Кабодагор

Много Прозы
Ревет ли зверь в лесу глухом,
Трубит ли рог, гремит ли гром,
Поет ли дева за холмом —
         На всякой звук
Свой отклик в воздухе пустом
         Родишь ты вдруг.

Ты внемлешь грохоту громов
И гласу бури и валов,
И крику сельских пастухов —
         И шлешь ответ;
Тебе ж нет отзыва... Таков
         И ты, поэт!


«Эхо» Александр Пушкин


                                                             ***

Данный Обзор посвящен великолепному творчеству весьма продвинутого во всех отношениях автора. Произведен (довольно беглый) осмотр его произведений, сделаны очень далекие выводы, потому что, прежде всего, оттого это, что взгляд АВТОРА невероятно глубок. Какая связь между «далеко» и «глубоко» мы сейчас голову ломать не будем, все равно это просто присказка. А в сказку мы погрузимся, изучая данную ЛИТЕРАТУРУ. Оно того стоит. Потому что не лежит.
(Ну, поймете)


Ра-асказище «Метаморфозер»
(Пошагово спускаемся в великолепные сады сказочной прозы. Спускаться будем с кровати, и пока летим, внимательно думаем что происходит. Да-да, это не шутка: творчество сие вполне может пробудить нас к новым ощущениям реальности; всё, парашют. Отдыхаем в полете и наслаждаемся видами). =>> http://www.my-works.org/mw/text/151414#note-578839

«Иван Зернов закончил бритье под каплями воды, которая стекала из повреждения трубопровода.»
--
Изначальный вариант, потом автору заметили сие и он исправился.
Правда, лучше бы оставил как было. Ибо до исправления вода каплями стекала из повреждения... то есть, у вас что-то сломалось... и именно из «сломоты» (не знаю как выразить, тут никакого воображения не хватит) исходит нечто полезное.
Автору было замечено: «из поврежденноГО» (трубопровода) стекала вода (каплями). На что он обрадовался, поскольку тут же увидел не менее изощренный вариант пытки для читательского восприятия, он написал (теперь): «Иван Зернов закончил бритье под каплями воды, которая вытекала из поврежденного трубопровода.» То есть, вода (каплями) теперь вытекала, так как ЛГ доподлинно известно, что воды осталось совсем ничего. Хотя он электрик, а не сантехник. В любом случае здесь снова путаница.
Как правильно.
«Иван Зернов закончил бритье под каплями воды, которая стекала из поврежденного трубопровода».
Стекала из трещины в трубе? Тогда «из повреждения»? Нет. Из самого повреждения ничего течь не может, это просто трещина, разлом. Через него? Да.
Трубопровод поврежден, он содержал воду, много воды, но теперь она, видимо, вся ушла из него, вытекла, и вот, через повреждение стекают остатки. Потому что каплями. Но... может быть так, что просто махонькая трещинка, и потому течет — каплями? А в самой трубе воды полно. Конечно, может. Мы здесь (как автор) ищем тогда оптимальную форму выражения. Но ни «из повреждения» (это сюрреализм какой-то, причем, не адекватный), ни «вытекала», потому что ничего не сказано о том, что ЛГ разбирается в сантехнических нюансах, и посему способен знать, что воды совсем почти не осталось: то есть вытекают, истекают — остатки (каплями).
Но почему же из полной воды, но чуть поврежденной в каком-то месте, трубы, не может ВЫТЕКАТЬ (каплями)? Из-за несоразмерности резервуара и, собственно, самих капель. Вытекать будет если прорвет и как следует хлынет. Да, сначала будет хлестать. Но потом все тише... тише... и вытекает.
«Из лопнувшей трубы вытекали остатки воды».
Каплями?
«...Спустя час уже только капало, но люди все равно подставляли посуду и собирали сколько» (вытечет?) ... «сколько» ... (натечет?) ... «СКОЛЬКО позволяла нетерпеливая очередь. Все куда-то спешили.» (Из данного импровизированного куска можно видеть, что, возможно, речь о войне).

«Новые джинсы постоянно пачкаются, но это не самое страшное.»
--
А старые джинсы каким-то образом защищены от грязи? Здесь ощущается идейный вклад в текстильную промышленность: пора бы задуматься всем производителям тканей как сделать, чтобы пачкалось не новое или не постоянно, если уже поношенное. В общем, мысль должна быть ясна. (В данном произведении читателя и мир в целом ждет масса полезных открытий, что могут изменить жизнь к лучшему, надо лишь вчитаться).

«Пятна засохшей крови создавали странные рисунки.»
--
А он что, ценитель живописи кровью? (вместо обычных красок)...
О таком надо упоминать ранее в тексте.
Но можно отнести к странностям фантазии ЛГ. Мало ли...
Возможно он в детстве мучил котят, и ему виделось много крови. И те «рисунки», что он выдавливал из (трупиков) создали у него определенный стереотип видения... данного художественного образа: рисунки были понятны. А вот теперь, во всей этой заварухе... идет, смотрит: не понятные, гхм, рисунки... (крови). Что такое? Какой-то упадочный стиль...

«...Некоторые стеллажи были опрокинуты, товары валялись на полу. Крысы, собравшиеся на пиршество, неохотно разбегались во все стороны.
Откуда-то донеслась веселая музыка.
Зернов нахмурился. Кто из покупателей сегодня спятил? На подобные звуки инопланетяне реагируют агрессивно.»

--
Не ясно время нападения, сколько прошло с момента атаки на Землю? Посему, что ЛГ знает о привычках захватчиков?

«Откуда-то донеслась веселая музыка.
Зернов нахмурился. Кто из покупателей сегодня спятил? На подобные звуки инопланетяне реагируют агрессивно.» =>> «- Вы хотите, чтобы инопланетяне оценили ваш музыкальный вкус?»

--
Там не логичная связь: «веселая (музыка)» и «подобные звуки». Может просто «громкие звуки»?
По пунктам, это просто шедевр.
1) «Кто из покупателей сегодня спятил?» — следовательно, помимо профессии электрика он еще подрабатывает не штатным врачом? в местной психиатрической лечебнице, возможно лишь экскурсоводом, но не исключено, что занят и более плотно. И почему-то (тревожный сигнал) именно посетители маркетов съезжают с катушек чаще других (статистика, понятная читателю междустрочно, а автору само собой). Здесь надо было написать "Кто-ТО".
2) «На подобные звуки инопланетяне реагируют агрессивно» — обнаруживается хорошее знакомство с привычками инопланетян. Но с чего не ясно.
3) «Вы хотите, чтобы инопланетяне оценили ваш музыкальный вкус» — более того, знакомство с культурой захватчиков. Да, это могло бы выглядеть как сарказм, если бы не предыдущее.

«Зернов приподнял густые брови. Даже если экспериментальный прибор не подведет, то до него еще нужно добраться. Институт, в котором работает ученый, находится на окраине С-нска.»
--
Из-за всех хитросплетений авторской подачи у читателя в голове в некотором роде «каламбур», поэтому «приподнял густые брови» может быть воспринято как... поднял с пола, что ли? Там же месиво «будь здоров», кровь рисунками...
Далее. Ученый не сказал ГДЕ находится прибор. Он мог быть и у него дома.
«— Вы могли его применить три дня назад, – заметил Иван. – После того, как здесь прошел инопланетный десант.
— Я бы так и сделал. К сожалению, я повредил ногу, когда бежал в подвал.
Вот вам инструкция, как управлять метаморфозером. А вот ключ от лаборатории. Доверить все это мне больше некому.»

Может показаться, что пояснение здесь (на счет местонахождения прибора), однако, в принципе, такие вещи лучше пояснять как-то сразу и более явно, дабы не путать читателя. То есть, упор читательского восприятия делается тут на диалогах героев, ЛГ соображает (сам с собой), что прибор в институте... а уже после этого речь про «повредил ногу», отчего и может быть ясно, что прибор не дома у профессора. Хромает логика повествования.

«- Вы могли его применить три дня назад, – заметил Иван. – После того, как здесь прошел инопланетный десант.»
--
Возвращаемся к «музыке». Следовательно, о привычках инопланетян ЛГ ничего
знать не может.

«Нагромождения бетонных плит и воронки от взрывов существенно мешали ходьбе.»
--
Воронка от взрывов? Почему в единственном числе?
Связывать «бетонные плиты» и «воронку от взрыва» нагромождением не просто не логично, это принципиальный абсурд: автор смог это как-то представить? Это одно. Другое то, что в этом бессмысленном (до «ужаса») сочетании подается образ ОДНОЙ воронки, как-то втюхивается в «нагромождение». (Проверка читательской психики на прочность, видимо).
Скажет внимательный читатель «нет»! Потому что: «нагромождение плит» это одно, а «воронки от взрывов» это другое, это отдельно... Да? Хорошо. Только в образе автор как-то удачно (для себя, своего видения) это совмещает: где там сваленные плиты, а где воронки? Рядом с плитами? Под плитами? Потому что слово «нагромождения» забирает все (обозримое как-то) пространство, с этим невозможно спорить, либо надо дать ракурс читателю: где именно по ходу движения сии нагромождения.
«Нагромождения бетонных плит под зданиями и воронки от взрывов иногда жадными кусками вырвавшие где-то часть стены, а где-то дымящие прямо рядом, но не коснувшиеся основания жалких строений, иногда же вспоровшие трассу, будто нетерпеливый великан на ходулях яростно лупил ногами в землю, двигаясь меж домов и куда-то несясь, и несется до сих пор, и будет нестись пока миру не придет конец... существенно мешали ходьбе.»
Получилось немного длинно и с философским подтекстом (наверное, потому и длинно). И с текстологическим разрывом в «конец... существенно». Данный прием допустим, если подкреплен как-то по тексту (необходимым содержанием в описании).
Авторское:
«Нагромождения бетонных плит и встречающиеся часто воронки от взрывов существенно мешали ходьбе.»

«По улицам, печально скуля, бродили потерявшие хозяев собаки.»
--
Но есть и просто бездомные собаки. Так? Но с точки зрения автора любая собака (на улице) имеет хозяина. Так... значит (в обычном случае) она потеряла хозяина! Все же вот так просто... (и не поспоришь, в самом деле). Примем, что в данном замечании рецензент «сел в лужу». А бездомная собака лижет его в щеку (чтобы не огорчался... дебильная шутка: как и вся сия критика).

«Сюда бы спецназовскую подготовку, да пистолет с глушителем!»
--
Пистолет против того, что называется «клинообразный летательный аппарат»? «Операция »Ы« и другие приключения Жмурика»: автор полагает, что против инопланетчиков-захватчиков достаточно пистолета с глушителем. Или это чтобы персонаж мог по-тихому застрелиться? Вот пойми...

«Люди, если они прятались в подвалах, а не убежали в лес, не показывались на пути.»
--
Стилистически безграмотное предложение.
Потому что указано предположение (в «если»).
Люди, видимо, прятались в подвалах, а не убежали в лес, и не показывались на пути.
(Допустим, так) — для примера.
А что с этим «если»? Дело в том, что при таком построении следует добавить «только»:
«Люди, если только они прятались в подвалах, а не убежали в лес, не показывались на пути.»
Теперь (с добавлением «только») это «если» не просто условие или допущение, а /философское утверждение/, которое, в принципе, вкупе с «не убежали в лес» существует в предложении отдельно от «не показывались на пути»: то есть, мы теперь можем свернуть предложение до «Люди не показывались на пути» и развернуть обратно, все это одинаково остается, в некоем общем «смысловом фарватере» — с «если только»; но просто с «если» мы имеем допущение в первой части, которое (!) никак не реализуется далее (в предложении). «Если» /обычно/ используется вместе с «то», и когда мы забываем указать «то», предложение может выглядеть как «недоделанное». Это важный момент. Давайте так и сделаем (для наглядности):
«Люди, если они прятались в подвалах, а не убежали в лес, то (и) не показывались на пути.»
В исходном тексте получается довольно «хитренькая» бессмыслица и нарушение правил грамматического соответствия. Сходу воспринять это сложно. Но — «мозги пачкает».

«Два инопланетянина в костюмах, похожих на скафандры, рассматривали темно-
зеленые воды реки.»

--
Здесь «пистолет с глушителем», разумеется, мог бы пригодиться, но следует учитывать характер общей обстановки, все-таки, что там за скафандры ведь неизвестно. Может быть с защитой, противоударные. Ранее, тогда, возможно было написать: «Сюда бы спецназовскую подготовку, да супербазуку с ядерным зарядом».

«Шансов попасть «под горячую руку» пришельцев там будет много.»
--
Не дано описание пришельцев, обязательно ли у них есть руки? Да, это образное выражение, но тем не менее... Может «под горячий щупалец»? А если они хладнокровные? И откуда и к чему вообще это выражение «попасть под горячую руку»? Писатель, применяя афоризмы, любые (иные) высказывания, обязан хотя бы приблизительно ориентироваться в них, дружить с их смысловой подоплекой.

«Маленькие, как бусины, красные глаза, ничего не выражая, посмотрели через стекло костюма.»
--
Костюм был стеклянный? Понятно, что шлем это часть костюма, но все-таки следует более детализировать и не смешивать образ.
...«ничего не выражая», — речь об иной форме жизни, часто человек человека во взгляде не понимает: что там выражают глаза? Целая наука, словом. Как же ЛГ так тонко способен разбираться в психологии... пришельцев, чтобы смело полагать (в авторской подаче), что «глаза пришельца ничего не выражали»? Вывод: он все-таки заброшенный спецагент с планеты «Клюк» (не путать с «глюком»), что является для данных пришельцев противником; руководство, зная о намечающемся вторжении на Землю (планету с недоразвитой формой разумного... (впрочем, это опустим)), внедрило его (ее/егэ/ечё/еэ...) с целью предотвращения; а второй персонаж, то бищь, Александр Николаевич, соответственно, да (!) и есть — второй скрытый агент, скрытый даже от (первого); но первый возможно о чем-то догадывается... Однако у руководства по-любому все продумано. Конечно. Это видно вот отседа:
«Пусть Александр Николаевич сам выполняет освободительную миссию, – в конце концов, он умеет обращаться с оборудованием.»
И кто теперь скажет, что наши (читательские) выводы не верны? (Все детективы и рассказы/повести об агентах стыдливо всхлипывая рыдают в сторонке, сжавшись как в ожидании удара, нелепо прикрывшись, и трясь ножкой о ножку, будто надо «пи-пи»: страшная картина).
Поэтому (!) — сейчас внимательно — ЛГ и воспринимает в самом начале повествования стекающую воду из крана как «из повреждения трубопровода». Из самого повреждения, понимаете? То есть, по линии трубопровода где-то лопнула труба. Ага. И вот... как-то... (это надо представить, все-таки инопланетное мышление) из-аттуда-ва... откуда-та... из... (повреждения в общем)... там «где сломалось»... то есть... возможно прямо из (не получается... как они вообще мыслфт? мыслят). В общем как-то так. Дело не в том, что в трубе оставалась вода: само повреждение как-то продуцирует жидкость. Это важное открытие для землян, надо взять на заметку.
Дело-то все в том (прежде всего), что данное предложение самое первое и оно несколько вводит читателя в заблуждение: обычно моются (люди) под краном. Так и представляется при прочтении, что ЛГ ловит капли падающие из крана: где-то повреждение. Потом выясняется, что он находится в подвале, но изначальный образ остается, поскольку он довольно весом: мы умываемся каждый день, причем с детства. Так измываться над воображением читателя не нужно. Читателя надо беречь от потрясений стилистического характера.
В любом случае, подразумевая ту подачу, что в рассказе, так написать вряд ли возможно: «вода стекала из повреждения трубопровода», хотя, если соблюсти некоторую очередность образов, чтобы не было явной связи с умывальником... то, кажется, возможно... если еще что-то сделать с «вода стекала ИЗ-ЗА повреждения». Вот. (Исчерпали вопрос максимально).

«Даже не просканировали одежду»
--
С момента атаки прошло трое суток? ЛГ находился дома. Откуда он осведомлен, что пришельцы «сканируют одежду»? Может они это на расстоянии сделали? Как раз «ничего не выражающими глазами»... У них в такой момент сканер-рентген включается, и глаза ничего не выражают, потому что пришелец «торчит», все-таки от работающего сканера «дает по шарам». Вот сколько полезных и богатых выводов-образов делает-получает читатель в рассказе! Диву даешься... (но это к слову).
И далее: что такого /запретного/ в одежде ЛГ? Грязные джинсы?
Электронный ключ. Гм. И что? Прибор открывающий дверь. Может у всех жителей
тут это предмет обихода, у всех такие ключи — захватчики еще и не вникали в сие
(за трое-то суток, они только высадились, по сути). Но это уже домыслы (критики).
На самом деле действительно не понятно чего опасаться ЛГ. Бестолковая подача со стороны автора.

«А вот и железная дверь, о которой писал профессор.»
--
Профессор «должен был» описать на словах как найти нужное помещение, а не... писать об этом. Да, он мог начертить схему, но прежде объяснить на словах. Так логичнее. Но возвращаясь к эпизоду в магазине, где профессор передал ЛГ листок и ключ, мы «понимаем», что профессор имел сии записи заблаговременно. То есть, повредив ногу надеялся встретить того, кому передоверит обязанность найти лабораторию и взять устройство. Хорошо, приняли. Однако... на словах-то все-таки... правдоподобнее выглядит.
Присутствует некоторая неувязка по сюжету, хотя, в принципе, на такое можно и глаза зажмурить, если в остальном помарок нет.

«Все мертво из-за потери электроэнергии.»
--
Агрегаты не обладают собственной энергией, она подается им, то есть — они ничего сами по себе не теряли.

«Все мертво из-за отсутствия электроэнергии.»

«К счастью, метаморфозер может работать автономно.»
--
Весьма дельное замечание, и одновременно лишенное смысла: устройство ДОЛЖНО работать автономно, иначе все действе ЛГ тупиково. Надо заметить, что при «описании» сего прибора (которого нет в начале) представляется некое подобие «бензопилы с глушителем», только — нечто вполне фантастическое, излучающее волны и жужжащее жужжанием.

«Иван включил генератор и подошел к столу, на котором стоял прибор»
--
Так энергия есть или нет? Чтобы включить генератор также нужна энергия. Значит
«не все потеряно»? Аварийный генератор? Надо уточнять. Поскольку генератор это не батарея, не аккумулятор; генератор генерирует (не путать с «жужжанием») — из чего-то, то есть преобразует нечто в энергию.
Электрический генератор — устройство, в котором неэлектрические виды энергии преобразуются в электрическую энергию. (Википедия).
Надо бы уточнить к чему сия «придирка».
«Все мертво из-за потери электроэнергии. К счастью, метаморфозер может работать автономно.
Иван включил генератор и подошел к столу, на котором стоял прибор.»

Если «метаморфозер» работает автономно, то следует включать сам метаморфозер, так? Но читаем: «включил генератор» и затем «подошел к столу с прибором». Генератор стоял отдельно? Он какое имеет отношение непосредственно к этому чудному изобретению? Он же общий? Судя по описанию — да. Тогда как понять, что «метаморф...» может работать автономно?
Автономность (в системах связанного регулирования) — независимость какой-либо одной из управляемых величин от изменений остальных управляемых величин. (Википедия).
В авторской подаче события сменяются «волнами сюрреализма», вынуждая распутывать узлы «интеллектуальной интриги», которой, весьма довольный собой автор, увлеченно выводит по листу миазматические головоломки.

«Через образовавшуюся дыру в помещение проник розовый луч.
Почувствовав сильную боль в плече, Зернов вскрикнул»
«От новой боли, на этот раз в правом боку, потемнело в глазах.»

--
Это «розовый луч» с ним делает? Здесь потому такой вопрос, что не сказано о том что делал луч. Ну, проник. Ну... (проник). А дальше? «Почувствовал боль и вскрикнул». В плече. А! Дошло. ЛГ махал на луч рукой, но слишком интенсивно и вывихнул. А сам луч... просто розовый. А в боку боль отчего? Это обычные рези как от быстрого и долгого бега. Только до ЛГ доходит долго... Или он не замечал боль в боку, потому что — некогда отвлекаться на мелочи (мужик), но когда плечо вывихнул, то стал замечать (не железный). Все теперь путем, прочитали, в смысле, наконец, а то не сразу ясно что там к чему.

«Боль под правыми или левыми рёбрами во время бега — это естественное ощущение, так что не думайте, что с вами что-то не в порядке, — комментирует врач-терапевт Ольга Ракитина. — При беге усиливается кровоток, и кровь из «резерва» нашего организма начинает поступать к работающим мышцам. Если мы начинаем бежать без предварительной разминки, кровь не успевает равномерно перераспределиться. Страдают от этого органы брюшной полости — печень и селезёнка. Они переполняются кровью и давят на свою собственную оболочку-капсулу. В оболочке находится много нервных окончаний, за счёт возросшего давления они и образуют острую боль. Если болит в правом боку — дело в печени, если в левом — в селезёнке». — https://newrunners.ru/mag/glupye-voprosy-pro-beg-pochemu-kolet-v-boku/
Как видно, авторские упражнения в прозе вынуждают читателя обращаться к полезной информации, что благоприятствует саморазвитию. Это хорошо.

«Обессиленный Зернов откинулся на спинку кресла.»
--
Каким образом «метаморфорзер» влиял только на пришельцев? Ведь профессор собрал его ДО нашествия, так? Следовательно, устройство имело самый общий спектр воздействия. Который не затронул физику ЛГ и остальных людей. М... транно.

«Метаморфозер выполнил последнюю команду.»
--
Какие команды отдавались устройству и — кем?

«Весьма дельное замечание, и одновременно лишенное смысла: устройство
ДОЛЖНО работать автономно, иначе все действе ЛГ тупиково.»

--
Уточнение (автор совсем запутал).
Еще при диалоге с профессором в магазине следовало дать понять читателю каково устройство в общих чертах и в каких масштабах действует. А то можно подумать, что ЛГ придется бегать с ним в руках, и «выстреливать» пришельцев группами и по одному. Можно так подумать? Разумеется.


/Занавес/

Надо заметить, особенно для начинающих авторов: ляпы бывают и в этом нет «чего-то страшного»; более того, иногда на фоне ляпа видно как произведение раскрывается во всей своей смысловой подаче и стилистическом исполнении, при дальнейшей работе автора над ним. Творчество оно на то и творчество. Но... показанное в обзоре, это что называется, «туши свет».

Скриншот произведения (с уже «исправленным» трубопроводом): http://spaces.ru/pictures/view/?Read=208715342&name=Kabodagor





________________________

http://www.sochinitell.ru/node/9656#comments
Замечания
ObyWAN

улыбнуло местами) не зря автор "мета...чё то там" лит институт заканчивал)

ObyWAN  ⋅   7 месяцев назад   ⋅  >