дядя Вова

Невероятные приключения в подземелье. Глава десятая.
Помните того самого монаха дзен-буддийского: «слово луна – только палец, указующий на луну, но не сама луна»? То есть палец здесь выступает как некое явление, а луна уже не есть оно. Налицо самого захудалого деревенского философа, типа меня – огромная разница между неким явлением, будь оно природное либо социальное, и пальцем, то бишь словом. Ничего, правда, монах не сказал о третьей составляющей: об образе этой самой луны, выплывающей из подсознания человека. Может Ваня наш впитает кое-что по данному вопросу, да и передаст нам людям-человекам во всей красе: просто, внятно, достоверно?

Начальник гиены огненной уже в который раз звал на свою половину Эйду, дабы разобраться в некоторых, набежавших дюже скоро вопросах. Но, видя неподобные действия секретарши и, слушая лишь одни отговорки, решил собственной персоной заявиться с утра-пораньше… Обрушиться, так сказать, внезапно на заспанную голову. Или головы…

Главный по страшному подземелью ухнул с размаху силой невероятной по шкафу тростью так, что тот, мануха, зашатался с великой прискорбностью. Эйда вскочила с постели первая, ошалело глядя по сторонам… И тут только в голову дошло, что настал долгожданный момент беспримерной расплаты за недопустимое поведение на рабочем месте. Она очень скоро накинула цветастый халат и помчалась навстречу беде нахлынувшей. Ваня, ничего не понимая, прильнул к спасительнице-щёлке чуть приоткрытой дверцы шкафа…
- Ну, шкодница, - сказал ещё довольно спокойно шеф, - небось наслышан о твоих прихотях с ентим туристом, мать его в кочерыжку. Тебе-то он таперича гибель скорую накликает…

Эйда чуть ли не бухнулась в ноги Самбездныча:
- О чём это вы? Ведь и в мыслях не было…

А тот зверел на глазах: волосы в носу расправились и встали дыбом, лысина раскраснелась, большие и сильные шерстяные ручищи чуть ли не обрушились на неё.
- Не хотца верить, чтобы племянница моя на такой срам была способна, - неистово орал гость незванный! - Моей кончины небось выжидаешь? Убью гадину!

Иван аж поперхнулся внезапной слюной горькой от таких изречений высокопоставленной особы. - Чё деется-то, – чуть ли не в крик перешёл он, – ух ты, алкаш деревенский, куда ж тебя занесло?

Хорошо, что дверь успел прикрыть полностью, иначе неизвестно бы чем дело кончилось. А Самбездныч, тем временем, продолжал буйствовать:
- В шпионы вышлю! На землю заточу, распутницу! Ишь чего удумала, шлюха казарменная…
- Но ведь…
- Замолкни покамест! Каморку себе приспособила для делишек тайных… Я те дам каморку! Высматриваю её, дурачина старый, да токмо звуки одне лишь похабные чую без всякой видимости - охи, вздохи с поцелуями! Уж знамо дело, чем вы туточки заниматься примостились.
- Да мы…
- Глохни, сказал тебе ишшо раз! Серой адской задушу, на задворки выкину! Не бывать тебе на доверии нашенском, даже не мечтай!
- Помилуйте…
- Нет те прощения никакого, покудова серьёзного оправдания не услышу. Пять минут даю землёй придуманных. Ровно столько же и Ваньке стало быть. Распылю подлеца, распылю по далям космическим!

Эйду перетрясло до кончика хвоста, но успокоилась она в момент и, как только смогла, стала выгораживать своего возлюбленного, да заодно и себя обелить попыталась:
- Ты, батюшка, странный какой-то… Ворвался, орёшь, будто сам на раскалённой сковородке очутился без спросу. Тебе доподлинно Жан Жак приглянулся, вот и мечешь искры в потолок из очей злющих! А мне не нужен тот мерзавец, сколько раз тебе говорить?
- Дык ведь сама себе этого прохвоста с земли выписала.
- Я Ивана сыскала только потому, что искренен он и правдив, коих по нашему времени очень трудно найти. Печать на нём стоит! Сами сказали, что очередного землянина требуется приволочь для передачи знаний истинных.
- И чё? В постели с писателем заниматься схотелось?
- Да не было у нас ничего!
- Как так? Сам слышал, собственными ушами…
- Это он после экскурсий огненных так ошарашивается, что кошмары страшные во сне идут. Оттого орёт истошно, а иногда и страстно… А честно, ежели, запал он мне в душу давно. Потому и выбрала. Но если вы не рады будете, то против вашей воли не пойду…
- Всё так ли? – вдруг угомонился грозный собеседник.
- А вы чихвостите и чихвостите в хвост и в гриву ни за что, ни про что… Сдался вам Руссо, маньяк этот? – настолько искренне разрыдалась Эйда, что кто угодно мог бы ей поверить, даже самый главный чёрт.

Ваня, на всякий случай перекрестился непроизвольно, хоть на поповскую веру никогда не западал, да и креститься было ли кому… Мол, кажись пронесло, подумал он и стал усиленно вытирать холодный пот, выступающий довольно обильно на лобешнике, вздрагивающем нервно то и дело невпопад.
- Кажись, отбилась ты по правде, доча, - вошёл в спокойное русло Самбездныч-бурная река, - но ты это… тово… туристу ещё долго туточки крутиться… Указанием грозным встречи с ним всяческие отменяю отныне! На тайную комнату табу полное и беспрекословное! И вменяю заняться собственными делами по делопроизводству нашенскому… Хмыря того, в лице Ванькином - передать временно Николаю Васильевичу в полное употребление. Он чичас в барменах кажись числится, вот туды Ванятку и сопроводи, дабы здеся я не видел яво боле. Тот скорее ему информацию в извилины вольёт для нашего удовлетворения и пользы всеобчей.
- Что ж, ваша воля…
- Моя, моя… Допреж дай-ка, я ему ещё чуток мозги вправлю, да охолоню запросы недетские… Закажи на стол накрыть, обедать с туристом приглашённым буду… Заодно и позавтракаю.

Захлопало, зашумело, задвигалось… Потянуло смачными ароматами… Видно стало, что не спроста стол дубовый появился, раз черти один за другим двигались к нему с эмалированными тазиками, наполненными соленьями всяческими: грибы, капуста, клюква, яблоки мочёные, огурцы, помидоры и так далее… Во главу стола установили четверть с самогоном, чугун с картохой кругляшами и такой же чугун с говядиной из русской печки. Дураку бы понятно стало, что наиглавнейшему русских разносолов всхотнулось дюже очень.
- Вот и чудненько, - уселся за стол Самбездныч, прихватив за воротник рубахи угол ажурной салфетки. - Эй ты, чучало, - раздалось в сторону шкафа, - подь сюды!

Иван, ни жив ни мёртв, вывалился из-за дверцы и с раскрытым ртом довольно долго простоял, пока шеф подземелья не соизволил в полном одиночестве выкушать мочёного яблочка с брусникой для раскрутки адского аппетита. Но что такое? Вроде бы и не он, кого Ваня должен был увидеть сейчас. Мол, тот на Евгения Леонова больше походил, буквально пять минут назад, а этот в джинсах и клетчатой рубашке - моложавый дед из американских фильмов, с седой головой без смешной лысины. Единственно, что сразу бросилось в глаза - те же перстни на всех пальцах рук с аккуратно подстриженными ногтями. На каждом перстне по брелочку и дорогой побрякушке и даже… тот самый, исчезнувший когда-то золотой ключик. Иван громко икнул, а про себя подумал, что следует придерживаться той самой тактики, когда он пытался скрывать свои мысли в собственной голове от Эйды. Шеф промокнул вокруг рта салфеткой и вопросительно посмотрел на Ивана… Куда только его чудный говор делся, как будто не было и в помине:
- Ну что, турист, допрыгался? – сразу на арапа стал он брать Ивана, прожигая взглядом насквозь, что страшно стало от шелеста извилин в мозгах, словно их кто-то перебирал руками.
- Куда допрыгался?- лепетал пугливо он вслух. - Раз пошли на дело я и Робинович… - пел одновременно про себя. - Никуда я не допрыгивался! Рабинович выпить захотел… Вы что ввиду имеете? Ну как же тут не выпить бедному еврею, если есть в кармане сто рублей...- пытался изо всех сил Ваня вставлять в свои мысли любую песню из Одесского эмигрантского репертуара, дабы запутать собеседника.

Забавно было видеть, как проверяющий мозги бросил вилку, поставил локти на стол, сложил ладони в замок и приставил на них подбородок.
- Вон оно что… А ведь сразу я знал - не таков ты простачок, как кажешься. Ну-ну… Давай-ка так договоримся: я без своих штучек подземных, а ты без своих и начистоту. Только вот ещё… Я не просто так предстал сейчас в этом для тебя образе. Чтобы было понятно в дальнейшем на примере. А сейчас, уж не гневись, явится привычный твоей душе Самбездныч и… поговорим.
- Ага… - только и оставалось ответить Ивану, беспримерно удивляясь вновь случившейся на его глазах значительной чудесной перемене.
- Подь за стол, - услышал уже знакомый говорок Ваня, - бери пильсин, аль ишшо чё, коль огурца не хотца… Хучь того мяса с хреном…
- Я… это… кофе буду… и бутерброд с колбасой…
- Ага… подавись… Вина не предлагаю, чай наслышан твоим переменам похвальным. – Сказал и руками вытащил громадный кусок говядины из чугуна. - Ты вот чиво… Куды ключик-то заховал, придурошный?

Ваня аж подпрыгнул от такого внезапного нападения:
- Кккак кккуда?
- Ванька Ваньку валяет! Премило буде с твоей стороны. На кой он тебе, коль нет ума применения пользительного? Я-то себе новый справил…
- Я не… я не знаю…
- Эва как… Ваньку-то, - повернулся шеф к Эйде, которая стояла в сторонке не шелохнувшись, - драть бы надобно как следоват вожжами або кнутом!
- Не осрами, батюшка!
- Ну да ладно, не будем севодни. Слямзил славно… ловок ты! – похвалил шеф Ивана, - токмо, что ты с ним делать будешь? Поглянем… Нужон будешь таперича для моих-то экспрементов.
- Я весь во внимании, поскольку не знаю даже, что сказать и как ответить, - смутился Иван, теребя мочку уха.
- Невмоготу поведать тебе некоторые знания, дабы внедрил их в свой дурной чердак или хотя бы для начала, чтоб тыковка думку ловить пошла. А как же? Чай не даром туточки портки протираешь, а по назначению. Многого поди уже наслышался в нашенских апартаментах, требувается продолжать науку не иначе. Итак… любая для твоей тупой башки информация, то бишь внутренняя или внешняя, воспринимается и запоминается бессознательно, но хотя бы тысячной долей доходит до собственного осознания, на основе которого определяется личность. Эво как, вить информация присутствует повсюду в энергии и веществе, а значит идея, закодированная словом, пронизывает материю, внедряя якось информацию в энергию и в вещество. Знамо дело, определённой степенью сознания обладает всё в космосе. Неоспоримый факт, дружочек. И все черти, которых ты воспринимаешь по образу и подобию своему, небольшой пример тому. Твоя собственная жизнь, Ванька, не имеет смысла без разума, который безусловно существовал когда-то давно без неё и наделил её же неким смыслом.
- Извиняюсь, - Ваня аж привстал, от мучавшего его до сего момента вопроса, - это всё с Богом требуется связывать?
- Енто тесно связано с предопределением, которое исходит по-вашему от Бога, а по-нашему от Вселенной - владелицей огромного квантового компьютора, грубо говоря человеческим языком.

Самбездныч так зыркнул на Ивана, что тот забыл о кофе, которое давно выпил, и теперь только делал вид будто по сю пору его отхлёбывает, стуча зубами по краям пустой кружки. А шеф глотнул с видимым удовольствием из стакана самогонки, кинул в рот капусты, следом клюквы горсть и отгрыз смачный кусок мяса от тушёной говядины с черносливом:
- Сознание подчиняется основным законам космоса. Оно видоизменяется и самоорганизовывается. То есть, под сознанием нужно понимать свойство организованной информации реагировать на появление новой информации. Сознание, как и всё во вселенной, на всех уровнях обладает САМОПОДОБИЕМ. Единственный момент, конечно, туточки есть – сознание с планеты земля, к примеру. На те, качественные в своём понимании, уровни сознание должно доставляться в более-менее сформировавшемся состоянии, чтобы было достойное и полноценное на то реагирование. Плюс – утилизация угрожающих Вселенной вредоносных вирусов, выявляющихся в процессе развития. На все упомянутые деяния направлены огромные силы, называемые вами, по великому недоразумению в полудиком состоянии, чертями.

Самбездныч икнул, хряпнул ещё полстаканчика вонючего спиртного, кинув в перекошенный от высокого градуса рот помидорину, засоленную загодя в дубовой кадушке. Он, с приподнятым уже настроением, вытер непроизвольно об скатерть руки и, взяв из чугуна варёную картофелину, снайперски запулил её в пустую чашку из-под кофе, которую усердно теребил в нервных руках наш герой:
- Эва… О чём печалуемся? – спросил грозный проказник, хохоча при этом чуть ли не громом на раскате.
- Да я это… туговато доходит пока что… вспомнились годы студенческие - лекции по философии, научному атеизму и другим предметам. Исторический материализм и всё такое…
- Глуп ты, чадушко, но смекни… Материализм исторический вздорен повсеместно и то, что вы изучали по многим предметам, опираясь на него годами в школе и университете, изначально становится ниже всякого плинтуса. Токмо охотно могу дать чёткое определение сего материализма и всего лишь малостью слов: людям жрать и срать дюже хотца, но, как водится, работать и сбирать говно, даже за собой - нет никакой совершенно охоты. Вбей в дурью башку стало быть, что исторический материализм - плод настоящего невежества и выступает самой что ни на есть абстрактной схемой отношений, не отвечающей реальным процессам. Вон, в помойку - диалектический материализм, а вместе с ним вздор с самодурством попов, мул, раввинов и других нечистых на мозги деятелей! Людишки, ох разные и органы их чувств воспринимают окружающий мир по-разному. А раз так, то нет одинаковых внутренних миров. И слово человек выбирает на основе ещё одного предопределённого чувства, выражая своё осмысление мира в настоящий момент. А ишшо… А ишшо, пшёл вон, покамест! Надоел ты мне, привет Василичу!

     Продолжение следует...
     Глава девятая - http://www.my-works.org/text_156954.html
     Глава одиннадцатая - http://www.my-works.org/text_157092.html
     
Замечания
Наталья Сафронова

 посмотрела размышления о Бабе Яге в твоем журнале. любопытно ты рассуждаешь о ее "родстве" с племенем амазонок. вероятно, образ Бабы Яги в сказках связан с обрядом инициации у древних славян, в любом случае, все страшилки в народных сказках дети воспринимают очень серьезно, а значит, все это имело место быть. а правда где-то рядом, как и в твоих сказках о чертях и их клиентах.

Наталья Сафронова  ⋅   6 месяцев назад   ⋅  >

дядя Вова

Эт, точно! Правда рядом... мы её видеть не хотим))) Живём, навязанными на всю потребительскую голову, стереотипами! А как же, по другому ведь не по людски получается))) Своих чертей сам придумал и сам же уже в них верить начал) А вдруг - правда!) А Баба Яга имела место быть в доисторическом ещё прошлом, в пору матриархата... А такою страшною её сделала христианская религия совсем недавно, причислив к нечистой силе. К Толстому недавно пришлось обратиться мне, так прям в башке просветлело, когда его мысли о Боге прочитал, ведь ровно так, примерно, и сам думал... где, если Бога нет, то на его месте кто-то обязательно должен быть, естественно отвергая враз попов и насаждения тупизма в башках, что даёт лишь толчок для расцвета гормонов от тупой веры, которые несомненно благоприятно действуют для всего организма в целом, но, при этом же, вера не даёт развиваться дальше и искать новые формы для такого же успокоения без фанатизма... Любите просто, для начала хотя бы своих близких: детей, внуков, соседа... научитесь отдавать без сожаления и будьте уверены - эффект будет точно такой же, если не лучше стократно!)

дядя Вова  ⋅   5 месяцев назад   ⋅  >

Добрый у тебя главный, понимающий:)

Варя.  ⋅   7 месяцев назад   ⋅  >

ЯмариЯ

Продолжай, Володя.
Интересно.

Оценка:  10
ЯмариЯ  ⋅   7 месяцев назад   ⋅  >

дядя Вова

Ага... спасибо, Маш! Flower

дядя Вова  ⋅   7 месяцев назад   ⋅  >

Не пугайте так... У меня не хуже Ивана сердце зашлось: "Конец!" А душа просит "продолжения банкета". На радость дело к науке придвинулось, а там и Гоголь вроде маячит. Писатели и наука, давняя слабость моя (слабость и в прямом смысле тоже...)

Нежуковский  ⋅   8 месяцев назад   ⋅  >

дядя Вова

Походу надолго теперь Ваня задержится там... со знаменитостями встреча в обязательном порядке... по времени погуляет... в основном по прошедшему... может что и поменяет в истории))) по пути интрижку какую-нибудь сочиню... Спасибо.

дядя Вова  ⋅   8 месяцев назад   ⋅  >