дядя Вова

Невероятные приключения в подземелье 16
Глава шестнадцатая.

Наступит день, что за собой жизнь никчёмную отнимет, бросит в тень и с ней – чужой на дно, увы, тебя задвинет. Зачем же Бог тогда родит? Лишь для того, чтоб я молился? А если сердце закричит – в огне злосчастном очутился? Нет ответа, так всегда! В пути земном знакомо откровенье. Зачем же спрашивать тогда о странной жизни и о том, что вызывает нетерпенье? Кому-то страшно повезёт – утром ранним мирозданье, взяв за руку, поведёт к тем желаньям в упованье. По мне, желание одно: прошу, душою не криви, выбрось дурь свою в окно и просто так, как жил – живи.

В какие только уголки нашей суматошной жизни не загляни – мы видим постоянное проявление творчества, когда происходит образование новых высших форм. Привлекательное дело, конечно, наслаждаться голым телом, ведь даже в этом, казалось бы, простом деле, несомненно проявляется творчество. Кто-то получает удивительную пользу, а кто-то, увы, страдает. Так было всегда и будет, ведь жизненное развитие идёт во многом благодаря им, страдальцам.

А на сцене во всю бушевали страсти, даже вывешен был плакат, а следом и второй, которые кричали, надрываясь друг напротив друга для наилучшей зрительской усвояемости. «КАЖДЫЙ КОМСОМОЛЕЦ МОЖЕТ И ДОЛЖЕН УДОВЛЕТВОРЯТЬ СВОИ ПОЛОВЫЕ СТРЕМЛЕНИЯ!» – вопил один из них! «КАЖДАЯ КОМСОМОЛКА ОБЯЗАНА ИДТИ ЕМУ НАВСТРЕЧУ ИНАЧЕ ОНА МЕЩАНКА!» - распинался второй! А граф, воспользовавшись некоторой заминкой, поманил пальцем Ивана. Мол, поди сюда, скажу что-то. Ваня с удовольствием пересел за столик Льва Николаевича потому, как стало уже невтерпёж и невыносимо смотреть на подвыпившие морды своих собеседников. Белинский, тот, когда успел нажраться? Даже мысли в голове не было никакой. Первоначально его к себе даже и подпускать не хотели, хоть на незначительное расстояние. А теперь сидел он с Прошкой в обнимку и нёс несусветную чепуху о несостоятельности всех русских писателей и поэтов, поскольку не могут они в этом литературном деле – ни хрена!
- Гони критика в двери, им же охраняемые - он, собака, придёт в окно, - смеялся с надрывом Гоголь, - в образе праведника, поганец придёт!
- Ага, - поддакивал, икая Прошка, - запомни, Виссарион, враз и завсегда, што критик – это неудавшийся писатель, токмо тебе в учителя по литературе надобно пойтить, поскольку и критик из тебя ни к чёрту!
- Позвольте-позвольте, господа, - встал из-за стола Белинский, пошатываясь, но пока ещё не падая, - это вы мне? Это вы мне про литературу?
- Сядь уже, лишенец! Литература, она – та же чертовщина, а в чертовщине и сам чёрт покудова не разберётся ишшо!
- Господа, давайте прекратим ненужную болтовню, - решил навести порядок в общении Гоголь, - на наших голых барышень лучше взор свой обратим. Если есть нескромное желание, конечно. Тем более, что стриптиз налажен и можно смотреть даже с превеликим удовольствием.
- Ах, Коля-Коля, опять ты лезешь поперёд! – не переставал возмущаться Белинский. – Поглядите, люди добрые, на скромнягу, вытанцовывающую голяком - товарища Наташу, в миру, Конкордию Громову! Много дел натворила эта блядь русской революции!
- Прекращайте, сударь, - не вытерпел Иван, - переходите Вы все границы, с Вашим-то воспитанием. Уж не престало вести себя таким диким образом в приличном заведении, пусть даже критику… Ёкарный бабай!
- Угомонитесь, Ваня, - похлопал по плечу Толстой, - ну что Вы лезете в чужой разговор, коль не знаете даже значение оного слова.
- А что такое?
- Дык, оно только в современном мире приняло матерную облицовку, но ещё тогда, во времена Белинского и Гоголя было ни нецензурным, ни матерным. Его даже употребляли в документах, причём официальных. Протопоп Аввакум называл патриарха Никона блядью, то есть лжецом и обманщиком. Ведь «заблудится» и «блядь» будут родственными словами. А «блуд» к тому же указывает на ложь и искушение. И для размышления: известной Наташа стала, как создатель журнала «Работница», а до того момента, будучи видным партийным деятелем, сотнями подписывала расстрельные списки и организовывала карательные экспедиции.
- Ну, как вам объяснять ещё, оболтусам, - разошёлся Виссарион, - одно дело, когда вы оголяетесь на лоне природы и перед ней, другое дело - среди вот таких ничтожеств разнополых…
- Ах, развернул, так завернул, наш пьяный в доску критик, - ликовал Гоголь. – подумай, чудак человек, чай мы тут для развлечения и для поддержки тонуса.
- Для поддержи тонуса мужеского – поди согласен я, - констатировал Прошка. – Токмо, вот чиво… Все, без исключения, бабы хочут заставить тебя поверить, что возможно всё в одном флаконе – дабы исхитриться и ловко охомутать. Она вона, чичас – хлопает ресницами-веерами для чиво? Щёб схватить тебя за кошелёк покрепше! Аль за другой какой орган, Гоголю известный… Вот и наблюдай, как она выделывает дрюки-крюки у палки вертикально стоящей. Делай выводы хучь иногда, в особенности касаемо собственных желаний. А сколько крови пролито из-за них? Они ж, бабёнки енти, самый что ни наесть кровопролитный из всех фронтов, знамо дело!
- А ещё скажи, что они все ведьмы! - хохотал Гоголь.

Что ж такое делается, на сцене что творится? Наташа спешно подобрала сброшенное платье и скрылась за кулисой. Но вдруг трибуна чудно проявилась сквозь дымку театральную. Между плакатами теми красочными и дюже призывными она в аккурат пристроилась. А за трибуной кто такая? Пышная причёска, открытые миниатюрные ушки, удивительные глаза с зеленцой… Ох, уж эти очаровательные глазки, с восторгом взирающие на чудо-парад… Да-да, настоящий мини парад из комсомольцев-нудистов! Они, вдруг прошли по сцене в неглиже. Из одежды лишь алые революционные ленты через плечо с лозунгом «Долой стыд». А незабвенная, ну, конечно же, Инесса Арманд, преисполненная гордостью за своё детище, стала выдавать фразу за фразой, одну хлеще другой:
- Ни одна революционерка не должна отказываться от секса, хотя бы только потому, что в нём однажды вдруг стал нуждаться товарищ по партии! Нечего ждать подходящего времени и подыскивать тёпленькое местечко – делай дело прямо здесь и прямо сейчас! Долой мещанство! Да здравствует социализация большевизма!
- Вот, глядите, Ваня, - поглаживал бороду граф, - большевики-то небось и не знали, что Большаком называли главу семьи. А знаете, где и когда?
- Нет, конечно, Лев Николаевич.
- В самый рассвет снохачества… Ох уж да, было и такое времечко на земле русской, когда невероятно трудно было отказать свёкру снохе, если тому припрёт однажды. Что уж говорить про революцию… Она всегда возбуждает бешенную эротику. А ещё сейчас начнут Бога хаять и попов проклинать.

Ваня насторожился после сказанных слов, особенно - последних и очень аккуратно промямлил несуразно, наводя собеседника, как бы между прочим, на очень важный для себя вопрос:
- Мне бы вот… Про Бога непонятно…
- Мдааа… мне тоже было непонятно, Ваня, пока сюда не попал. Скажу одно только для начала – если Бога нет, то кто-то вне всякого сомнения должен быть вместо него. Это Вам говорит сейчас совсем другой Толстой – Толстой третьего вида, я бы так сказал. Первый был до пятидесяти лет в своей чистой гениальности, а второй после пятидесяти – гений помешанный, которого отлучили от церкви. Ведь сущность всякой веры заключается в придании замечательного смысла, который никоим образом не может быть уничтожен смертью. Но я был близок к нынешней форме понимания мира, когда он движется и совершенствуется, в стремлении своём становясь тем самым смыслом. А задачей каждого в этом развивающимся мире - внесение собственного посильного вклада. Не плыть по течению, а именно – внести то, что будет благом для всех людей. Наши новые друзья с рогами и копытами всегда были в этом мире, и не нам с Вами судить того, кто стоит на вершине его – Бог или как его по-другому величают… Я, например, к сегодняшнему моменту могу лишь высказать о нашей земле достоверно точно и внятно… Развитие биосферы планеты является одним из многих эволюционных процессов, заданных свыше и контролируемых существами, которых мы средь необразованной толпы обзываем нечистой силой. Биосфера на всех этапах эволюции черпает энергию для своей непосредственной жизнедеятельности из космоса. Зависимость нашей планеты от космоса объективно обуславливает характеристики разнородных колебательных процессов. Но не надо забывать, что эти колебательные процессы в биосфере тесно связаны и с социальными системами. Понятное дело, что мы сейчас имеем ввиду тот самый мозг, развитие которого для вселенной имеет наибольшее значение. Но я в свою бытность ещё говорил, что эволюционный процесс биосферы идёт в сторону общего усложнения вновь возникающих видов организмов. Но, вот ведь какая штука – мы не видим обилия промежуточных звеньев в ископаемых остатках прошлых биосфер. И сегодня тоже есть только устойчивые виды, а обилия амфорных жизненных форм, перетекающих одна в другую при смене поколений, не наблюдается. Значит человека внедрили уже в процессе эволюционного развития биосферы, во время настоящего благоприятствования. Толчок и… пошло развитие… Да-да, Ваня, Вы не поверите – всё происходит само-собой, случайным образом, но при первоначальной направленности, а после уже без организованного и целенаправленного вмешательства извне. Это, как тот же самый взрыв… Вот, Вам, для примера: орда лососёвых, метающих икру… Какая икринка придёт к рыбе, и какая рыба доживёт до метания икры? Ведь по пути столько, казалось бы, непродуманного хаоса. Но можно ведь нежно отловить парочку особей и дать жизни всем икринкам без исключения. Также и у человека. Но в человеке космос интересует только мозг, а тело выступает лишь его носителем в период взросления и развития, непременно через многочисленные поколения. Ведь проходя, вне всякого сомнения, через такой хаос и кучу невероятных случайностей, мозг приобретает тот самый совершенный, закалённый и зрелый вид, предназначенный для внедрения его во вселенский комп, или, как называют его наши с Вами друзья - Чрейду, в общем смысле - чёрную дыру. Но, как в случае с лососями можно выделить некоторые личности, обеспечив им развитие индивидуальное, охраняя от преждевременного исчезновения.

Иван, уже по привычке сидел с открытым ртом, вникая в каждое слово графа, при этом, нисколько не забывая краем глаза буравить почти насквозь обнажённую Айседору Дункан. Со своими ученицами она исполняла танец «Революционный этюд» Шопена. Дункан была уже без чулок и в прозрачном розовом платье с глубокими разрезами по бокам. Ученицы были давно полностью в неглиже, а Прошка, в своём чертовском репертуаре, неистово подначивал Айседору также непременно оголиться. Хватит, мол, дурака валять, куда там время тянуть.
- Енто вам, пожалуй, не хрен собачий, - то и дело выкрикивал он, - то искусство, какое-никакое… Ага! А то выйдут к шесту и трутся об него, словно ненормальные сонные пожарники!

Белинский замолк и по всей видимости надолго, уткнувшись невозмутимым лицом как раз в тарелку с икрой красной, причём правая рука воткнулась ладошкой с разведёнными в стороны пальцами в блюдо с чёрной икрой, а левая болталась под столом неприкаянная, как сам критик по своей жизни и даже после неё. Гоголь махал ученицам, зазывая их в свои писательские объятия, а Иван воспринимал танцовщицу лишь, как возлюбленную Сергея Есенина…
- Вот какого чёрта он её выбрал, неужели не мог найти себе моложе и поинтереснее?
- Тут же целая матриархальная система, - стал отвечать на заданный вопрос граф, отвлекаясь от основной темы разговора, - такие свобододумы, как правило сбегают от собственных мамаш, чтобы непременно примкнуть почти следом к заменителю доброй мамочки. Серёжа оказался одним из таких людей, которые осуществляют собственные действия, дабы исправить социальные и психологические последствия этого бегства. Потом они хотят исправить ошибки исправления ошибок, но жизнь уходит как-никогда, если вдруг не захочешь однажды покончить с ней посредством самоубийства.

- Брат-Гоголь, когда мы в баню? – кричал в это время истошно Прошка! – Али нам не пути в греховные номера с ентими девицами порока, а? – Сказал он и с размаху бухнулся прям об пол возле самого стола.
Незакрытые глаза Прошки упорно глядели в потолок, а пьяные уши непроизвольно шевелились, обдавая ветерком небольшие кривенькие рожки, причудливо расположенные на чёртовой голове.

- Ну что ж, продолжим, - сказал Толстой, - мне не терпится высказать Вам свои мысли, Ваня, поскольку вряд ли уже свидимся. Вы мне задали вопрос, но тема эта обширная и одним словом не передашь собственные мироощущения. А ощущения таковы, да даже теперь и знания их подтверждают. Ведь в мире много ужаса, страдания и жестокости. И не совсем так, будто бы виной одних людей это всё является. Безусловно, дело не только в нас, ведь сама природа безжалостна. Но, если Богу не хватает могущества или сострадания, значит он не всемогущ и глубоко несовершенен. Здесь я привожу пример нашего Бога… земного, в которого мы все привыкли верить по той самой колдовской вере со всеми шаманскими атрибутами и поповскими причандалами… Как можно верить в такого Бога, когда сама натура человеческая, скорее смешная и жалкая, чем злая, чтобы возомнить себя божьей тварью? Но самое странное, как раз состоит в том, что, нам совсем не вдруг, хочется и хочется действительно верить в его таковое существование. А как же – здорово же, если Господь раздаёт блага по справедливости, поощряя добродетель, помогая в слабости и карая зло. Поймите, Ваня, любая религия строится на наших самых заветных желаниях о пребывании в вечности, и чтобы быть всеми любимыми. Тут можно говорить сколь угодно душе Вашей, критикуя все земные религии, но можно сказать одно, невероятно, причём точно, что по таким понятиям, которые представлены религиозными концессиями - Бог наш слишком прекрасен, чтобы существовать на самом деле.
- Я тут такого насмотрелся, что не знаю – как на всё это смотреть. Настолько всё запутано, особенно касаемо моего же собственного сознания, которое постоянно выкидывает такие номера, будто я уже живу в этой самой Чрейде. - Сказал смущённо Иван.
- До Чрейды Вам не так уж и далеко, тем более вы с ней постоянно связаны. А чтобы проверить Ваши назревшие способности, пожалуй, можно перейти к основным практическим действиям. Для начала, Вам, Ваня нужно просто заснуть и побывать… Да хотя бы в вашем прошлом… Тем более, что пришло время и туристу в самом деле пристало как следует отдохнуть.
Продолжение следует...


     Глава пятнадцатая - http://www.my-works.org/mw/text/157416#note-wrapper-589380
     Глава семнадцатая - http://www.my-works.org/text_157514.html
Замечания

Хорошо!Хорошо идёт!

Нежуковский  ⋅   2 месяца назад   ⋅  >

дядя Вова

Угу... Поднадоели литераторы... пойду во времени пошатаюсь)))

дядя Вова  ⋅   2 месяца назад   ⋅  >