил его сокрушительным ударом в нос. Отлетев, мужик врезался в стену и сполз по ней на пол.
– Ей я уже подправил, – с основательностью в голосе сказал Дерек. – Теперь и тебе подправил.
– Хм, а он жив вообще? – задумался первый бандит.
– Джонни, ты меня слышишь? – спросил второй бандит.
Джонни, похоже, не откликался.
– Может, его на пропитание можно пустить? – поинтересовался первый бандит.
Послышался слабый стон.
– А, живой таки, – заключил второй бандит. – Теперь придётся его тащить.
– А может… ну, это, его, типа, мальцы пристрелили, а? – робко предложил первый бандит.
– Это не по Правилам! – рявкнул Дерек. – Правила священны!
– Ну да, Правила есть Правила, – первый бандит грустно вздохнул.
– Вот, ловите, – Дерек достал из рюкзака две консервы и швырнул бандитам. – Тут больше ловить нечего. И некого. Валим.
– Ага, валим, – согласился первый бандит. – Сейчас тачку подгоню.
Дерек потащил Майкла из дома через чёрный ход, по пути прихватив и Рейчел. Она, похоже, была без сознания. Майкл же пребывал точно в полудрёме. Мысли путались, тошнило, никак не получалось сосредоточиться.
– И как ты понял, что они вернутся? – поинтересовался второй бандит по пути.
– Психолология, – ответил Дерек.
– Эмм, психология, то есть? – уточнил второй бандит.
– Неважно, – отмахнулся Дерек. – Бандиты всегда возвращаются на место преступления.
– Думаешь, тут место преступления, а они – бандиты?
– Конечно, они же Стива убили, и именно тут, – уверенно заявил Дерек. – Бандиты. Место преступления. Вернутся. Обязательно.
– Что ж, не буду спорить, – сказал второй бандит. – Впрочем, за Стива я их не виню. Он вкусный был.
Вскоре ребят, Джонни, рюкзаки и оружие погрузили в открытый прицеп. Дерек забрался сюда же. Первый бандит сел в кабину за руль, второй – на пассажирское сиденье, и они поехали.
– Там праздник намечается, – крикнул второй бандит из кабины. – По рации передали. Парни склад с жратвой нашли. Все на арене собираются. Как раз вовремя приедем.
– Отлично, – прокомментировал Дерек.
Постепенно Майкл начал приходить в себя. И вместе с этим приходило осознания всего ужаса ситуации, в которой он оказался. Его и Рейчел взяли в плен бандиты… Не просто бандиты… Каннибалы. И поэтому тут не может быть причин, по которым их бы просто отпустили, отобрав оружие и еду. «Это конец, – вертелось в его голове. – На этот раз нам не выкрутиться».
Щека и подбородок мерзко пульсировали, но мысли пришли в порядок, и Майкл внимательно разглядел Дерека. Огромный бритоголовый молодой качок с грубыми чертами лица, самодовольной плотоядной ухмылкой и пронзительными глазами. Одет очень легко, особенно учитывая погоду. Он беззаботно разглядывал проплывающие мимо пейзажи. Взглянул на Майкла, с усмешкой подмигнул ему и продолжил созерцание окрестностей.
Рейчел и Джонни пришли в себя почти одновременно. Последний застонал и изверг поток ругательств, девочка очнулась молча.
– Мой нос! – пожаловался Джонни, осторожно трогая нечто окровавленное, что недавно было его носом.
– Добавки хочешь? – поинтересовался Дерек.
– Спасибо, обойдусь, – ответил Джонни. Уставившись на сидящую напротив Рейчел, он спросил:
– Что она такая довольная, а?!
Рейчел, однако, не выглядела довольной. Впрочем, испуганной тоже. На её подбородке красовался синяк, а в глазах читалась холодная ярость, смешанная с презрением.
– Ты чего такая довольная?! – не дождавшись ответа от Дерека, Джонни повернулся к Рейчел. – Думаешь, ты крутая, да?! Или на своего сопляка надеешься?! Видишь, он тут рядом в наручниках сидит, как и ты! Он тебе не поможет! Тебе никто не поможет, ты, сучка!
Рейчел поглядела на Джонни и сплюнула ему под ноги кровью.
– Ничего, скоро тебя на пропитание пустят! – Джонни осклабился. – Да-да, на пропитание! Сожрут тебя нахрен! И твоего дружка тоже! Тогда я на тебя посмотрю, какая ты довольная будешь!
Рейчел ничего не ответила. Майкл боялся посмотреть ей в глаза. Происходящее сейчас было и его виной. Но исправить ситуацию он не в состоянии. Он не может спасти ни её, ни себя. «Это конец, – постоянно крутилось в его голове, а сердце сжималось от боли. – Прости меня, пожалуйста! Прости!».
Спустя полчаса они въехали в город. Повсюду виднелись следы боевых действий. Людей на улицах не попадалось. Трупов, впрочем, тоже. А вот у футбольного стадиона ситуация изменилась. Вокруг сновали люди, а внутри, похоже, расположилась целая толпа. Все парковочные места в округе были забиты мотоциклами, внедорожниками, фургонами, прицепами и легковушками с открытым верхом.
Стадиону, похоже, крупно досталось в ходе боевых действий: вмятины, трещины, выбоины, налёт гари. Туда, где раньше находился вход, вообще угодило что-то вроде противобункерной бомбы. Однако завал расчистили, и теперь на стадион можно было не только зайти, но и заехать, причём сразу на поле.
Первый бандит припарковался неподалёку от стадиона. Дерек подмигнул Рейчел, достал из небольшой кучи вещей в прицепе толстую верёвку и предупредил:
– Дёрнешься – личико разукрашу. И ему тоже, – он кивнул на Майкла.
Рейчел ничего не ответила. Дерек привязал один конец верёвки к её наручникам, другой – к наручникам Майкла, а сам взялся за середину.
– Выходим! – спрыгнув на землю, приказал он.
«Можно, по крайней мере, не выполнять их приказы, – подумалось Майклу. – Нас ведь всё равно убьют». Однако инстинкт самосохранения – крайне упорная штука. Ноги сами потащили парня прочь из прицепа. Рейчел тоже сошла на землю. Следом за ней спрыгнул Джонни, ругаясь себе под нос. Оба бандита вышли из кабины, и все направились на стадион, откуда доносились крики веселья, азарта и безумия. Ребят вели, точно на поводке.
Как оказалось, на стадионе проводились кулачные бои в свободной форме. Это значит, что били не только кулаками, но и ногами, и головой, и чем угодно ещё. Условия победы, как вскоре понял Майкл, были, однако, на удивление гуманны – достаточно положить противника на землю или дождаться от него знака или крика «Сдаюсь!». Наблюдающий за боями народ что-то пил, ел, курил и горланил. В основном, это были люди от шестнадцати до сорока, представители мужского пола явно доминировали, но и женщин было не мало. Среди их одежды превалировали стили субкультур – особенно много народа было в коже и с пирсингом и татуировками. Встречались волосы всех цветов радуги, причёски отличались дикостью и разнообразием.
На трибуне, куда притащили ребят, царил хаос. Разобраться в нём было не просто, но Майкл точно знал, что Дерек всё время рядом, а значит, нечего и пытаться сбежать. Однако после очередного боя на удивление быстро установилась тишина. Хаотичная братия поблизости словно всосалась во все стороны, и ребята вместе с Дереком внезапно остались одни на небольшом участке трибуны.
– Наш брат Дерек сегодня вернулся с добычей! – прогремел над стадионом многократно усиленный динамиками голос мужчины, возвышающегося на одной из трибун. Внешним видом этот мужчина напоминал смесь библейского пророка с байкером. – Поздравим его!
Со всех сторон полетели поздравительные крики, вопли, весёлые ругательства и рёв, наводящий на мысль то ли о бешеном медведе, то ли об озабоченном бабуине.
– Он схватил двоих! – продолжил вещать мужчина, и тут же установилась тишина. – Двоих! И поэтому, во имя милосердия, он отпустит одного из них на СВОБОДУ!!!
– Свобода!!! – загорланила толпа.
– Одного, по своему выбору! Итак, Дерек, кого ты отпустишь во имя милосердия?!
Опять установилась тишина. Дерек медленно, не торопясь, разглядел по очереди Рейчел и Майкла, картинно изобразил задумчивость и, наконец, сказал:
– Его!
– Что ж, выбор сделан! – пафосно изрёк мужчина с трибуны. – Молодой человек, вам вернут ваши вещи, за удержанием небольшого налога, и вы вольны катиться на все четыре стороны! Целые сутки ни один из братьев и сестёр не имеет права охотиться на вас! Ибо милосердие!..
– Милосердие!.. – с чувством простонала толпа.
– Ну а эта девушка остаётся в распоряжении Дерека, и он волен использовать её по своему усмотрению… В том числе и на ПРОПИТАНИЕ!!!
– Пропитание!!! – бесновалась толпа.
Майкл не верил, что его вот так отпустят. Однако несколько каких-то панков притащили его рюкзак, автоматическую винтовку и пистолет – магазины несли отдельно. Дерек сам снял с него наручники и наградил лучезарной улыбкой.
«Что? Меня не съедят?! – закрутилось у него в голове. – Есть шанс спастись?!.. Но Рейчел! Её же не отпускают!..».
– Я хочу остаться здесь вместо неё!!! – что было мочи заорал Майкл, обращаясь к мужчине на трибуне.
– Посмотрите, этот юноша преисполнен милосердия! – с чувством воскликнул мужчина на трибуне. – Он готов отдать свою свободу этой девушке! Но не ему решать, кого коснётся длань милосердия. Таковы Правила!..
– Правила!.. – вздохнула толпа.
– Однако! – резко крикнул мужчина и замер. Установилась зловещая тишина. – Он, как свободный человек, может выйти на ПОЕДИНОК ЧЕСТИ!!!
– Поединок чести!!! – взвыла толпа.
– Ты знаешь правила Поединка чести, парень?! – спросил мужчина с трибуны и, не дожидаясь, ответа, продолжил. – Конечно же нет. Они таковы: бой на ножах до смерти. Победитель забирает всё, за исключением небольшого налога на общественные нужды. В данном случае, ты получишь девушку, её рюкзак с половиной барахла, а также отличный мотоцикл. Дерек, ты получишь тело парня и половину его барахла. Ты принимаешь Поединок чести?!
– Принимаю, – без колебаний откликнулся Дерек.
Толпа разразилась радостными воплями.
– Ну а ты, о милосердный юноша?! Что выберешь ты? Свободу или бой?!
– Бой! Бой! Бой! – принялась скандировать толпа.
«Мне не победить, – лихорадочно соображал Майкл, начиная паниковать. – Я не в лучшей форме, толком не умею драться на ножах, а противник опытнее, быстрее и намного сильнее меня. У меня нет ни единого шанса на победу. Это просто глупо. Мне всё равно её не спасти. А так, может, я сумею… Стоп. Я знал, что это конец. Что нам не выбраться. И теперь на что-то надеюсь?! Пора прекратить заниматься ерундой! Что я реально могу сделать? Попытаться перестрелять как можно больше этих психов? Прямо сейчас не выйдет, тут почти у всех стволы, меня прикончат ещё до того, как я вставлю магазин. Если только потом, выбрав свободу, и если мне действительно дадут уйти… Нет, я не оставлю здесь Рейчел умирать в одиночестве. Не брошу её, ни за что! Есть только один путь. Я знал это с самого начала. Рассуждения бесполезны. Всё уже решено. Осталось лишь принять это».
Паника прошла. Майкл, наконец, посмотрел Рейчел в глаза – какие-то пару секунд, но они показались долгими, как весь пройденный ребятами путь. Одними губами он прошептал ей: «Прости!».
«Всё элементарно, – думал он, чувствуя абсолютное спокойствие, проникаясь им и наблюдая происходящее вокруг будто бы со стороны. – Время пришло. Сегодня я умру. Я готов».
Майкл широко улыбнулся Дереку, повернулся к мужчине на трибуне и громко сказал:
– Я выбираю бой!