Коль умеешь
Над простором тучи ходят,
Поедая ярый свет.
Луч чрез них и не проходит,
Яркости как будто нет.
Собрались над полем сверху,
Ждут как молния блеснет...
Смотрит хмуро на поверку:
Неудачный ныне год.
То́ ли — засуха сушная,
Что несет земель труху...
Суховеет да смутная.
А ручьями под соху!?
И крестьянин грязью месит
Путь кобылий и собою,
Да при этом свет поносит,
Поскользнувшись, сбрую
Хвать ее держа...
Так и хлещет, ветер вою
Добавляет и межа
Не берется дрыном стойко,
Весь мужик сурьезный тут.
И коня сошла набойка,
Утонула в жиже, глянь!
Ох, неладен этот труд.
Но душа мужицка стойка:
По колено, если пьянь.
И глядит: столбом не стой-ка!
Хоть и лапти просто в рвань.
Нет, не пьян, глядит сердито,
Месит взглядом гром и серь.
/Что в стихе же позабыто,
Коль умеешь, так проверь./

А коня зовут Каштан.
Мужика Иваном кличут.
Наползает ураган.
Тучи молниями тычут
В землю жижею полня
Весь простор, в полях болото.
И проход себе чиня...
Вдруг Иван находит золото!
Прям из грязи чуть блестит,
Смутным отсветом небесным.
И забыл про все. Глядит.
Сном уснул ли интересным?
Нет, однако, правда так.
На колени пал в тревоге.
Смотрит, смотрит. Он — бедняк!
Стал, вдруг, казначея вроде.
Да какой там казначей!
Барин он, заслуги царской.
И давай, гребет скорей
Жижу всю заботной лаской,
Выедая на руках
И глазами обгрызая,
Землю всю, что право, прах...
Богу голос возвышая.
Радостен, простерт душой
Над стихией гулом грозной.
Откопал. И лат грудной
Достает из грязи слезной.
Золото?! Пойди пойми...
Битвы были здесь велико.
Сердца тяжкий бой уйми
И прижми к груди безлико
Часть доспеха ветхих лет
Павшего за честь героя.
Или вражий это пласт?
И нет на нем печати горя.
Что же, золото? Неймет.
Крутит головой с тоски-то...
Чей же дух железом прет
Из пучин времен, солдата,
Или чин сей благороден
Был — упавший под коня.
Золото... иль медь? Дороден
Павший был. И осеня
Бренные сии останки
Христианскою рукой,
Поволок находку, в тряпки
Обернув — армяк ветхой
Сбросив с хладного плеча,
Что под струями и плесом
Всей воды небесной, пряча
Все железо с перевесом.

Ну, пришел в деревню: мертво.
На домах разгром и шваль,
У порогов в кровях жертва:
Все селяне, деток жаль...
Там и там, порублен мир.
Тишина — помимо грома;
И осел на ноги, стар
Для такого он, и дома
Не находит своего:
Погорело частью крупно.
До грозы еще. Всего
Нет семейства боле, скупо
Пожевал губами дрожь,
Пообтер ладонью щеки...
В землю врос средь дыма, что ж,
Воды вот с небес глубоки.
Всю печаль потопят скоро.
И не будет больше жизни.
В нем самом: и до упора
В землю жидкую. Казни.
Ах, казни меня судьбина!
Для чего дышать теперь...
И Каштан заржал. Скотина,
А ведь чует что за зверь
Тут прошел дыханьем острым
Обнажая все клыки...
Стал старик невинно взрослым
В этот час — молясь с руки,
Осеняясь беспрерывно,
Заколдованно шепча.
И скользнула непосильно
Ноша с тощего плеча.

***

Курьезы ладного стиха
На свет яви — поборник сути,
Возьми помягче где труха,
Где тверже уж берись лягнути.
Не забывая правил догмы,
Стуча глазами веки скрозь,
Ведь надо чтоб могли умы,
И чувство дабы чтоб не врозь.
А чтобы ладно воспевалось
Величие от Лир шутя!
И чтобы сердце окрылялось
Прям из груди на высь хотя,
Толкаясь мощно и напорно,
И уж почти что вылуплялось,
И даже выше слов летя,
На воздух пело бы струною
Творя из звука сам хрусталь.
/Но коль поникнешь тут главою,
То значит безрыданно жаль./
Замечания
дядя Вова

Ух, ты! С интересом прочитал, с удовольствием!!!

дядя Вова  ⋅   1 год назад   ⋅  >

Кабодагор

Ну хоть кто-то в школе штаны не просиживал и читать научился... (очень тупая шутка, но что делать, хочется все-таки надеяться).

За комментарий благодарствую.

Кабодагор  ⋅   1 год назад   ⋅  >