Демид Толкачев

Лицемерие ангелов. Глава 1. Небеса обетованные
Аннотация:
Ангелы существуют. Как, впрочем, и демоны. Они ведут друг с другом бесконечную войну. Войну за свой главный ресурс – людей…
Ангел-хранитель под номером Э347 привязана к своему подопечному и искренне желает ему счастья. Она делает для этого всё, что в её силах, честно соблюдая законы и правила, установленные в обществе ангелов. Но однажды она узнаёт: сегодня её подопечный должен умереть…

***

В комнате, пребывающей в лёгком бардаке, находились трое, не считая кота.
– Я хорошо подумала, – сказала Катя, собирая вещи в большую походную сумку. – Мне это сейчас не надо. Меня больше другие вещи интересуют.
– И какие? – спросил наблюдающий за её сборами Андрей.
– Мир. Саморазвитие.
– Меня это тоже интересует. Почему бы не интересоваться этим вместе? По-моему, у нас неплохо получалось.
– Тебя интересует только твой компьютер.
– Ты знаешь, что это неправда.
Катя вздохнула и посмотрела на Андрея.
– Боюсь, ты восхищаешься мной больше, чем я тобой, – произнесла она. – Я просто напридумывала тебе качеств, которых у тебя нет…
– И какие же это качества? – спокойно поинтересовался Андрей.
– Например, что для тебя важны твои друзья и ты всегда придёшь им на помощь.
– Вообще-то, я действительно приду на помощь…
– Да у тебя и друзей-то нет, – перебила его Катя. – Нормальные мужики ходят общаться с друзьями, пива попить, футбол посмотреть. А ты только и делаешь, что сидишь дома перед компьютером.
– Так я в Интернете с друзьями общаюсь! – воскликнул Андрей. – И вообще, зачем мне кто-то, когда у меня есть ты?
– Конечно, – Катя скептически хмыкнула, продолжив собирать вещи. Затолкав свою любимую чашку в сумку, она осмотрелась по сторонам и, вздохнув, произнесла: – Ну, вроде всё.
– Ты сможешь ещё раз зайти, если что-то забыла, – заметил Андрей.
– Не обижайся, но вряд ли я ещё раз зайду, – сказала Катя. – Ты хороший, но… Короче, пока.
Она перевесила сумку через плечо и вышла в коридор. Андрей последовал за ней.
– Провожать меня не нужно, – заявила Катя, открывая входную дверь.
– Но у тебя ведь сумка тяжёлая, – возразил Андрей.
– Справлюсь как-нибудь, – парировала Катя.
Лёжа на коврике, большой чёрный кот с белым пятном вокруг рта лениво потянулся и взглянул на оставшуюся в комнате девушку… Впрочем, это кот видел симпатичную девушку с каштановыми волосами и карими глазами, сидящую на стуле и печально глядящую в коридор. Андрей и Катя же были совершенно уверены, что на этом стуле никто в ближайшем прошлом не сидел, да и сейчас сидеть не должен. С их точки зрения, стул определённо был пустым. Однако у людей весьма ограниченная точка зрения.
Сидящую на стуле девушку звали Э347, и, строго говоря, это была отнюдь не девушка. Во-первых, у ангелов нет пола. Э347, несмотря на этот факт, идентифицировала себя как «она», поскольку в её энергетической матрице превалировала женская энергия. Ангелы чувствуют такие вещи касательно друг друга, поэтому сообщать о том, как к тебе обращаться, обычно не требовалось. Однако мужская и женская энергии к размножению никакого отношения не имеют. Ангелы в собственном размножении не участвуют – за них это делают люди. Ну а во-вторых, ангелы могут принимать любой облик, какой только пожелают и на какой хватит фантазии, причём делают это легко и непринуждённо. Им даже не обязательно выглядеть, как нечто живое. Они могут, например, превратиться в барабан. Или в камень.
Э347, в отличие от большинства других ангелов, категорически не нравилось её имя. Она хотела иметь «настоящее» имя, как у старших ангелов – Михаила, Гавриила и других. Желание это никак не касалось жажды власти – ей было нужно только имя, не более. Однако у ангелов есть строгий диапазон допустимых имён, и два ангела не могут иметь одно и то же имя. Все допустимые имена без цифр были давно заняты, и молодые ангелы при рождении получали имя-идентификатор, однозначно идентифицирующий их среди вот уже более пяти миллиардов других ангелов.
Несмотря на правила, Э347 придумала себе имя по душе – Элли. Это не было допустимым именем для ангела, и никто так к ней не обращался, кроме Андрея, её подопечного. Впрочем, она могла общаться с ним только в его снах – другие варианты слишком энергозатратны, а потому строго запрещены.
Андрей запер входную дверь за Катей и вернулся в комнату. Потерянно осмотрелся, взглянул на кота и проговорил:
– Ну что, Нео, опять мы с тобой вдвоём остались?
Кот лишь зажмурился с довольным выражением на морде. Элли же встала со стула, приблизилась к Андрею почти вплотную и сосредоточилась, положив руку ему на плечо… Хотя, положив – это сильно сказано. Её рука, скорее, просто оказалась вместе с плечом в близких точках пространства, и пальцы слегка зашли вглубь плеча, тогда как ладонь немного до него не достала. Впрочем, Андрей ничего этого не почувствовал и, тем более, не увидел. Однако боль, тяжёлым камнем висевшая у него на душе, чуть ослабла.
– Ладно, – немного помолчав, сказал он. – Вполне ожидаемо. Что ж, у меня дела есть, нечего печалиться. Да, Нео?
Кот зевнул. Андрей же направился к своему компьютеру – он действительно проводил за ним слишком много времени, поскольку работал программистом. И большую часть из этого времени он действительно работал, а не валял дурака в социальных сетях или онлайн-играх.
Элли решила ненадолго покинуть своего подопечного – раз он занят делом, значит, всё хорошо и можно не беспокоиться. Она перенеслась прямиком на Небеса. Для ангела совершить сие действо проще простого, а вот попасть на Землю туда, где нет твоего подопечного, весьма энергозатратно. «Почти все ангелы жутко помешаны на вопросах накопления и расходования энергии», – думала порой Элли. Впрочем, у этого помешательства была причина.
Небеса представляли собой вечно изменчивый и хаотичный мир с четырёхмерным пространством. Попади сюда человек – а люди регулярно сюда попадали в своих снах, даже не догадываясь об этом, – он увидел бы лишь ничтожно малую часть этого мира, какой бы великолепной выбранная точка обзора ни была. Человеческий мозг просто не способен воспринимать четырёхмерное пространство напрямую и всегда строит его трёхмерную проекцию. Ангелы же этого недостатка лишены. Смотреть на четырёхмерный мир – всё равно, что видеть миллионы трёхмерных. Не совсем одновременно, конечно, – скорее, трёхмерные изображения сменяют друг друга так же, как двумерные картинки чередуются, когда человек осматривается по сторонам.
Некоторые области Небес сохранялись в неизменном виде уже много столетий: Главная площадь, Здание совета, Дворец правосудия и другие. Были и такие места, что существовали считанные минуты или даже секунды. Большинство же районов находились где-то между этими крайностями. В географии Небес была лишь одна действительно неизменная деталь: Источник. Он виднелся далеко не отовсюду, но откуда на него ни смотри – он всегда оставался на одинаковом расстоянии от смотрящего. Столп прекрасного белого света, уходящий в бесконечную высь и спускающийся к самой Преисподней… Источник словно пронизывал пространство, являлся стержнем, вокруг которого вертится мир. Элли много раз слышала, что все ангелы рождаются из Источника, а после смерти возвращаются в него. Однако попасть к Источнику при жизни невозможно. Элли пыталась, и не раз, но с какой бы скоростью она ни летела навстречу ему – с такой же он улетал от неё. Закон сохранения расстояния до Источника – пожалуй, единственный непреложный закон в физике Небес.
В Преисподней место Источника занимала Бездна – чёрная пропасть, всегда зияющая на горизонте. Элли довелось побывать в Преисподней и взглянуть на Бездну собственными глазами, когда ангелы атаковали демонов в последний раз. Прошло уже больше ста лет, но Элли хорошо помнила, как Бездна выглядит и что до неё так же, как и до Источника, не получается добраться. Память у ангелов вообще намного лучше человеческой.
Элли летела под лазурной синевой великолепного неба Небес, а внизу пейзажи быстро сменяли друг друга: жёлтые пшеничные поля превращались в зелёную дубраву, дубрава становилась огромным парком аттракционов, парк обращался сверхсовременным сверкающим городом, город уменьшался до милой деревеньки, деревенька сменялась озером с прозрачной водой, озеро расплывалось в голубое море с золотым пляжем, окаймленным изумрудными пальмами, из искрящейся и кристально чистой воды вырастали сказочные строения, выложенные драгоценными камнями, вода замерзала в каток, а строения оборачивались заснеженными елями с разноцветными фонариками… На Небесах можно было найти половину из того, что способны придумать люди, и всё, на что хватит фантазии у ангелов. Насколько Элли успела понять, всё, что можно увидеть здесь, на самом деле существовало лишь в людском и ангельском воображении. Наиболее статичные места Небес поддерживались коллективным сознанием старших ангелов, всё остальное же менялось постольку, поскольку изменчивы и фантазии. Источника, разумеется, это не касалось.
По пути Элли встретила пару знакомых ангелов и поприветствовала их. Выглядели они, как и сама Элли, не так, как обычно представляют себе ангелов люди: ни крыльев, ни нимба, ни белых одеяний. Ангелы порой принимали «классический» вид, но случалось это довольно редко. В первые годы своей жизни Элли тщетно пыталась выяснить, какой же у ангелов истинный облик, и в итоге пришла к выводу, что никакого истинного облика не существует.
Наконец, она прилетела, куда хотела – к огромному строению, выглядевшему, как античный не то дворец, не то храм. Здесь жила её подруга – ангел П108. Она была старше и в их взаимоотношениях часто играла роль учителя. Своё эпичное жилище она, разумеется, выстроила сама. Для этого не потребовалось таскать мрамор или вытачивать статуи – чтобы создать что-либо на Небесах, достаточно включить воображение и добавить немного энергии.
П108 была дома. Она вообще нечасто куда-либо выходила.
– Как у тебя дела, Полли? – спросила Элли, приземлившись на белый мраморный пол. Это имя для П108 она придумала сама, и П108 была не против, чтобы к ней так обращались. Элли нравились имена, оканчивающиеся на «лли».
– Всё в порядке, Эл, – ответила Полли, которая любила всё сокращать и, будучи единственным ангелом, потенциально согласным называть Э347 «Элли», всё равно не выговаривала имя целиком. – А у тебя как?
– У меня тоже нормально, – ответила Элли, наблюдая, как её подруга сосредоточенно возится с бархатными подушками, время от времени слегка изменяя их дизайн и оценивающе разглядывая полученный результат. В данный момент Полли выглядела пожилой дородной дамой в кружевном бордовом платье и шляпке с вуалью. – Как твоя подопечная?
– Жива, – отозвалась Полли. – В семейных хлопотах вся. Да и чего ожидать от домохозяйки за пятьдесят? Всё спокойно, предсказуемо, и мне это нравится. И по поводу выполнения плана волноваться не нужно. А твой как?
– Его опять девушка бросила, – грустно поведала Элли.
– Что, опять? – удивилась Полли, оторвавшись от своего занятия. – Это уже какой раз?
– Седьмой.
– О, неслабо. На рекорд идёт, – Полли вновь вернулась к своим подушкам. – Кстати, он не слишком депрессует? Ты план сможешь выполнить?
У ангелов существовал план накопления энергии от своих подопечных. Каждый ангел обязан был выполнять его во что бы то ни стало, чтобы не отставать от демонов и те не получили критического преимущества. Впрочем, эта энергия требовалась не только и не столько для противостояния демонам, сколько для поддержания жизни самих ангелов. Получая энергию от подопечного, ангел накапливал её и в определённый момент передавал в Источник, из которого могли черпать энергию все ангелы без исключения. Таким образом создавался резервный фонд энергии – как для войны с демонами, так и для преодоления любых неблагоприятных ситуаций.
Однако ангелы могли черпать только положительную энергию – энергию радости, восхищения, сопереживания, счастья, любви, наслаждения, доброты. Отрицательная энергия – боли, страданий, ненависти, зависти, алчности, страха, злобы – подпитывала лишь демонов. Поэтому если подопечный впадал в депрессию, выполнить план по накоплению энергии становилось для ангела весьма проблематично.
– С планом я справлюсь, – безапелляционно заявила Элли. – Не впервой в подобных условиях работать. Просто Андрея жалко. Я думаю, он не заслужил такого отношения.
– В своих силах ты уверена, и это хорошо, – одобрила Полли. – А вот клиента жалеть ни к чему. Старайся не принимать всё, что с ним происходит, близко к сердцу. Я тебе об этом говорила, и не раз. С людьми всякое дерьмо происходит, причём внезапно. Если принимать всё близко к сердцу, то и свихнуться недолго.
Элли промолчала. Про «не принимать близко к сердцу» она слышала не только от Полли: это входило в стандартную программу обучения молодых ангелов. В то же время, в эту же программу входили рекомендации вроде «настройтесь на волну своего подопечного», «старайтесь понимать мотивацию подопечного не хуже своей собственной», «почувствуйте, что успокоит подопечного и принесёт ему радость» и всё в таком духе. Эти рекомендации служили одной цели: максимизации накопления положительной энергии. И с максимизацией этой Элли справлялась отлично: с тех пор, как Андрей стал её клиентом, она всегда не только выполняла, но часто и перевыполняла план. Не намного, правда, – она не хотела привлекать к себе внимание. Проблемы же с выполнением плана последний раз у неё были давно – ещё во времена Второй мировой войны. Тогда почти у всех ангелов дела обстояли не лучшим образом, и это вылилось в то, что демоны пошли на свой самый масштабный и успешный штурм Небес в Новой истории. Лишь ценой колоссальных усилий и немалого везения их удалось сбросить обратно в Преисподнюю.
Однако успехи Элли во многом были обусловлены как раз тем, что она всё принимала близко к сердцу. Возможно, даже слишком близко. Она не понимала, как можно настроиться на волну человека и не почувствовать его боль. Она честно пыталась, и не раз, но у неё так ничего и не вышло.
– Как вообще дела на Небесах? – немного помолчав, поинтересовалась Элли. – Что-нибудь слышно?
– Да как обычно всё, – откликнулась Полли. – Планы выполняются плохо, отставание от демонов всё увеличивается. Боюсь, скоро начнётся открытая война, и начнётся на нашей территории. Разнесут мой дворец, как пить дать, придётся всё заново отстраивать. Какая из подушек тебе больше нравится?
Полли держала в каждой руке по подушке и отпустила их. Вместо того чтобы упасть, подушки подлетели поближе к Элли. Выглядели они почти одинаково: бархатные, тёмно-бордовые, с пушистой оборкой. Отличие было заметно лишь одно: цвет тонкой каймы. У одной подушки кайма была синяя, у другой – золотистая.
– Эта, – особо не задумываясь, Элли указала на подушку с золотистой каймой.
– Мне тоже эта больше нравится, – согласилась Полли, вернув подушки себе в руки. Подушка с синей каймой тут же бесследно исчезла.
– Ладно, полетела я, – сказала Элли.
– Ага. Залетай ещё, всегда рада тебя видеть, – попрощалась Полли.
Элли вылетела из дворца и устремилась вниз, к Долинам сновидений. Так называлась область Небес, куда обычно попадали люди, когда их сны организовывали ангелы. Элли в своё время подробно изучила вопрос людских сновидений и знала, что они классифицируются следующим образом:
1) работа подсознания;
2) работа ангелов;
3) работа демонов;
4) осознанные сны;
5) неизведанное.
Пятая группа, разумеется, интересовала её больше других: часть людских сновидений имела неизвестную для ангелов природу и могла быть вызвана чем угодно. Некоторые ангелы любили строить различные предположения по этому поводу, например, что люди во сне способны проникать в другие измерения, прошлое, будущее и даже на другие планеты. Или же подсознание работает не так, как думают ангелы, и пятая группа является лишь специфической частью первой. Дискуссии по этому поводу велись постоянно и постоянно ни к чему не приводили.
Посещения Долин сновидений, однако, никак не помогали в раскрытии тайн пятой группы, ведь всё, что здесь происходило, чётко укладывалось во вторую. Чаще всего Элли бывала в Долинах, когда сама организовывала сновидения для своих подопечных, но порой она прилетала сюда, чтобы посмотреть на работу коллег.
Оказавшись на месте, Элли попала в первый попавшийся сон и увидела бескрайний голубой океан. В ясном дневном небе висели две луны разного размера, а Источник пропал из виду. Героиня сна – молодая девушка – сидела в одиночестве на песчаном берегу и смотрела на горизонт. Кому-то такой сон мог показаться грустным, но Элли поняла, почему ангел-хранитель этой девушки помог ей визуализировать именно такую картинку: в ней было что-то успокаивающее, светлое и вселяющее надежду. Ангелы временами управляли людскими сновидениями с конкретной целью: приумножить положительные эмоции своих подопечных и, следовательно, выработку энергии. Люди в большинстве случаев даже не помнили, что именно им снилось, однако с наступлением нового дня непроизвольно смотрели на жизнь с надеждой.
Переместившись в другой сон, Элли очутилась в самом центре бурной вечеринки. Герой сна – мужчина средних лет – веселился и танцевал с гостями, которые были преимущественно лицами женского пола и неестественно красивой наружности. Ангел – организатор сна – затерялся среди гостей и управлял ходом праздника, точно серый кардинал. Герой сна не заметил появления Элли – он просто не мог её увидеть, поскольку она находилась в другой трёхмерной проекции этой комнаты.
Немного понаблюдав за вечеринкой, Элли отправилась дальше. Стены и гости исчезли, уступив место осеннему парку. Героиня сна – зрелая женщина – шла под руку с ангелом, который принял облик то ли какого-то актёра, то ли знакомого женщины, только с заметно приукрашенной внешностью. Они о чём-то негромко разговаривали. Их прогулке Элли тоже не помешала – она хорошо ориентировалась, в какую проекцию переместиться, чтобы не потревожить спящих и не испортить работу своих коллег.
Следующий сон снился мальчику лет десяти. Он водил по обращённой к его лицу правой ладони указательным пальцем, и мир перед ним неторопливо изменялся. Невысокие холмы, покрытые зелёной травой, постепенно превращались в горы, на них вырастал еловый лес, протекающая меж ними река меняла русло. Поле погрузилось в озеро, озеро заболотилось, болото высохло и покрылось пышным широколиственным лесом, сквозь лес начали пробиваться пальмы и гигантские грибы… Мальчик пребывал в восторге от своих действий. «Должно быть, воображает себя Богом», – подумала Элли.
Несмотря на то, что люди, как верящие, так и не верящие в существование ангелов, считали их слугами Бога, Элли знала о нём не намного больше людей. Старшие ангелы порой рассказывали, что когда-то на Небесах жил Бог, но никто из них это время не застал. Одни говорили, что Бог давно умер, другие – что он ушёл в иное измерение, третьи – что его никогда не было. Элли не знала, во что из этого верить, и поэтому не верила ни во что.
Понаблюдав ещё за несколькими снами, Элли отправилась на Форум – так, по аналогии с древнеримской площадью, называли место, где ангелы собирались, чтобы пообщаться и поделиться опытом. Ангельский Форум не был просто площадью – разные его части были тем, что требовалось ангелам в данный момент. Та часть, в которую попала Элли, сейчас выглядела, как оживший сборник картин Сальвадора Дали – пара сотен юных ангелов тренировалась визуализировать сны. Причудливые и дикие образы чередовались с обычными, многие вещи выглядели странно просто потому, что у ангелов что-то не получалось. Крылатые лягушки прыгали по мостовой, рыба с человечьими глазами и ногами пыталась улыбаться, огромная черепаха плыла в небе, конусовидные роботы на тонких длинных ходулях бегали по жёсткому песку и сражались с крупными летающими каплями розовых и лиловых оттенков, на кривых деревьях росли воздушные шарики и громкоговорители, женщины с букетами вместо голов деловито общались на светском рауте под открытым небом… То и дело что-то бесследно исчезало, а что-то появлялось из ниоткуда. Тут царили подлинный сюрреализм и хаос.
Продолжив полёт, Элли притормозила у сборища ангелов, постигающих премудрости актёрского мастерства, что было необходимо для эффективного взаимодействия с подопечными. Ангелы разбились на много группок, в каждой из которых более опытные наблюдали за игрой своих юных коллег и давали им ценные советы. Кучка ангелов, принявших облик пиратов с переизбытком макияжа на лицах, тренировалась махать саблями, а их наставник то и дело повторял:
– Слишком правильно машешь! Больше залихвастости! Присвист и придурковатость! Где присвист и придурковатость!?
– Да я что, демон, чтобы с присвистом быть!? – не выдержал один из ангелов.
– Потом во Дворце правосудия будешь объяснять, что ты не демон, когда в очередной раз план завалишь! – рявкнул на него ангел-наставник. – Почувствуй позитив присвиста и выпусти его наружу! Необязательно быть демоном, чтобы прикалываться и веселиться!
– Да, тысяча чертей тебе в зад! – поддержал наставника другой ангел-новичок.
– Это из другой оперы, – заметил ангел-наставник. – Так, не отвлекаться! Продолжаем! Присвист и придурковатость!..
Неподалёку несколько ангелов, разбившись на пары, сражались на световых мечах. Трое из фехтующих, во всём чёрном, при этом старательно имитировали звук дыхания через маску.
– Нам демонов не хватает для тренировок, – прохрипел один из них.
– Ничего, с демонами потренируемся, когда за клиентов драться будем, – подбодрил его напарник.
Чуть дальше по живописной местности медленно бродили парочки разнообразных красавчиков и красавиц, томно ведя диалоги, определённо позаимствованные из каких-то фильмов или книг. Посреди них ангел, принявшая облик ослепительно красивой египетской фараонши, носилась и раздавала указания направо и налево:
– Естественно, естественно говори! Никакой наигранности! Лучше пока сбавь эмоции!.. А ты что с лицом чурбана!? Где игра, где чувства!?.. Ну а ты чего обычным парнем притворился!? Ты же чёртов вампир! Холод во взгляде и в голосе!.. Так, я пока верю, что ты хочешь свалить отсюда. Заставь меня поверить в твою любовь!..
Поодаль возле старинного замка расположились две группы ангелов. Одна группа состояла из девочек разного возраста, но подозрительно похожей внешности, другая – из одинаковых мужчин средних лет с чёрными волосами до плеч. Обе группы были одеты в чёрные старинные мантии и держали в руках короткие деревянные палочки. И наставник у них, похоже, был один.
– Тренируем поучительное выражение лица, – обращаясь к группе девочек, сказала наставник, выглядевшая четырнадцатилетней девчонкой, и изобразила саму поучительность. – Поучительное выражение лица – это важно! Начали!
Пока ангелы-девочки пытались повторить за наставницей, та направилась к группе мужчин и тут же заорала:
– Че пять тысяч восемьсот девять, это что за наивность во взгляде?!? Ты кто, первокурсница?!
– Да не могу я играть мужиков, я же говорила! – взмолилась Ч5809. – Возьмите какого-нибудь ангела, переполненного мужской энергией, и он отлично справится вместо меня!
Наставница мгновенно превратилась в точно такого же мужчину в мантии и, презрительно скривившись, ледяным тоном выплюнула:
– Никто не будет возиться вместо вас с вашей клиенткой, мисс Че!
– Вот, у тебя великолепно получается! – воскликнула Ч5809. – Ну а я не рождена для такого!
– Раз получается у меня, получится и у тебя, – возразила наставница. – Так, тренируем презрение во взгляде. Все вместе!..
Элли полетела дальше и нарвалась на группу разодетых супергероев, задорно резвящихся и устроивших тут что-то вроде локального апокалипсиса. Куски зданий летали вперемешку с обломками роботов и космических кораблей, всюду били молнии и проносились огненные смерчи. Пролетев прямиком через один такой, Элли ничего не почувствовала – тратить энергию на что-то по-настоящему разрушительное на тренировке никто не собирался.
«Весело у них тут, – подумала Элли и сама превратила в пыль какое-то здание щелчком пальцев. – Ладно, пора проведать Андрея». И с этой мыслью она полетела обратно на Землю.