МИР СТАНОВИТСЯ СМИРНЫМ ПОДБОРКА СТИХОВ 328
СЕРГЕй НОСОВ


МИР СТАНОВИТСЯ СМИРНЫМ
ПОДБОРКА СТИХОВ 328









   . . .

Мир становится
смирным
и больше уже
никого не укусит
словно кто-то его приручил
научил понемногу
вставать
перед новым хозяином
робко
на задние лапы
и бежать перед ним
по тропинке
по темному лесу
и искать ему
чудную жизнь
ту которую этот хозяин
и спрячет
в мешок за плечами
и с собой унесет
на окраину нашей земли.















   . . .

Солнце в берете
из белых как снег облаков
хочет проститься
с скучающим днем
и не может
в плащ из прозрачного сумрака
вечер одет
тихо подходит
к грустящему в зелени дому
и на темнеющем небе
оставлена кем-то звезда
как знак отличия
за боевые заслуги
выданный нашей стареющей жизни
уже навсегда
той что красивой и юной
едва ли когда-нибудь будет.
















   . . .

Ты с облака спускаешься
большого
и в комнату приходишь
из окна
и складываешь крылья
на кровати
и позволяешь
долго целовать
как будто ты
все знаешь
о том счастье
которое
осталось нам вдвоем.















   . . .

Живи вот так
как будто ты идешь
по узенькой тропинке
и не оглядывайся только
никогда
ведь впереди всегда
увидишь свет
а позади темно
как будто ночью
когда и звезды даже
не горят
поэтому
иди себе иди
широкими шагами
улыбаясь
и перешагивай спокойно
через годы
они как камни
на тропинке этой
и будут так лежать
всю твою жизнь.























   . . .

Прилеплено к небу
задумчивым богом
счастливое солнце
под ним притаились
леса и поля
и солнце их лижет
своими лучами
как маленьких
добрых зверюшек
а мы
то в лесу собираем
опавшие листья
то в поле находим
опять
голубые цветы
и дарим их небу
чтоб в нем
цветы тоже росли
потихоньку
и пахли
живыми мечтами
и тихо сияли любовью
как нежные капли росы.






















   . . .

А облака
они всегда плывут
и не умеют
вдруг остановиться
как будто бы тогда
пойдут на дно
небесного
загадочного моря
и превратятся
в белые цветы
которые так любят
ангелы смешные
что все кружатся рядом
словно пчелы
у каждого
волшебного цветка.




















   . . .

У тебя
много нежных подруг
они любят
лесные поляны
где кружатся всегда
среди ярких цветов
и как будто
касаются счастья
своими
красивыми
белыми крыльями
ими
они снова коснутся тебя
чудной ночью
когда мир полон звезд
как огромная чашка
так которую выпьет
один
на рассвете
проснувшийся
старенький бог.





























   . . .
Ты шепотом
со мною говоришь
как будто мы одни
той звездной ночью
когда нас слушает
волшебница луна
и обещает
сказочные ласки
а мы боимся их
ведь любим мы
друг друга
как две волны
бегущие на берег
как два цветка
цветущие в лесу
два облака
в высоком небе
и две души усталых
в том раю
где больше нам
никто уже не нужен
кроме самих себя
и кроме тишины
склонившейся над нами
среди ночи.



















   . . .

В чашке неба
сливки облаков
по утрам
их бог
мешает ложкой
и снимает
звездный свой халат
где луна сверкает
золотая
как большущий
прилетевший жук
остается
простыня тумана
чтобы ею
стол земли накрыть
и позавтракать
в прихожей мира
где опять
просторно и светло.




















   . . .

Есть голос из камня
и он
нам командует жить
и мы
как поленья
ложимся
в красивую печку
и дружно сгораем
давая тепло
городам
и селеньям
и множество искр
по высокой трубе
улетает
к далекому небу
становится звездами
чтобы назад
не упасть
на эту покорную землю
где властвует
голос из камня.
















   . . .

Ты все прячешь
в маленькой корзинке
солнце
чтобы вновь его
на небо отнести
на рассвете
сказочном туманном
ну а вечером
прикалываешь звезды
будто бы булавками
повсюду
и блестит от них
всю ночь
твой чудный мир
где луна царевна молодая
и ее так любит
юный бог
что кладет ей на колени
счастье
как букет
чарующих цветов.



















   . . .

И когда все
закончится на свете
все представления
все нежность и любовь
завянут все
последние цветы
погаснет солнце
и скроется
забытая луна
останется одно
пространство ночи
в котором есть
свобода иногда
идешь себе один
на край вселенной
и ловишь звезды
просто так
в ладони
и ни о чем не помнишь
так как птицы
уже не помнят север
улетая
в желанные
и теплые края.

























   . . .

Да знаю я
что где-то рядом - люди
наверно они
что-то говорят
хотят чего-то
бродят по квартирам
а может быть
устав
спокойно спят
но я один
и мне никто не нужен
ни ночь огромная
что звезд полна
как черный
сказочный мешок
ни день
ни в чем не видящий стыда
со множеством прохожих
незаметных
ко мне спустилось небо
и так дышит
как будто очень хочет
целовать
и обнимает нежную луну
и на кровать кладет
большие звезды
из самого обычного стекла.

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРЕ:
Носов Сергей Николаевич. Родился в Ленинграде ( Санкт-Петербурге) в 1959 году. Историк, филолог, литературный критик, эссеист и поэт. Доктор филологических наук и кандидат исторических наук. С 1982 по 2013 годы являлся ведущим сотрудником Пушкинского Дома (Института Русской Литературы) Российской Академии Наук. Автор большого числа работ по истории русской литературы и мысли и в том числе нескольких известных книг о русских выдающихся писателях и мыслителях, оставивших свой заметный след в истории русской культуры: Аполлон Григорьев. Судьба и творчество. М. «Советский писатель». 1990; В. В. Розанов Эстетика свободы. СПб. «Логос» 1993; Лики творчестве Вл. Соловьева СПб. Издательство «Дм. Буланин» 2008; Антирационализм в художественно-философском творчестве основателя русского славянофильства И.В. Киреевского. СПб. 2009.
    Публиковал произведения разных жанров во многих ведущих российских литературных журналах - «Звезда», «Новый мир», «Нева», «Север», «Новый журнал», в парижской русскоязычной газете «Русская мысль» и др. Стихи впервые опубликованы были в русском самиздате - в ленинградском самиздатском журнале «Часы» 1980-е годы. В годы горбачевской «Перестройки» был допущен и в официальную советскую печать. Входил как поэт в «Антологию русского верлибра», «Антологию русского лиризма», печатал стихи в «Дне поэзии России» и «Дне поэзии Ленинграда» журналах «Семь искусств» (Ганновер), в петербургском «Новом журнале», альманахах «Истоки», «Петрополь» и многих др. изданиях, в петербургских и эмигрантских газетах.
После долгого перерыва вернулся в поэзию в 2015 году. И вновь начал активно печататься как поэт и в России и во многих изданиях за рубежом от Финляндии и Польши и Чехии до Канады и Австралии - в журналах «НЕВА», «Семь искусств», «Российский Колокол» , «Перископ», «ЗИНЗИВЕР», «ПАРУС», «Сибирские огни», «АРГАМАК», «КУБАНЬ». «НОВЫЙ СВЕТ», « ДЕТИ РА», «МЕТАМОРФОЗЫ» , «СОВРЕМЕНАЯ ВСЕМИРНАЯ ЛИТЕРАТУРА», «МУЗА», «НЕВЕЧЕРНИЙ СВЕТ», «РОДНАЯ КУБАНЬ» и др., в изданиях «Антология Евразии»,», «ПОЭТОГРАД», «ДРУГИЕ», «КАМЕРТОН», «АРТБУХТА», «ДЕНЬ ПОЭЗИИ» , «Форма слова» и «Антология литературы ХХ1 века», в альманахах « НОВЫЙ ЕНИСЕЙСКИЙ ЛИТЕРАТОР», «45-Я ПАРАЛЛЕЛЬ», «ПОРТ-ФОЛИО, «Под часами», «Менестрель», «ЧЕРНЫЕ ДЫРЫ БУКВ», « АРИНА НН» , «ЗАРУБЕЖНЫЕ ЗАДВОРКИ», в сборнике посвященном 150-летию со дня рождения К. Бальмонта, сборнике «СЕРЕБРЯНЫЕ ГОЛУБИ(К 125-летию М.И. Цветаевой), сборнике «МОТОРЫ» ( К 125-летию Владимира Маяковского) и в целом ряде других литературных изданий. В 2016 году стал финалистом ряда поэтических премий – премии «Поэт года», «Наследие» и др. Является автором более 10 тысяч поэтических произведений. Принимает самое активное участие в сетевой поэзии. Стихи переводились на несколько европейских языков. Живет в Санкт-Петербурге.
Замечания
Алекс Штамм

сэр Алекс...

Оценка:  10
Алекс Штамм  ⋅   5 дней назад   ⋅  >