Осада ч - 4
Крепость Севастополь

Первый натиск врага помогли отбить бойцы-гренадёры стационарных береговых батарей
30-й и 35-й, немцы прозвали их "Форт Максим Горький № 1 и № 2" соответственно, (такими были они фантазёрами), массированным огнём которых, планы врага срывали герои-защитники города. Для справки: Их грозные 305-мм орудия были сняты в 1926-м году ЭПРОНом, - …с потопленного в 16-м году дредноута "Императрица Мария", флагмана Черноморского флота.
Куда там - ДОТам Бреста-Одессы! На создание севастопольских береговых батарей, под чутким руководством генерала Карбышева, бетона потратили - больше, чем на стройку - ДнепроГЭСа!...
Посчитав, что маленький севастопольский оборонительный район слишком напичкан зенитной артиллерией, Командующий ЧФ адмирал Октябрьский распорядился снять несколько зенитных полков и переправить к нему на Кавказ, (куда он со Штабом сбежал) полагая, что там они будут - в самый раз! (Ну - что с него взять? Ведь он, под бомбами - ни разу не был!) Открыл 8-й воздушной армии Рихтгофена, над Базой - полнеба, пришлось морякам самим решать, - как СОР с воздуха от врага защищать, и - надумали: - из половинки старого списанного крейсера, - плавучую зенитную батарею соорудили, с названьем: "Не тронь меня!" в Казачьей бухте рядом с аэродромом у Херсонесского маяка заякорили...

В небывалую зимнюю стужу, поднимая на 2-ой штурм своих и румынских солдат, Манштейн приказал шинели у них отобрать, (ни - своих, ни - чужих не жалко!) и - во взятом Севастополе, только, раздать, - мол, в бою и без них будет жарко! Благой вестью о взятии крепости, Эрих порадовал фюрера и на этот раз, - рано, - не вышло всё равно у него - ничего: вовремя подошёл обещанный с Кавказа Флот, и получив "новогодний подарочек", фрицы - опять расползлись по окопам своим, зализывать раны…
Геббельсовская пропаганда, и агентство "Транссоцеан" два осенне-зимних неудачных штурма так объяснили: "Под словами "район Севастополя" нужно понимать укрепления Севастополя, являющегося - отлично укомплектованной и вооружённой, самой мощной крепостью в мире!…"
На самом же деле, СОР обороняли - всего то, - …8 дивизий и 3 бригады морской пехоты…

Каждый защитник города - безмерно был рад: в Керчи, Феодосии, Судаке, Евпатории, наши Черноморский Флот и Азовская флотилия в сильнейший шторм, высадили успешно десант!
Керченский полуостров заняли, и - … встали! (Хотя, особого противодействия не встречали…)
​Если бы после высадки,Фронт - так долго не топтался на месте, то - 44-ой, 51-ой и Приморской, дружно - с 6-тью дивизиями Манштейна справились бы вместе, Крым был полупустой, - но он встал в Керчи на постой, вместо того, - чтобы брать Симферополь, в госпиталях которого,10000 немецких вояк зализывали раны, полученные в Севастопольских боях, а все дивизии занимались осадой города. Если бы, переправившись, на Ак-Монакском перешейке не закрепляясь - вглубь полуострова прорывались, - фрицы бы, замотались, так как, на одного немца приходилось 2 красноармейца (не считая нескольких краснофлотцев) и не смогли по всему Крыму за ними гоняться! Стратегическая инициатива, из-за интриг-склок в штабе Фронта,
согласования-перетасовок командования СОРа, - (снимали генерала Петрова) - была утеряна, попытки 3-х армий и 2-х флотов деблокировать Севастополь и освободить Крым, в - том, 42-м закончились - поражением нанесённым успевшим развернуться навстречу им, Манштейном, (названным Гитлером " лучшим оперативным умом немецкого Генштаба"), - взявшим себе на вооружение суворовское изречение: "Воюй не числом, - а умением!"
​Зря, истекающий кровью, осаждённый Севастополь - помощи от Ком Кавказским Фронтом
зимой 1942-го года ждал, хотя, освободить Крым к 4 января "братишка Будённый - Сталину клятвенно пообещал, уверенный, что заря победы над ним - зареет!... Но Манштейн подтянул свои силы - скорее, а отсутствие танков, он компенсировал - совершенной организацией войск,скрыв от руководства вновь образованного Крымского Фронта, истинное НГУ, - он его обманул, - и …прорвал оборону!...
И Командуюший Крымским Фронтом (с говорящей фамилией Козлов) со своим ЧВСом Мехлисом - несовладал, в результате Керченский плацдарм, взятый с потерями и таким трудом, - потеряли!...Крымский Фронт, едва народившись, - распался, мало кто, кроме Командующего и его штаба, спасся…
Злой военной судьбой 2-м Армиям был уготован - другой, более глубокий, переполненный холодной водой Керченского пролива котёл, и участь защитников города на другом конце Крыма, - была решена - несправедливо...
Об операции той, до сих пор молчат как - о великом позоре, её тайну на дне Чёрного моря похоронили, а за гибель и плен наших бесстрашных солдат и матросов, - особо, - ни с кого не спросили, только - Козлова и его генералов, Сталин понизил в звании, а любимцу Мехлису заявил: "Будьте вы прокляты!"… В итоге, (после разбор полётов), 9 октября того года упразднили - к едреней матери, институт военных комиссаров, - этих - "полит надзирателей"!...)

Утром 8 мая, нанеся внезапный удар (он был мастер таких ударов!) по правому южному флангу Ак-Монакской группировки (совершенно неожиданно для врага) захватив там важный плацдарм, силами снятых из под Севастополя: 5-й пехотной, 1-й танковой, двумя румынскими дивизиями и одной кавбригадой, он за 12 дней сбросил в море 26 наших соединений имевших 3-х кратное превосходство в силах , и 20-го мая пленил 14285 красноармейцев, взял в виде трофеев, - 1133 орудия, 258 танков, и оставил под Керчью лежать 162280(!) наших солдат-матросов - останков!…

Операцию ту, он (заядлый охотник) - "Охотой - на дроф" назвал, и - вот как он сам, вспоминал тот финал:
"На высоте вблизи города Керчь, мы встретились с генералом фон Рихтгофеном. Перед
нами в лучах сияющего солнца лежало - море, Керченский пролив и противоположный
берег. Цель, о которой мы так долго мечтали, была достигнута. Перед нами был берег, на
котором стояло несметное количество разных машин. Советские катера предпринимали
все новые попытки подойти к берегу, чтобы взять на борт - хотя бы людей, но наши
отгоняли их огнем. Чтобы добиться капитуляции последних остатков сил противника,
отчаянно оборонявшихся на берегу, и избежать ненужных жертв со стороны нашей
пехоты, огонь всей артиллерии был сосредоточен на этих последних опорных пунктах.
18 мая "Сражение на Керченском полуострове" было закончено. Только небольшие
отряды противника под давлением нескольких фанатичных комиссаров еще несколько
недель держались в подземных пещерах в скалах вблизи Керчи. Пять немецких пехотных дивизий и одна танковая дивизия, а также две румынские пехотные дивизии и одна кавалерийская бригада уничтожили - две армии, в состав которых входило 26 крупных соединений. Только ничтожное количество войск противника сумело уйти через пролив на Таманский полуостров.
Наши войска еще раз сделали невероятное. Их успех во многом зависел от действий 8 авиационного корпуса. Победоносно была окончена настоящая битва на уничтожение!"
Начальника Керченского гарнизона генерала Шпонека, за слабое противодействие 3-м русским армиям(!) - сняли и в Берлин услали, где впоследствии, несмотря на протесты Манштейна, (мол,- что тот мог сделать, располагая одной дивизией), и после 3-х летнего следствия, по приказу Гиммлера, расстреляли...

Фюрер - стимул подкинул ему под конец: за взятие Севастополя пообещал подарить Воронцовский Дворец, - вот тот и старался, не щадя животов - ни своих солдат - ни союзников, ни солдат врагов, - до - полумиллиона их полегло у его ворот…
Но - и ему самому, чуть - не перепало! 5 июня, во время увеселительной прогулки на торпедном катере вдоль ЮБК, (в отчёте, он её - ...рекогносцировкой нарёк), вдруг, защёлкали пули, - это со стороны солнца налетели два Яка – истребителя, и всё на катере изрешетили, а начальника рейда Ялты полковника Бредова и ещё шестерых участников фуршета и членов команды - итальянцев - убили, (среди них и личного шофёра,Фрица Нагеля), да ещё катер подожгли - с 4-мя торпедами, да - так, что - едва потушили! В общем, страху все натерпелись, из шестнадцати - 9, лишь, выжили…
Уже после войны Михаил Авдеев, ведущий пилот, когда тот эпизод вспоминал (Степан Данилко, его был ведомым) всё горевал:"Как я - в Эриха, не попал? - Если бы, - знал, что он - там! - Мемуары свои, - он бы тогда не писал, сидя дома…"
(Продолжение следует)