Детские "непонятки"
Отцовские воспоминания
(Продолжение Цикла "Дорогами детства")

«Вспомним старые победы, - как на этих берегах, воевали наши деды и прославились в боях!...»
 
Упрямая вещь, - факты, у иных твердолобых - даже сейчас, спустя годы, они вызывают инсульты-инфаркты, и их - не переиначишь - себе в угоду, как - с бухты-барахты…

Осенью 41-го, война подкралась к Севастополю - с тыла, (как и 86 лет назад), и началась осада… Командование СОР поставило задачу: на танкоопасных направлениях вырыть противотанковые рвы - с помощью местного населения, и немецкие асы упражнялись в стрельбе из пушек и пулемётов - по пацанам и бабам, копавшим в чистом поле противотанковые рвы и окопы, устанавливавшим надолбы. Завидев их, те бросали лопаты, падали - ниц, задирая на головы платьев подолы, подставляя - под пули полуголые попы… Об этом, рассказывал мне отец, (в начале войны 13-летний юнец), - но на войну (добавив год) всё же - успел (правда, - к самому её, завершению…) Эвакуация - его, бабки и её мамки из осаждённого Севастополя (и - как по пути их бомбили и чуть не утопили) напоминала - Чудесное Воскрешение!... Да - и в Российской глубинке - не ахти, было отношение к эвакуируемым: - за - то, что они потеснили-ущемили - жилищные, хозяев права, - те называли их - «выковыренными»...
Вcё гражданское население выводили возводить укрепления, (чуть, «подправить рельеф местности»). В Штабе СОР считали, что у Манштейна - много танков, и население копало против них - рвы, возводило эскарпы и контрэскарпы в начале войны. Но танкоа (кроме, Т-1 Т- 2) у того не было! Это - потом ими его снабдили - …мы, неудавшимся открытием (в мае сдавшегося) Крымского Фронта. Партийными-комсомольскими собраниями и вычурной своей демагогией, ЧВС Фронта Мехлис (личный представитель Сталина) - вязал руки командующим Фронтом и Армиями, и «освобождение Крыма - за 5 дней», обещанное Будённым, закончилось - огромным обломом!... Сталин признал свою ошибку, и не наказал КомФронта Козлова - очень уж, шибко, (понизил, лишь, - в звании), а вот, - Институт Комиссаров – упразднил, и установил - единоначалие в армии…

Командование Севастопольского Оборонительного Района и городские власти - поняв, что город - не удержать, настоятельно рекомендовали - всем гражданам - жителям Севастополя, - уезжать! Сняться - с насиженных мест и - бежать и всё нажитое бросать, - не хотел – никто! Разрешалось с собой взять – только один чемодан-баул и одно пальто, (но каждый – пятый, в спасительный тыл - не доплыл, потонул), и ценности – вмиг переменились в тот год войны, когда - на чаше весов, - жизнь, - твоя и родных!... Вопрос, - уезжать или оставаться, - каждый решал для себя – сам, он равносилен был - дилемме: - умирать, или - спасаться!...
В конце трагическо-героической эпопеи, эвакуацию людей (экстренную погрузку) производили - из Камышёвой и Голубой Бухты у 35-й Береговой Батареи.
Местных жителей вместе с раненными по ночам вывозили на Кавказ корабли (те, что продовольствие-пополнение-боезапас, привезли). Пробирались - сквозь сети своих минных полей - вдоль Фиолентского берега, многие - из не успевших - по темну уйти кораблей, доставались по утру - асам Геринга. Сколько судов с эвакуируемыми - благополучно к кавказским причалам причаливало, - из числа тех, что - от Севастопольских берегов отчаливало, История стыдливо умалчивала… Шансов - в морской пучине не пропасть, было - мало, но - не рискнувших бежать, ждала – куда более страшная, - участь:
- Эвакуировавшиеся на Кавказ,в - числе выживших, оказались, а - из тех, кто там остались, через два года - менее тысячи, освободителей дождались (это - из 112000 довоенных жителей!) В 44-м их немцы использовали - в виде живых щитов, прикрываясь ими на баржах, спешащих в Констанцу…
42000 фрицев пошли вместе с ними на дно моря крабов кормить, усилиями топмачтовиков минно-торпедной и штурмовой авиации, во время - провальной их (хоть, и заранее спланированной) эвакуации…

Сколько раз могла прерваться - времён связующая нить, мне трудно - себе даже, вообразить! - не - то, чтоб - разобраться…

Без – Родины, человек - перекати-поле: обитает – там, - куда его перенесёт ветер. Здесь речь пойдёт, - о злой доле людей, унесённых войной, и - об обратном билете (и – какой был он оплачен, - ценой…)
В конце 50-х, обманутые хрущёвской пропагандой, первой волной плыли домой угнанные на принудительные работы, бывшие батраки и холопы, везя в памяти частицу свободы из полуразрушенной войной, - полуголодной, но почти восстановленной «Планом Маршалла» Европы.
В порту встречали репатриантов, (не - по своей воле, иммигрантов), спускавшихся по трапам с тех кораблей на берег обетованный, - оркестрами и цветами, и даже мужики скупые слёзы роняли в кулак (не говоря про детей и их матерей) не зная, что после турне по череде Средиземного-Эгейского и Чёрного морей, их ждал - ужас и мрак фильтрационных лагерей, и долгий этап - в страшный ГУЛаг…
И - выжившие местные, - тоже попадали под следствие: "Эвакуироваться, когда предлагали, - не стал? Чтоб семью прокормить, - на врага работал? Рейхсмарки за труд - получал? С оккупантами сотрудничал? - - Значит, - врагу помогал!» (со всеми вытекающими отсюда последствиями…)

 На родной земле, их в Сибирь провожал - Севастопольский жд вокзал, - нас же, в 57-ом, он - из Сибири – встречал! (Горя и радости видела много, опутавшая страну стальными рельсами-нервами - железная та, дорога…)
Всего этого тогда я не знал, (так как был ещё мал), а - те, кто меня родили, про это - не говорили…
Друг детства отца Володя Зотов, прошёл сквозь все испытания эти, заикой стал, но спасла работа - таксовать начал, и на привокзальной площади нас - в зелёной, с шашечками "Победе" встречал…
Долго встречу свою обмывали, друзей детства своих поминали, - тех, кого в блокаду, и за - оккупации годы, они потеряли… Водка, - кого расслабляет и веселит, на - кого то нагоняет агрессию, но - потом, когда действие ослабевает, - всех вгоняет в депрессию. Особенно, после - того, как разговор зашёл о репрессиях. Наученные горьким жизненным опытом - о том, что в то время можно было только молчать, а если – говорить, - то – шёпотом...

И - силился, 6-тилетний я - их понять, - но так и не смог ничего разобрать, - рвалась на глазах тонкая связь поколений - пред - теми, пред кем мы преклоняем ныне колени, кому - дорога была - о безвинно сгинувших, память (пропавшие их родные, – дед-бабка-сестра-брат-отец-мать…)
(Продолжение следует)