ЖИЗНЬ МОЯ ПРЕВРАТИЛАСЬ В ДОРОГУ ПОДБОРКА СТИХОВ 272
СЕРГЕЙ НОСОВ


ЖИЗНЬ МОЯ ПРЕВРАТИЛАСЬ В ДОРОГУ
ПОДБОРКА СТИХОВ 272





   . . .

Жизнь моя
превратилась в дорогу
на окраине
белого света
где совсем никого
уже нет
там плывут облака
по далекому небу
бегут волны
по вечному синему морю
и цветы расцвели
на высоком пустом берегу
и никто не идет
со мной рядом
по той одинокой дороге
что всегда начинается
с края земли.

















   . . .


Ты как будто бы едешь
в тяжелом
и старом трамвае
он на всех поворотах
скрипит
громыхая как громко
словно бьют друг о друга
три тысячи
старых кастрюль
на подножках висят
постоянно
какие-то люди
у соседей корзинки
широкие брюки
и шляпы
и о чем-то друг с другом
они говорят
и кондуктор
похож на дежурного
в старом вокзале
где всегда паровозы
так тяжко
дымят и дымят
и ведь в этом трамвае
тебе не сказали
что он движется
только во времени
и причем
только назад.












   . . .

Рядом столько
желающих близости
старых красавиц
их теперь - как деревьев
в осеннем лесу
когда грустно опала листва
и ты видишь одни только
толстые сучья на ветках
и они своей тяжестью
будто бы давят к земле
и невольно вдруг вспомнишь
далекое детство
и весну на привольном лугу
среди юной травы
и цветы полевые
и синее синее небо
над твоей головой
ты был счастлив тогда
и теперь
возвратишься в тот мир
и по прежнему
будешь счастливым.













   . . .

Стало очень тепло
жить на свете
словно солнце
приблизилось тайно
к земле
как большущий ребенок
и ее захотело обнять
облака сняли
белые платья
и на них теперь
стыдно смотреть
и бездонное
синее море
превратилось
в огромное зеркало
где мы видим
потерянный рай.











   . . .

И придут они ночью
один за другим
ты их примешь
напоишь и чаем
они будут кивать головами
на все что ты скажешь
и вздыхать постоянно
как будто все знают давно
уходя возьмут шляпы
в прихожей
наденут пальто
и тогда ты увидишь легко
что они
только тени
и прозрачны
их серые платья
за ними нет тела
и одна лишь колеблется
словно вода
пустота.











   . . .

Держи руками день
и ночь целуй часами
ласкай луну
и звездам говори
что будешь их любить
их обнимая
и с ветром
в юность новую играй
и строй воздушные
сияющие замки
и будешь жить на свете
сколько хочешь
и небо станет другом
для тебя.
 











   . . .

Как волнам достается
бездонное море
облакам достается
безбрежное небо
так и мне достаются
восторги любви
постоянно
они сами летят
как на свет
в мою жизнь
роем бабочек чудных
ночных
с расписными
волшебными крыльями
полными неги.











   . . .

Жизнь как будто бы
сделала круг
словно солнце по небу
и вернулась
к рассвету опять
и ты знал
в этой жизни закат
и безмолвную
темную ночь
а рассвет
не заметил когда-то
и теперь он вернулся
к тебе
через годы
единственным другом
что тебя
не хотел позабыть.










   . . .

Когда ходишь
в оборванном
старом пальто
когда денег хватает
на хлеб
но без масла
о каком же тут счастье
тогда говорить
если ты
как голодный студент
так живешь
год за годом
словно очень
напуганный зверь
в неизвестном лесу
где тебе
не поможет никто
где тебе не поверят
и просто
тебя не найдут
где никто о тебе
не узнает.










   . . .

И ты мог бы остаться
лежать на обочине жизни
по которой
усталые люди
идут и идут
но ты взял и поднялся
пошел вслед за ними
и увидел вдали
исчезающий свет
и тогда вдруг взлетел
словно выросли крылья
и не с этой толпой
утомленных людей
а со стаей
взволнованных птиц
полетел
может быть и на юг
в направлении этого
странного света
что не может
угаснуть вдали.










   . . .

Не бывает такого
что просто тебе
не везет
значит ищешь
не то и не там
вот поэтому
и не находишь
забираешься сам
в тот тупик
из которого выхода нет
как из темного леса
где одни только
звери живут
а как зверь
ты и жить не умеешь
надо просто вернуться
по той же тропинке
по которой
ты в лес и пришел
и забыть
как ты жил и зачем
и начать свою жизнь
еще раз
может даже
и с самого детства.
















   . . .

Не может же кончиться
вдруг
все на свете
и дорога
по которой ты шел
и счастливое теплое лето
в котором ты жил
и любовь
что тебя
удивительно грела
должно что-то начаться
хотя бы зима
или дождь
а быть может и буря
когда ветер
деревья ломает
как старый и злой великан
а ты просто стоишь
и смеешься
ты ведь знаешь
как славно потом
после бури
на развалинах старого мира
по прежнему жить
где и нет никого
и так много простора
и так вольно дышать и любить.













   . . .

Жизнь превратится в сказку
очень скоро
и будет в ней
таинственный конец
волшебник скажет
то простое слово
что он всегда
никак не мог сказать
и небо спустится на землю
очень просто
пешком пойдут
по полю облака
а звезды
уже водят хороводы
до самого рассвета
как девицы
которым ночью
невозможно спать
и сам ты
снова станешь молодым
но не таким совсем
как был когда-то
а с именем другим
другой судьбой
и новой
восхищенной верой в Бога.


СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРЕ:
Носов Сергей Николаевич. Родился в Ленинграде ( Санкт-Петербурге) в 1959 году. Историк, филолог, литературный критик, эссеист и поэт. Доктор филологических наук и кандидат исторических наук. С 1982 по 2013 годы являлся ведущим сотрудником Пушкинского Дома (Института Русской Литературы) Российской Академии Наук. Автор большого числа работ по истории русской литературы и мысли и в том числе нескольких известных книг о русских выдающихся писателях и мыслителях, оставивших свой заметный след в истории русской культуры: Аполлон Григорьев. Судьба и творчество. М. «Советский писатель». 1990; В. В. Розанов Эстетика свободы. СПб. «Логос» 1993; Лики творчестве Вл. Соловьева СПб. Издательство «Дм. Буланин» 2008; Антирационализм в художественно-философском творчестве основателя русского славянофильства И.В. Киреевского. СПб. 2009.
    Публиковал произведения разных жанров во многих ведущих российских литературных журналах - «Звезда», «Новый мир», «Нева», «Север», «Новый журнал», в парижской русскоязычной газете «Русская мысль» и др. Стихи впервые опубликованы были в русском самиздате - в ленинградском самиздатском журнале «Часы» 1980-е годы. В годы горбачевской «Перестройки» был допущен и в официальную советскую печать. Входил как поэт в «Антологию русского верлибра», «Антологию русского лиризма», печатал стихи в «Дне поэзии России» и «Дне поэзии Ленинграда» журналах «Семь искусств» (Ганновер), в петербургском «Новом журнале», альманахах «Истоки», «Петрополь» и многих др. изданиях, в петербургских и эмигрантских газетах.
После долгого перерыва вернулся в поэзию в 2015 году. И вновь начал активно печататься как поэт и в России и во многих изданиях за рубежом от Финляндии и Польши и Чехии до Канады и Австралии - в журналах «НЕВА», «Семь искусств», «Российский Колокол» , «Перископ», «ЗИНЗИВЕР», «ПАРУС», «Сибирские огни», «АРГАМАК», «КУБАНЬ». «НОВЫЙ СВЕТ», « ДЕТИ РА», «МЕТАМОРФОЗЫ» , «СОВРЕМЕНАЯ ВСЕМИРНАЯ ЛИТЕРАТУРА», «МУЗА», «НЕВЕЧЕРНИЙ СВЕТ», «РОДНАЯ КУБАНЬ» и др., в изданиях «Антология Евразии»,», «ПОЭТОГРАД», «ДРУГИЕ», «КАМЕРТОН», «АРТБУХТА», «ДЕНЬ ПОЭЗИИ» , «Форма слова» и «Антология литературы ХХ1 века», в альманахах « НОВЫЙ ЕНИСЕЙСКИЙ ЛИТЕРАТОР», «45-Я ПАРАЛЛЕЛЬ», «ПОРТ-ФОЛИО, «Под часами», «Менестрель», «ЧЕРНЫЕ ДЫРЫ БУКВ», « АРИНА НН» , «ЗАРУБЕЖНЫЕ ЗАДВОРКИ», в сборнике посвященном 150-летию со дня рождения К. Бальмонта, сборнике «СЕРЕБРЯНЫЕ ГОЛУБИ(К 125-летию М.И. Цветаевой), сборнике «МОТОРЫ» ( К 125-летию Владимира Маяковского) и в целом ряде других литературных изданий. В 2016 году стал финалистом ряда поэтических премий – премии «Поэт года», «Наследие» и др. Является автором более 10 тысяч поэтических произведений. Принимает самое активное участие в сетевой поэзии. Стихи переводились на несколько европейских языков. Живет в Санкт-Петербурге.