Мои дворовые друзья (часть -2-я)
По радио с утра объявлял Левитан: "Сегодня, в честь ознаменования 40-летия Великого Октября, салютовать будет страна в городах …, … - 20-тью артиллерийскими залпами!..."

На Севастопольском рейде застыла в кильватерном строю гордо, словно - в оцепенении
сонном, эскадра Черноморского Флота, во главе со своим флагманом крейсером новым
"Адмиралом Ушаковым".
Праздникам, шедшим один - за другим, - главным калибром по вечерам она салютовала,
да - так, что целых окон в прибрежных домах, по утрам оставалось мало. Спецбригада из
моряков, - новые стёкла в них, за счёт Флота вставляла. Чтоб - на халяву, новыми окнами
обзавестись, жители - старые палками в халупах своих, под грохот салюта и разбивали…

Осенним вечером папа повёл, с Толькой нас, - на Примбуль, смотреть салют, в первый раз.
На набережной адмирала Корнилова, у памятника Затопленным кораблям, народу – тьма,
и - с неба, в ноябре она спускается на город быстро. К этим салютам, привычны
жители, - сколько уже, они их перевидели: - и в День Победы, и в ВМФ, и в дни танкистов-
лётчиков-связистов-артиллеристов, - но всё равно, - все ждут с кораблей на рейде, с
нетерпением, первый выстрел!... "Держи рот открытым" - советует папа, а вокруг, мёрзнет-шумит
подогретая спиртным, толпа… - Вдруг, - на миг озаряется красным светом бухта! –
ещё через пару секунд, тугая взрывная волна десятков орудий, бьёт всех по ушам - Ба-бах!
Вздрагивают люди, плачут дети, над кораблями распускаются бело-красно-зелёные букеты,
(то - по команде, из ракетниц пускают сигнальные ракеты), и толпа восторженно от орав, затаив дыханье, ждёт продолжения всего этого… Все ликуют! А - как же? Не - каждый, ведь, день, с кораблей им так салютуют! Мужики, что в Главной Базе жили, все - в разных родах войск служили, и подобные праздники им, - редкой отдушиной были! А - что людям надо ещё? Хлеба-водки и зрелищ! Неприхотлив наш совковый товарищ, к - подобной духовной пище (а – другой, он - не знает, - потому - и не ищет!…)

Обычно, в День Праздника, - Торжественное шествие по Большой Морской: - в первом ряду под руки вели старика (из за чего - так медленно шли колонны) ровесника Первой Севастопольской Обороны. А – вечером, мы с Толькой созерцали салют, уже не выходя - из дома!

Напротив кухонного нашего окна, залпы праздничного салюта, производятся курсантами ВМУ, с верхней баллюстрады Матросского Клуба. (Но тут, - уже без главного калибра, от грохота которого, в прибрежных домишках, порой вылетали со стеклами окна, и в чёрное небо взлетали перепуганные птичьи стаи). Из за карниза (под курантами) - до самого низа, по водосточным трубам катятся гильзы, с несгоревшим своим, содержимым: - Разноцветными (зелеными-белыми-красными) кружками-прокладками из металла, толпа - как одержимая, рыча-крича-кусаясь, - за ними бросалась, в темноте - лбами сшибаясь! После каждого залпа так бесновалась, и меня - второклашку, затаптывала - как букашку, и мне, кроме синяков и шишек, из салютных трофеев, - ничего почти, не доставалось… Потом долго их хранили, пока, кое что – поценнее, извлекать из земли, (став взрослее), не научились…