Warning: Can't find record in 'drupal_cache' query: SELECT data, created, headers, expire, serialized FROM drupal_cache WHERE cid = 'variables' in /home/myworks/public_html/includes/database.mysql.inc on line 135

Warning: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/myworks/public_html/includes/database.mysql.inc:135) in /home/myworks/public_html/includes/bootstrap.inc on line 736

Warning: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/myworks/public_html/includes/database.mysql.inc:135) in /home/myworks/public_html/includes/bootstrap.inc on line 737

Warning: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/myworks/public_html/includes/database.mysql.inc:135) in /home/myworks/public_html/includes/bootstrap.inc on line 738

Warning: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/myworks/public_html/includes/database.mysql.inc:135) in /home/myworks/public_html/includes/bootstrap.inc on line 739
Осада ч - 7

Осада ч - 7
Агония
Особам - беременным, слабонервным и особо впечатлительны лицам, - для чтения - не рекомендуются последние эти страницы...
В конце июня 35-я ББ стала местом дислокации командных пунктов Приморской армии и СОР. 30 июня командующий СОР вице-адмирал Ф. С. Октябрьский отправил в адрес Народного комиссара ВМФ шифрограмму:
  «Противник прорвался с Северной стороны на Корабельную сторону. Боевые действия протекали в характере уличных боёв. Оставшиеся войска устали (дрогнули), хотя большинство продолжает героически драться. Противник усилил нажим авиацией, танками. Учитывая сильное снижение огневой мощи, надо считать, в таком положении мы продержимся максимум 2—3 дня. Исходя из данной конкретной обстановки, прошу Вас разрешить мне в ночь с 30 июня на 1 июля вывезти самолётами 200—500 человек ответственных работников, командиров на Кавказ, а также, если удастся, самому покинуть Севастополь, оставив здесь своего заместителя генерал-майора Петрова.»
посадку в 13 самолётов производили ночью по спецталонам, подписанным – лично, генералом Петровым. Мест на всех, - не хватало, дело доходило - до драк и скандалов. Большинство понимало: - Улететь, значило – уцелеть! Но населенье - не знало, что самолёты – только, - для ...избранных (полковников-генералов…)
Вслед отплывающим-улетающим военным, (группы из штабных, непосредственных трагедии этой, - виновников, и - из городских властей) штатским чиновникам, - из обречённой на гибель толпы, не дождавшейся своей очереди, неслись проклятия и автоматные очереди (тут же пресекавшиеся оцеплением из особой «команды № 017» спецназа, прилетевшей для «обеспечения эвакуации», - с Кавказа…)
Тыщи рвущихся улететь защитников и жителей города, вонь вздутых трупов лошадей и людей, перекрёстный огонь немецких батарей, днём, мечущихся по степи людей, расстреливали асы люфтваффе, – словно, мышей! От - них и артобстрелов люди скрывались в бухте Камышёвой - в зарослях камышей. Там же прятали и плавсредства (утлые шлюпки-шаланды-баркасы.)

Командовать обречённой Приморской армией, (после эвакуации 260-ти "ответственных
работников"), приказом штаба Фронта был оставлен Петров, но эту радиограмму он- " не
получил", и последней подлодкой - на Кавказ уплыл! Даже - сына своего, адьютанта, в той
суматохе в Голубой бухте забыл, (но тот оказался - смекалистым парнем, и выбрался - сам
без папиной лапы), а – крайним, - генерал Новиков стал (ещё 3 дня Фиолент оборонял…)
1-ое июля 42-го года, - злое: - выжженная огнём и металлом земля Гераклийского полуострова - не впитывала уже кровь солдат, лежащих на ней в три слоя! Армия, брошенная на произвол судьбы своими отцами-командирами, - обречённо сражалась под командованьем генерала П Г Новикова,
свои последние дни доживала, непрерывные атаки немцев отбивала – лишь, ружейно-пулемётным огнём, камнями, зубами, трофейным оружием, без артиллерии и прикрытия с воздуха! (Так, она - за день отражала - до двадцати атак (!) да - таких, - что земля дрожала!) Когда же совсем без
патронов остались, то с круч Фиолента - к морю спускались, где ждали напрасно без еды и воды, все эти последние дни, когда придут за ними с Кавказа, - штабом Фронта обещанные, корабли…
Тяжкаая участь ждала героев - беспримерной, той, обороны, на Фиолентских крутых берегах, от - Балаклавы - до Херсонесского маяка, к морю прижатых, - от – комдива, - до последнего моряка!
Узкую полоску берега, под обрывом Фиолента, - всю забили израненные наши ребята, - матросы, офицеры, солдаты, занята ими - каждая щель, а сверху немцы на них кидали мины-гранаты, лётчики - их бомбили, им - трудно было промазать в – массовую, такую - большую-длиннющую цель…
Длинный прибрежный Фиолентский шельф, отступившими бойцами Приморской Армии и краснофлотцами, – буквально, - кишел! До самого последнего момента, никто не верил, что вышестоящие штабы бросили их - на произвол судьбы! У большинства их, (защищавших Одессу), свежа была в памяти плановая эвакуация - из под носа у немцев! Но после приказа «Всем – застрелиться!» - вдоль побережья всего Фиолента, одиночные выстрелы стали звучать…


3-е суток, - нечего пить, - нечем стрелять, выход один, – в море плыть, чем на камнях лежать и от жажды-ран-голода умирать! Обещанный флот, (чью Базу они 8 месяцев героически защищали), прошлой ночью - опять не пришёл, и –следующей, - будет едва ли, правда, с Большой земли - морские
охотники (маленькие корабли) на пару миль к берегам подошли, но – взять, - мало кого смогли…
Командующим Северо-Кавказским фронтом, СМ Будённым, было приказано - отправить к Севастопольским берегам для эвакуации гарнизона СОР, несколько (!) тральщиков, сторожевиков и подлодок, - но из-за плотной блокады, им удалось спасти лишь, всего - …около 1% защитников города…
В - скалы-схроны-пещеры и гроты вжимались, берегли патроны - мало стреляли, когда же они кончились, получили приказ: "Застрелиться всем - сей-же час!..." Одни, - выполнили командирский наказ, другие - в открытое море поплыли спасаться, часть попыталась к партизанам в горы прорваться, (вышли – всего 30 из них), но - сорока тысячам остальных, - пришлось всё-ж, - на милость победителей сдаться, получив за это от Сталина - хлёсткий ярлык "предателей родины", (и – как у него повернулся - язык?...)
Взятых измором-ранами-жаждой-голодом, их длинной колонной вели, (таким же истерзанным как и они), - сгоревшим разрушенным городом…
Шторма и ветра, чайки и рыбы - развеяли прах убитых, придавили – взорванные тяжёлые скальные глыбы…

Послесловие


 В первые дни войны планово заминировали акваторию вокруг Севастополя, (схемы минных полей, – засекречены, при их преодолении, теряли суда-грузы-людей…) У Германии в Чёрном море (из за позиции Турции по Босфору) не было - ни одного военного корабля, но мы потеряли - …20 судов на - своих же, минных полях!...
Не – там, и не - тогда высадили десант, сдав врагам тяжелое вооружение боеприпасы и провиант. Цели то, были, - благие: Деблокировать Севастополь и завладеть Крымом, да вот, - исполнители их, штабные, оказались - спецы, - никакие!… «Высадкой в Керчи, русские - сами снабдили меня – тем, чего мне так не хватало для успешного штурма Севастополя: - Танками-артиллерией-продовольствием-боеприпасами разбитых в Керчи, двух их Армий…» Манштейн был - взбешён, когда узнал что - Петров (противостоящий ему генерал) был сыном - …простого сапожника (плебей!) - Это - для него, - (одного из - самого Гинденбурга (!) потомков, - пруссака самых аристократичных кровей), - было - досадней всего, и больней… Единственного сына Манштейна - Геро, судьба военная - не пожалела: с фельдмаршальским мандатом, – куда больше шансов у папы пристроить сыночка - к себе адьютантом, но он так и погиб, простым связным офицером, (а не сынком генерала), где-то в лесу под Ленинградом…
Для соединений и частей, участвовавших в Крымской кампании, Гитлер учредил почётный знак "Крымский щит", геббельсовская пропаганда возвела победителей в – самый - славы зенит! На праздничном ужине в Ливадии, посвящённом взятию Севастополя и присвоению Эриху за это фельдмаршальского звания, собрались - все командиры, начиная с комбатов, а также, награждённые крестом, простые солдаты. Прилетевшие штурмовики с Кавказа, (вызванные по радио крымскими партизанами), - испортили празднование, бомбами их угостили, - но, по видимому, - так спешили, что при бомбометании том, - так, никого - из гуляк, - и не убили…
Всей армии был предоставлен поощрительный бонус - двухнедельный отпуск, (и это, - в самый разгар - кровопролитной войны!) Сам Манштейн пребывая - в апогее величия мании, по приглашенью короля Антонеску, отпуск провёл в горах Трансильвании, вместе со своей дорогой фрау, приехавшей по такому случаю, к нему - из Германии…

Гитлер - фельдмаршальский жезл за взятие Севастополя ему дал. Нюрнбергский трибунал - 18 лет за преступление против человечности, правда - он, морда коровья, - всего три года из них (из за хилого здоровья) отсидел-отстрадал в Моабитской тюрьме, с окнами во внутренний двор, где - чуть ли не каждый день приводился в исполнение смертный приговор (при этом, ещё и писал - сей мемуар!...)
 
Не – раз, Сталину будут сниться-мерещиться, эти жестокие два поражения – (всего - за два месяца!), - а впереди ещё были – его город на Волге, Кавказ!... Так родился в его голове план - «Ни шагу назад!» - 228-й расстрельный Приказ…
Он, после Ялтинской Конференции, Черчилля - над Севастополем на самолете специально катал, чтоб – разрушения, тот увидал! Потрясенный увиденным, Уинстон воскликнул: «На его восстановленье - уйдёт 50 лет!...»

 Как заключили впоследствии, дознаватели, двурушничая на следствии, защитники города - не выполнив приказ застрелиться, - …«смалодушничали(!)» Но - Вина за пленение Приморской Армии, лежит на адмирале Филиппе Октябрьском, за – то, что не обеспечил эвакуацию сотни тысяч людей! (Мол, - поэтому, он - главный злодей!) Ныне это трактуется - очень уж просто: ошибки в расчетах флотских военных чинуш. Сколько из за этих просчётов, погублено – матросских, солдатских душ!... На деле, - даже - задачи не ставилось об эвакуации Армии, - только по вывозу начсостава, военно-транспортной авиацией! Из 105000 героических защитников города, в плен удалось взять - 40000 всего, - остальные пали - Смертью Героев, в боях за него…

Эти цифры - нигде не звучали. Их долго потом, от нас скрывали, Страшно не только писать о горькой той правде, - но - ещё страшней и больней, читая, узнавать о ней!... Так, ручейки народного горя - в реки вливались, а те, - в воды потерь двадцатисемимиллионого моря. Я про это узнал, от отца, а ему рассказал Зотов Владимир, друг детства, он горькую чашу немецкой оккупации тогда - пацаном испил до конца, остался заикой - на всю оставшуюся жизнь! Но, главное, - жив!...

Про - тот ад, что творился ночью на аэродроме у Херсонесского Маяка, - лучше - не знать! (Можно - надолго перестать спать...) А может,правы епишевы? Чтоб - спать, нужно - меньше знать! Тогда будет вокруг, – тишь-гладь, да - Божья Благодать!...