Владимир Мищенко

Переменная константа - 2 .2
Глава 9

                                                               1


    Чёрная громада гриба расползалась по небу, затмевая собой небольшие дождевые облака. Тысячи мыслей, миллионы вариантов произошедшего взмыли вверх, подобно тысячам воробьёв и галок, потревоженных взрывом, парящим и гадящим на всех сверху. Кто, что только ни подумал и ни придумал. И, если крепостной люд и прибывшие воины просто испугались, то молодой барон и его свита ещё и сделали возможные предположения, и все они были не радужные.
- Ёшкин кот, не уж-то засланные казачки барона сработали?
- Не гони пургу, Дима. – Ответил Аркадий.- Если бы это сделали его люди, то он не стоял бы здесь со всеми своими людьми. Мы пешком дойдём быстрее до взорванной стены, чем он доскачет туда на лошади.
- Барон, так вы уверены, что это взорвали крепостную стену?- Спросил, побледневший лицом, молодой барон.
- Возможно. Но лучше туда кого-нибудь послать.
- Господа, что у вас случилось?- Встрял снизу в разговор барон Готье.
Дружный выдох показал всем, что Готье к этому не причастен.
- Секретное оружие испытываем!- Прокричал барон Митрас.
- Это наше второе предупреждение, барон!- Прокричал барон Аркон.- Ехали бы вы, барон, домой. Вы оторвали меня от обеда. А у себя дома в Московии, я за такое затравливаю медведем! Не злите меня, барон. Не будите во мне зверя. Две тысячи моих воинов так и жаждут размяться на поле боя.
Барон задумался. Явный численный перевес был не в его пользу. Нарисовавшийся наследник, конечно, вызывал только брезгливость, но наличие в замке, имеющего и без того хороший гарнизон, ещё и этих горлопанов из Московии, предполагал только один выход. Но выходить надо было, не потеряв лица.
- Хорошо, барон, я возвращаюсь в свой замок. Буду ждать вашего приглашения. Честь имею, господа.
- До свидания, барон. Приглашение я вам обязательно пришлю!- Прокричал молодой барон. А потом обычным тоном добавил.- Хрен тебе в задницу, а не приглашение, старый козёл.
Легкий, расслабляющий смех прокатился среди присутствующих.
- Кто-нибудь убежал туда, гром и молния!? Долго я буду ждать ответа!? Коня мне, живо!- Выпустил пар молодой барон и поспешил вниз по лестнице.
- Господин барон! Господин баро-он!- Раздался крик учителя математики.
- Что случилось, наставник?- замедлил спуск Иохан.
- Господин барон, я поднялся на тот выступ. Оттуда видна вся стена по диаметру замка. Везде на стене сохранены зубцы. Это, значит, и сами стены под ними сохранились.
- Логично, наставник. Это значит?
- Абсолютно правильно. Взрыв прозвучал за пределами стены.
- Или внутри.- Не утерпел Аркаша, склонный иногда к сарказму.
- Исключено. – Возразил математик.- Учитывая силу взрыва, вон тот флюгер сорвало бы взрывом. Это говорит о том, что взрыв был достаточно далеко, и сам флюгер оказался прикрыт крепостной стеной.
- Логично. – Повторил молодой барон.- Тогда что же?
- Могу предположить.- Начал лекцию математик. – Разбирая старые манускрипты, я нашёл схему расширения замка. Часть крепостной стены была разобрана. Камень пошёл на строительство новой стены, что воздвигли дальше на семьдесят пять метров. Замок стал значительно больше. Были построены новые конюшни, казарма. Надо посмотреть на местности, но, смею предположить, что некто решил взорвать новую стену, и превратить на время замок в ничто, с военной точки зрения. Это было бы выгодно барону Жерделю с его многочисленными детьми.
- О! Так ведь его же люди тоже были в коридоре.
- Именно. Тогда я его тоже заподозрил, но было мало фактов. Опять же, исходя только из предположений, которые надо будет ещё проверить на местности, люди барона привезли с собою порох и начали вносить в подземный ход. Наши люди, проявив бдительность, взорвали свой порох. В результате общий объём пороха увеличился, боюсь даже предположить во сколько раз.
- Но зачем уничтожать замок?
- Замок никто уничтожать не собирался. Барон хотел взорвать новую стену, чтобы, вторично использовав камень, вернуть замку его первоначальные размеры. В результате у барона был бы свой большой замок с большим гарнизоном и несколько маленьких вассальных замков, не представляющих ему реальной угрозы.
- Умно.
- Согласен.
- Интересно, а барон жив или взорвался?
- Барон стар и толст, как старый вепрь. Собственно, его в молодости и звали Вепрем. Здоровый, говорят, был.
- По крайней мере, барон остался без войска.
- Это, скорее всего. Замок надо было захватить, а потом выдержать возможную осаду одного из соседей.
- Эх, сейчас бы с налёта захватить его замок.
- Не получится. Высокие стены, глубокий ров с водою. Не получится.
- Тогда пускай ждёт известия. Долго ждать придётся.
- Два неизвестных из трёх мы определили. Голубь, скорее всего, улетел к третьей, пока не известной величине. Нельзя исключить и наличие четвёртой силы. Так что, барон, расслабляться нельзя.
- Мало приятного, но вы правы. Пойдёмте, господа, вниз. На сегодня, думаю, представления закончились.
Освежающий, но упругий ветер разметал черноту после взрыва. На небе сияло яркое, слепящее солнце. Вокруг пели и щебетали птицы. Сегодня война обошлась малой кровью.
- Да, господа, в такую погоду и воевать не хочется.
- А вот немного винца? Если, конечно, господин барон угостит из своих запасов.
- Угощу. И с удовольствием. Отпразднуем бескровную победу над войском Вепря. Отец часто говорил о нём и говорил, не расслабляться возле него.
- Барон, а как насчёт того, чтобы поощрить тех, кто подорвал этот проход?
- Но эту версию надо ещё проверить.
- Обязательно.
- Наставник, проверьте свои версии, а потом напомните мне об этом.
- Непременно, господин барон.

                                                                 2


- Постоянно вспоминается классика, что жить хорошо, а хорошо жить ещё лучше. Понимаешь, старец, одно – это когда охраняешь того, кто купается в роскоши, другое – самому жить так. А я сейчас сам так и живу.
- Примерно такие же мысли были и у крестьян в семнадцатом году. Вроде бы правильные. Только постановка вопроса кардинально не правильная. Они хотели и уничтожили всех богатых, которым завидовали, а надо было самим стать, как эти богатые. Надо было всем стать богатыми, а они сделали всех бедными, при этом уничтожив тысячи людей. Я уже говорил о праве человека и обязанности государства. Абсолютного равенства быть не может.
- Понимаю, не дурак. Они и сейчас, что в Америке, что у нас, подкупают профсоюзы, организуют фонды для дураков.
- В застойные времена Брежнева, кто мог, врывался в эту элиту, но тогда они и нам давали жить. Можно было пожаловаться, и это было действенно. А весь двадцать первый век в России-матушке? Смута да кабала. Работа по двенадцать часов на хозяина за мизерную зарплату и некому пожаловаться, т.к. всё продажное, что полиция, что прокуратура. Отчасти, даже лучше, что нас сюда зашвырнуло из той помойной ямы, что сделали из нас от Горбачёва до Медведева.
- Была же у Медведева хорошая еврейская фамилия, так нет, поменял её на какую-то смешную – Медведев. Вы посмотрите на него. Какой из него медведь. Так, суслик из норки выглядывающий. Метр с кепкой.
- Хорошо хоть, как Абама с крохотулькой гантелькой не бегает.
- И не говори. Здесь всё честнее.
- Но могут и кинжал в спину, и стену взорвать.
- А ты как хотел? Иначе завянем, как цветочки.
- Да-а, хорошо жить.
- А хорошо жить ещё лучше.
   
                                                                3


    Бароны сидели в комнате молодого барона и играли в кости на щелчки - шалобаны. Кости – единственная игра, впрочем, рулетка тоже, но о рулетке здесь пока не знали, где рассчитывать можно только на удачу, и на математические факториалы вероятностей.
В дверь постучали, и вошёл десятник личной стражи.
- Господин барон, к замку приближается отряд воинов. Судя по штандарту, это барон Ротшильд.
- Неужели далёкий отпрыск земного магната?
- Не знаю, барон Митрас, но здесь он имеет вес. И этот вес соответствует весу его полутора тысячной хорошо вооружённой и обученной армии. У него сейчас хороший повод покормить свою армию на чужих землях, поэтому наличие такого маленького отряда наводит мысль о готовящейся подлянке.
- А, может, это его отряд подорвали ваши умельцы.
- Нет. Мои люди немного подкопали и достали несколько погибших. Там всё, как и предположил наставник. Здесь что-то другое, но где и когда?
- Вообще-то, люди с такой фамилией обычно действуют чужими руками.
- Ну, брат Митрас, не скажи. А библейский Давид? Воин ещё тот. Со своим отрядом, состоящим, в основном, из разбойников и наёмников, сколько он шороху навёл в своё время и чего добился. Видимо, этот из той же породы.
 - Тогда пошли готовиться к обороне?
- А у нас есть выход?
- У нас нет. А у барона Иохана есть.
- «Со щитом или на щите», так, кажется, говорили на земле?
- Браво, барон! Мои комплементы. И за знание земной античной цивилизации и за мужественное решение. Решение достойное настоящего барона. Вашим учителям и наставникам тоже моё почтение.
- Барон, я, как и старец, и как барон Аркон, восхищён вашим мужеством и решением.
- Неужели я так похож на труса?
- Что вы, барон. Вы молоды и не имели опыта руководства, отсюда у человека в такой ситуации вполне обосновано могли возникнуть некоторые сомнения. Но вы сразу разрубили свой гордиев узел. Вы поступили, как в своё время, великий Цезарь. Такие поступки вызывают уважение.
- Тогда пойдёмте на стену.
И без того не жаркое солнце было затянуто блеклыми полупрозрачными облаками. Они, как отара овец, бежали и бежали, ведомые и гонимые своим небесным чабаном на своё неведомое пастбище где-то за горизонтом. А над баронами кругами летал старый здоровый ворон. Его огромные чёрные глаза будто буравили стоящих на стене, вызывая лёгкую оторопь, когда человек встречался взглядом с этой птицей. От этого птица казалась зловещей.
- Ой, не к добру это.- Прошептал кто-то из охраны.
- Не бойся, солдат. Раньше смерти не помрёшь.- Успокоил его Аркон.
Чуть дальше полёта стрелы были построены в ряд всадники и пехота. Кирасы, наплечники и всякие другие железные и стальные украшения были начищены до блеска и горели огнём, несмотря на блеклое солнце.
- Ёшкин кот, что за представление?
  Впереди шеренг были два всадника. Оба без оружия и какой-либо брони на теле, но в красивых праздничных камзолах. Один из всадников поднёс ко рту рожок и проиграл мелодию. Второй всадник, слегка поддав лошадь, выехал шага на три вперёд.
- Господин барон Иохан Штапель, я герольд барона Ротшильда. Барон Ротшильд приказал мне, своему личному герольду выказать своё сочувствие в связи с преждевременной кончиной ваших родственников и заверить вас, как законного наследника, в своих дружеских и соседских отношениях. Эти воины за моей спиной являются символом уважения вас, как барона и господина своих земель.
Герольд сделал отмашку. Воины за его спиной выполнили команду «нале-во» и походным шагом пошли восвояси.
- Ничего себе, девки пляшут.- Только и сумел сказать старец.- Может, герольда пригласить покушать?
- Не по этику, барон. Я должен пригласить самого барона или приехать к нему с ответным визитом.
- Вот там он вас и отравит.
- Не исключено. Поэтому я отправлю ему письменное приглашение. Это официальный обмен любезностями, выполнять которые не обязательно.
- А, типа, я тебе позвоню.
- Не во всех деревнях есть колокольни. Здесь такое не возможно.
- Я это уже понял.
- Слушайте, дайте мне арбалет. Эта птица меня уже достала.
- Возможно, это какая-нибудь колдунья следит за нами через свою птицу.
- Типа, беспилотник? А такое возможно?
- Здесь всё возможно, барон.
Бароны и их свита направились в замок. Ворон по-прежнему кругами по небу сопровождал их. Когда они начали входить в ворота замка, ворон вдруг резко спикировал на них и громко каркнул. Все остановились и задрали головы вверх, глядя на доставшую их птицу. Но он, пролетев между молодым бароном и старцем, выпустил из себя жидкую струю помёта, отсекшую старца, и преградившую ему вход в замок.
- Бляха муха!- Прокричал старец.- Это козёл чуть не уделал меня с ног до головы. Я еле успел отпрыгнуть.
- А мне, кажется, здесь был полный расчёт. Ни ваше платье, ни ваша честь не пострадали бы. Я в этом уверен.
- А вы, господин математик, почему так в этом уверены?
- Наблюдал. Я даже чуть отстал от всех, чтобы посмотреть за реакцией птицы. Ворон предал вам весточку, дал знак.
- Что я в полном дерьме? Но нет. Буду в нём, если пойду туда? Может быть. Надо сваливать, чтобы не облажаться? Тоже может быть.
- Наставник, надеюсь, это не мне был гостинец?
- Нет, барон. Это весточка господину старцу. Однозначно.
- Один, бог викингов, прислал за тобою, старец.- Засмеялся Дмитрий.
- Насчёт Одина не знаю, но управлять птицами умеют очень не многие. И, если они советуют, надо прислушиваться к их советам. Они дважды не повторяют. И их лучше не гневить.
- Я уже понял. Господа бароны, вы со мной?
- Ха, а куда мы денемся с подводной лодки. Господин барон, с харчами поможете? В смысле, с продуктами?
- Разумеется, господа. Такие послания есть знак и для тех, кто рядом.
- Да и вам спокойнее без нас будет. Тем более, вроде бы все заморочки разрешились. А Ротшильд удивил, согласитесь.
- Да, уж. Чего-чего, а такого разрешения вопроса, по-моему, никто не ожидал.
- «Ne cede malis», поручик Голицын.- Произнёс старец.
- Что? – Не понял молодой барон.
 - Я сказал, не падайте духом, господин барон. Всё худшее позади, мы уезжаем, унося с собою возможные неприятности. У вас остаётся мудрый наставник и советчик. Пара добрых соседей и пара верных десятников тоже весьма кстати. За сотником охраны вы сами присмотрите. Живи и радуйся. Carpe diem — «ловите день». Нет, ловите каждый день и радуйтесь. И помните, что наша вселенная зеркальна, т.е. любой наш поступок, любое действие обязательно вернётся к нам через какое-то время.
- Я это знаю. Этому меня научила меня моя покойная матушка.
- Мне кажется, она сейчас смотрит на вас с небес и радуется.
- Хорошо бы.

                                                                4
 

     Маленький отряд выехал из ворот замка, когда на землю начали ложиться первые сумерки, и темнота, просачиваясь сквозь щели, прячась за заборами, начала свою привычную оккупацию. Тени деревьев удлинялись, всё более походя на гигантские копья великанов.
- Старец, ну, скажи, пожалуйста, почему мы не могли переночевать в замке? Почему на ночь глядя, едем туда, не зная куда?
- Почему, не зная куда? Если этот ворон от травницы, то мы едем в каменную долину.
- А в какой стороне эта каменная долина?
- Вопрос, конечно, интересный. Понятия не имею.
- Ха, значит, будем ехать до тех пор, пока на тебя опять не нагадит ворон.
- Типа того, но не на меня, а передо мною.
- Железная логика.
- А другого всё равно нет.
- Ну, а переночевать в замке?
- Тебе же сказали, что их лучше не гневить. Они сказали, ты сделал. Он же не нагадил вчера, когда мы проходили по двору? Нет. Именно сегодня. Просто так что ли?
- Может, ты и прав.
- К хорошему быстро привыкаешь, правильно Аркадий?
- Нет, просто к плохому трудно привыкать.
- А на небе уже луна взошла. Сейчас, оказывается, полнолуние.
- Как написано в сто двадцатом Псалме: «Днём солнце не поразит тебя, ни луна ночью. Господь сохранит тебя от всякого зла; сохранит душу твою Господь».
- Хорошо сказано. Ободряюще.
- Ха, вон трое бодрых, по-моему, помогают четвёртому освободиться от лишних вещей.
- Мне опять вспомнился Псалом 120: «Не даст Он поколебаться ноге моей, не воздремлет хранящий меня».
- Откуда ты всё это помнишь? Поддадим скорости, как бы до греха не довели. Уже ногами топчут, окаянные.
Увлечённые безответной расправой, разбойники даже не услышали, как к ним подскакал Аркадий, и, показав финт мечом, отправил на Божий суд всех нехристей.
Бароны спешились и помогли подняться бедолаге.
- Уважаемый, опасно в наше время путешествовать в одиночестве.
- Спасибо, господа. Видимо, сам Господь вовремя привёл вас сюда именно в это время. Я уже и с жизнью распрощался. А я и не один был. Мои попутчики разбежались, а я уже стар и не могу быстро бегать. Вот и остался на съедение волкам.
- Ничего. Теперь волков будут есть черви, а барашек на заклание вырастет в большого…
- И в кого же он вырастет? А барон Митрас?
От улыбки не удержался даже пострадавший.
- Скажем по-другому: «живой лев лучше дохлой собаки».
 - Совсем другое дело. Уважаемый, далеко идёте? У нас, к сожалению, нет лишней лошади. Мы что-то не подумали об этом. Но мы посадим вас к кому-нибудь вторым. Всё лучше, чем ждать здесь очередную шайку разбойников.
- Спасибо, господа. Ногам сейчас не досталось – всё больше по рёбрам. Но и ноги ревматизм замучил, ходить тяжело.
- Знакомое дело. У двоюродного брата такая же заморочка.
- А вы, господа, слышу не местные. Говор у вас интересный.
- Да, уважаемый. Мы бароны из Московии. Гостили в замке барона Иохана Штапеля. Теперь путешествуем дальше. Смотрим достопримечательности. Вот хотели посетить каменную долину, да не знаем, как туда проехать. У вас здесь указателей почему-то нет.
- Указателей?- Не удержался от удивления старик.- А в Московии такие есть?
- Конечно. На дороге указатель – Москва 150 километров. Или – Воронеж 620 км. На развилке – указатель маршрута.
- Ох, оказывается можно жить по-человечески.
- Ничего, уважаемый. Вот пойдут ваши бароны в очередной раз на нас войной. Мы им задницу надерём, придем к вам и установим Советскую власть. Будете жить, как люди.
- Аркаша, а ты уверен, что им это надо?
- А их и не спросят. Победитель получает всё.
- Ага. Уже проходили. У германцев выиграли, у финнов выиграли, у японцев выиграли, а сами живём хуже, чем нищие в этих странах.
- А что, есть земли, в которых живут даже лучше, чем у вас?
- Да почти все. Только они в другую сторону от вас.
- Тогда понятно, почему я не слышал о них.
- Ладно, дед. Есть хочешь? Нет. Тогда, мужики, помогите деду подняться до меня. Мой жеребец покрупнее ваших будет – не так тесно сидеть.
- Чем занимаешься, уважаемый?- Спросил Аркаша, направляя своего коня на дорогу.
- Хожу по городам. Ищу старые рукописи, записываю сказки и рассказы о старине. Пытаюсь восстановить хоть как-то нашу историю.
- О, историк, значит. Берлинский краевед. Понятно. Это по части нашего старца. Его хлебом не корми, дай об истории поговорить. Вам бы к нему пересесть, но вы вдвоём точно грохнетесь на землю. Собирай потом ваши кости. Ещё перепутаешь, обижаться будете. Особо наш старец. У него ревматизма нет. Да и на здоровье он не жалуется – ведёт здоровый образ жизни: не пьёт, ни курит, матом не ругается.
- Да, среди местных баронов это редкость. Но есть.
- Наверное, Ротшильд?
- Хм. Да, он один из них. Весьма образован, культурный, много читает. Но он, как волк: повернулся к нему спиной – сразу запрыгнет на спину и перекусит сонную артерию.
- Примерно это мы и подозревали.
- Извините, я не ослышался, вы сказали барон Иохан?
- Да. Все остальные Штапеля в один день стали новопреставленными.
- Надеюсь, это не дело рук Иохана?
- Что вы! Нет, конечно. Для него самого это был шок. Хотя и приятный. Сейчас он вживается в новую роль, а помогает ему его учитель математики.
- Приятное известие. Прочие Штапеля были не очень хорошими людьми.
- Мы это поняли, поэтому с удовольствием помогли в некоторых вопросах молодому барону. Надеюсь, математик сможет удержать барона под контролем, и у того не снесёт башню от возможностей.
- Я тоже на это надеюсь. Надо будет навестить их как-нибудь. Так вы ищете каменную долину? В Московии знают про неё?
- Нет. Про неё знает одна травница. Неподалёку отсюда живёт. Она порекомендовала.
- Хм. Знаю её. Она зря ничего не делает.
- Это мы тоже уже поняли. Но и вреда от неё тоже пока не было.
- Да, она безвредная. Но многое может. Господа, дальше будет только степь, а здесь можно набрать веток для костра. Я предлагаю устроить ночной привал, если вы не торопитесь, конечно.
Бароны огляделись. С этим происшествием они как-то и забыли о ночном отдыхе. А, как известно, лучше плохо отдыхать, чем хорошо долго работать.
Над головой ярко светила круглоликая луна, освещая своим золотистым светом все окрестности. Рядом мелькали парные белые и красные точки – это лисы и шакалы примерялись к добыче и уходили, поняв тщетность своих попыток. Деревьев было много, поэтому костёр бароны разожгли, как в детстве при пионерских полевых выходах с печёной картошкой и рассказах пионервожатых. Есть такое русское слово – ностальжи. Современному поколению этого не понять.
Разложили на куске мешковины куски мяса, хлеб, лук. Поставили кувшин с вином. Кружки брать не стали – зачем?
- Приятного аппетита, господа. Давайте поедим, кто знает, когда сможем это сделать в следующий раз. Господи, спасибо Тебе, что Ты благословил нас этой едой и этим напитком. Спасибо, что держишь нас в своей руке, за то, что «имеем жизнь и имеем с избытком». Спасибо Тебе, Господи. А теперь приступим, господа.
- Теперь понятно, почему ваши друзья называют вас старец. Сейчас редко кто перед едой благодарит Господа.
- Просто Господь сам, как написано в Новом Завете, всегда перед едой поднимал голову вверх и, поблагодарив Отца Своего небесного, преломлял хлеб. Я просто стараюсь поступать, как Он.
- Похвально. Это делать не трудно, но почему-то многим, читавшим и читающим Библию, это не приходит в голову.
- Апостол Павел сказал: « Вникай в себя и в учение», а большинство верующих читают Новый Завет, как простую книгу. Умную, но простую. А дальше надеются на священника, типа остальное он всё пояснит и скажет.
- Да, очевидно, вы правы. Мы всё время боимся принимать решения самостоятельно, боимся взять ответственность на себя, предпочитая перекладывать её сначала на родителей, потом – на священников, забывая, что ответ придётся нести персонально каждому. На страшном суде рядом не будет ни родителей, ни священника на которых можно будет сослаться или спросить совета. Только человеческая душа и великий небесный Суд. И загремишь по делам своим или в Рай, или во тьму внешнюю, где только плач и скрежет зубов.
- О, вы читали Библию? Приятно слышать. Это редкость в наше время. Только маленькая ремарка, т.е. замечание – не по делам, а по вере нашей. Если у вас вера искренняя, то ваши ошибки вам простятся. Если у вас нет истиной веры, вы грешите, не задумываясь, то тогда да, вы получите по делам своим. Одних просто вытрут из книги живых, других – во тьму внешнюю на вечные мучения. Об этом написано в Псалме 68:29 «да изгладятся они из книги живых и с праведниками да не напишутся». Вот этим уж точно не позавидуешь.
- Зато они на земле хорошо повеселились, оторвались на полную катушку.
- Да. Это счастье у них было лет десять – двадцать, а потом бесконечные муки ада. Будут меняться тысячелетия, а для них жизнь застынет.
- Мрачно.
- Но это жизнь. Это ждёт каждого из нас. А свой выбор мы делаем только при жизни. Умерев, человек уже ничего не может изменить. Читай псалмы Давида. Там об этом написано.
- С таким напутствием так желудочный сок начал вырабатываться, аж есть расхотелось.
- Не узнаю тебя, Аркаша. Ты же спецназ. Тем более с нами старец. Давай вина выпьем, полезно оно для тебя. Я правильно цитирую, старец?
- Правильно, но если в меру и, если не в соблазнение брата своего.
- Ага, его соблазнишь. Ему бутылки водки мало.
- Дима, назначаешься дневальным по кухне. Всё прибрать. Не доесть, а прибрать. И первый дневалишь. Понял?
- Так точно, не дурак. Был бы дурак, не понял.
- Это меня и успокаивает. Уважаемый, укладывайтесь спать, а наши друзья покараулят нас.

                                                                5
      

   Дмитрий и старец проснулись одновременно, то ли привычка, то ли разбудило что. Однако архивариус уже не спал, а с интересом наблюдал за Аркадием, что змеёй скользил между деревьев, иногда резко и сильно ударяя корпусом по деревьям, или вспрыгивал на толстую ветвь и, упираясь на ней предплечьями, подтягивался по несколько раз от пояса до плеч.
- Барон,- обратился старик к Дмитрию,- скажите, чем занимается ваш товарищ?
- А, барон Аркон? Замёрз. Вот и греется. Ничего, уже скоро закончит.
- Барон, если я вдвое старше вас, это не показатель того, что я стал идиотом. Я часто наблюдал в замках тренировки рыцарей и кое-что видел.
- Барон!- Обратился теперь уже Дмитрий к Аркадию.- Что вы там всё шепчете? И поясните нашему уважаемому другу, чем вы занимаетесь.
- Мастер Чжан Сяндэ из деревни Наньтушань в «Троесловии» учил:
Когда не двигаешься, стой как сосна, опустив в “киноварное поле” энергию “ци”,
Когда же в движении, направь “ци” вверх, передвигаясь со скоростью ветра,
Тренируйся, желая гармонии, вместе используй пять методов: рук, глаз, тела, техник и передвижений;
 а Ци Цзигуан, полководец династии Мин говорил:
«Методы кулаков - это еще не есть готовая к большому бою техника, ловкие руки и ноги, привыкшее к нагрузкам тело - это врата начального вхождения в искусство».
- Интересные какие имена.
- Это фамилии людей из Пекинских земель. Это восточнее Московии.
- Да, да. Я знаю, я читал. Теперь понятно. Об этих землях очень мало известно. Сведения, которые доходят до нас об этих землях часто противоречат друг другу. Не могли бы вы, уважаемый барон, пока мы завтракаем, рассказать немного об этом вашем удивительном искусстве?
- О-о, нет. Уважаемый, если барон Аркон сядет на своего этого конька, а он ещё больше, чем его жеребец, он не слезет с него и после завтрака. Он уморит вас рассказами об у-шу. Это борьба так называется.
- Я предпочитаю называть его гун-фу. – Отреагировал Аркадий.- Потому, что в своём определении это обозначает медленное, качественное изучение, получение навыков и только потом всё это переходит в мастерство, в искусство. Только методичная отработка навыков с использованием дополнительных способов тренировок даёт настоящее мастерство. Для того, чтобы умножить силу, укрепить Ци, чтобы в том, что мы делаем — присутствовала «внутренняя работа»-нэйгун, мы должны, в том числе, выполнять и упражнения нэйгун. Каждая традиционная старая школа ушу содержит такие упражнения. Увы, не всегда им обучают, кто-то сам не знает, кто-то продолжает бережно прятать это знание. Специфичным и традиционным явлением именно старых китайских боевых искусств является такое непростое понятие как «нэйгун», и в рамках этих традиционных боевых искусств нэйгун является неотъемлемой частью целостной подготовки занимающегося в сочетании с другими вспомогательными наработками. Важность вспомогательных наработок нам говорит знаменитая поговорка ушу:
«练拳不练功,到老一场空»,
означающая: «Не используешь в кулачном искусстве вспомогательные наработки - до старости останешься пустым местом».
- Аркаша ещё и китайский знает!
- Немного. Так вот, данная поговорка указывает нам на собственно технические действия (拳 quán) и на различные вспомогательные наработки (功 gōng), при этом - составляя одно единое целое. Эти наработки позволяли развить в занимающимся требуемые качества, что, в свою очередь, и позволяло использовать в прикладном аспекте принципы стиля.
- О, барон, прошу, когда вы говорите поговорки или цитируете кого-то, то помедленнее. Я стараюсь записывать. Остальное я вспомню, у меня профессиональная память.
- Да нет проблем.- Тщательно пережёвывая мясо, ответил барон.- Вообще-то, бытует в народе разделение на «жесткий» (硬 yìng) и «мягкий» (软 ruǎn) нэйгун. Часто демонстрацией «жесткого» нэйгун почему-то считают всякие разбивания кирпичей, сгибания копий и прочие подобные демонстрации. Однако раньше это подразумевало и непреклонность в практике, в выполнении сложных физически и психически упражнений. Причем обычно необходимо было соблюдать дополнительные обязательные жесткие вторичные условия режима и образа жизни. И нэйгун «12 больших усилий» относится как раз к так называемым к «жестким методам нэйгун», который состоит из двенадцати малоамплитудных, изометрических, упражнений. Каждое в отдельности — вполне не сложное, как в исполнении, так и в повторении. Но выполнить требуемое количество 49 раз, соблюдая максимальное напряжение всего тела, да без перерыва и отдыха между упражнениями, уже не так просто! Каждое движение необходимо стремиться выполнять с максимальным, предельным усилием. Можно даже сказать — с беспредельным, так как «только предельное напряжение порождает предельное расслабление». И смысл уже заключается в безжалостности по отношению к себе, к слабости своего тела. Смысл в том, что вопреки всему заставлять себя продолжать выполнять упражнение даже тогда, когда боль и «огонь» в мышцах, когда тело уже отказывается повиноваться. Но именно тогда «намерение» (意yì) ведет «Ци» (气 qì), тем самым в горниле непрерывной «работы» (功 gōng) выплавляя «Шэнь» (神 shén). Но не просто работы, а согласно значению «硬» — добротной и серьезной. Делать действительно непросто. И так в течении трех месяцев. И в этом случае приобретается уже смысл непреклонность и настойчивость. В какой-то момент хочется все бросить и на все забить, но стоит пропустить хотя бы день — не важно, по какой причине, по усталости, лени или болезни — все придется начинать сначала! И неважно, сколько тебе осталось до окончания, да хоть один день! Собственно такой вот «жесткий» нэйгун и практикуют и в наши дни в традиционном танланцюань.
- Обалдеть! – Не удержался старец.- Барон, да у вас характер крепче титана. Надо быть фанатом боевых искусств, чтобы так ежедневно истязать себя. Уважаемый, - теперь старец обратился уже к местному краеведу,- видите, с какими людьми мне приходится путешествовать. Им хлеба не надо, дай потренироваться, а мне покой нужен, отдых. Меня эта беготня ещё там достала, а с ними вечно куда-то попадаем, на нас кто-то нападает. Ни дня покоя. Вы нам лучше расскажите, как пройти в каменную долину. Надеюсь, хоть там на нас никто не нападёт. Не нападёт, надеюсь?
- Не нападёт, барон. Это место пользуется дурной славой. Туда нормальные люди предпочитают не ходить, а крестьяне просто боятся.
- Это… поясните, пожалуйста.
- Там люди не живут. Это царство камней. Камни могут загромоздить выход из пещеры, и люди умрут там без воды и еды. Там мало источников воды, и они все под контролем камней.
- Под контролем?
- Придёте, увидите.
- Любопытно. И там вообще никто не живёт?
- Почему? Живёт. Такой же немного ненормальный, как и я, учёный. Вот он, действительно, историк. А если точнее – археолог. Раньше он что-то раскапывал. Даже нашёл какие-то интересные рукописи. Но это никому, кроме него, да и меня, не интересно.
- И нас, в том числе. Значит, бабка нас правильно направила. Вы вовремя нам попались, уважаемый.
- Ох, и не говорите. Я так благодарен вам, господа.
- Тогда уж, не нам, а старому толстому ворону, что чуть не нагадил на нашего уважаемого старца. Сие действие наш старец принял за знак свыше. В результате, мы здесь.
- Да, судьба всегда даёт нам знаки, но мы часто не обращаем на них внимание.
- Ну, эту корректировщицу судьбы мы, по-моему, знаем.
- В любом случае, для меня было хорошо, что вы последовали этому знаку.
- Ещё бы не последовали. Иначе мне пришлось бы постоянно ходить в птичьем дерьме, пока не пошли бы куда нас направляют. Нам так и сказали – вы лучше с ними не спорьте, бесполезно.
- Совершенно с вами согласен. Спасибо за завтрак. Нам лучше ехать. На развилке дорог я пойду своей дорогой, а вы – в долину.
- Тогда, по коням, господа. Барон, помогите взобраться нашему гостю.

                                                                 6


- Барон, раз уж мне повезло ехать вместе с вами, порадуйте меня знаниями, как в далёких Пекинских землях изучают это дивное искусство гун-фу.
- Собственно, его развивать начали ещё в древнем Китае. Это прежнее название Пекинских земель. Обучение в Старом Китае строилось, по сути, на «трех китах».
Во-первых, построение некой стилевой основы на базе и, в том числе, и стилевого нэйгун, развивая силу Ли, укрепляя Ци, и доводя до совершенства Шэнь.
Во-вторых, в процессе обучения использовались различные вспомогательные наработки (как 软硬功 ruǎnyìnggōng), непосредственно вытекающие и основанные все на той же основе, как с разными предметами, так и с партнером. Здесь надо отметить, что используя эти наработки, мы развиваем понимание, например, «усилия», понимание которого мы прикладываем в некое фактически реализуемое «действие».
В-третьих, это работа с партнером, которая и позволяет использовать развиваемое в предыдущих пунктах — в некоторое техническое воплощение. Собственно, столь популярная в наше время практика формальных упражнений - таолу, это всего лишь суррогат, но в идеале, при соблюдении этой модели обучения, и практика таолу — есть и должна быть нэйгун… В базовые понятия нэйгун входят так называемые «три регулировки»:
• тела (调身 tiáoshēn), когда с помощью подбора определенных положений тела можно достичь нужного внутреннего состояния, «расслабления» 放松 fàngsōng, создавая условия «для гармонии сердца и дыхания», «правильной циркуляции ци и крови в нужном направлении». Благодаря этому мы расслабляем мышцы и связки, нервную и кровеносную системы, восстанавливаем внутренние органы после усталости или болезни.
Если «форма неверна, то ци не идет в нужном направлении, если ци не следует в нужном направлении, то мысли неспокойны, если нет покоя в мыслях, то ци в беспорядочном состоянии»:
«形不正则气不顺, 气不顺则意不宁, 意不宁则气散乱»
• дыхания (调息 tiáoxī), путем упорядочивания дыхания, используя 深, 长, 均, 细, можно привести в гармонию ци, раскрыть все каналы циркуляции, открывая доступ для ци и крови, и тем самым, возможно, раскрывая некие мистические силы и наполненность энергией.
• сознания (调心 tiáoxīn), можно постепенно прекратить всякое движение мысли, погасить все эмоции и желания, успокоиться, устранить волнение, чтобы ум пришел в состояние покоя, пустоты и легкости.
Но… как всегда и везде — есть подводные камни. Здесь они начинаются в несоблюдении «трех регулировок». Неправильное положение тела может привести к разным неприятным последствиям или болезням, к сожалению, пришлось наблюдать, как люди разрушали себе суставы в старательном усердии, забывая некоторые тонкие правила и наставления. Да, правильное положение тела — выстраивает в итоге правильное дыхание, но отвлеченное сознание может привести к неправильному распределению напряжения, от лопающихся мелких сосудов в глазу до инсульта. В общем, страшилок я мог бы вам рассказать массу, историй было… много и разных.
- Какой красивый мелодичный язык. Жаль, что Пекинские земли так далеко, а я так стар. Был бы помоложе, обязательно посетил эти земли.
- У нас в Московии говорят, что жизнь не имеет сослагательного наклонения. Прожитый день, как и прожитую жизнь, не вернешь. Остаётся только радоваться или грустить. Да, как говорит наш старец, если смог осознать ошибки и грехи молодости, то за оставшееся время должен успеть покаяться и наделать столько добрых дел, чтобы они с лихвой перекрыли твои чудачества молодости.
- Вы, я так понимаю, этим сейчас и занимаетесь?
- Выходит так. Наверное. Вот встретились со старцем и ходим теперь вместе. Видимо, судьба теперь такая. А у судьбы, сами знаете, ничего случайного не бывает.
- Да, уж. И наша встреча тому подтверждение. Судьба постоянно даёт нам знаки. Если что-то увидел, прочитал, то, значит, это тебе дано не просто так. Именно так тебе даётся информация над которой ты должен задуматься. Вы же знаете, барон, что Бог есть Дух. У него нет рук и ног в нашем понимании, поэтому посредством попутчиков, рукописей, старых манускриптов Он даёт нам то, что нам нужно. Иногда мы не обращаем на это внимание, Он даёт вторую возможность. Но, если человек упорно не хочет это замечать, то Господь может ссадить такого человека со Своих рук и оставить его без Своего надзора и помощи. У человека начинает рушиться жизнь, всё начинает идти наперекосяк. Он не понимает, почему такое происходит. Всё, вроде бы, по-прежнему, но только хуже и хуже. Некоторые вспоминают о знаках, начинают пытаться что-то сделать. Но, чтобы вернуть утерянное, им придётся теперь через многое пройти. У кого хватит мужества, веры в Господа, тот обретёт утерянное. В «Ветхом Завете» есть тому примеры. Горькие. Но лучше учиться на чужих ошибках, чем наступать на свои грабли.
- Поэтому нам и сказали – идите и не противьтесь, не гневите их.
- Если за посланцев иметь в виду ангелов, то их. А так Бог Един. Един в Своём Триединстве. Хотя не все могут это осознать.
- Нам старец объяснил это.
- Вам повезло. Многие не понимают и стесняются спросить.
Лесостепь постепенно сменилась небольшими холмами, покрытыми редким кустарником. На жёлтой почве иногда чернели точки нор, из которых торчали столбики сусликов.
- Надо же, на Венере даже суслики живут.
- А у вас их разве нет!?
- Есть. Мало, но есть. Но я не про это. Далёкие переселенцы везли тонны грузов за миллионы километров. Могли бы взять какое-то более полезное животное, а привезли, по сути, бесполезное животное.
- Не скажите, барон. А орлы в небе, волки, лисы? Это пища для них.
- А, пищевая цепочка. Тогда понятно. Зайца догнать труднее, да когти у него на лапах, как кинжалы. Не всякой лисе справиться. А суслик, как беззащитный хомяк, только худой и длинный. Логично.
- Древние были умные и мудрые. Человеческая раса потихоньку вымирает. Ещё пара тысяч лет, пара эпидемий и людей можно будет считать десятками. Хорошо хоть я до этого не доживу.
- Мы, похоже, тоже. Интересно, а сейчас на Земле жизнь есть?
- Не знаю. Последний телескоп в наших землях разбили по приказу первосвященника. Может, в каких других землях есть. Спрашивайте. Стучащему отворяют, спрашивающему отвечают.
- Ага. Старец уже спросил у одного попа, так он чуть копыта не откинул. Еле ноги унесли.
- Копыта откинул?! Поп?! Ну, насмешили вы меня барон. Хотя, действительно, иногда слушаешь такого и диву даёшься – откуда он это взял? Так перевирают Библию, что просто страшно. А баронам всё равно. Им главное, чтобы крестьяне много работали. А попам, как вы сказали, только на руку. Замкнутый круг. Откуда здесь эволюция, цивилизация? Сплошная деградация.
- Ничего. Не впервой эволюции падать вниз на тыщу лет назад. Прорвёмся. Нас на политэкономии учили, что всё развивается по спирали. Найдется страна, где родится новый революционер или аватар, пророк. Замутит у себя, а потом и другим достанется. Правда, скорее всего, через войну этот прогресс придёт. Бароны так просто не сдадутся. А разменными пешками будет, как обычно, народ.
- Народу не привыкать. Всё равно бароны между собой постоянно воюют. Так хоть за правое дело погибнут.
- Тоже верно.
- Хм, попы с копытами. Да правильно, как посмотришь, бывало, на позолоченные кареты таких попов и хочется сказать: « Ба, да сам светлейший Люцифер пожаловал».
- Кстати, а где он сейчас?
- Кто? Люцифер?
- Да. Ведь написано, что в свой срок он будет выпущен и будет вновь править миром, соблазнять маловерных, набирать себе войско.
- Как написано, что в последние дни Господь отделит козлов от баранов.
- И Люцифер, похоже, делает эту работу за Него.
- Ни что не происходит случайно. Даже любая случайность уже была запланирована раньше.
- Ну, а как тут не соблазниться? Стоит себе такой – толстый важный красивый, и говорит, что он наместник Бога. Требует, чтобы преклонили колени перед ним, поцеловали руку. А перед кем только можно склонять колени, они читали? Кому только целовать руку? Учат Библии, а сами делают наоборот.
- Собственно, в Новом Завете Иисус и учил – слушайте, что говорят, но поступайте наоборот, как поступают они.
- А что наши католики говорят, иногда даже слышать страшно.
- Да и в Московии такие начали попадаться, хотя и меньше, чем у вас. Вот мы нашего старца и прикрываем, помогаем вовремя смыться.
- Да, нам нужны такие глашатаи. Помните, барон, как Иисус благодарил Своего Отца, что тот не открыл старым, но открыл это молодым?
- Увы, уважаемый, но Библию я не читал. Нам старец рассказывает.
- А вот это плохо. Начните читать. Обязательно.
- Дак, где ж начнёшь? Библии здесь не продаются. Это вам не Московия. Там тебе её и бесплатно дадут. Да, всё равно, мало кто читает, даже если дома имеет.
- Плохо. Очень плохо. Значит, и Московия тоже духовно чахнет?
- Увы. Золотой телец, зараза, растёт, как на дрожжах. Снизу народ вроде бы понимает, но против правительства сказать боится.
- Mortem effugere nemo potest — «смерти никто не избежит», но что будет после смерти, никто не задумывается.
- О, вы тоже латынь знаете!
- Господин барон, у меня, в своё время, было прекрасное образование. Но теперь мои знания никому, кроме меня, не нужны. Увы. А таких людей, как вы и ваш старец, встречается всё меньше и меньше. Увы. Да и с вами вон на той развилке мне придётся попрощаться. И опять, увы.
  
     Спешившись, старик отошёл несколько шагов и повернулся.
- Господа, ещё раз благодарю вас за моё спасение. Желаю вам не удачи, так как это случайность, которую пытается навязать себе человек, но успехов, т.к. наши успехи, благодаря заботе о нас Господа нашего. В каменной долине постарайтесь не ругаться, не возмущаться, даже, если что-то будет не по-вашему. Оставьте свой гнев, входя туда. Не всё не правильно, если мы сами что-то не способны осмыслить и осознать. Пути Господни не исповедимы. И да поможет вам Господь. Аминь.
- И вам всего доброго, добрый человек.
 
                                                                7


    Утоптанная тысячами ног, дорога походила на обычную российскую городскую дорогу с мелкими выемками и изредка глубокими промоинами глубиной в пять-семь сантиметров. Земля вокруг напоминала среднерусскую равнину с пяточками берёзовых и дубовых рощ, редким кустарником и полями, поросшими ковылём и какой-то еще полевой травой. Небольшой ветер разогнал и без того редкие облака. Уже нежаркое, осеннее солнце освещало землю с видимостью, как говорят, миллион на миллион. На этом же расстоянии не было видно никакой живности. Бароны вели неспешный ленивый разговор, чтобы хоть как-то скоротать время.
- Хорошо, что мы запаслись харчами, господа. До самого горизонта ни сусликов, ни джейранов. Как тут живут люди? Как здесь реально добывать пищу?
- Ну, да. В натуре, воду хоть в этом болотце можно набрать, отфильтровать, но с едой глухо. Не хотел бы я здесь жить.
- Это точно. Место прямо для бойскаутов. Лагерь-тренинг по выживанию.
- Господа, кстати, хороший родник, ручей, питающий болото. Неплохое место.
- Вечером здесь комарья немерено.
- Так я предлагаю расслабиться сейчас. Куда нам торопиться? Надеюсь, камни в этой каменной долине не рассыплются за время нашей фиесты?
- Даже, если и рассыплются, я не заплачу. Скучно что-то мне, господа.
- Я тоже, в принципе, не против. Тем более от прежних путешественников еще и сушняк остался для костра.
Они спешились, разожгли костёр, разложили нехитрый обед и приступили к трапезе.
Но тут что-то слегка громыхнуло и прокатилось прямо к костру. Это был непонятно откуда взявшийся глиняный шар. Из обожжённой глины. Этот шар прямо на их глазах развалился на две части. Очевидно, пострадал при падении. Из шара с лёгким гудением стали появляться достаточно крупные пчёлы. Пару раз ещё громыхнуло, и к костру подкатились ещё два таких же шара с такой же трагической концовкой.
- Что это ещё за пчёлки Майя?- Оторопев, сказал подкованный на мультиках старец.- Бежим!!!- И с позиции полулёжа, резво рванул в сторону болота.
За ним рванули бароны. Пчёлки оказались немного тупее и неразворотливее на первом этапе, но потом взяли своими скоростными характеристиками. В результате бароны, до того, как успели прыгнуть рыбкой в болото, получили по паре хороших допингов. Над болотом взвились три мокрые головы, украшенные гирляндами из водорослей, судорожно вдохнули воздух и ушли вглубь. Разгневанные пчёлы не долго дожидались, и стайкой куда-то улетели.
Когда бароны вылезли на сушу, в их речи было больше междометий и эмоций, чем слов и смысла. У костра ничего не было, включая лошадей и мечей, которые были сложены возле костра.
- Ничего себе покушали пчёлки. Даже тару не оставили.
- Видимо, и глина здесь тоже в дефиците.
- Зато, очевидно, лохов в избытке, если такая охота процветает.
- Каждый выживает, как может. Они, хотя бы, людям жизнь оставляют. Надо пройти по следам, хотя это и бесполезно.
- Ясень пень. Они не дураки, в отличии от нас.
- Дим, мы не дураки. Мы просто не опытные.
- Да, нет. Во Вьетнаме мне приходилось слышать о подобном. Но я не знал, что сюда и пчёл завезли.
- Ага. Все деревья и цветочки опыляются исключительно самоопылением.
- Логично. Теперь будем учитывать и такую возможную подлянку на следующих стоянках.
- О, вон наша фляга! Заразы, это же отвар от камней в почках. Они попробовали на вкус и выкинули, не зная назначения.
- Это они сглупили. С их питьевым режимом им, скорее всего, очень хорошо известна мочекаменная болезнь.
- Ёшкин кот, на донышке только осталось.
- Ничего. Дима, налей в неё из родника простой воды и, мы снова будем иметь наш отвар.
- Да здесь меньше половины.
- Бароны, мне иногда кажется, что я разговариваю не с вами, а с вашими фантомами. Я ведь уже рассказывал вам об опытах японского доктора, о свойствах воды запоминать информацию. Кому и зачем я всё это рассказывал? Себе? Так я это знаю. Я учу вас. Меня не станет, вы должны стать носителями информации. Тем более, к старости в вас ещё будет процентов семьдесят пять воды. Из вас будет хороший жёсткий водяной компьютерный диск. Только вы не должны быть дистиллированной водой.
 - Постараемся, сен-сэй.
- Они ещё и подкалывают. Что стоим? Кого ждём? Здесь, как в солдатской столовой, не успел поесть – твоя проблема. Набираем воду и вперёд. Песни петь, глотку рвать аж до самой столовой, как говорил один наш взводный в училище. Короче, пошли мужики. Дорога куда-нибудь да выведет.

                                                                8
 

  Километров пятнадцать для тренированных ног не проблема. Появившаяся в низинке деревня радовала своими ровными заборами и ухоженными домами.
- Помнится,- начал старец,- читал я сказку, про кота. Навешал он одной баронессе, что его ограбили разбойники, та уши и развесила. Но в нашем случае, ни у одной баронессы уши не выдержат столько лапши о трёх котах, ограбленных разбойниками. Ей проще нас собаками затравить, как котов шелудивых. Прикинуться пилигримами? Или бедными слепцами?
- На бедных разбойников мы больше похожи.
- Да, уж, товарный вид у нас не фонтан, ёшкин кот.
- Товарный вид – да, но внутри-то мы ещё ничего.
- Ага, если помыть, накормить и спать уложить. Вот только кто это сделает, профинансирует? Спонсоров у нас нет и не предвидится.
- Значит, будем действовать по обстановке.
 - Не впервой.
  Главная дорога вывела на небольшую деревенскую площадь. Посреди площади был раскатан большой ковёр, на котором кувыркались акробаты. Сбоку готовился к выходу жонглёр. Невдалеке стояли повозки с яркими надписями «Цирк». Немного потолкавшись среди зевак, старец нашёл директора цирка.
- Уважаемый, не возьмёте временно в свою труппу пару человек. Думаю, они понравятся зрителям.
- Здесь не надо думать, здесь надо работать и работать так, как вы правильно заметили, чтобы понравиться зрителям. Потому что от этого зависит денежный сбор, т.е. возможность покушать и купить ячменя лошадям.
- Старец, ты что, продаёшь нас этому? И без нашего согласия?
- Господа, хоть этот уважаемый человек и сказал, что думать не надо, тем не менее, я уже подумал. И, скорее всего, за вас и раньше вас. Выйдете на татами, поработаете в спарринге, предложите кому-нибудь выйти и побороться с вами, пометаете ножи. Аркаша, я же видел, как в метали вилку в замке у барона. Сделаете тоже самое. Вы же видели, по кругу постоянно ходит девушка и собирает милостыню. Простите, пожертвования артистам. Что сложного я прошу? В результате мы покушаем, может, заработаем денег. И нам не надо будет никого грабить. Ну, господа?
- А, согласен.
- Уважаемый, - вновь обратился старец к директору,- дайте нам шанс.
- А вы кто будете?
- Я? Менеджер нашей группы. Атрепненёр.
- Кто!?
- Да, какая разница! Старший товарищ, руководитель проекта.
- Вообще-то, я имел в виду вас всех.
- А. Долго рассказывать. Про ограбление, банальное, в то же время, лихое и нахальное, вы всё равно не поверите. Теперь, кем мы были до этого, не имеет значения.
- Пчелиные разбойники?
- О, вы слышали о них?
- О них многие слышали. Давно орудуют в окрестностях. Теперь понятно. А я смотрю, рожи вон распухшие. Думал, пьяницы. Теперь понятно. Говоришь, твои ребята могут удивить зрителей?
- Давай посмотрим. Немного разомнутся и объявляй. А вы, господа, покумекайте, что да как. Покажите десять минут тренировки спецназа.
- Хозяин, ножи с мишенью дашь?
 - Ножи дам. Мишени нет, но есть доска для сиденья. Попадёшь?
- Хм, обижаешь, начальник.
Директор цирка подозвал карлика, как же без них, и дал какие-то указания.
- Всё, что надо он сделает и даст. Ваша задача – удивлять и удивлять подольше. Пока у зрителя рот открыт, он и кошелёк хорошо открывает.
Бароны кивнули головами и пошли за карликом.
- А вы, атрепненёр, хи-хи-хи, следуйте за мною. Угощу вас отменным элем.
- С удовольствием, коллега.
Примерно через полчаса в фанерную будку кабинета директора влез карлик и немного пошептал ему на ухо. Лицо директора расплылось в улыбке. А это был хороший знак для разорившихся баронов.
- Ваши ребята действительно смогли удивить крестьян. Им хорошо дали и деньгами, и продуктами. Уже можно подумать и о заключении контракта. Что скажете, коллега?
- Будем немного думать. Они бароны, сами понимаете.
- О, но баронам ведь тоже кушать хочется.
- И даже три раза в день. В отличие от крестьянина, который весь день работает в поле. Подождём их. Кстати, где они?
- Около бочки с водой. Умываются. – Ответил карлик.
- Пригласи их сюда.- Сказал директор и махнул рукой, отправляя его прочь.
Вскоре к офису директора подошли бароны.
- Прошу, господа. – Жестом пригласил к себе директор.- Я предложил вашему руководителю заключить контракт с вами. Зритель вами доволен, значит, и я тоже. Заработаете денег, будете питаться с нами. На первый случай, считаю, это нормально. А дальше посмотрите. Не понравится, надоест, можете уйти. Соглашайтесь.
- Увы, уважаемый директор, - начал Аркадий,- мы направляемся в каменную долину. У нас поручение к её хранителю.
- Там есть хранитель?
- Да.
- Хм, первый раз слышу. Я думал, там вообще никто не живёт. Из живых людей. Кстати, а хранитель живой?
- Абсолютно. Смирный, не кусается, человеческую кровь не пьёт. Если вы об этом.
- Не страшно, вы поедете с нами до Стендаля, там дадим представление, и оттуда я покажу вам короткую дорогу в долину. Договорились? Вот и чудесненько. Господа, это надо отметить. У меня в запасе есть ещё пара бутылок великолепного эля. За новый контракт!
- Нет, уважаемый. Никакого контракта мы подписывать не будем. Нет, я сказал. Просто устно договоримся о питании и денежной сумме, какую вы нам выплатите в Стендале.
- Как скажете. – Вздохнул директор. Разовые контракты – это такая кабала для неопытных новичков, об этом старцу рассказал кузнец, с которым он познакомился в своей деревне. Кузнец когда-то был цирковым силачом и успел наглядеться на проходимцев директоров. Поговорить вечером ни о чём иногда бывает полезным.
 
                                                                9


   Когда представление цирковой труппы закончилось, они разбили походный лагерь неподалёку от деревни на берегу неширокой реки. Собственно, все реки, которые им встречались, почему-то были небольшими. Кто-то сразу примостился на берегу с удочкой в руках. Гимнаст и силач пошли с бреднем вниз по реке. Женщины разожгли костёр и установили огромный казан. Жизнь циркачей мало чем отличается от жизни цыган, разве что меньше песен и плясок. Сегодняшний сбор оказался удачным: собрали много денег, крестьяне не поскупились на еду. Хорошо поработал, хорошо поел. Что человеку ещё надо. Правильно, немного выпить и попеть от души. Когда местный гитарист устал петь свои шутки-прибаутки, гитару в руки взял старец. Немного подкрутил, натянул струны и запел негромким хрипловатым баритоном.

Как за Чёрно море-е, на черную землю-ю,
Ехали казаки, сорок тысяч лошадей.
Эх, любо, братцы, любо-о, любо, братцы, жи-ить.
С нашим атаманом не приходится тужи-ить.

Услышав новую песню, все поставляли свои дела и начали подходить поближе к костру. И к последнему куплету этой, по сути, очень короткой песни, многие вытирали слёзы с глаз.

И покрылся бере-ег, и покрылся бере-ег
Сотнями порубленных, пострелянных людей.
Эх, любо, братцы, любо-о, любо, братцы, жи-ить.
С нашим атаманом не приходится тужить.
  
Старец не успел пропеть повторно куплет, как к ним подъехали двое всадников.
- Кто здесь старший?- Спросил один из них.
- Я старший. А что случилось?
- Приказ старосты. Приказано вашим борцам явиться в деревню для дальнейшего убытия в город Штапель ко двору первосвященника.
- О, мил человек, ничем помочь не могу. Таких борцов в моём цирке нет. Могу предъявить книгу контрактов. Это не мои люди. Они пришли, выступили. Я дал им немного денег и еды, и они сразу же ушли.
- Куда ушли?
- Откуда же я знаю, добрый человек. Я отвечаю только за тех, с кем у меня подписан контракт. Так написано в законе. За остальными я не слежу.
- Значит, ты хочешь сказать, что этих людей здесь нет?
- Уважаемый, вся моя труппа здесь. Только два человека ушли с бреднем вниз по реке. Вы можете проверить. Но они не борцы, которых вы спрашиваете. Это акробат и силач.
- Давно ушли?
- Я же говорю, уважаемый, я не слежу за чужими людьми. Может, они и сейчас где-нибудь в деревне пироги едят. В деревне проверяли дворы? Нет? Так проверьте сначала там, а мои люди все здесь сидят. Смотрите.
- Да мы их в лицо не видели. Мы занятые люди. Нам некогда на шутов смотреть.
- Видите, господин, оказывается, иногда это полезно для службы бывает.
- Ещё учить меня будешь. Утром приедешь, доложишь старосте, что да как.
- О, уважаемый. Кто такой твой староста для меня – человека перекати-поле. Сам доложи своему старосте. Мало ему будет, пускай сам и приезжает. Если чем помочь надо будет? Помогу. Но мы свободные люди и законов не нарушаем. Езжайте с миром, добрые люди.
Осмотрев всех злобным взглядом, старший развернул лошадь и поскакал в деревню. Следом за ним умчался и второй.
- Ну, что коллега,- обратился директор к старцу,- сейчас я искренне рад, что мы не подписали контракт, иначе я был бы обязан выдать вас первосвященнику. Мы законопослушные граждане. Священники могут проклясть нас, и нас тогда будут гнать камнями из всех селений. И не факт, что мы сможем работать в Парижских землях. Священник священнику руку моет и золотит.
- Я тоже рад. Хотя, если честно, не подписал контракт совсем по другой причине. Но, тем не менее. Спасибо за еду, за костёр, за то, что не отдал им, хотя мог. Спасибо, что не стал выслуживаться, за то, что свободный человек и душой, и телом. Спасибо. И вам спасибо, добрые люди, за добро и гостеприимство. Пойдём мы, как говорят, от греха подальше.
Сбоку подошёл карлик и молча протянул увесистый мешок.
- Еды на дорожку. Не помешает.- Ответил на молчаливый взгляд директор.
- Ещё раз спасибо. Пошли, господа. К утру нам надо быть подальше отсюда.
Они пошли в сумрак ночи, а старец, на прощание, затянул песню:
Чёрный во-о-орон, ты не вейся-я надо мною-ю,
Чёрный во-о-орон, я не твой.

                                                               10
  

- Вот скажи мне, старец, ведь староста в деревне понимает, что первосвященник зарвался в своей власти, возомнил себя, чуть ли не местным божком. Так почему они все помогают ему? Они же понимают, что способствуют злу.
- Это вопрос философский, даже теологический. Понимаешь, Ева тоже согласилась участвовать в совмещении добра и зла, когда зачала ребёнка не от Адама, а от землянина. Добро есть претворение божественных планов; грех есть умышленное нарушение божественной воли; зло есть неверное претворение планов и неправильное использование методов, что приводит к хаосу, нарушению гармонии. Старосты, как и большинство чиновников, боятся потерять своё место, привилегии, которые даёт им это кресло. Они не соблюдают вторую заповедь Христа. Заповеди Христа они поменяли на поклонение мирским почестям, мирскому изобилию, золотому тельцу. Поэтому они творят зло. Они считают, что поступают верно, якобы по закону, при этом понимая, что эти законы им даны не Богом, т.к. в этих законах нет любви, а по законам Мамоны, где царит власть денег и извращения. И они получат по делам своим. Ещё за тысячу лет до прибытия на землю Христа, по-моему, Соломон сказал, что у тех, кто занимается прелюбодейством, не может быть нормального потомства. Это напрямую относится и к этим священникам, и к местным властям. Правильно заметил местный краевед, что земля вырождается. То есть, нормальных людей, как и людей вообще, рождается всё меньше и меньше. Так земля сохраняет себя от вируса пандемии плохих людей.
- Интересно, а в нашей Московии что происходит? Как там наши земляки?
- Да тоже самое. Олигархи везде одинаковые. Хитрые и наглые пролезают в Правительство, честные лохи сидят на одну зарплату. А когда было иначе?
- Кстати, а почему мы идём в эту сторону? Мы за ночь настолько уйдём, что потом на лошадях будем неделю возвращаться.
- Не знаю. Директор махнул в эту сторону, мы и пошли.
- Если директор, то правильно идём. Нормальный мужик. Чувствуется, что свободный человек. Свободолюбивая птица, вынужденная добровольно жить в клетке. Он, поэтому и клетку такую большую выбрал – цирк называется.
- И харчей подкинул. Свой человек.
- Надеюсь, он догадается рано утром сняться с места и уехать. Староста, видимо, говнюк и так это просто не оставит.
- Будем надеяться.
Сквозь рваные облака лунный свет слегка подсвечивал дорогу, делая, при этом, траву червонозолотой, а листья бронзовыми. Ходи с косой, коси золото. Но по этим дорогам пока ходила только леди Смерть, и своей косой косила свою жатву. Даже здесь, вдалеке от дорог они натыкались на останки людей и животных неведомо кем и когда убитые.
- Как хорошо, что меня научили бояться не мёртвых, а живых.- Сказал Дмитрий, обходя очередной труп объеденного скелета лошади.- А где же всадник? Убежал, что ли?
- Нет. Крокодил утащил на дно. Здесь болото рядом. Чувствуешь запах?
- Этот запах у нас вонью зовётся.
- Эх, городские. Любое дерьмо есть навоз, т.е. удобрения. А запах сероводорода после сытного обеда свидетельствует о наличии мяса. У вегетарианцев разве запах? Так, пуканье какое-то.
- Так, пошли разговоры про высшие материи.
- Интересно, а мы хоть правильно идём, а старец? Азимут не попутал?
- Не боись, Аркаша. Если забредём в Парижские земли, то да, малёха вправо ушли. Пока вы там народ развлекали, я с директором за стаканчиком эля важные вопросы решал. Он сказал, что каменная долина аккурат вдоль границы идёт. Миль тридцать с гаком оттудова будет, было. То есть, километров тридцать пять – сорок.
- Фу, ты. Один бросок на тренировке. Ты, как, старец?
- Не, Акелла стар для такой охоты. Да и куда нам торопиться. Мы сейчас, типа на пенсии. Иду, куда хочу. Делаю, что хочу. Если бы мы на последний рейс в этом месяце опаздывали, я понимаю, а так? Космодрома здесь, к сожалению, нет.
- И знания наши, как сказал архивариус, похоже, никому, кроме нас не нужны.
- Хотя бы плесенью не покроемся. О, господа, солнышко встаёт.
- Километров пятнадцать прошли?
- Хорошо бы. Шли ночью, скорость не та. Через рощи вообще еле шли.
- Хо, джентльмены, чувствуете запах костра?
- Разбойники никак. Кому же ещё здесь быть.
- Вот это мы сейчас и проверим.
Повернув носы против ветра, они пошли на запах еды. Метров через двести увидели одинокую фигуру часового, мирно спящего, опершись на черенок копья. Пришлось вспомнить скрытное передвижение на местности и обойти кругом часового. Полевой лагерь лениво просыпался. Повара ставили казаны на костры, кто-то, не отходя далеко, отливал излишки вчерашнего эля. Небольшой обоз, груженный тряпками и мебелью, был поставлен в каре, на случай внезапного нападения. Чувствовалась рука военного человека. С внешней стороны телег были привязаны десятка полтора человек – в основном, молодые женщины. Около них спало человек пять ребятишек.
- Оп-па, парни, а штандарт-то Парижский. Парни сюда не на октоберфест пивка попить приезжали. Пришли, пограбили и безнаказанно ушли.
- И грабили они земли молодого барона. Нашего пока друга и союзника. Не хорошо.
- Согласен. Хоть мы с ним и не заключали договор о военной помощи, но и бросать его не по-джентльменски будет.
- Согласен. Ну и?
- Работаем. Ветер усиливается. Трава выгорела на солнцепёке.
- Логично. Дальше – по обстоятельствам?
- Согласен. Я пойду лошадей отвяжу. Пускай побегают.
- Тогда, работаем.
Старец, броском булыжника, нейтрализовал часового и начал разрезать путы лошадей. Вскоре в нескольких местах загорелся огонь, и полукольцом начал охватывать лагерь. Из-за отсутствия, по понятным причинам, часовых, пожар был замечен не сразу. Сначала, естественно, захотели спасти награбленное, но только потеряли время. Чтобы спасти пленных, старец в одном месте пустил встречный огонь, оставив промежуток для эвакуации людей. Брошенные женщины, привязанные к телегам, плакали, ожидая жестокого конца для себя и своих детей. Но тут к ним из дыма выскочили два закопченных здоровяка, ещё раз напугав бедных женщин.
- Тихо, гражданочки, тихо!- Закричал Дмитрий.- Всё уже позади. Сейчас мы перережем верёвки и освободим вас. Сначала детей.
Дмитрий и Аркадий быстро перерезали верёвки, а старец отводил их в безопасное место. Начавшие гореть телеги быстро потушили.
- Хорошо ветер дует. Навряд ли парижане сюда быстро вернутся. Да и смысла нет. Далеко до вашей деревни?
- Мили четыре будет.
- А кто там остался, мужики были?
- Многих убили. А кто остался? Кто ж знает, все в рассыпную бросились. Сами понимаете.
- Понятно. Давайте, женщины, затолкаем телеги подальше в лес, чтоб с дороги не видно было. Идите домой. Наверняка, кто-нибудь из мужиков сбежал. Собирайте народ, и тяните вместо лошадей свой скарб домой. Своя ноша, как говорят, не тянет. За сегодня, думаю, и справитесь. А нам, извините, пора. Мы, по приказу молодого барона, патрулируем земли, приглядываем за разбойниками, чтобы не трогали добрых крестьян.
Друзья развернулись и скорым шагом пошли прочь. Больше ничем они помочь не могли. Женщины, испуганные, оглушённые несчастьем и внезапным избавлением, так и остались стоять, глядя на уходящих спасителей. Кто-то из них, чуть погодя, скажет
- Что ж мы имена их не спросили? За кого молиться нам? В честь кого свечки поставить?
- Всё в руках Господа, сестра. Его и благодари. Он дал нам избавление и этих спасителей. А вот даже спасибо им не сказали, это плохо. Не по-людски.
 
                                                              11
 

- Опять идём не знамо куда. Мне, кажется, мы уже километров пятьдесят отпахали. Где пустыня, где долина, где камни?!
- Судя по солнцу – Парижские земли там. Солнце светит в ухо, значит, мы идём примерно правильно. Плюс-минус двадцать километров.
- Во-во. Оно и чувствуется. Жрать охота, а вокруг один песок. Может, это пустыня начинается?
- Да никто не говорил, что в Берлинских землях пустыня есть. Хоть кто-то да обмолвился бы.
- Грязь кругом. Даже прилечь негде. Давай хоть на этих камнях посидим.
- Здоровые какие. Будто их кто специально сюда приволок.
- Всё. Мужики, перекур. Ноги уже гудят. Сидим.
- Диман, гляди, а их действительно сюда кто-то приволок. Видишь, следы от волочения.
- Ха, верно. Обожди, а сколько они могут весить? Они ж здоровые какие!
- Кирпич силикатный около двух с половиной кг.
- А сколько здесь кирпичей? И гранит потяжелее глины обожжённой будет.
- И следов от машины, т.е. от телег не видно.
- Может, здесь решили пирамиду начать строить, и это первые камни?
- Причём, хорошо обработанные.
- Ну, не очень.
- Ага, а ты попробуй обработать такой камень. Вот то-то.
- Ладно, парни, хватит спорить. Дима, присмотри полчасика. Потом – Аркаша и пойдём дальше. Всё, отбой.
Им всё-таки пришлось отойти в сторонку, чтобы лечь на хоть какую-то, но траву. Через час, слегка размявшись после сна, решили идти дальше.
- Стоп, мужики. Чего-то не хватает.
 - Ясен пень, камней нет. Камни упёрли, пока спали. Аркаша, при мне камни были на месте. Наверное.
- Я бы тоже увидел. Я не спал.
- Гляди, вон они.
- Ну, ничего себе! За час убежали почти метров на пятьдесят.
- Ты это правильно подметил – убежали. Помнишь, что нам говорили про каменную долину?
- Значит, дошли?
- Получается, так. Но камни? Они что, живые?
- Ерунда, какая.
- Но они же движутся.
- А, в Америке тоже есть место, где под действием сильного магнитного поля они тоже движутся. Поле их двигает. Магнитное поле земли. Всё объяснено приборами.
- То есть, здесь тоже какая-то аномальная зона?
- Наверное.
- А как в плане здоровья?
- Вот мы и расскажем. Если вернёмся, конечно. Ты же слышал, что сюда нормальные люди не ходят.
- Так то ж нормальные.
 - И я про это.
- Пошли хранителя искать, а то с твоими живыми камнями ночью спать не будешь. Будешь бояться, чтобы не украли.
- И где нам его искать?
- Видишь, вон там что-то беленькое чернеется? Вот туда и пойдём. Ему же надо где-то жить. Не в шалаше же он живёт, как Диоген.
- Диоген в бочке жил. А в шалаше жили Адам и Ева.
- Не спорю. Ты умнее, знаю.
Пройдя километра три, они подошли к скоплению скал. Как будто специально собранные вместе, островерхие скалы образовали замкнутый небольшой оазис, посередине которого бил родник, и вокруг него пышно росли кустарники, усыпанные различными ягодами.
- Ёшкин кот, коммунизм в отдельно взятой республике, о чём так долго говорил нам товарищ Ленин.
- Интересно девки пляшут. И где же здесь хранитель?
- Должно быть в пещере. А вот и она. Надеюсь, нас здесь напоят? С водой, по-моему, здесь напряжёнки нет.
- Как романтично.
- Надеюсь, это не логово саблезубого тигра.
- Костей не видно.
- Правильно. Он добычу в пещеру заносит и там ест. В Крыму при строительстве дороги нашли огромную карстовую пещеру. Она была усыпана костями животных. Предполагают, что там жили и пещерные медведи, и гигантские гиены. Всё в семью, всё в пещеру.
- Ёшкин кот, и на этой праздничной ноте мы входим в пещеру.
- Тихо, кто-то идёт. Нас, по-моему, встречают.


( продолжение следует )