Владимир Мищенко

Переменная константа - 2 .3
Глава 10.
   
1

    Из черноты пещеры вышел старик. Обычный. Рост чуть выше среднего. Лицо европейского типа, немного удлинённое. Тёмные глаза. Взгляд прямой пронзительный. Между бровями характерные три вертикальные морщины. Седые волосы до плеч и аккуратная небольшая борода. Одень в шорты и цветастую рубаху – натуральныё европеец – пенсионер приехал на экскурсию.
- Кого сюда принесло в эту не самую лучшую минуту? Кто такие, господа?
- Здравствуйте, уважаемый.- Начал старец, как наиболее подходящий по возрасту.- Извините за беспокойство. Мы путешественники. Ищем земную мудрость. Один уважаемый человек, собирающий в селениях старые рукописи и манускрипты, сказал нам, что, если и есть какие знания о прошлом, так это только у вас.
- И что с того? Вы считаете, что я буду первому встречному давать уроки истории? Но почему вы сказали, что ищете земную мудрость, или вы забыли на какой планете живёте?
- Мы помним и знаем это, уважаемый. Но нам интересно знать, есть ли жизнь на Земле. Телескоп разбили по приказу первосвященника. Может, вы знаете, где есть другой. У нас не принципиальные теперь, но всё же личные причины знать это. Мы, если это можно так сказать, более близкие потомки землян, чем остальные.
- Я знал, что был тайный орден, хранящий знания, но он был разгромлен и поголовно уничтожен по приказу одного из первосвященников. Никто из членов ордена не выжил. Я это знаю точно.
- Ну, уважаемый, точно может знать только Господь Бог.
- Я это знаю точно! Я сам видел тайный список членов ордена, и после казни каждого из них, я вычёркивал его фамилию из этого списка, потому что тем первосвященником был я.
- Ёшкин кот.- Прошептал Дмитрий.
- А, простите, их знания теперь утеряны?
- Все их рукописи у меня.- Экс-первосвященник вздохнул, слегка вытянул губы трубочкой, при этом став похожим на утку, немного подумал и махнул рукой, приглашая в пещеру.
Друзья потихоньку выдохнули воздух – получилось!
Полутёмный коридор метра два с половиной длиной вывел их в пещеру размером со средний зал советской двушки, т.е. примерно 18-20 квадратных метра. Из отверстия в потолке освещался небольшой деревянный стол, заваленный бумагами. На стенах висели различные схемы, но многие из них изображали планетные системы или созвездия. Вдоль стены стояло несколько деревянных стульев с высокими спинками, а посередине – в разброс находились крупные камни квадратной и прямоугольной формы.
- Вон стулья, господа. Присаживайтесь.- Предложил старик.
Аркадий, не доходя до стула, уселся на ближайший камень.
- Что вы делаете!? А, ну, встаньте, живо!- Закричал, непонятно от чего, старик.
Аркадий подпрыгнул, как ошпаренный.
- Что случилось? Вы же сами предложили присаживаться!- Обиделся он.
- Да, предложил, но не на моих гостей!- Уже немного остывая, ответил хранитель.
- Гостей? – Не понял Аркадий. – По-моему ваши гости – это мы.
- И вы тоже. – Потом, немного подумав, он добавил.- Нет, вы не из ордена и даже не их дети.
- А мы этого и не утверждали. Но нас очень интересуют их знания.
- Что ж, может быть и пришла пора передать мои знания кому-нибудь. Тем более тем, кто сам ищет эти знания. Простите, господа, но вы, по незнанию, только что оскорбили моих других гостей. Подождите, мне нужно уладить этот конфликт. Заодно я попрошу их придти в другое время. Присядьте, пожалуйста, но только на стулья. Мне нужно несколько минут.
После этого он повернулся лицом к камням, лежащим на полу, и застыл на несколько минут. После этого слегка поклонился и повернулся теперь уже к людям.
- Раз уж вы не из ордена, значит, не имеете знаний.
- О, да, уважаемый. За знаниями мы к вам и пришли. Дайте нам знаний, так сказать Sub specie aeternitatis - С точки зрения вечности.
- Да, вы правы. Именно с этой точки зрения и надо давать знания. Особенно, если они касаются мироустройства. Нет, не земель, государств, а космоса. Того космоса, что задумал и организовал Бог, и Ad majorem Dei gloriam — «к вящей славе Божией».
- Аминь.- Ответил старец.
- Да, господа, я расскажу вам то, что знаю. Мало того, перед вашим уходом я покажу вам мой тайник, где я храню все найденные мною рукописи и документы. К сожалению, не всё удалось сохранить. Часть документов похищена наёмниками моего приемника, предыдущего первосвященника.
- Предыдущего?
- Да. Он не долго был у власти. Его отравил нынешний первосвященник, который, кстати, являлся ему племянником. Нынешний первосвященник выискивает книголюбов и сжигает их в назидание другим. Он уничтожил много книг и старых записей, которые мы не успели спрятать. Каюсь, когда-то я сам был таким, пока не узнал истину. Точнее, правду, т.к. Истина только у Господа. Когда я прочитал документы, изъятые у ордена, я как будто прозрел. Я посмотрел новыми глазами на наши первопологающие документы, на Библию, и понял, как узко мы смотрим на мир. Мы умышленно ограничиваем свой кругозор, не подозревая о бесконечности мира.
- Но то, что вселенная бесконечна, знают даже школьники.
- Раньше знали. Теперь этому запретили учить. Теперь даже про Землю не говорят. Пройдёт две сотни лет, и наши внуки будут думать, что жизнь зародилась на Венере, и что нигде в космосе нет, и не было жизни, что мы такие избранные. Простите, господа, я увлёкся. Мои гости почти покинули нас, поэтому я могу теперь угостить вас.

2

Действительно, за время речи старика его каменные гости переместились почти к самому выходу из пещеры, оставляя за собой характерный след.
- Извините, уважаемый, а эти гости живые?- Не удержался от вопроса Аркадий.
- А разве вы сами не видите? Конечно.
- Обалдеть. Но как это возможно?
- Понимаете…. Простите, господа, я не представился – князь Хорст, бывший первосвященник.
- Барон Митрас.- Поднялся Дима.
- Барон Аркон.- Поднялся Аркаша.
- Я соблюдаю обет. Друзья меня называют Старец.
- Очень приятно, господа. Пройдёмте в соседнюю комнату.- И, увидев удивлённые глаза гостей, засмеявшись, сказал.- Да, господа, это тоже живые камни. Они выполняют роль слуг на этой планете. Я общаюсь с ними при помощи телепатии. Вам знакомо это слово?
- Конечно, князь.
- Тогда проще. Не знающие значения этого слова воспринимают это за магию и боятся.
- Мы не из тех.
- Тем лучше. Итак, прошу господа в другой зал.
Через образовавшийся в стене проход они вошли в соседнюю комнату. Широкая кровать с балдахином, большой пустой стол, изящные деревянные резные кресла и мягкие пуфики, два закрытых шкафа.
- Присаживайтесь, господа. Здесь можно сидеть на чём угодно без стеснения. Особенно, на дереве. Я сейчас накрою на стол.- И, открыв один из шкафов, начал выставлять на стол еду и напитки.
- Сначала объясню по поводу моих гостей и слуг. Вы, наверное, знаете, что наши кости, например, на 80% состоят из кремния, который придаёт им прочность, и на 20% из кальция, который придаёт им упругость и эластичность. Даже, исходя из этого, можно предположить, пойди, что не так в нашей эволюции, мы состояли бы не углеродных цепочек, а из кремниевых. Только углерод и кремний способны образовывать длинные структурные цепи. На Венере эволюция пошла по кремниевому пути. Возможно, это основной тип эволюции планет в галактике Ангона, что когда-то приблизилась к нашей, и в результате потеряла Венеру.
- С этого момента, князь, пожалуйста, поподробнее.
 - Угощайтесь, господа, выпейте вина. А я вас поразвлекаю тем, за что вас запросто могут сжёчь на костре. Вот только с чего начать, чтобы вас не запутать? Пожалуй, с этого. С мироустройства. Мы, т.е. наша планета, солнечная система принадлежим к одной из относительно недавно созданных вселенных. Однако в настоящее время мы не пребываем в состоянии бесконтрольного продвижения в неведомое пространство или слепого вращения в неизвестных регионах. Мы следуем упорядоченному и предусмотренному пути в пространственном уровне сверхвселенных. В настоящее время мы пересекаем то же пространство, через которое наша планетарная система, или ее предшественники, проходили в незапамятные времена; и когда-нибудь в отдаленном будущем наша система, или ее преемники, вновь пересекут то же самое пространство, сквозь которое мы так быстро проносимся сегодня. Наши планеты входят в состав нашей солнечной системы, которая носит название Монматия. Венера относится к системе, которая находится почти у границ локальной вселенной. За нами есть и другие творения, но нас отделяет огромное расстояние от тех физических систем, которые проносятся по великому кругу в относительной близости от Центральной вселенной.
Основная единица сверхправления состоит примерно из тысячи обитаемых или пригодных для обитания миров. В эту группу не входят пылающие солнца, холодные миры, планеты, находящиеся слишком близко от раскаленных светил и прочие сферы, непригодные для созданий. Тысяча таких миров, приспособленных для поддержания жизни, называются системой, однако в молодых системах только сравнительно небольшое число миров могут быть обитаемыми. Во главе каждой обитаемой планеты находится Планетарный Князь, и в каждой локальной системе есть архитектурная сфера, т.е. искусственно созданная, которая является столицей системы и управляется Властелином Системы. В нашей Библии она называется Новый Иерусалим, точнее – Иерусем.
Сто систем (около 100.000 пригодных для обитания планет) образуют созвездие. В каждом созвездии есть столичная архитектурная сфера, а возглавляют созвездие Высочайшие. Такую должность, в своё время, у нас занимал Люцифер. Столица нашего Созвездия – Эдемия (по образу которой и был посажен эдемский сад и куст жизни оттуда же, который на Земле вырос в дерево).
Но однажды, по воле Господа, произошло вот что. 5.000.000.000 лет тому назад наше солнце представляло собой сравнительно изолированное пылающее светило, собравшее вокруг себя почти всё находившееся поблизости пространственное вещество — остатки недавних пертурбаций, сопровождавших его собственное рождение. 4.500.000.000 лет тому назад огромная система Ангона начала приближаться к этому одиночному солнцу. В центре этой громадной системы находился черный исполин пространства, который был твердым, имел огромный электрический заряд и обладал колоссальным гравитационным воздействием. По мере всё большего сближения Ангоны с солнцем, в моменты его максимального расширения в течение солнечных пульсаций потоки газообразного материала выбрасывались в космос в виде гигантских солнечных языков. Вначале эти огненные газовые языки неизбежно падали обратно на солнце. Однако по мере всё большего приближения Ангоны гравитационная тяга гигантского пришельца стала столь огромной, что эти языки газа начали в определенных местах отрываться, причем корни возвращались на солнце, а внешние части отделялись и образовывали самостоятельные материальные тела — солнечные метеориты, которые сразу же стали обращаться вокруг солнца по собственным эллиптическим орбитам. По мере приближения Ангоны извержения солнечного вещества увеличивались в масштабах; из солнца извлекалось всё больше и больше вещества, которое превращалось в самостоятельные тела, вращающиеся в окружающем пространстве. Эта ситуация развивалась на протяжении примерно пятисот тысяч лет, пока Ангона не подошла к солнцу на минимальное расстояние, после чего солнце, во время одного из своих периодических внутренних катаклизмов, претерпело частичный разрыв: с его противоположных сторон были одновременно извергнуты огромные объемы вещества. Со стороны, обращенной к Ангоне, был извлечен обширный столб солнечных газов, несколько заостренный с обоих концов, с характерным вздутием в центре, который полностью освободился от прямого гравитационного контроля солнца.
Впоследствии этот огромный столб солнечных газов, отделившийся таким образом от солнца, превратился в двенадцать планет солнечной системы. В результате приливной реакции на извержение этого гигантского предшественника солнечной системы, с противоположной стороны солнца произошел выброс газа, который с тех пор конденсировался в метеориты и космическую пыль солнечной системы, хотя огромная часть этого вещества впоследствии была повторно захвачена притяжением солнца после исчезновения системы Ангона в глубинах пространства.
Хотя Ангоне удалось извлечь материал, ставший планетами солнечной системы, равно как и колоссальный объем вещества, превратившегося в обращающиеся вокруг солнца метеориты и астероиды, она не смогла удержать какой-либо части солнечного вещества. Надвигавшаяся система не приблизилась на такое расстояние, при котором она могла бы действительно изъять часть солнечной субстанции, однако ее сближение оказалось достаточным, чтобы извлечь в разделявшее ее и солнце пространство весь материал сегодняшней солнечной системы.
Небольшие планеты — пять внутренних и пять внешних — вскоре сформировались из остывающих и твердеющих ядер менее массивных, суженных концов гигантского гравитационного вздутия, которое Ангона сумела извлечь из солнца, в то время как Сатурн и Юпитер образовались из более массивных и выпуклых центральных частей. Мощная гравитационная тяга Юпитера и Сатурна быстро захватила большую часть материала, отобранного у Ангоны, о чём свидетельствует обратное движение некоторых из их спутников.
Юпитер и Сатурн, образованные из самого центра колоссального столба перегретых солнечных газов, содержали такое количество раскаленного солнечного вещества, что светили ярким светом и излучали огромное количество тепла. Фактически, в течение короткого времени после формирования в качестве отдельных пространственных тел, они представляли собой вторичные солнца. Две эти крупнейшие планеты солнечной системы остаются в значительной мере газообразными и до сих пор не остыли до состояния полной конденсации, или отвердевания.
Ядра десяти остальных планет, образовавшихся в результате конденсации газа, вскоре достигли стадии отвердевания и начали притягивать к себе всё большие количества метеоритного вещества, обращающегося в близлежащем пространстве. Таким образом, миры солнечной системы имеют двойственное происхождение: ядра конденсированного газа впоследствии увеличились за счет захвата огромного количества метеоритов.
В отличие от Ангоны, которой не удалось захватить какой-либо доли солнечной массы, наше солнце присоединило к своей изменяющейся планетной семье некоторую часть циркулирующего пространственного материала странствующей системы. Из-за сильного гравитационного поля Ангоны орбиты подчиненных ей планет находились на значительном расстоянии от черного гиганта; и вскоре, после истечения исходной массы солнечной системы, — в то время, когда Ангона еще находилась вблизи солнца, — три крупные планеты этой системы прошли на таком близком расстоянии от массивного предшественника солнечной системы, что его гравитационная тяга, усиленная гравитацией солнца, оказалась достаточной для преодоления гравитационного действия Ангоны и захвата трех подчиненных планет этого небесного странника.
Весь материал солнечной системы, отделившийся некогда от солнца, изначально обращался по орбитам в одном и том же направлении, и если бы не вторжение этих трех посторонних космических тел, он по-прежнему сохранял бы исходное направление орбитального вращения. В действительности, воздействие трех подчиненных Ангоне планет привнесло в формирующуюся систему новые, внешние направляющие силы, что стало причиной обратного движения. Обратное движение в любой астрономической системе всегда инородно и неизменно является результатом коллизионного воздействия внешних пространственных тел. Такие коллизии могут не приводить к обратному движению, однако обратное движение возможно только в такой системе, массы которой имеют различное происхождение. А вы, как знаете, что Венера вращается в противоположную, если сравнивать с Землёй, сторону. Да-да, господа, Венера является космической пленницей нашей солнечной системы. Поэтому здесь многое не так, как было, например, на нашей прародине Земле. Тип жизни, тип дыхания, всё было другое. Потом, за миллионы лет аборигены приспособились к изменившимся условиям. Например, ещё одна любопытная информация, о которой вы, скорее всего, не слышали.
Из атмосферных типов Сатании, это название нашей системы, около двух с половиной процентов составляют субдышащие, около пяти процентов — супердышащие и более девяноста одного процента — среднедышащие, что соответствует в общей сложности девяноста восьми с половиной процентам всех миров Сатании.
Существа, подобные бывшим земным расам, классифицируются как среднедышащие; мы представляем собой типичный — средний — вариант дышащей категории смертных. Разумные создания, обитавшие на планете с атмосферой первородной Венеры, принадлежали к супердышащей группе, в то время как обитатели планеты с такой же разреженной атмосферой, как у нашего дальнего соседа, Марса, назывались бы субдышащими.
- Обождите, князь, вы сказали подобные бывшим земным расам? Вы не оговорились?
- Увы, нет. У меня был дневник женщины, которая летела на космическом корабле с Земли на Венеру. Она была в составе экспедиции, предназначенной для колонизации Венеры, но что-то у них пошло не так. Вернее, у них было предположение, но проверить его нет никакой возможности.
- Дневник женщины-космонавта?
- Да, господа. Я прочитал её дневник. Земля достигла высокого уровня цивилизации. Полёты в космос для землян стало обыденностью. На земле нашли способ победить гравитацию, поэтому они строили огромные корабли, чтобы на них полететь на другие планеты. С некоторыми планетами они имели тесное общение. Как я понял из записей, на земле построили, как минимум, четыре гигантских четырёхкилометровых космических корабля.
- Четыре километра длиной?!
- Да.Четыре мили.Она так пишет. Их команда загрузила свой корабль и готовились к взлёту. И тут произошло что-то. Она не была специалистом по космосу. Её записи наполняют эмоции и мало конкретики. Среди ночи их срочно вызвали на корабль и приказали срочно стартовать. Они взлетели. Дальше она пишет то, что она и другие члены этого корабля смогли увидеть. За ними стартовал второй корабль, но не сразу. Через несколько минут полёта второй корабль осветился ярко-белым ореолом, резко сбросил скорость и начал уходить в сторону Луны. Связь резко испортилась, могли разобрать лишь отдельные фразы или только слова. Они поняли, что на корабле произошла авария, и они пытаются сесть на Луну. Третий корабль также засиял, как и второй, но потеряв управление, просто стал кувыркаться и, его понесло по параболе в открытый космос. Связаться с ним у них не получилось. Четвёртый корабль взорвался на взлёте. Их также зацепило - сгорели какие-то приборы, многое вышло из строя. Кое-что они смогли починить и, это помогло им долететь. Она пишет, они предположили взрыв гигантской новой звезды. Ударная волна накрыла всю нашу систему. На Венере началось трясение почвы, извержение вулканов. Оборудованные лаборатории, вольеры с животными и дикими птицами были разрушены. Животные и птицы или погибли, или разбежались. Оставшиеся люди были вынуждены спасаться кто где смог. Огонь уничтожил очень многое. Прилетевший корабль пришлось сажать на неподготовленную площадку. Часть оборудования спасли, но часть погибла, т. к. началось трясение почвы, и корабль завалился и загорелся. При этом тоже погибли люди. Так из-за далёкой космической катастрофы погибла, скорее всего, Земля, и принесённая, созданная высокая цивилизация Венеры тоже рухнула до нуля. Выжившие учёные пытались что-то записывать, надеясь передать знания потомкам, но животная сущность людей победила. Трудные условия жизни, страх смерти породили жестокость и насилие. Умные, но слабовольные учёные уступили место голодным, наглым и сильным. Так недалёкие люди умышленно загнали себя в положение животных, где выживает сильнейший, а не умный. Тайный орден состоял из этих учёных и их детей. Без них эти знания бесполезны. Многое, что написано, невозможно понять и применить на практике.
- Хм. Князь, возможно, наши знания чем-то помогут. У нас неплохое образование. Кое-что мы знаем и умеем. Например, сделать порох. Только проблема, где найти селитру, серу. Мы не геологи, мы не можем найти их в горах. Если у вас есть люди, которые помнят или знают это, то помогите их найти и собрать. Вместе мы прочитаем тексты учёных и, возможно, что-то сможем применить для себя.
- Навряд ли, господа. Ещё, будучи первосвященником, я пытался найти учителей, сведущих в науках, но они не обладают такими знаниями.
- Это ваши учителя, князь, а мы получали образование далеко отсюда.
- А откуда вы прибыли, господа?
- Из Московии. Но не из самой. Скажем так, из провинции.
- Если вы утверждаете, значит, имеете основание. Тем более, терять человечеству нечего, а вот, если хоть что-то получится сделать, это уже будет весьма хорошо. Я помогу вам с рудознатцами. У меня есть знакомые учителя.
- Только сначала давайте всё-таки почитаем эти бумаги. В те времена на земле было много национальностей, и все они говорили на своём языке. Может оказаться, что записи будут на незнакомом нам языке. Хотя, по идее, тогда был общепризнанный английский язык. Тащите, князь, всё, что вы запрятали. Бароны, освобождайте место под книги. Мы прибыли туда, куда хотели. Да, хотя полученная информация немного опечалила. Далёкое будущее. Никакой надежды на возвращение. А наши дети, возможно, общались с инопланетянами. Завидую.

3

   Уже три дня бароны сидели за разбором литературы. За эти годы опальный первосвященник успел собрать достаточно большую библиотеку. Научная литература занимала особое место и была разделена по разделам. Удивительно, но в библиотеке были и старинные рукописи, в том числе и земного происхождения. Видимо, в своё время, земляне были не в силах расстаться с этими артефактами и привезли их с собой. Разбор библиотеки подходил к концу. Дмитрий и Аркадий, по роду своей спецподготовки изучали различные языки, поэтому они начали ознакомление с текстами, а старец подносил брошюры и свитки.
На одной из шкатулок был нарисован тамплиерский крест, что заинтересовало старца. Приподняв крышку, он увидел рулон старинной рукописи.
- Хм, интересно, два старинных свитка упакованных в файлы.
Бароны подошли к нему.
- Больше похоже на ламинирование. Видите, запечатано наглухо.
- Но очень тонкий ламинит.
- Естественно, высокие технологии. Нам о них последние пятнадцать лет только и говорили Медведев и Чубайс, не создавая ничего, а только разворовывая.
- Как же, а наномопед, по трёхкратной цене, по сравнению с иностранными аналогами.
- Это тот, на разработку которого Медведев выделил полмиллиарда рублей, а Чубайс их добросовестно реализовал?
 - Он родимый.
- Тогда это не заслуга Чубайса. Здесь сделано по-умному.
- Запись, видимо, по-арабски. У нас знает кто по-мусульмански?
- Аркаша у нас спец по китайским и по арабским наречиям.
- Арабский язык близок к арамейскому, на котором говорили древние евреи. Давайте, попробую прочитать. Бумага только нужна и чем писать.
- На столике всё это имеется.- Ответил князь.
Почему князь так быстро доверился этим грязным, небритым, пропахшим потом людям? Да, теперь они помылись, побрились, поели и стали похожи на цивилизованных людей. Но в момент принятия решения эти люди больше походили на разбойников. Видимо не зря, что среди священников так много психологов и физиономистов. И этот дар им дан от природы, т.е. Богом, облегчая и помогая им работать с простыми людьми, быть ловцами «душ человеческих», как говорил Господь. Все занялись своей работой. Но где-то минут через двадцать они услышали восклицание Аркадия.
- В натуре, прости Господи, но у нас реликвия! Это, насколько я понимаю, оригинальная запись ученика Иешуа некого Матвея или Матфея. Он законспектировал речь Учителя. Записывал второпях, еле успевал. Кое где не понятно, но по смыслу я вставил пару слов, и получилась завершённая картина. Теперь можно прочитать. Господа, если хотите, я могу прочитать это вслух. Такая возможность даётся далеко не каждому. Поймите, законспектированная речь Иисуса Христа! Обалдеть!
- Так читай те же, барон, не томите. Наши уши уже висят на гвоздике нашего внимания.
- Итак, вначале он, т.е. Матфей, ссылается на какого-то грека, а потом начинает запись. Вот отсюда можно читать.
«Всегда уважайте личность человека. Никогда не следует добиваться праведных целей силой; духовные победы достигаются только за счет духовного могущества. Это предписание — не пользоваться материальными воздействиями — касается как физической, так и психической силы. Подавляющие аргументы и умственное превосходство не должны использоваться для принуждения мужчин и женщин к вступлению в царство. Не следует сокрушать человеческий разум одной только убедительностью логики или держать его в благоговейном страхе изощренным красноречием. Хотя невозможно полностью исключить эмоции как фактор в принятии людьми решений, тем, кто стремится способствовать делу царства, не следует прямо апеллировать к эмоциям в своих учениях. Обращайтесь непосредственно к божественному духу, пребывающему в разуме людей. Не взывайте к страху, жалости или одним только чувствам. Обращаясь к людям, будьте честны; проявляйте самообладание и должную сдержанность; демонстрируйте надлежащее уважение к личностям своих учеников. Помните мои слова: «Смотри, я стою у двери и стучусь, и если кто отворит дверь, я войду».

Ведя людей в царство, не умаляйте и тем более не лишайте их самоуважения. В то время как излишнее самоуважение может уничтожить должную смиренность и привести к тщеславию, чванству и высокомерию, утрата самоуважения часто ведет к параличу воли. Задача этого евангелия — возродить самоуважение в тех, кто потерял его, и обуздать в тех, у кого оно есть. С вашей стороны было бы ошибкой заниматься одним только обличением заблуждений в жизни своих учеников; не забывайте о великодушном признании наиболее похвального в их жизни. Помните, что я не остановлюсь ни перед чем для восстановления самоуважения в тех, кто его потерял, и кто действительно желает вернуть его.

Будьте внимательны к тому, чтобы не задевать самоуважения робких и боязливых душ. Не превращайте моих простодушных братьев в объект вашего сарказма. Не будьте циничны по отношению к моим охваченным страхом детям. Безделье разрушительно для самоуважения; поэтому призывайте своих собратьев всегда быть деятельными в избранных ими занятиях, и не жалейте сил для обеспечения работой тех, кто оказывается не при деле. Не запятнайте себя такими недостойными приемами, как попытки запугать мужчин и женщин и таким образом заставить их войти в царство.

Любящий отец не заставляет своих детей страхом подчиняться его справедливым требованиям.

Когда-нибудь дети царства поймут, что сильные эмоции не равнозначны побуждениям божественного духа. Если человек ощущает сильное и необычное побуждение сделать что-то или отправиться в определенное место, то это не обязательно означает, что такие порывы являются велениями внутреннего духа.
Предупреждайте всех верующих о пограничной полосе противоречий, которую необходимо пройти при переходе из жизни во плоти к более высокой жизни в духе. Те, кто целиком находится в пределах любого из этих уровней, в значительной мере избавлены от противоречий и смущения, однако всем людям суждено испытать большую или меньшую неуверенность в течение переходного периода между двумя уровнями жизни. Вступая в царство, вы не можете избежать связанной с ним ответственности или уклониться от налагаемых им обязательств. Но запомните: ярмо евангелия легко, и бремя истины не тяжко.

Мир полон голодных душ, которые гибнут, хотя хлеб жизни — рядом с ними. Люди умирают в поисках того самого Бога, который живет в них самих. С тоской в сердце и тяжестью в ногах ищут они сокровища царства, в то время как живая вера находится рядом с каждым из них. Вера для религии — это то же, что парус для корабля; она прибавляет сил, не отягощая бремени жизни. Вступающим в царство предстоит только одна борьба — благотворная борьба веры. Верующий ведет только одно сражение — сражение с сомнением, неверием.

Проповедуя евангелие царства, вы просто учите дружить с Богом. И это братство будет привлекать как мужчин, так и женщин, ибо и те, и другие будут обнаруживать, что оно наиболее точно отвечает свойственным им стремлениям и идеалам. Говорите моим детям, что я не только мягок к их чувствам и терпелив к их слабостям, но что я также беспощаден к греху и нетерпим к пороку. Я действительно кроток и скромен в присутствии моего Отца, но я столь же беспощадно неумолим к преднамеренным злодеяниям и греховным восстаниям против воли моего небесного Отца.

Вы не должны изображать вашего учителя страдальцем. Будущие поколения познают также лучезарность нашей радости, полноту нашего благоволения и вдохновение нашего добронравия. Мы выступаем с проповедью благой вести, которая заражает своей преобразующей силой. В нашей религии пульсируют новая жизнь и новые ценности. Те, кто принимает это учение, наполняются радостью и в своих сердцах ощущают потребность радоваться вечно. Всё большее ощущение счастья — непременная участь тех, кто не сомневается в Боге.

Учите всех верующих не полагаться на хрупкие опоры ложного сочувствия. Вы не можете приобрести сильный характер, жалея самого себя. Честно стремитесь избегать обманчивого воздействия одной лишь взаимной помощи в несчастье. Предлагайте сочувствие мужественным и отважным. Воздерживайтесь от чрезмерной жалости к тем трусливым душам, которые вяло сопротивляются жизненным испытаниям. Не предлагайте утешения тем, кто сдается, даже не вступив в борьбу со своими трудностями. Не сочувствуйте своим товарищам только для того, чтобы они, в свою очередь, посочувствовали вам.

Когда однажды мои дети обретут уверенность в присутствии божественного духа, эта вера расширит разум, облагородит душу, укрепит личность, повысит счастье, углубит духовное постижение и усилит способность любить и быть любимыми.

Внушайте всем верующим, что те, кто вступает в царство, не освобождаются тем самым от временных несчастий или обычных природных катастроф. Вера в евангелие не может отвратить беду, но она позволяет вам не бояться, когда беда действительно настигает вас. Если вы имеете смелость верить в меня и беззаветно идти за мной, то это значит, что вы встаете на путь, неотвратимо ведущий вас к неприятностям. Я не обещаю избавить вас от несчастий и бед, но я действительно обещаю вам пройти их вместе с вами».
- Вот так да-а. Слегка обескураживающая, но и дающая надежду концовочка.
- У тебя неправильный вывод. Если ты только надеешься на Господа, то у тебя могут быть проблемы. Если ты УВЕРЕН в Нём, то Он ВСЕГДА с тобой. В любых ситуациях Господь не даст тебе больше, чем ты сможешь выдержать. А сам факт смерти в катастрофе или от чего другого, просто говорит о том, что Господь решил – хватит ему земных испытаний и мучений, забираю его домой, т.е. сначала в обительские миры, потом в Иерусем и далее по списку. А там, как написали очевидцы, не будет слёз, болезней, голода.
- Хм, прям бери сейчас и помирай.
- А вот это нельзя. Самому нельзя. Самоубийство или другое самостоятельное доведение себя до смерти есть грех. А грех есть умышленное нарушение божественной воли; зло есть неверное претворение планов и неправильное использование методов, что приводит к хаосу. Простите, я повторяюсь, но только для того, чтобы никто не совершил ошибку по русской привычке – хотел, как лучше, а получилось, как всегда. Говоря по-другому, если попал в переделку, борись с проблемой, если вляпался в дерьмо, отмывайся. Проявляй силу воли, характер. Если будет совсем уж хреново и невмоготу, проси помощи, зная, что Господь, через твоего ангела-хранителя всегда держит ситуацию под контролем.
- Спасибо, утешил.
- Это не я. Мы с вами вместе прочитали этот текс.
- Как сильно я упустил время.- Грустно произнёс князь.- С тупым упрямством, уверенный в своей правоте я натворил столько зла, совершил столько ошибок. Такой текст был у меня в руках, но я не смог его перевести и оказался лишён истины, лишён благой вести от Самого Учителя.
- Искреннее покаяние – самое главное для Господа. По-крайней мере, я так понимаю. Сначала – покаяние, потом всё остальное.
Глаза князя стали наполняться слёзами раскаяния, но, чтобы не показать своей слабости, он встал, взял полупустую вазу с фруктами и вышел в другую комнату.
- Вот так, век живи, век учись, а под старость всегда найдётся, за что покаяться.
- Главное – осознать это и успеть покаяться, а то будет, как Библии: покаянный грешник пойдёт в Рай, а раз согрешивший праведник, но не успевший покаяться,- а ад.
- Прямо, как в спецназе – всегда будь на чеку, никогда не расслабляться. Помни: враг не спит и следит за тобой.
- В чём-то ты, Дима, прав. Бесы всегда ждут, когда дашь слабину, и сразу начинают использовать ситуацию, проверяя человека на вшивость.
- Ладно, мужики, немного напортачил князь. С кем не бывает. Поможем. Недостаток, устранённый на месте, за недостаток не считается.
- Если не считать безвинно сожжённых людей.
- Старец, просто Господь решил таким образом забрать их к себе. Сам же сказал только что. Никто не говорил, что будет легко. Пётр, например, сам попросил распять его вниз головой. Следом за ним и жену его казнили.
- Действительно, пути Господни неисповедимы.
- Отложи это свиток. Нет! Давайте его сразу спрячем, от греха подальше. Сюда раз уже приходили от первосвященника, могут и ещё раз придти. А дерьмо, как знаете, оно всегда неожиданно прилетает. Правильно, старец?
 - Да, уж. Аркаша, отнеси свиток князю. Пускай он спрячет его куда-нибудь понадёжнее.
На следующее утро князь вошёл в пещеру в сопровождении двух священников.
- Знакомьтесь, господа. Святые братья Иоанн и Гаус. Братья работают учителями в храме Штапель. Знакомство со мною, понятно, не афишируют. А это бароны из Московии: барон Митрас, Барон Аркон и старец. Бароны оказали мне честь и разобрали мою библиотеку.
- Здравствуйте, святые братья. На самом деле, это князь оказал нам честь, позволив ознакомиться со своей библиотекой. Князь, сегодня утром мы закончили нашу работу. Все книги и рукописи мы разделили по разделам. В каждом разделе мы составили каталог. Если вам принесут новую книгу, вам останется только дописать её в соответствующий каталог соответствующего раздела. Теперь, чтобы найти книгу, вам надо будет просто взять каталог и просмотреть его, не перебирая все книги и не перекладывая рукописи. Тем более, что многие из них в достаточно ветхом состоянии. К сожалению, мы не владеем искусством реставрации книг.
- На счёт этого, брат, не беспокойтесь. У нас есть люди, обладающие большим опытом реставрации.
- Отлично. Теперь, работая с литературой в разделах, вы будете знать, каких учёных вам надо искать конкретно.
- Извините, барон, но вы говорите так, будто собираетесь уйти и даёте нам последние наставления?
- Отчасти это так, князь. Нам осталось только проштудировать книги по тем наукам, тем разделам, где мы можем вам помочь, и напишем рекомендации. Например, в учебнике даны некоторые формулы, которые вам не известны. Например, порох. Мы распишем вам, сколько нужно селитры, серы и угля для создания пороха. Остальное доделают ваши специалисты. Это будет не сложно. Это только один пример.
- Порох? А каково его предназначение?
- Если честно, то убивать. Чаще всего его используют для устрашения и убийства. Хотя его создавали для созидания, облегчения труда людей. Но человек, прежде всего всё использует, как оружие, и только потом для блага мирного человека. Даже кухонным ножом убито множество людей, никогда не бывших на войне. Нападать и убивать или защищаться и убивать – это зависит только от человека, в руках которого это оружие. Нам очень хочется надеяться, что молодой барон Штапель попал в руки хорошего наставника и миролюбивого христианина. Тогда он будет использовать этот порох, а не то подобие пороха, которым пользуются здесь. Сила пороха, которому мы научим ваших оружейников, значительно выше вашего дымного пороха. Другие знания, другие технологии. Также расскажем, как обогатить углеродом сталь, чтобы она стала более прочная и гибкая. Мы всё напишем. Если здесь будут ваши учителя, то мы, конечно, расскажем им.
- А почему вы всё-таки решили уйти? Чем плохо вам у меня?
- Знания, князь. Здесь мы практически выпили источник знаний. Нам этого мало. Оказывается, здесь где-то лежит четырёхкилометровый космический корабль! Нам надо его найти, проникнуть вовнутрь. Там, наверняка, сохранился блок жёсткой памяти, бортовой журнал, который также был записан на компьютере. Здесь собраны только печатные тексты, но в те времена информация была, в основном, на электронных носителях, типа флешек. Нам надо их найти.
- Да, поиск знаний затягивает, по себе знаю. Немного грустно, но я понимаю ваше желание. Тем более, ваш удачный поход будет на пользу и нам.
- Очень на это надеюсь.
- Итак, братья,- обратился князь теперь уже к своим бывшим коллегам,- вы видели всё своими глазами. Посмотрите, сколько человек вы сможете присылать сюда. Решение баронов немного меняет наши планы, придётся учёных пригласить сюда буквально завтра, чтобы поиск мудрости предков начать, не откладывая в долгий ящик. Я провожу вас.
Проводить священников вышли и бароны. Они вышли и обалдели. Там, где совсем недавно был песок и редкие камни, как оказалось,- венерианские аборигены, теперь были спутанные ряды высоких камней. Среди этого нагромождения просматривался прямой проход на другую сторону. По этому проходу и пошли священники.
- Не удивляйтесь, господа. Это я попросил моих местных друзей составить лабиринт. Сейчас братья выйдут, и уже через час нас опять будет защищать каменный лабиринт. Как видите, с камня на камень не перепрыгнуть, т.е. коротким путём не пройдёшь. Высокие и низкие камни препятствуют простому перелезанию. Идя по предлагаемому пути, к нам не выйдешь. Как собственно, и от нас туда. Это обычная моя практика в последние два года, чтобы защититься от внешних любопытных. Пока вы работали внутри, какие-то люди пытались проникнуть сюда. Они были вооружены, поэтому я не просил друзей создать коридор. Сделав несколько попыток и потеряв пару часов, они ушли.
- Любопытно.
- Приходиться приспосабливаться. Мои друзья помогают мне. Поэтому эти места местные люди не любят и просто боятся, т.к. не могут найти объяснения. А это мне на руку.
- Да, кое о чём подобном мы и слышали. Жаль, что мы не можем пообщаться с вашими друзьями. Наверняка они могли бы много рассказать о жизни в космосе.
- Увы, господа. Я прочитал все свои книги по астрономии, космонавтике. После этого приступил с расспросами к ним, но, увы. Они, хоть и имеют кремниевую структуру, но они тоже смертны. За миллионы лет пребывания в солнечной системе, видевшие прежнее, умерли. У них нет письменности. Есть только то, что мы называем сказками и былинами. Как и наши сказки и былины меняются из поколения в поколение, так и их стали далеки от истины. Их рассказы стали сказками.
- А как же их эволюция?
- Если честно, то я её не вижу. Я даже не представляю себе эту возможность.
- Ну, да. Типа Буратино, пока папа Карло не сделал из него мальчика.
- Похоже.
- Вы о чём, господа?- Задал вопрос князь.
- Сказка есть о том, как мастер по дереву нашёл говорящее дерево и сделал из этого брёвнышка фигурку мальчика. И мальчик, получив руки, ноги, голову, стал живым.
- Хм. Не слышал. Но там было дерево. Возможно, кто-то сможет обработать так камень? Надо будет поспрашивать мастеров. Любопытную мысль вы мне подкинули, господа. Спасибо.
- Особо не надейтесь и не обольщайтесь, князь. Прикрепить деревянные ручки много проще, чем каменные. Проблема будет в креплении и в поворотных узлах. У вас нет приборов, способных выточить отверстия, выточить втулки, всё это соединить. Здесь нет таких технологий. Да и вообще, трудно даже представить способ сборки из камня. Сделать из дерева, металла. Но у вас нет говорящих деревьев и железных глыб.
- А может у них есть говорящие железорудные камни? Выплавят говорящий металл, и будет у них говорящий дровосек.
 - Эх, болтуны. Не обращайте внимания, князь. Бароны так придуриваются. Иногда.
- Старец, это просто шутка-юмора такая.
- Понял, не дурак. Жванецкие венерианского разлива. Пошли в библиотеку, завтра народ придёт.
 
4

Почти неделю прибывал народ в этот каменный остров. Маленькими группами по два-три человека приходили и, произнеся пароль, допускались в эту святую обитель человеческой мудрости. Бароны работали почти круглосуточно, прерываясь только для приёма пищи. Передавать знания, как и получать новые, оказалось очень интересным, особенно, когда ученики буквально ловят каждое твоё слово.
- Примерно так же и древние шумеры внимали знаниям своих космических учителей.- Сказал в задумчивости Аркадий, сидя за столом.
- И шумеры, и в других центрах, типа Алеппо в Сирии или Каркорум.
- А потом всё это забывается, и остаются только легенды и сказки. Как у местных истуканов. Працивилизация и всё такое.
- Да, здорово быть астронавтом, посещать дикарей на планетах.
- Ты Стругацких перечитай. Не особо позавидуешь тем, кто уподобился там богам. Поэтому и называется книга «Трудно быть богом». Хорошо там, где нас нет.
- К тому же, как я понимаю, развитым цивилизациям запрещено вмешиваться в жизнь аборигенов.
- А мы уже не ….. Мы уже и есть аборигены. И жить в примитивном мире, как этот, или со временем создать хоть какие-то формы комфорта, зависит от нас.
- Я согласен. Тёплый сортир явно комфортнее кустика в лесу.
- Значит, надо акцентировать местных учёных на достижения цивилизации в быту. Этруски научили диких латинян строить канализацию, водопровод, и они потом разнесли это удобство по всему миру.
- Они завоевали только полмира.
- Второй половиной была наша Тартария, которая и дала римлянам этрусков.
- А третьей половиной были арабы. Они, как и славяне, строили бани, имели понятия о гигиене и чистоплотности, в отличие от этой немытой Европы.
- Да, в Европе создали и унитаз, и туалетную бумагу, но они всё это отвергли за ненадобностью.
- Значит, надо навязать им это и проконтролировать исполнение.
- Во-во, чтобы к нашему возвращению в замке барона уже были установлены унитазы. Ночные горшки! Ужас!
- А наш князь, видимо, организовал здесь свой тайный орден, типа масонов или иллюминатов. Те тоже техническую цивилизацию продвигают, правда, в ущерб духовности.
- За то их католики и уничтожали.
- Пускай сами разбираются. Пока не будем лезть в политику. Нам надо найти корабль и смочь запустить его компьютер.
- Может, там и радиостанция будет работать. Дадим сигнал «SOS».
- Ты думаешь, они не давали его, приземляясь сюда?
- Может, и давали. Но, если тогда действительно нас накрыло взрывом сверхновой, то давать его было бестолку. Теперь космос спокоен. Кто-то может поймать сигнал.
- Логично. Но всё это только желания и фантазии. Пока не найдём корабль нет смысла и фантазировать.
- Такие фантазии помогают не умереть надежде.
- Если только так. В принципе, в религии у кого недостаточно веры и уверенности, те молятся иконам. Кто знает и уверен в существовании Бога, знает о Его сущности, тем молиться на икону, мягко говоря, не серьёзно. Если тебе такие фантазии помогают сохранять спокойствие духа, фантазируй. Я уверен, что мы корабль найдём. Дело только во времени.
- Обязательно найдём. Если не в этой жизни, то в следующей.
- И это правильно, товарищи. Но тёплые унитазы нам желательны ещё в этой жизни. Пошли грызть гранит науки.

5

     Проводить баронов – путешественников вышли все, начиная от князя и, заканчивая слугами – людьми, обеспечивающие быт учёных. Князь попытался проанализировать рассказы кремниевых аборигенов и определил наиболее вероятное направление пути. В эту сторону и был организован проход в лабиринте. Специально для путешественников были приведены три лошади, на которые уже были приторочены перемётные сумы и мечи с небольшими щитами. Барон без оружия – нонсенс. Какие времена, такие и нравы. Да и в кабаках будет спокойнее – не так будут надеяться на безобидную добычу. Простившись с людьми, старец повернулся в сторону наиболее высоких камней и произнёс маленькую речь.
- Князь, вы говорили, что они видят нас. Потом переведите им моё прощальное слово и слова благодарности.
- Непременно, барон.
Взобравшись на лошадей, обучения верховой езде не прошли даром, друзья в колонну по одному поехали по узкому проходу лабиринта. Впереди лежали унылые пески и редкие кривобокие деревья. Осеннее солнце слегка прогревало воздух.
- Вот так, в постоянных поисках истины к нам незаметно подкрадывается старость.
- Ну, уж лучше искать её сидя на коне, за отсутствием минивэна, чем припудриваться книжной пылью. Мне, кажется, у меня аллергия на бумажную пыль началась.
- Это не аллергия. Это книжные блохи. Искупаешься в ближайшей реке, замочишь одежду и спи спокойно.
- Я сплю спокойно только, когда вовремя уплачиваю налоги. Терпеть не могу, когда я кому-нибудь должен.
- Старец, вот найдём мы этот космический корабль, а дальше что?
- Как что? Сначала – знания, потом – новое приключение. По-моему, Сократ сказал, что единственное, что он знает, так это то, что он ничего не знает. На земле осталась хорошая девчушка, которая взяла себе псевдоним Макс Фрай. В одной из своих книг она пишет: «Время – оно ведь состоит из перемен, больших и малых, внешних и внутренних, заметных и почти неразличимых; вернее, перемены – это чуть ли не единственный доступный всякому человеку способ почувствовать ход времени (скачки секундной стрелки, движение песчинок, изливающихся из верхней чаши в нижнюю, – тоже перемены, малосущественные да, зато вполне наглядны)».
- Знаю. Читал. Это «Неуловимый Хабба Хэн».
- Точно. Молодец. Она тоже неудержимая путешественница. Пускай книжно-виртуальная, но её полёт фантазии поражает.
- Не то, что библиотека князя.
- Ну, не скажи. Parva domus, magna quies - Малое жилище, великий покой.
- Не-е. Покой пускай нам только снится.
- Согласен. Чем лежать стариком в постели, гадить под себя, и всё это за тобой будут убирать родственники? Бр-р. Не. Уж лучше пулю в бою.
- Наивный. Насмотрелся фильмов, а знаешь, сколько безруких и безногих инвалидов приходит с войны? Не всем так везёт. Попадётся хороший хирург – спасёт бедолагу, а потом этот обрубок мучается до конца дней своих.
- Ну и?
- Так ведь мучается, страдает!
- Не всё так просто. Если он до этого был грешником, то Господь так дал ему время на переосмысление прошлой жизни, на покаяние. Разбойник на кресте покаялся и раньше всех в Рай попал. Здесь аналогично. Только там и тогда получилась небольшая халява для бандита, а здесь сначала испытание духа. Опустил руки, спился, извини, твои проблемы.
- Точно. В Америке есть один такой, не помню его имени, так он и на доске катается, и плавает, и ребёнка сумел заделать, а у самого ни рук, ни ног нет.
- Да, его клипы показывают во всех христианских церквях. Он даже в Москве выступал на каком-то тренинге.
- Это вместе с Майклом Тайсоном?
- Кажись. Да, боксёр был.
- Видел. Нам эту запись крутили.
- Правильно. Ещё одно подтверждение Библии, что калеки посрамят гордых и здоровых.
- Вот так мотаешься, мотаешься и не знаешь, что тебя ждёт в старости. Летели учёные в экспедицию на пару месяцев. Романтика. А тут ба-бах и застряли на всю оставшуюся жизнь. И не факт, что всё рассказанное нам так и есть. Никто же не видел этот корабль. А столько лет прошло.
- A nescire ad non esse — «из незнания к несуществованию», т.е. на основе того, что неизвестно, нельзя заключить, что этого нет.
- Дима, не нуди. Нам нужен этот корабль. В конце концов, нам нужно узнать, что же случилось с нашей планетой. Интересно, как быстро умирали люди от этой вспышки?
- Судя по третьему кораблю – достаточно долго. В это время минута боли кажется вечностью. По себе знаю. Оказывается, если глубоко вдохнуть и задержать дыхание, то не так больно. Если сжимаешься, напрягаешься, то боль усиливается.
- Ага. Главное, успеть это сделать. Помню, меня как-то так вдарило, что даже вдохнуть не мог. Хорошо, братаны помогли, не растерялись.
- Поэтому у военных больше шансов выжить в критических ситуациях.
- Гражданских жалко: ни навыков, ни противогазов. Пушечное мясо похлеще нас.
- Каждый сам выбирает себе профессию.
- Поэтому, старец, мы с тобой здесь, а остальные наслаждаются летом на земле, и их внуки будут радоваться жизни.
- А ты уверен, что вспышки сверхновой не будет ещё сто лет?
- Конечно. Читай Библию. Там ответы на все вопросы. Главное, внимательно и вдумчиво надо читать. Там всё элементарно, Ватсон.
- Да где бы её здесь найти?
- Хм. Ты же сам сказал, что на земле многие имеют Библию дома, да ни разу не читали. Кстати, что приятно, на телеканалах стали укорять верующих, что те не читают Библию. Давно пора. А то, как начнут спорить о чём-нибудь, а сами не читали. Им батюшка сказал. Я им в таком случае говорил: давайте обсудим устройство квантового синхрофазотрона. Они делают круглые глаза. А я им говорю: если вы не знаете о нём, то чего тогда спорите о написанном в Библии, если сами не читали её.
 - А-а, Россия. Нам бы только поспорить о чём-нибудь.
- Ага. Построить грандиозные планы, а потом сделать, как придётся.
- Во-во.
- Вижу деревню.
- Лёгкий перекус с горячими щами не помешает.
- Проснись, ты не дома. В Московии щи хлебать будешь, а здесь суп-пюре и жареные свиные колбаски.
- Помню, колонна шла из Стендаля на Магдебург. Остановились на дневной привал возле какой-то деревушки. Я тогда в управлении дивизии служил. Пока суть да дело, сходили в деревню. А там такое пиво! Обалдеть. Мы потом из канистр воду вылили, а пивом залили. Свежак! До сих пор вспоминаю.
- А эти аборигены даже пиво варить не умеют. Хорошо хоть эль делают.
- Да какой это эль! Помню, ушёл один из наших на ту сторону. Решил к германцам переметнуться. Но пошёл через Нидерланды. Там мы его и взяли. Но пока ждали его, вот где мы эля попили. Не уступит твоему пиву.
- Эх, не сыпь мне соль на рану. Хоть что вспомнить есть.
- Кхе, после таких воспоминаний как раз жареная свининка и нужна.
- Тогда доставай кошелёк, старец. Пришла пора тратить деньги. Вот и гаштет местный. Прошу, господа.
На первый взгляд, кабак вроде был, как обычно. Но посетители вели себя как-то более непринуждённее, веселее.
- Может, уже знают о смене власти? Надеются, что молодой барон будет хотя бы чуть лучше старого?
- Скорее всего. Пока мы сидели сиднем в библиотеке много воды утекло. Сейчас не это главное. Занимай столик и зови официанта.
Народу было много, но денежным гостям всегда найдут свободный столик. На сей раз, никого не выкидывали (и это уже немного успокоило). Просто с кухни вынесли ещё один стол. Разумно.
- Прошу, господа. Сейчас принесут эль и пунш. Спагетти будет чуть позже. Сами понимаете, их надо есть только свежеприготовленными.
- Спагетти? Уж не к итальянцам мы заехали случайно?
- Помилуйте, господин. В наших Парижских землях даже и не слыхивали о таких. У нас всё своё.
- Парижские? Так мы уже выехали из Берлинских земель?
- О-о, господа! Конечно. Вы уже давно в Парижских землях. Больше сотни миль отделяет нас от границы.
- Сотни миль?! Ёшкин кот, когда же мы их проехали?
- Да, в натуре, прогулялись.
- Не беспокойтесь, господа. Сейчас нет никакой войны. Здесь всё тихо и спокойно. Насладитесь нашей кухней, раз уж вышла у вас такая оказия. Я прослежу, чтобы вашим лошадям насыпали лучшего ячменя. Присаживайтесь, господа.
- Да нам, братец, в принципе, всё равно. Мы путешественники. Смотрим мир, наслаждаемся жизнью. Кстати, номер на троих на одну ночь найдёшь?
- Конечно, господа. Всё будет в лучшем виде.
- Ага, один тоже так сказал, а потом прислал дюжину бандитов по наши души. Хорошо мы вовремя увидели.
- Что вы, господа! У меня процветающий бизнес. Зачем мне такие деньги? Я предпочитаю зарабатывать деньги честно. Это вам все подтвердят.
- Добро. Неси, хозяин, удивляй своей кухней. Кстати, там повар готовил исключительно вкусно.
- Наш повар тоже постарается вас приятно удивить.
- Давай, неси, а то я сейчас собственной слюной захлебнусь. Поменьше слов, побольше дела.
 Специально для дорогих гостей стол покрыли накрахмаленной скатертью, что было ново за всё пребывание на Венере. В маленькие, грамм сто пятьдесят, рюмочки налили пунш.
- Не знаю, что такое пунш на земле – ни разу не пил, но этот, по-моему, градусов под сорок будет.
- Типичный самогон. Вот только на чём настоянный, не пойму?
- Похоже, чабрец.
- А, может, иван-чай?
- Да ну! У него вкус совсем другой.
- Это если его ферментировать потихоньку в духовке, а этот просто помяли руками и засушили. Точно говорю.
- Ну, не знаю.
- А-а, какая разница. Вы собираетесь открыть собственное производство? Так какая вам разница? Вкусно? Ну и пейте.
Вскоре принесли большие порции длинных макарон политых острым красным соусом. Рядом поставили миски с овощами и блюдо с обжаренными до хрустящей корочки, обильно сочащихся соком больших кусков мяса.
- Молодой телёнок, господа. Мясо повар замачивает в горчице и травах. Попробуйте, господа. Птицу принесут после этого.- Из ниоткуда появился хозяин и прокомментировал блюдо. Правильно, реклама – двигатель торговли.
Господам оставалось лишь промычать что-то невразумительное, означавшее полное согласие со сказанным. Хозяин, довольный увиденным, важно удалился на кухню.
  Иногда происходят не совсем понятные вещи. Например, человеческий желудок, если верить врачам, вмещает три литра. Но ведь сколько раз бывало, что люди выпивали одного только пива три литра, да плюс жареных колбасок с килограмм, хлеба и на закуску пили горячий чай. При этом даже в туалет не хотелось. Куда всё влезает в человека? Может, это только у военных так?
  Съели гору спагетти, все овощи, мясо. Съели с десяток голубей, запечённых с шампиньонами. А сколько кувшинов с пуншем приносили, они и не считали. Официант посчитает. Обед вышел ещё в ту копеечку, но он того стоил. Поднялись на второй этаж. Номер оказался двухкомнатным: спальня с двуспальной кроватью и прихожая с полумягким топчаном.
- Надо отдать должное: французы комфорту уделяют внимания больше.
- Хоть отоспимся на мягком. А то этот спартанский образ жизни немного напрягает.
- Привык, Аркаша, олигархов охранять, расслабился.
- Не надо. В спортзал я регулярно хожу. Не всё же время спать на земле.
- Здесь ты прав. Поспали на Земле, теперь спим на Венере. А я предпочел бы Землю.
- Диман, не сыпь мне соль на рану. Не напоминай. Были планы, а теперь венерианскому коту под хвост.
- Аркаша, не забудь подпереть дверь изнутри. Дима, посмотри стены на предмет тайных дверей. Не люблю таких обходительных хозяев, так и жди какой-нибудь подлянки.
- А пунш можно настоять на сон-траве. Проснулся, а ты уже с перерезанным горлом в речке плаваешь.
- Примерно это я и имел ввиду.
Хозяин, на удивление, оказался честным и за ночь никого не ограбил и не убил. Иногда приятно ошибиться в человеке.
   Завтрак прошёл так же восхитительно. Отяжелевшие после таких излишеств, бароны выползли на крыльцо в ожидании лошадей.
- Господа, позвольте вам дать на дорогу эти полтора десятка голубей. Подарок от повара любителям хорошей еды. У вас в Московии так голубей не готовят. Ручаюсь.
- А мы не говорили, что из Московии.
- О, господа. Я столько лет занимаюсь этим бизнесом. Кто только не посещал моё заведение. С Пекинских земель, с Мадридских земель и с Вашингтонских земель тоже. Тоже не посещали. А вот с Московии были. Даже пару раз. Хотя. К сожалению, поели немного не так, как вы. Мой повар просто восхищён вашими способностями есть.
- Значит, и мы вас хоть чем-то, если не удивили, но порадовали.
- О, конечно, господа. Здесь вам всегда будут рады.
- Точнее, нашим кошелькам.
- И им тоже. Одно другому не мешает.
- На обратной дороге, Бог даст, заедем.
- Всего доброго, господа. Кстати, доедете до развилки, рекомендую поехать вправо. Налево два барона вчера поссорились. Так, пустяк, небольшая война дня на два-три. Но лучше объехать.
- Спасибо. Но нам налево привычнее будет. Привет повару.
- Непременно, господа.

6
 
Солнце нежно ласкало кожу лица, а лёгкий ветерок создавал прохладу и свежесть. Настроение было отличное. Вдоль хорошо утоптанной дороги росли плодовые деревья. Многие путники останавливались, чтобы запастись яблоками, сливами, алычой.
- Странно. Проехали все германские земли, а такого не видели. Но ведь вся Германия, по крайней мере, восточная, засажена плодовыми деревьями. Почему здесь всё наоборот? А, старец?
- Вопрос, конечно, интересный. Если честно, то хрен его знает. Но, если подумать… На месте земных Берлина, Бранденбурга и некоторых других германских городов были славянские поселения. Пришли готы или кто там ещё и турнули наших предков с этой земли. Теперь там германский порядок. Может, и здесь пришли франки и турнули готов.
- Если только так.
- Ты хочешь сказать, что во Франции вдоль дорог такого нет?
- Не знаю. На территории Франции русские оккупационные войска в двадцатом и двадцать первом веке не стояли.
- За двадцать первый век гарантий не давай. Кто знает, может, НАТО за Украину подписались и напали на нас. А теперь во Франции стоят наши войска.
- Хорошо бы послужить во Франции.
- Ага. Если НАТО дёрнулось на нас, то там, скорее всего, радиация зашкаливает. Нам только таким оружием можно было отбиться.
- Да не-е. Американцы, хоть и много крутого базарят, как тот дебил Порошенко, но, в отличие от этого алкаша, думают. Они не станут рисковать страной, т.к. и им тогда тоже достанется.
- Не, если такие придурки, как сенатор Маккейн будут и дальше давить, то найдётся генерал, что рискнёт.
- Нет. Конечно, скоты и падлы всякого рода, конечно, живут долго, но всё же и они не вечны. Сдохнет и он. Причем, в ближайшее время. А следом за ним придёт черёд и Порошенко. Увидишь.
- Ага. В телескоп. Вот найдём корабль инопланетян, в смысле землян, и посмотрим.
- А это кто такие?
Навстречу нашим путешественникам ехал отряд вооружённых людей. Человек пять-восемь. Сблизившись метров на десять, все остановились. Французы были в кожаных доспехах, небольшой круглый щит и меч в ножнах.
- Кто такие?- Потребовал ответа их старший.
- Бароны из Московии. Путешествуем. Нам сообщили о ссоре ваших баронов, поэтому мы объедем ваши земли. На развилке мы поедем налево. Вам нечего беспокоиться.
- Беспокоиться мне или нет, не тебе решать!
- Во-первых, закрой рот, холоп! Ты с баронами говоришь, мерзавец. Я думаю, вас самим проучить или поехать к вашему барону, чтобы он в нашем присутствии содрал с тебя шкуру!
- Ха, я младший брат барона. Барон скорее с вас прикажет содрать шкуру.
- Дурак ты. Своей дуростью ты даешь своему старшему брату освободиться от тебя, как претендента на его место.
- А ты езжай и проверь.- Засмеялся в ответ французик.
- Гордыня обуяла отрока, господа бароны. Крови жаждет придурок.
- Ты, старый пень, кого придурком назвал?!
- Аркаша, у тебя ножи на месте? Пора, господа.
Дмитрий и Аркадий метнули по паре ножей, уменьшив свиту барона на четыре человека, и, достав мечи, устремились на опешивших от такой наглости воинов. Воины из французов были неплохие. Но разве можно кого сравнить с русским спецназом.
- Господа,- сказал по окончанию побоища старец,- поймайте лошадей, а я пока помародёрствую, в смысле соберу трофеи.
Бароны начали охоту на лошадей, что было, в принципе не трудно, а старец, не торопясь, обчистил карманы, снял с поясов кинжалы.
- В средние века было проще - не было карманов, а кошельки носили на поясе. Почему не сохранилось портмоне? Это же так удобно.
- Да-а, господин барон, на старость лет приходится по карманам шмонать?
- Они первые начали. Не пропадать же добру, а мы порядком порастратились на этих спагетти и голубях, которых, оказывается, в Московии готовить не умеют.
- Не кипятись, старец, я пошутил.
- Пошутил. Ты же знаешь, что в каждой шутке есть доля шутки.
- Так ведь они же сами говорят селяви, т.е. такова жизнь.
- Для кого жизнь, а эти и покаяться не успели.
- Солдату нужно с утра каяться, потому как днём некогда.
- Мне кажется, нам надо поскорее отсюда смываться, пока нас не заметили. Барон, скорее всего, скажет нам спасибо, но молча. А вслух пошлёт за нами погоню, чтобы отомстить за любимого брата. А потом потребует выкуп за московских баронов. В средние века это был нормальный бизнес. Многие так разбогатели. Сила есть, ума не надо.
- А я всё. Припаркуемся на обед и посчитаем, сколько нам заплатили за моральный ущерб. Жаль, что не евро,- они дороже.
Лёгкая рысь расслабляет всадника и даёт возможность наслаждаться жизнью.
- Странно, господа,- сказал через какое-то время старец,- баронские воины, а броня из кожи.
- Почему? Кое-что ведь и она держит.
- Именно, что кое-что. Простая кожа вообще ничего не держит. Если толстую кожу, миллиметра четыре и больше, варить несколько часов в солёной воде, то да, она, высохнув и став жёсткой, может, от удара ножом и защитит. Но меч, сабля – разрубят. Я уж молчу о топоре или булаве. Два-три слоя, конечно, защита неплохая, но так она и весить будет покруче железного панциря. При этом постоянные проблемы с завязками – то размокнут, то попреют, то перерубят. В ролевых играх в ней воевать хорошо, а для боя – сплошное самоубийство.
- Так ведь пацан ещё был. Гордости полна задница, а ума ноль.
- Житейский опыт приходит с возрастом, но не все доживают до этого возраста.
- Естественный отбор.
- Солдатиков жалко.
- Жалко.
- Наёмники. Чего их жалеть.
- Так ведь и мы такие же.
- Были. А теперь мы мягкие и пушистые. Жаль, что некоторые этого не понимают.
- Поэтому таким приходится рубить головы, ломать руки, ноги.
- Ну, типа того, в натуре. А что сделаешь, если они первые лезут. Я правильно говорю, старец?
- Какие времена, такие и нравы. Хотя, не надо забывать, что мы христиане, и милосердие нам не чуждо. Но наш броненосец всегда на запасном пути. Иначе пока нельзя.

7

- Мужики, уже четвёртый день едем и никакого намёка на корабль. Всего две деревушки. А последнюю в пять дворов, так и деревушкой назвать трудно. Хорошо хоть в первой худо-бедно кабак был. Скукотища и однообразие задолбало.
- Не забудь добавить, что там же мы продали лишних лошадей, купили тёплую одежду, одеяла и еды. Оглянись, посмотри на пристяжных лошадей и перестань хныкать.
- Кроме того, чем меньше деревень, тем больше косвенных доказательств, что мы на верном пути. Вспомните Мексику с её забытыми, потерянными городами и их пирамидами. Индейцы в легендах сохранили память о них, но никто не знал, где они находятся. Так и здесь: кто знал – давно умерли, кто помнил – умерли позже. Все умерли. Если бы корабль был возле какого-то города, то все бы знали об этом. Значит, корабль, подобно мексиканским городам, затерялся на необитаемых землях.
- Хорошо бы иметь карту необитаемых земель, чтобы вычёркивать проверенные.
- Ты прям Левенгук, ёшкин кот.
- А чем Африка лучше Венеры? Каждой корзинке свои пироги. Правильно, старец?
- Наверное. - Задумчиво ответил старец.- Я вот думаю, а что, если они захлопнули за собой входную дверь? Мы же, как те дикари перед закрытой дверью самолёта. Обидно будет постоять рядом и уйти. Только не надо оптимистичного – придумаем что-нибудь.
- Надо было изучить дневник. Там наверняка где-то проскочила фраза об открывании дверей.
- Мы же славяне. У нас всегда хорошая мысля приходит опосля. Вернёмся, прочитаем, найдём и снова вернёмся.
- Узнаю широкую русскую душу. А сколько таких безбашенных баронов, типа того салажонка, нам ещё встретится?
- Да, хорошо ещё, что они были вооружены только мечами.
- Поясни, Аркаша.
- Просто, если в бою встретится мечник и копейщик, особенно прошедший хотя бы пару сражений, то мечник, в итоге, будет как та бабочка, нанизанная на иголку для украшения гербария. Копейщик, особенно тот, кто держит копьё двумя руками и бьёт сверху вниз, обладает преимуществом. Он держит палку двумя руками, и может ослаблять руку, если начал чувствовать усталость, в отличии мечника, постоянно работающим одной рукой. Опять же длина меча, в среднем, около метра, а копья – два и более. Повезёт, если неопытный копейщик будет бить в голову, когда проще уклониться. Но, если удар сверху вниз в корпус, то такой удар крайне трудно отбить мечом или даже маленьким щитом. А сейчас большие щиты, как носили римские легионеры, никто не носит. Удар копьём – это возвратно-поступательное резкое сильное движение. Туда-сюда, туда-сюда. Укол-уход. Встречное копьё мечом не перерубить. Отбить тяжело. Можно чуть сдвинуть траекторию движения, но ты его просто сдвигаешь от живота на свой бок. Кольчуга, тем более кожа легко пробивается. Сегменты чешуйчатой стальной брони тоже под вопросом. Да и там тоже получить сильный тычок в грудь – малоприятно и перебивается дыхание. Один на один у мечника шансов около нуля. От отчаяния можно, встретив удар, рвануть в атаку, надеясь успеть добежать до врага пока он не успел отскочить назад и поддеть тебя снова.
- И что же делать?
- Ничего. В прямом смысле этого слова. Сдаваться и начинать строить планы на побег при конвоировании или из плена.
- Хм. Мы парни гордые, но не глупые: увидев копейщиков, смываемся.
- И, как в том мультике, бросаем позади себя золото, чтобы алчные воины бросились его собирать и забыли о нас.
- Тоже вариант. Надо только достать много золота.
- Да, на этих гранитных языках золото будет хорошо заметно.
- Я вот тоже смотрю и не пойму, почему и откуда здесь среди травы появляются эти здоровые гранитные пятаки? Вулканов не видно, только невысокие сопки.
- Получается, эти сопки когда-то и были вулканами. Снизу выдавило или ещё что.
- Наверное. Я не геолог.
- Кстати, мужики, а вам не кажется, что иногда раздаётся звук, будто по этому граниту периодически цокают копыта?
- Так ты тоже слышал? Я думал, мне это кажется.
- И кого же несёт за нами?
- Догадайся с двух раз?
- Старший брат решил отомстить за идиота?
- А какие ещё варианты? Только вопрос – сколько их и чем вооружены? А то, в натуре, после рассказа Аркаши, меня этот вопрос начал интересовать.
 - Поскачем вперёд. Заночуем на холме. Кто-то вернётся и посмотрит, посчитает. Какие другие предложения?
- А вернусь и посчитаю – я. Дима, старец, вы не против?
- Аркаша, ты лучше всех сидишь на лошади. Согласен.
- Ёшкин кот, я согласен. Мы тебя подстрахуем возле нашего холма. Ты, главное, доскачи до нас.
- Нет вопросов. Мужик сказал, мужик сделал.
- Тогда поскакали. Они, наверняка, скачут и уже отработали нашу фору.

8
 
 
  Естественно, костёр в этот раз разводить не стали – погоня не мотыльки, но тоже на огонь хорошо летит.
Аркадий вернулся примерно часа через два после убытия. Дмитрий и старец, волнуясь за друга, всё это время в напряжении прислушивались ко всем ночным звукам. Безоблачное небо открыло тысячи звёзд, десятки созвездий. Непроизвольно вспомнились слова о бриллиантах на чёрном бархате.
- Мечников насчитал двадцать шесть человек. Да, мечников. Копейщиков не видел.
- Ещё не факт. Наши казаки перевозят пики сзади слева за ногой – не мешает работать шашкой и достать можно быстро.
- Да, я читал о четырёх способах перевозки пик.
- Пытался я рассмотреть. Специально всматривался, не увидел.
- Хоть что-то приятно.
- Трижды восемь – двадцать четыре и ещё по одному на вас. Увы, господа, но и восемь для меня много. Два-три я бы ещё побарахтался, но восемь?
- Старче, чем больше народу, тем проще. Они же мешают друг другу. А, если встают в большой круг, то радиус этого круга увеличивается. Вот два-три по кругу – это проблематично. Встанем спина к спине и начнём по одному выбивать. Главное, отбивай удары, ставь блоки. Пробьёмся.
- Если только так.
- Так, так, старче.
- Тогда поскакали дальше?
- Я не против.
- Аналогично.

9

     Ближе к обеду вышли на дорогу, пересекающую их путь почти под углом девяносто градусов. До и после дороги земля была покрыта зелёным ковром травы, на котором отлично были видны следы копыт. Но за дорогой, в метрах в ста пятидесяти, был огромный плоский гранитный слой, по которому можно было бы уйти в любую сторону.
- Господа, предлагаю скакать в сторону этого гранитного языка и побыстрее. Нам надо успеть выскочить на дорогу до того, как с нами поравняется вон тот обоз. Телеги забьют следы наших лошадей, и погоня не поймёт, куда за нами скакать. Какие другие предложения?
- Но то, что мы не поскакали на гранит, они просчитают моментально.
- Согласен. Но на граните они будут нас преследовать всей кучей, а так они могут разделиться на две группы.
- Логично. Тринадцать на три более приятно делить. Поскакали.
Друзья выскочили на дорогу неподалёку от обоза и, развернув лошадей, погнали их прочь. Крестьяне, уже взявшиеся за вилы для обороны, расслабились и опустили оружие. У баронов свои причуды. Но чужого барона, к тому же в чужом поле, можно и на вилы поддеть. Земли много, есть где и прикопать. Главное, не брать дорогую баронскую лошадь. Жадность фраера погубит – продать, не засветившись, не получится.
    Пару часов путники скакали молча, потом начала сказываться усталость, как людей, так и лошадей. Теперь уже минут пятнадцать лошади шли шагом.
 - Моя жизнь так устроена, что если вдруг я плыву по течению, то обязательно против ветра.- Мрачно произнёс Дмитрий.- Бежим. Бежим, а они нас всё равно догонят.
- Дима, не будь пессимистом.- Шутливо ответил Аркадий.
- Дима не пессимист. Дима просто хорошо информированный оптимист. Погоня состоит из аборигенов. Раз они так долго идут по нашему следу, значит, у них есть следопыт. К тому же, это их страна, возможно, и их земли.
- Интересно, а сколько километров мы проскакали?
- Если судить по земным меркам? На земле солнце за один час проходит по небосклону пятнадцать градусов, но Венера находится от Земли очень далеко, поэтому брать это за основу нельзя. Бег лошадей? Сначала мы пустили лошадей рысью. Среднее значение рыси от десяти до сорока км/час. Медленная – около десяти километров. Прибавленная – примерно пятьдесят - шестьдесят. Мы погнали, скорее всего, рабочей. Потом лошади у нас перешли на галоп – он быстрее и удобнее для них. Такой аллюр может быть до сорока километров в час, но всего лишь пару километров. Мы шли медленнее. Теперь идём шагом, а это пять – семь километров в час. Считай.
- Старец, ты же тоже никогда не ездил на лошади, откуда ты всё это знаешь?
- Дим, когда я был молодой, был хороший детский киножурнал. Там была заставка: орешек знаний твёрд, но всё же, нам расколоть его поможет киножурнал «Хочу всё знать». Но конкретно эти знания я почерпнул в замке молодого барона, когда нарисовалась перспектива нашего путешествия на лошадях. Люблю готовиться к неожиданностям заранее.
- Да, не зря тебя называют старец.
- А, мужики, всё это ерунда. Для поднятия настроения послушайте анекдот:
Повела учительница детей на экскурсию на стройку. Там случился несчастный случай: строитель упал с лестницы и разбился насмерть. Возвращаются дети в школу, и учительница решила разобрать случившееся.
- Скажи нам, Машенька, как ты думаешь, почему упал дядя?
- Дядя не соблюдал технику безопасности.
- А ты, Ванечка, как думаешь?
- Наверное, дядя выпил.
Тут встает Вовочка:
- Дядя упал, потому что ругал мою маму.
- Почему ты так думаешь?
- Я сам слышал, как он кричал: «Мальчик, твою мать! Не тряси лестницу!».
Или вот ещё один. Это из серии ностальжи:
 А что, если Ленин лежит в Мавзолее потому, что его заколдовала злая фея, и, если его поцеловать, то заклятие спадет, а СССР вернется?
- Мужики, теперь мой. Помню, мне его в деревне у бабки рассказали. Естественно, выдали за быль:
 В поле крестьяне нашли неразорвавшуюся немецкую авиабомбу времен Великой Отечественной войны. Председатель сельсовета позвонил в город и обрисовал ситуацию. Из города сказали - к бомбе никого не подпускать, утром приедут саперы и всё правильно сделают.
Председатель вызвал участкового и строго сказал:
- Петро, утром за бомбой приедут саперы, а до тех пор головой за нее отвечаешь!
Утром в кабинет к председателю заходит бледная бухгалтерша и говорит:
- Петя, чтобы всю ночь в поле не торчать, бомбу домой забрал, а с утра пораньше хотел ее на место вернуть...
- Что значит «хотел»? Не получилось? - побледнел председатель.
- Так вы ж с утра экстренную планерку созвали, вот он с бомбой сюда и пришел!
- Дима, братан, это точно для тебя анекдот:
 Ребе, у меня такие проблемы, такие проблемы! Ребе, я не могу с ними справиться! Что мне делать, Ребе?
— Мойша, Бог каждому посылает проблемы по его силам. Так что одно из двух: либо ты можешь-таки справиться с проблемами, либо это не твои проблемы.
- Раз разговор пошёл за евреев, то послушайте мой:
Циля, включи телевизор. Вдруг они скажут, шо у нас всё хорошо, а мы и не знаем.
- Да, господа, в драке рождаются только избитые истины.
- Это ты к чему, старец?
- Если к чему? То к драке. Если к кому? То вон к ним, что начали вытягиваться из рощицы нам наперерез.
Из небольшой рощи, что располагалась на пути, не спеша выезжали всадники. Их было двадцать восемь человек. Причём, у четверых были пики. Или копья. Разницу мог бы объяснить Аркадий, но ему сейчас было, как в ситуации с поручиком Ржевским, не до сук. Лошади друзей были уставшие после двух часовой гонки, а у преследователей – отдохнувшие, готовые к преследованию высокие крепкие животные.
- Mortem effugere nemo potest.- Негромко сказал старец, а потом перевёл.- «Смерти никто не избежит».
Воины перегородили дорогу, образуя небольшой двух рядковый полукруг. Посередине этого строя выделялся воин без головного убора, но в красивой серебристого цвета ячеечной броне. Он то и произнёс:
- Nemo me impune lacessit.
- «Никто не оскорбит меня безнаказанно».- Перевёл старец.
Но паузы, что иногда возникает в таких случаях, не получилось. Где-то в роще раздался продолжительный вой, и сразу же за ним многоголосый лай, будто на псовой охоте. Друзья толком ничего не поняли, но лица преследователей явно побледнели, их лошади в страхе забили копытами по земле. Строй начал быстро перестаиваться лицом к роще. Бароны поняли, что из рощи приближается ещё более страшный враг, и этот враг уничтожает на своём пути всех без разбора – хороших и плохих, добрых и злых. Времени на раздумье, что для них лучше, а что хуже, не было. Надо было готовиться к бою. А вот это для них было не ново.

( продолжение следует)