victortolstykh

ДРУГОЙ МИР
      Грибов в лесу было мало. В лучшем случае попадались объеденные личинками подосиновики, в худшем – с белесым налётом горькушки, волнушки и изъеденные червями сыроежки. Один раз повезло и попался ствол дерева, буквально усеянный опятами, которые тут же сделали пустую корзину наполовину полной. Хотя, она всё также оставалась наполовину пустой. Время шло, но приличные грибы упорно не желали показываться на глаза. Поиску грибов мешала начавшая опадать осенняя листва, а ещё тревожные мысли, которые отвлекали. Отставной полковник ФСБ Виктор Балаков был озадачен предложением, поступившим “не в службу, а в дружбу” от бывших коллег по цеху и, в частности, от “самого” своего бывшего подчиненного Славы Комова, нынче большого начальника, полковника и вообще, мужчины очень солидного и авторитетного. С одной стороны, это предложение было не кстати в связи с продолжающимся дачным сезоном. Да тут ещё намечались рыбалка в шхерах и душевные песни у костра с давними друзьями, такими же отставниками. А с другой стороны, в таких случаях старым друзьям не отказывают. Что-то там приключилось не совсем обычное и требовалось срочно разобраться, не привлекая лишнего внимания. Ничьего внимания и особенно внимания дотошливой прессы. В наше сложное время высоких технологий скрыть интерес спецслужб к чему-либо довольно трудно, особенно если это происходит в таких местах, где каждый новичок на виду. “Витюша, я слышал, что ты рыбачить собрался?” – вкрадчивым голосом вещал действующий полковник ФСБ Вячеслав Михайлович Комов, пытаясь придерживаться непринужденного дружеского тона по отношению к бывшему начальнику.
- Вот, заодно и порыбачишь. Обещаю, что места на Кольском полуострове хорошие и рыбалка там будет отменная. Про озеро Имандра слышал? Там просто красотища! Все расходы мы тебе компенсируем. Ну и, с материальным поощрением, сам понимаешь, не обидим.
Выбирать особо не приходилось - все же какое-то дело лучше, чем никакого. Несмотря на все прелести беззаботной жизни пенсионера нет-нет да и охватит тоска по прежней активности и бессонным ночам. По дороге домой он привычно перебирал в тренированной годами памяти все, что было ему сказано. Информации по существу, в общем, было не много: среди потомков
полумифических найдов, то ли вымерших, то ли давно ставших цивилизованными людьми и потерявших всякую связь с древними культами, неожиданно возник острый интерес к шаманизму. Интерес настолько внезапный, что спецслужбы поначалу растерялись и наломали дров, грубо вторгаясь в личную жизнь людей, задавая нетактичные вопросы и устраивая неприкрытую слежку за отдельными наиболее ревностными поклонниками культа. А тут ещё это мерячение, будь оно неладно.
“Мерячение” – основательно подзабытый феномен, изначально связанный с северными народами. Характеризовался вхождением людей в глубокий транс, в процессе которого люди становятся, по сути, послушными роботами. Явление темное, наукой мало изученное, консультироваться по этому вопросу с уважаемыми господами учеными - только зря время тратить. Результатом повышенного интереса стала ответная подозрительность и скрытность населения. По-сути, люди ничего незаконного не делали, они просто уходили в тайные места и чем-то там непонятным занимались под удары шаманского бубна. При этом, по слухам, периодически впадая в состояние глубокого транса. И, вроде бы, “чем бы дитя не тешилось “, но опытные особисты знали, что на ровном месте такое происходить не может, и почти наверняка есть кто-то внешний, кто всю эту бучу затеял с не самыми благородными целями. Полковнику Балакову, теперь уже просто пенсионеру Балакову предстояло выяснить кто и зачем. Почему выбор пал на него догадаться было не сложно - в местных органах он никогда не светился, к тому же обладал замечательно неприметной внешностью, А, благодаря острому уму и природным актерским данным, мог сойти за кого угодно. Сойти за местного? Балаков подошел к зеркалу и сощурился. Лицо скуластое, широкое - какое-то сходство было. Еще можно покрасить светлые волосы черной краской. Или изменить с помощью контактных линз цвет глаз на карий, тогда сходство станет еще глубже. Но, немного поиграв с маскировкой, он решил, что это не самый надежный путь. Пожалуй, лучшим вариантом было бы приглашение в гости от местного друга. Только вот где такого друга найти? Перебрав варианты, Балаков пришел к выводу, что стоит начать с малого - с рыбалки. Пока он обо всем этом думал, грибы от него упорно прятались. В какой-то момент мелькнуло среди желто-коричневого разноцветья оранжевое пятно. Это был старый пень, украшенный грибницей. Балаков присел и поддел грибницу ножом. Но это были не грибы, а нечто больше похоже на слизь. Подума, что
шаманы наверняка используют галюценогенные грибы в своей практике. Мухоморы, колпаки... А слизь – что там Комов говорил про слизь?
* * *
Выбранная тактика оказалась успешной. Пенсионер Балаков, по легенде отставной прапорщик, ходил по грибы, и еще активно осваивал местные водоемы со спиннингом и резиновой лодкой. При этом, отличался словоохотливостью и полным отсутствием интереса к чему-либо, выходящему за рамки обыденного – прапорщик как прапорщик. Он охотно говорил о рыбалке, охоте, сборе грибов и ягод, с удовольствием вспоминал многочисленные армейские истории, отчасти почерпнутые из рассказов знакомых прапорщиков, отчасти выдаваемые за реальные истории сходу переработанные приколы, десятилетиями имеющие хождение в армии. И при этом с большим недоверием и иногда даже с агрессивностью относился к чужим историям, особенно если в них чувствовался налет мистики. Оспаривал, называл чушью, кипятился, отворачивался, всем своим видом демонстрируя как ему всё это не интересно. А то и вообще вставал и уходил. Ну, типичный прапорщик. Тема про местные обычаи, про шаманов, возникала не раз и каждый раз не по его инициативе. Балаков обратил внимание на то насколько аккуратно местные затрагивали эту тему, буквально вскользь. Совершенно не напирая и тут же замолкая, когда он начинал возмущенно спорить, говорить, что всё это ерунда и что в такое верить могут только полные идиоты. Порой даже попутно начинал рассказывать очередную армейскую байку как какой-то молодой лейтенант во что-то такое поверил и каким дураком по итогам оказался. В деревне, в которой он остановился, все мужчины в той или иной мере были рыбаками, любящими вечером посидеть у костра или в хате за ужином. И, как водится среди рыбаков, потравить байки. Не прошло и недели, как говорливый простак Балаков стал среди них своим.
Он уже собрал богатый урожай туманных сведений про то, что происходит в этой местности. Всё сводилось к тому, что происходит что-то необычное, что-то такое, что началось совсем недавно, и про что местные совершенно не желают делиться сведениями и даже мыслями с посторонними. И вот однажды, случилось то чего он долго ждал. Изобразив из себя изрядно уставшего и подвыпившего, Балаков в очередной раз раздраженно заявил, что ему неинтересно слушать всякую белиберду, и, пошатываясь, завалился на кровать. Кровать стояла в той же комнате у печки, отделенная всего лишь
занавеской. Видимо, про него тут же забыли, поскольку разговор у мужиков пошел более откровенный. Говорили вполголоса, часто перебивая друг друга. Но слышимость была хорошая и суть того о чем говорили, была понятна. А говорили они ни много ни мало как о «втором пришествии».
* * *
- Товарищ полковник, докладываю. - Балаков обратился к сидевшему за столом полковнику Комову в привычном официальном тоне, хотя обстоятельства этого совсем не требовали.
- Садись Витюша, докладывай. - Комов указал на стул рядом со столом, тем самым предлагая перейти на равный стиль общения. - Что-нибудь интересное узнал?
- Узнал Слава, узнал. - Балаков сел на стул и положил перед Комовым прозрачную папку с пачкой листов внутри. - Вот подробный рапорт о проделанной работе.
- А если вкратце?
- А если вкратце, то в этой местности возник новый религиозный культ, которой только внешне напоминает древнее мерячение. Мне довелось слышать рассказ человека, который участвовал в обряде. Утверждает, что в состоянии транса он посещал иные миры и общался с самим Богом.
- Этим нас не удивишь. Наркотики, мухоморы?
- Не похоже. Им ничего такого не давали, ничего, что могло бы вызвать галлюцинации. Только пение шамана под звуки бубна и... тут начинают раскрываться небеса. Самое впечатляющее в этом деле то, что человек, от которого я это слышал, сам до той поры ни в какие бубны не верил и вообще был атеистом. Поддался уговорам друзей и теперь стал одним из них. Говорит, что каждый, кто пройдет через обряд, становится одним из них. Без исключения. Это секта нового вида и она пугающе быстро растет, затягивая в себя всё новых и новых адептов. Называют они себя “колду”. С ударением на последний слог, почти как “колдун”.
- Интересно, интересно... - Комов откинулся на спинку стула и задумчиво поднял глаза к потолку. - А что же это за бог, которому они поклоняются? Бубны, шаманы, колдуны - как-то не похоже на христианскую секту.
- Верно, не похоже. Имя бога они тоже произносят как-то странно – что-то вроде “Н-Ке”. Именно так, с заиканием. Я после приезда успел заглянуть в Интернет, посмотрел, какие там встречаются имена богов. Одно совпадение нашел. - Балаков замолчал.
- Не томи. - прервал паузу Комов.
- Это Энке - верховный бог шумеров.
- Шумеры? Что-то слышал. Напомни. - Комов сморщил лоб, пытаясь вспомнить.
- Это древний народ, живший на территории современного Кувейта во времена постройки Египетских пирамид. Но загадочно исчезнувший три, а то и четыре тысячи лет назад. Упоминание о нем археологи обнаружили относительно недавно - в начале прошлого века. С тех пор это стало модной наукой “шумерологией”.
- Понятно. И что нам это дает? Реинкарнацию древнего забытого культа? Как-то не стыкуется.
- Согласен. Но, в связи с его непонятной массовостью, предлагаю продолжить расследование в этом направлении. Интуиция.
- Интуиция, говоришь. – Комов усмехнулся. – Помню про твою интуцию. Ладно, изучу рапорт и мы примем решение.
Комов демонстративно придвинул к себе папку и вытащил пачку листов. - Свободен.
- Слушаюсь.
* * *
Следующие несколько дней Балаков собирал всё, что известно про шумеров, в том числе активно используя социальные сети. Так он вышел на супружескую пару Андреевых Николая и Натальи. Не будучи специалистами в области шумерологии, они проявляли необычайную осведомленность, поправляя буквально каждый его пост в социальной сети, в котором он намеренно допускал небольшие неточности. Балаков заподозрил было, что Андреевы являются адептами этой новой шаманской религии. Но, когда он затронул эту тему, реакция последовала неожиданная: Андреевы не стали
играть в тайны мадридского двора, а наоборот - живо заинтересовались темой. Балакову ничего не оставалось делать, кроме как заинтриговать их и назначить личную встречу. Встреча состоялась в уютном кафе на севере Петербурга, где почему-то всегда пусто. Вот и на этот раз кроме них никого в кафе не было и разговаривать можно было совершенно свободно. Поначалу Ник - так Николай предпочитал, чтобы его называли, вел разговор, а Наталья предпочитала слушать. При этом он старался вытащить из Балакова максимум сведений, фактически игнорируя встречное желание вытащить что-то из него. Пришлось переходить в лобовую атаку:
- Ник, я вам рассказал уже всё, что знаю. Да, и не уверен я, что речь идет именно о шумерах - совпадение имени божества может оказаться чистой случайностью. А вот с вашей стороны пока не получил ничего. Ну, скажите, чем обусловлен ваш повышенный интерес к этой теме? Я же чувствую, что это не просто любопытство. - попробовал настоять Балаков.
Ник явно не собирался уступать инициативу в разговоре, и открыл было рот, но тут вмешалась Наталья:
- Виктор, извините нас, тут много личного, поэтому мы не торопимся делиться информацией. Хотя, видимо, придется. Так как вы говорите, имя их пророка?
- Да вроде как праотец. Имя не называлось. Возможно, что сам Авраам. Авраам же был шумером - верно?
- Не совсем. Впрочем, это не имеет значения. Понимаете, есть у нас основание считать, что мы с этим праотцом уже встречались.
- Даже так? Какой-нибудь очередной прохвост?
- Нет, не прохвост, не жулик, а действительно человек из тех мест. Там в городе Ур жили вавилоняне, аккадцы, шумеры. Только вот обстоятельства нашей с ним встречи настолько фантастические, что мы не решались рассказать о них никому. И не решились бы никогда, но появление его в наших краях всё меняет. Хорошо бы всё-таки уточнить та ли это личность или другая. У вас, совершенно случайно, нет с собой его фотографии? - последней фразой Наталья намекнула, что догадывается о его профессии. Балаков вздохнул и достал из кармана смартфон.
- Его фотографии нет - ее вообще ни у кого нет. Адепты не решаются его фотографировать, а посторонним на собрания путь заказан. Даже местная полиция не надежна - они очень быстро сами становятся адептами, как только слишком близко подбираются к тайне. Но, кое-что мне удалось раздобыть. - с этими словами Балаков продемонстрировал им неясный снимок темноволосой молодой женщины, сделанный с большого расстояния. - эта женщина с ним, возможно ассистентка или даже жена.
- О, это она! - воскликнул до этого сдержанный Ник.
- Точно, она. - подтвердила Наталья. И, повернувшись к Балакову, уточнила. - Это жена нашего давнего знакомого шумера. Значит, это точно он.
- Мы вам не станем сейчас рассказывать всю нашу историю, она слишком фантастична. - начал Ник, но Наталья его перебила:
- Придется рассказать. Но не всё сразу. - и снова обратилась к Балакову.- Вы в астрономии разбираетесь?
- В школе учил. То ли астрономию, то ли астрологию - Балаков пытался пошутить, но сам понимал, что сейчас разговор перейдет в такие высокие сферы, в которых либо остается только принимать всё на веру, либо бежать.
- Какая ближайшая к нам звезда в Северном полушарии?
- Альфа Центавра?
 - Почти угадали - Проксима Центавра. Но это в Южном полушарии. А про Звезду Барнарда слышали? Её еще называют Летящей Барнарда.
- Нет, не слышал - мотнул головой Балаков.
- Летящая – красный карлик в созвездии Змееносца, который можно разглядеть только в телескоп. Эта звезда выделяется тем, что быстро перемещается по небу на фоне других звезд, которые выглядят неподвижными. Это ближайшая к нам звезда после Проксимы и двойной звезды Альфы Центавра. Однако, по нашим сведениям, в этом месте пространства имеется локальная флуктуация, в результате чего нормальная звезда, практически такая же как наше Солнце, выглядит красным карликом. Около этой звезды вращается планета земного типа, которую древние называли “тупик миров” – они знали про её существование.
“Во, влип!”- подумал с тоской Балаков. - “Нарвался на очередных помешанных на летающих тарелочках, на инопланетных похищениях. Сейчас начнут рассказывать, что сами там побывали. И я должен выслушивать этот бред...”
Наталья не дала ему додумать мысль до конца:
- Вижу, о чем вы думаете. Стандартно думаете - как все. Но, потерпите немного - вы же хотите что-то узнать?
- Хочу. - согласился уязвлённый Балаков.
- Мы с мужем там действительно побывали, на этой планете с названием “Тупик миров”. Хотите верьте, хотите нет.
Наталья не давала Балакову опомниться, смотрела прямо в глаза и с её лица не сходила улыбка превосходства.
- Как мы там оказались, сейчас не важно. И вот там мы познакомились с потомками древних шумеров, их вождем, а также с его спутницей. Следует учитывать, что в те далекие времена имен как таковых у людей не было, у них были прозвища. Поэтому каждый вождь звался вождём, а каждая жена - женой. Мы сумели вернуться домой на Землю, а вождь с женой, похоже, что последовали нашим путем. Вот, собственно, и всё. Хотите верьте, дорогой Виктор, хотите нет, но я вам настоятельно рекомендую воспринять нашу историю как она есть, не пытаясь тратить время на поиск ее доказательств или опровержений. Так и нам и вам будет проще.
Улыбка интеллектуального превосходства не сходила с лица Натальи, Ник смотрел на него напряженно и серьезно, и Виктор решил, что пожалуй не стоит дразнить судьбу – пусть верят в сказки если это может помочь делу.
- Я вам верю, хотя и звучит абсурдно - Credo quia absurdum est. Тертуллиан сказал.
Балаков дружелюбно улыбнулся своей наиболее дружелюбной улыбкой и на этом их обмен любезностями закончился.
* * *
Профессор Виктор Орлов - известный астрофизик, оказался невысоким мужчиной с аккуратным академическим брюшком и характерным
преподавательским говором. Но, в целом, вел себя достойно и вполне дружелюбно с начинающим, хотя и далеко не молодым писателем-фантастом, которому вздумалось написать нечто на грани фола:
- Понимаете, хоть Звезда Барнарда и является одной из ближайших к нам звёзд, она всё равно находится очень далеко - свет от нее к нам летит шесть лет. Сравните это с тем, что свет от Луны до нас доходит за полторы секунды, свет от Солнца за восемь минут, всю нашу солнечную систему свет пересекает за десять часов. Это всё огромные расстояния, поэтому я не способен представить себе, как можно долететь до Звезды за пару недель, не нарушая при этом основных законов физики.
- Я всё понимаю, уважаемый профессор. - Бакланов был сама любезность. - Но вот, скажите, к примеру, может ли быть так, что лететь до звезды 6 лет, а облететь ее можно всего за месяц?
- Вон куда Вы клоните... - Орлов усмехнулся. - Тогда вам не к нам - вам к топологам. Это они занимаются искривленными пространствами и всякими там непонятными многообразиями.
- То есть, такое в принципе возможно?
- А почему бы нет? - согласился Орлов. – Но, тогда выходит, что Звезда Барнарда находится где-то между поясом Койпера и облаком Оорта.
- И вы как-то можете определить расстояние до нее?
- Уже определили - почти шесть световых лет. Расстояния до ближайших звёзд определяются по углам треугольника, который образует искомый объект и наша планета сейчас и ровно через полгода. Но, этот метод работает только если пространство плоское, иначе говоря, если оно наделено евклидовой метрикой. В противном случае, там может быть всё что угодно... Хотя, знаете, если есть локальная флуктуация, то она должна захватывать и некоторую область пространства, включая её планеты. И тогда планета при вращении вокруг звезды может оказываться то за шесть световых лет от нас, то совсем близко – где-то прямо за Плутоном. Но, это всё не более чем фантазии. Хотя, если иметь в виду странности в поведении трансурановых объектов и гипотетическую планету X...
- Вот что я думаю, тезка, - продолжил Орлов с воодушевлением, и при этом попытался панибратски обнять Балакова за плечи, от чего тот умело увернулся. - а ведь из этого действительно может получиться неплохой фантастический роман!
* * *
Ситуация действительно начинала напоминать фантастический роман и, поскольку от Комова не поступало никаких указаний, Балаков решил действовать по своему усмотрению, и сообщать Комову только то, что сам сочтет нужным. До поры, до времени. Тем более, что если не брать в голову совсем мутную историю про летящие звёзды в искривленных пространствах, оставалась еще история с самим мерячением, в которой следовало бы разобраться. По данным источников, явление это было обнаружено у народов северо-востока - якутов и бурятов, почему и получило изначально название северной или арктической истерии. Характеризовалась эта истерия странным поведением людей, которые начинали повторять слова и жесты людей, а также слепо и бездумно исполняли любые приказы. Позже это явление было замечено и у народов Кольского полуострова у малоизученного народа найды. В годы войны повышенный интерес к этому народу проявлял Третий Рейх по программе “Аненербе”. Видимо потому, что нуждался в солдатах, способных беспрекословно выполнить любой приказ фюрера. Разумеется, советские спецслужбы также интересовались этим явлением. В открытых источниках про это ничего существенного найти не удалось - наши умели держать язык за зубами. Поэтому Балакову нужен был Комов - он наверняка уже поднял все документы и в курсе дел. Балаков набрал нужный номер и договорился об аудиенции.
- Почему такая спешка? Я же велел ждать. - сказал Комов, пожимая Балакову руку.
- Докладываю, товарищ полковник. - Полуофициально начал Балаков. - Нашел я двух загадочных персонажей, которые возможно знакомы с главным возмутителем спокойствия, неким пришлым пророком из прошлого и может быть даже инопланетного. Эти двое собираются срочно выезжать к нему на Кольский полуостров и, если мы протянем время, то можем потерять шанс что-то узнать для нас полезное.
Комов на эту удочку к
- Действуй. Что-нибудь еще?
- Есть и еще, товарищ полковник: мне нужно знать всё про меряченье, эмериков, найдов и так далее, особенно по Кольскому - надо пробить всё, что у нас есть.
Комов тяжело вздохнул и достал из ящика стола внушительного вида папку с грифом “Совершенно секретно”:
- Меряченье - это сущая ерунда, друг мой Витюша, по сравнению с тем, что содержится в этой папке. Я сам еще и до середины не дочитал, а голова уже кругом. Если осилишь - будешь героем.
Балаков с опаской покосился на папку, как на какое-то чудовище, которое могло окончательно взорвать его и так уже изрядно опухший от обилия непривычной информации мозг.
- Пожалуй я пока не буду. Как-нибудь в другой раз. И так голова кругом, надо в дорогу собираться - не хочу отвлекаться на второстепенное... - Балаков не прикасался к папке. Комов пододвинул ее к нему:
- Бери, следующего раза может не быть. Садись на диван и читай здесь. Что будет непонятно - задавай вопросы.
Начало документа содержало общий обзор и аналитику ситуации, что сильно упрощало дело. Дальше шли многочисленные сопроводительные документы, рапорты, фотографии, зарисовки, которые можно было просматривать по желанию - они были собраны не за один десяток лет. Балаков был впечатлен тем, какая была проделана огромная работа. И ведь ничего с тех пор не выплыло наружу! “Хорошо работают ребята”, восхитился он.
В документе речь шла о появлении на Кольском полуострове странных людей, которые были не совсем люди. По свидетельству агентов, это были почти полноценно функционирующие копии когда-то умерших людей, собранные из живущих глубоко под землей простейших микроорганизмов. Микроорганизмы эти сами по себе не обладают интеллектом, но, собираясь вместе в крупные конгломераты, приобретают единый на всех интеллект, способный решать сложные задачи. А, поскольку все эти задачи связаны так или иначе только с вопросом выживания их вида, то для людей они опасности
никогда не представляли. Но, в последние сто лет человеческая деятельность стала одновременно и более созидательной и более разрушительной. Стоунитеры, как их называют в документах, приобретают человеческий облик, используя информацию, сохранившуюся в молекулах ДНК и РНК умерших людей. Триллионы невидимых глазом стоунитеров отдают свои стволовые клетки из которых собирается целый организм человека. Копия внешне похожа на оригинал. Отличается только отсутствием приобретенных в процессе жизни дефектов - зарубцованных ран, вырванных зубов, а также памяти о прожитых годах. Копии очень быстро осваиваются в нашем мире, учатся говорить, даже женятся и живут нормальной семейной жизнью. Но у них не бывает детей - копии стерильны. А еще они отличаются способностью к обучению и выполнению различных ответственных дел, чем средний человек. Старательные, но незаметные – всегда в тени. Иногда копии входят в контакт со спецслужбами и ведут с ними доверительные разговоры. Но не от лица какого-то правительства - у них нет никакого правительства. У них вообще ничего нет, даже представления о времени нет. Стоунитеры - это просто слизь на камнях. Очень, очень странная форма жизни. И что делать с этой формой жизни никто не знает - наблюдают, собирают информацию, пытаются отслеживать живущие копии и это пока всё.
Читая документ, Балаков начинал понимать, что заставляло Комова тянуть с принятием решения по дальнейшим действиям. С большой вероятностью, одно с другим связано, меряченье со стоунитерами, а то еще и с инопланетянами какими-нибудь, и это не могло не вызывать беспокойства.
- Инопланетяне в этом тоже замешаны? - осторожно задал он вопрос Комову.
- Как-то замешаны... - есть там страницы про это, ты до них еще не добрался. - Комову явно не нравилось говорить на эту тему. - Читай дальше.
- Я вот думаю, мы должны срочно допросить одну из этих ваших ... копий. - Балаков с трудом выдавил из себя последнее слово.
- Я с ними никогда не общался вживую, и вообще только недавно узнал про существование этой папки. Сам, видишь, читаю. Но, с “копией” мы уже связались. Дело это щекотливое - только сама копия и пара доверенных лиц от нас знает, что она копия, а не человек. Думаю, многие копии нам неизвестны. А то и сами живут не зная, что они лишь копии. Ну, мало ли на свете людей,
которые бесплодны, практически никогда ничем не болеют и с ними когда-то случалась амнезия? Так вот, с одним таким связались. Но он ничего интересного для нас не знает. Для связи со стоунитерами, ему надо как минимум вступить с ними в непосредственный контакт. Поэтому предлагаю вам вчетвером отправиться в турпоездку по Кольскому полуострову. Но будь предельно осторожен - ты мне в качестве очередного, как ты там говоришь - эмерика, совершенно не нужен. Не лезь на рожон - ты меня понял?
- Так точно - понял, товарищ полковник!
* * *
Встретились они в терминале аэропорта Пулково. Когда подъехал Балаков, супруги Андреевы были уже на месте. Он их предупредил, что с ними полетит еще один человек.
- Из ваших? - деловито осведомилась Наталья.
- Нет, не из наших. - подыграл ей Балаков. - Он геолог, этнограф и еще в каких-то смежных вопросах специалист - будем надеяться, что будет нам полезен.
Балаков держал в руках лист бумаги с крупной надписью “ЕГОР СИЛИН”. Вскоре к ним подошел симпатичный рыжеволосый мужчина. Совсем молодой в геологической куртке и рюкзаком за плечами. Он их поприветствовал широкой улыбкой, они обменялись крепкими рукопожатиями, и Балаков почувствовал, как его отпускает накопившееся за последнее время напряжение. Егор действительно выглядел как самый обычный человек. Позднее Балаков узнал, что Егор до недавнего времени сам не догадывался, что он не такой как все. Однако спецорганы тщательно отслеживали все случаи появления людей с амнезией неизвестного происхождения при отсутствии каких-либо болезней, ран или ушибов головы. Случай с Егором был из этого ряда - он, еще будучи студентом, вместе с друзьями участвовал в сплаве на рафтах по Енисею, и однажды ночью пропал во время стоянки. Обнаружили его случайно через месяц в тех же краях - Егор был в полном здравии, но совершенно ничего не помнил, даже имени своего. За ним установили наблюдение. Егор быстро восстанавливал утраченную память и даже вернулся к учебе. Примерно год назад поступил сигнал, что Егор начал встречаться с девушкой, которая, как оказалась, тоже находится на контроле по тому же поводу. Это уже было
лишнее, и тогда с Егором провели беседу, дипломатично намекнув ему, что с этой девушкой у него могут быть какие-то проблемы. “Что с ней не так?” - допытывался Егор. “Не только с ней, но и с вами тоже кое-что не так. С Вами что-то случилось в Сибирской тайге. Вы не задумывались где пропадали целый месяц? Чем питались всё это время, почему не похудели, даже не осунулись и вообще выглядели как огурчик?”. “Да, не задумывался об этом.” - отвечал Егор в смущении. “А вот мы задумывались - где и у кого вы были. Служба обязывает о таких вещах задумываться. И еще, что с вами сделали, что вы потеряли память. Вы в курсе, что у вашей Кати была подобная история?”. “Да, мы и сошлись на этом.” - Егору было явно не по себе, он ерзал на стуле. “Так вы думаете, что нас тогда похитили пришельцы?”. “Вот видите, вы сами начинаете о чем-то догадываться. Прошу вас ради вашей же с Катей безопасности, информировать нас обо всём, что покажется вам странным. Это понятно?” - сотрудник госбезопасности взял с Егора подписку в неразглашении тайны и на этом они расстались. В дальнейшем этот сотрудник несколько раз встречался с Егором под различными предлогами и тот постепенно свыкся с мыслью, что он в чем-то не такой как все, может даже в чем-то значительнее других. Поэтому к предложению слетать на Кольский полуостров с секретной миссией отнесся как к само собой разумеющемуся.
Но сюрпризы на этом не закончились. К ним подошла стройная блондинка с большим рюкзаком за плечами и Егор её тут же им представил:
- Знакомьтесь, это Катя - Екатерина Борисовна Буракова. А в скором будущем - Екатерина Силина.
Они обменялись рукопожатиями. Заметив недовольное выражение лица Балакова, Егор, глядя ему в глаза и с некоторым напором в голосе, добавил:
- Извините, что не согласовал с вами, но мы уже друг без друга никуда.
Балаков был не столько раздосадован неожиданным появлением нового лица, сколько ошарашен - Екатерина была самим совершенством и её задорная молодость била через край: “Как, и вот это... - КОПИЯ???”. Было в этом что-то глубоко неправильное, пронеслось в голове у Балакова, но он привычно сдержал эмоции и подчеркнуто дружелюбно поприветствовал нового члена команды.
* * *
Апатиты - небольшой город в самом сердце Кольского полуострова. Населен преимущественно людьми трудолюбивыми, хорошо образованными и здравомыслящими, их трудно было заподозрить в чрезмерной склонности к мистике и религиозному фанатизму. Тем более к мерячению. Беседуя с местными верующими в православном храме, а заодно потревожив вездесущих баптистов и свидетелей Иеговы, Балаков в очередной раз подумал, что это не мерячение, а что-то принципиально другое, что-то пришлое и пугающее. Люди, превратившиеся в адептов новой веры, по виду оставались обычными людьми, но они совершенно ничего интересного не рассказывали, немедленно замолкали, как только разговор затрагивал опасную для них тему. Другие то ли ничего не знали, то ли знали очень мало. Другие - это были те, кто предпочитал держаться подальше от всего мутного из разумно предосторожности. Они предпочитали ничего не видеть и ничего не слышать. В Апатитах располагался Кольский филиал академии наук России, туда Балаков направил Ника с Натальей, как обладателей ученых степеней и вообще настоящих ученых. Егору с Катей он поручил собирать случайные слухи в общественных местах - ввиду своей очевидной молодости они не был похожи на кадровых особистов и не должны были вызвать подозрения. Сам же Балаков вернулся к своим друзьям-рыбакам на озеро всё в той же роли простака-отставного прапорщика. С момента прилета члены группы держались раздельно, стараясь ничем не выдавать своего знакомства или общей области интересов. Но уже в первый же вечер Егор сообщил, что у гостиницы появились двое, которые поглядывали на окно их номера. На следующий вечер на том месте собралась небольшая толпа прилично одетых людей, которые, не скрываясь, глазели на их окно. Изрядно напуганные этим обстоятельством, ребята решили провести следующую ночь в лесу в палатке - там же и назначили встречу для всей группы.
* * *
Балаков еще плохо ориентировался на новом месте, поэтому вышел к назначенному месту раньше времени. Белые ночи июля остались позади, но было еще достаточно светло, поэтому он быстро нашел синий купол палатки. Вход в палатку не был застегнут изнутри и сквозь ткань виднелось голубоватое свечение как от экрана ноутбука. Со словами “тук-тук - это я” Балаков откинул полог и, изобразив на лице широкую улыбку, заглянул внутрь. То, что он там увидел, заставило его застыть на месте - это не было свечение экрана. Это было совсем не свечение экрана.
Время застыло на месте, и только хруст сухой ветки под ногой в предутренней тишине, заставил его очнуться. Балаков осторожно закрыл полог и двинулся навстречу Наталье с Ником, чьи фигуры уже показались между деревьями. Он предложил им не говорить громко, приложив палец к губам и сделав предупреждающий кивок в сторону палатки - дескать, дело молодое. Отвел их в сторону озера, где они примостились на поваленном стволе дерева.
- Я не понимаю, зачем они нам вообще нужны? Зачем мы их с собой взяли? - Ник был с утра не выспавшийся и плохо соображал. Наталья его одернула.
- Нужны Ник, нужны. - заверил его Балаков. - Они тоже часть паззла, как и вы с вашей невероятной историей. Я даже не знаю, чья история более невероятна - их или ваша.
Брови Наталья полезли вверх, Ник выпрямился от изумления.
- Что у них за история?
- Потом, друзья мои, потом. Всё вам расскажу, только не сейчас. Рассказывайте, что у вас произошло. - Балаков получил от них требование о срочной встрече.
Наталья поспешила ответить:
- Вчера, когда я была одна, ко мне в номер завалилась целая делегация прилично одетых мужчин и женщин. Сначала знакомились, спрашивали как там в Питере, беседовали ни о чем. Ходили кругами вокруг да около. Потом предложили посмотреть «очень интересный» местный ритуал «камлания», - Наталья изобразила руками кавычки. - который состоится сегодня вечером.
- Вы согласились?
- Да, а что мне оставалось?
- Сказали, где состоится ритуал?
- Нет, сказали только, что недалеко и что меня проводят. Про моего мужа ни слова. Кстати, это стало поводом для отказа - я изобразила испуг, сказала, что молодой женщине с незнакомыми людьми не стоит ходить на ночь глядя неизвестно куда. Они засобирались уходить, но тут вернулся Ник, застал всю компанию в сборе и жестко спросил, что им надо. И тут один из них прямо
так и выпалил: “Он велел вам явиться!”. Нам ничего не оставалось как дать согласие.
- Да-аа... - только и смог сказать Балаков.
- Вы понимаете, они прямо назвали имя! - возбужденно воскликнула Наталья.
В возбужденном состоянии находились все трое. Решили, что идти надо, даже несмотря на риск стать очередными завербованными. Но, идти должен только один. После недолгого, но ожесточенного спора, сошлись на том, что идти должен Ник. Балаков заверил их, что предпримет все меры предосторожности, снабдит Ника микрокамерами шпионского качества. И еще обеспечит слежение с бесшумных беспилотников, которые, сменяя друг друга, будут дежурить в небе хоть до утра.
* * *
- А вот и мы, простите, что опоздали! - к заговорщикам присоединился Егор. Выглядел он взлохмаченным и не выспавшимся, как после бурной ночи с любимой. Впрочем, вот и “любимая” показалась, вид ее был примерно таким же, но причесаться она успела. «Пойду, умоюсь» - сказала Екатерина и, взмахнув полотенцем, пошла в сторону озера. Балаков смотрел, как она идет, как слегка покачивает на ходу бедрами, как входит в полосу тумана, что стелился над озером, и её стройная фигура становится всё призрачнее и призрачнее… «Сейчас растворится в нем», подумал он в полной и тревожной уверенности, что так оно и произойдет. – «Черт, что за мистика?» - Балаков внутренне напрягся, но досмотреть мистику до конца ему не дали - отвлекли.
* * *
Польза от беспилотного дрона в условиях местных белых ночей была небольшая. Но всё же, его применение позволило установить место, где происходит камлание. Оно оказалось невдалеке от города. И несмотря на близость, прикрыто настолько плотной завесой религиозной тайны, что прямыми путями получить информацию о нем не получалось. Даже та единственная фотография Сары была без указания места, где она была сфотографирована случайным рыбаком. И Балаков, к стыду своему, вынужден был признать, что все его попытки определить место сбора верующих, даже с использованием своих выдающихся актерских качеств и искусства маскировки,
дали не много. Поэтому, принимая во внимание высокий средний уровень образованности адептов, а также не желая запороть всё дело, приняли решение снабдить Ника не настоящим передатчиком, а обычной радиометкой RFID активного типа, позволяющими следить за объектом с расстояния нескольких сот метров. Для слежения за радиометкой был использован специальный малошумный дрон - напичканный искусственным интеллектом помесь квадрокоптера с короткокрылым планером, который кружил в отдалении между деревьями, практически невидимый и неслышимый. В целях маскировки, дрон не управлялся дистанционно, а исполнял заложенную в него программу слежения. Поэтому результат съемки Балаков смог увидеть только после его возвращения. Дрон возвращался для замены батареи каждые 20 минут, а в это время его подменял другой дрон. Пока просматривали в ускоренном темпе запись, состоящую в основном из бесконечного мелькания стволов деревьев под разными углами, Балаков материл про себя эту хваленую современную технику и эти непонятные искусственные мозги. Но всё же им повезло – на экране, на непродолжительное время, возникло изображение широкой просеки и далее большой поляны, на которой толпилось множество народа. Таким образом, искомое место было обнаружено и Балаков с командой и приборами переместились поближе к нему.
* * *
Ник выглядел смущенным и не знал с чего начать рассказ. Балаков, чтобы ему помочь, рассказал о том, как они с помощью дрона обнаружили святилище. А также о результатах дистанционного наблюдения, среди которых наиболее значимым им показался резкий всплеск напряженности магнитного поля и странное поведение стрелки компаса, которая, вместо того, чтобы указывать на север, сначала вертелась как бешеная, а потом стабильно показывала куда-то на восток. Наталья вставила умную мысль о том, что сильное магнитное поле может вызвать “эффект присутствия”, когда человеку кажется, что рядом есть кто-то невидимый, большой и непостижимый. В этом месте Ник согласно закивал головой.
- Ты это чувствовал? - участливо спросила Наталья.
- Да, чувствовал. - подтвердил Ник.
- Может и видел? - уже с интересом продолжила Наталья.
Ник замялся и Балаков решил вернуть себе инициативу.
- Николай, вы его видели?
- Он вас узнал? Вы разговаривали? О чем? Что он сказал? - посыпались вопросы.
- Узнал. Что-то говорил, причем встревоженным голосом. Но я ничего не понял... - я не понимал его речь.
- Вы же говорили, что раньше понимали его речь.
- Раньше да, сейчас - нет.
- Он говорил на том же языке или на другом?
- На том же, я даже узнавал отдельные слова, но не понимал, о чем он говорит. Я до сих пор не понимаю, что произошло - мы же друг друга отлично понимали , да дорогая? - он повернулся к Наталье и она кивком подтвердила его слова.
- В принципе, это было чудо, что мы друг друга понимали, говоря на разных языках. Но, потом быстро к этому привыкли и воспринимали как должное. Наверное, Тупик миров - это было такое место, где все люди и звери понимают друг друга. А здесь совсем другое место.
- Что за “тупик миров”? - живо заинтересовались Егор с Катей, но от них отмахнулись.
- Какие слова ты узнал?
- Ну, там, разные - уже не помню. Он возносил хвалу древним богам, среди которых упоминались Шамаш и Утнапишти – эти имена я знал.
Наталья выдала какой-то невнятный звук, и Балаков вопросительно посмотрел на нее.
- Первый - это бог дня, путь указующий. Второй - шумерский аналог библейского Ноя. Того, что построил ковчег и спас каждой твари по паре во время Всемирного потопа. - учительским тоном добавила она.
* * *
Нику пришлось туго, когда он пытался рассказать, что там происходило. Не помогло даже требование Балакова рассказывать все по порядку. Дело в том, что уже на подходе к поляне последовательный ход событий начал исчезать и, что было сначала, а что потом путалось в голове. Было ощущение, что всё происходило одновременно, причем происходило много разного и с разных позиций. Он видел одновременно происходящее вокруг, и видел себя, стоящего среди людей. Видимо, это началось в то время, когда дрон потерял сигнал радиометки и принял решение вернуться. Было странное ощущение нахождения вне времени и пространства, ощущение чего-то большого и величественного. И еще он видел Змея. Большого сказочного Змея, при этом невероятно убедительного. Змей был в центре, Змей был центром поклонения, Змей был сутью, альфой и омегой, всего происходящего на поляне. Тогда у Ника не было ни малейшего сомнения в реальности происходившего на поляне. Сейчас же он понимал, что никаких диковинных змеев с лапами и крылышками в природе существовать не может и всё это не более чем какая-то мистификация или гипноз. Он старательно пытался отделить реальность от вымысла, но у него это плохо получалось. Ник даже вспотел от усердия, но его рассказ, чем дальше, тем больше походил на бред. Балаков и Егор с Катей слушали, не перебивая, но тут на выручку пришла Наталья:
- Может быть, это был Хайя? - она успела пошарить в Интернете. - Змей-охранитель благовонных кедров в Леванте.
- Не знаю, они его никак не называли. - Ник с благодарностью посмотрел на нее. - Фактически, с ним общался один только пророк, но я не понимал слов, я улавливал только общий смысл.
- Ник, успокойся - всё хорошо. Мы зафиксировали сильнейшее магнитное поле, которое могло вызвать видения. Мы разберемся в этом и в том, что это был за зверь - плод галлюцинации или нечто более реальное.
- Реального Змея нам только ещё не хватало! - запротестовал было Балаков, но потом махнул рукой. - А, продолжайте.
По словам Ника, передать суть происходящего ему было невероятно трудно, поскольку там были важны не слова, а некое неописуемое ощущение причастности к чему-то очень значимому, более значимому, чем всё то, что происходит у нас на Земле. Если переводить суть ментальной информации, которая присутствовал
тому, что люди потеряли способность быть единым целым, люди разобщены, люди потеряли веру и смысл жизни. Получалось, что если не следовать истинной вере, а жить собственным умом, то человечество неминуемо погибнет.
- Ник, ну а как общее впечатление?
- Потрясающе!
- Стали одним из них?
- В общем-то да, стал.
* * *
Пасмурное утро следующего дня началось с тревоги – ни Егор, ни Катя не отвечали на звонки и на общую встречу не явились. Это срывало намеченный план действий. Тревога оказалась не напрасной: ближе к обеду позвонили из полиции, чтобы сообщить, что в лесу обнаружили два трупа с огнестрельными ранами. Комов срочно выехал на опознание, все еще надеясь на чудо. Но чуда не произошло – это были именно они. Стреляли со спины, видимо подкрались незаметно сзади, в то время как Егор с Катей наблюдали из укрытия за поляной, на которой ранее состоялось камлание. Это было глупо с их стороны. Во-первых, потому, что реально укромных мест для наблюдения за поляной здесь не было, и их легко могли заметить. Во-вторых, потому, что они действовали по собственной инициативе, не поставив Балакова в известность.
- Кто бы мог это сделать? – спросил он у следователя.
Следователь, молодой еще парень, с усиками для солидности, было замялся, но Балаков предъявил ему своё удостоверение.
- Следователь УБОП старший лейтенант Мишин Вячеслав Валерьевич. – представился молодой человек и продолжил:
 - Этим местом интересуетесь не только вы. Сюда многие загадочные личности наведывались, и жертвы эти не первые. – Он указал на фото жертв. – Но вот такого жесткого убийства со спины еще не было. До этого убийства были, но их хоть как-то маскировали под несчастный случай.
Мишин опять замялся.
- Говорите, говорите всё что знаете – это крайне важно. – твердо велел ему Балаков, глядя прямо в глаза.
- Мы не знаем наверняка, но подозреваем, что здесь могут быть замешаны иностранные спецслужбы – есть косвенные факты.
- Какие факты?
- Я же сказал – косвенные факты. Мы неоднократно фиксировали подозрительных личностей. Но, при попытке их задержания для выяснения личностей, наталкивались на жесткий отпор со стрельбой. Причем, подозреваемые действовали очень профессионально – легко уходили от преследования и стреляли поверх голов, ни разу не ранив ни одного из наших сотрудников. Пули буквально свистели у виска. - Мишин провел ладонью мимо своего виска для убедительности. – Всё мимо.
- Вы их сами видели?
- Видел – одного.
- Как он выглядел.
- Крепкий парень, спортивного телосложения.
- Лицо…
- Лица не видел – он был в капюшоне, а под капюшоном темно, возможно даже, что был в маске.
Балаков осмотрелся вокруг и принял решение:
- Значит так, старший лейтенант, здесь ваша работа закончена. Вы сейчас собираетесь и уезжаете, эти два тела и все материалы по данному делу оставляете мне. Инструкции получите в своём отделении полиции. Приказ: язык не распускать, дело особой государственной важности. Понятно?
- Понятно, но… - попытался возразить Мишин.
Балаков снова сунул ему под нос своё удостоверение.
- Понятно.
* * *
- Мы должны уведомить полицию.
- С полицией я сам разберусь. Потом. - Балаков был задумчив. У него только что состоялся по телефону напряженный разговор с Комовым, и он должен был срочно предпринять действие, которое в голове не укладывались. - Вызываем МЧС.
Затем состоялся телефонный разговор на повышенных тонах с местным отделением МЧС, в котором Балаков ссылался на высокие полномочия, особые полномочия, грозил всякими карами. Его откровенно посылали в известном направлении, но вертолет в конце концов прислали. Останки Егора и Кати бережно погрузили на борт и вертолет взял курс на юг.
Примерно через час он завис в полуметре над лысой вершиной безымянной горы. Во все стороны, куда ни глянь, не было признаков жилья, не говоря уже о какой-то цивилизации. Только сплошной лес и дальше за лесом во все стороны до горизонта водная гладь - это был необитаемый остров. Балаков велел выгрузить тела. Их аккуратно уложили на ровную площадку несколькими метрами ниже, прикрыли брезентом, брезент придавили сверху ветками, постояли, прощаясь. После чего Балаков жестко приказал всем снова грузиться на борт, который все также висел в полуметре над поверхностью. Ник с Натальей были подавленными, попытались было выразить протест, говоря, что это и не по-людски, и не по-христиански, но Балаков их не слушал. Экипаж вертолета тоже всем своим видом выражал крайнее недовольство происходящим, но не выражал это словами. Балаков не склонен был что-то объяснять, а просто смотрел в иллюминатор, пока вертолет сделал прощальный облет места и взял курс на Кандалакшу. Оттуда в Петербург они уже добирались поездом в разных вагонах, обменявшись буквально парой стандартных фраз за все время пути. Балаков велел им никому ничего не рассказывать о произошедшем.
- Полиции тоже не сообщать?
- Я сказал ясно - никому.
- А если спросят?
- Скажите, что не знаете.
- А если начнут допытываться?
- Тогда сошлитесь на меня - я всё улажу.
* * *
Остров. Солнце опустилось за водный горизонт, и небо озарилось миллиардами ярких звезд, которых не увидеть в наших насыщенных электрическим светом и запыленной атмосферой городах. В полночь выпала роса, камни покрылись влагой, и тогда из глубоких трещин давно заброшенной каменоломни у внутреннего озера медленно поползла вверх серебрящаяся в неясном звездном свете, зеленая слизь...
* * *
- Рассказывай! - Комов указал Балакову на стул напротив себя.
Сложно рассказывать то, что сам не понимаешь и во что сам не особенно веришь, несмотря на то, что видел собственными глазами и слышал собственными ушами. Если бы перед ним сидел не Комов, он поостерегся бы с некоторыми определениями и выводами. Выручало то, что Ник с Натальей были очень образованной парой и, кажется, могли дать объяснение всему на свете. Поэтому в рассказе Балаков, помимо перечисления фактов, постоянно ссылался на их мнение, как на источник информации.
Был ли Змей реальным? Этого даже Ник не мог утверждать наверняка, хотя видел его собственными глазами и разговаривал с ним. Это могло быть плодом воображения, массовым помешательством. Озадачивало присутствие сильного магнитного поля в том месте и в то время, которое могла воздействовать на людей, синхронно вызывая самые фантастические видения. Непонятно было, что явилось источником этого поля, но раз оно появилось, значит было зачем-то нужно. Возможно также, что в воздухе был распылен какой-то галлюциноген – Ник чувствовал незнакомый запах, который не мог ни с чем отождествить. Немного он напоминал грибной запах в лесу после дождя или запах свежевырытой земли. Но только немного. Это дало основание предполагать, что причиной могут быть споровые, которые, как мы знаем, способны вызывать галлюцинации.
- А не был ли это запах плесени? – поинтересовался Комов
- Возможно, мы об этом думали, но нам не часто приходится иметь дело с плесенью.
Комов кивнул головой – Продолжай.
Роль пророка в этой истории была, с одной стороны, скромной. Но, с другой стороны – он своим появлением мог спровоцировать прорыв древнего божества из прошлого в настоящее. Эта гипотеза вызывала у Балакова внутренний протест, но он ее всё же озвучил, внимательно следя за реакцией Комова. Реакции не последовало – Комов внимательно слушал доклад.
Была также высказана гипотеза о том, что Змей мог быть реальным – во-плоти. В дискуссиях она не получила должного развития, однако Балаков, знающий больше остальных, эту тему развил.
- Есть гипотеза, что к этому могут быть причастны те самые камнеежки.
- Стоунитеры?
- Да. – подтвердил Балаков. – Насколько я помню, - он взглядом указал на толстую папу, все еще лежащую на столе Комова, - там есть рапорт о том, что эти существа в древности являлись людям в виде сказочных существ, в том числе и в виде Змея. То есть, у них есть его образ в исторической памяти, и они могли его воспроизвести, если им про это напомнить.
- Давай-давай, интересно. – подбодрил его Комов.
- Дело в том, что в древние времена люди поклонялись разным богам, в том числе было божество в виде Змея. Пророк в своем сознании сохранил наследственную память многих поколений. И, хотя он сам ни разу не видел Змея во плоти, но был абсолютно уверен в его существовании. Поэтому создал в условиях сильного магнитного поля четкий образ Змея, который был стоунитерами считан и воплощен в осязаемое существо.
- Это только шаткие предположения. Им есть какие-то подтверждения?
- Кое-что есть. - С этими словами Балаков достал и включил планшет. На экране появилось изображение дракона, как его любят изображать китайцы. Дракон медленно поворачивал голову и что-то говорил странным хриплым двуголосьем на непонятном языке.
- Мать родная… - только и смог вымолвить Комов, когда чудище повернулось к камере и вперилось в него своим жутким гипнотизирующим взглядом.
* * *
Было уже по-осеннему холодно, когда рыбак, причаливший к необитаемому ладожскому острову, заметил на нем пару, одетую совершенно не по погоде. Молодые люди стояли на берегу и безучастно смотрели на него. Рядом с ними не было лодки, не было палатки, не было костра. Рыбак их окликнул - они отозвались, поздоровались. Попытка разговорить эту странную парочку, чего-то вразумительного от нее добиться, успеха не имела. Похоже, что ребята вообще плохо соображали, кто они такие и где находятся. “Наркоманы, наверное” - подумал рыбак с внутренним осуждением. - “Веселая компания таких вот хиппи всю ночь на острове кутила, наутро уплыла, а про этих забыла”. Но не бросать же людей в беде. Он посадил парочку в свою лодку и довез до материка. Дома их напоил, накормил, спать уложил, а наутро сдал на руки местному отделению полиции. В полиции уже были на этот счет четкие указания куда звонить и кому звонить – днем за ними приехали.
Проблемы с идентификацией личностей не возникла – ими занялся лично сам полковник Комов, пригласивший для этой цели Балакова. Балаков смотрел и не верил своим глазам – перед ним на черном кожаном диване сидели живые Егор и Катя. Совершенно живые и здоровые, без малейших признаков травм, полученных ими в тех трагических событиях. Его они не узнали, и вообще почти ничего не помнили из относительно недавнего прошлого. Правда, Комов его заверил, что память к ним вернется, пусть и не в полном объеме. Балаков вспомнил ту часть истории Ника с Натальей, в которой описывалось , как они потеряли память по прибытию в Тупик миров, и у него «засосало под ложечкой» от внезапно пришедшей на ум догадки.
- Нужно будет придумать им правдоподобную легенду о том, что с ними произошло. Ну, к примеру, рецидив плохо изученного наукой заболевания – они же оба уже теряли память. А пока они побудут у нас под наблюдением врачей. сказал Комов, когда Егор с Катей покинули его кабинет.
- Сделаем.
- Ты за ними присмотри, помоги восстановить утраченные события прошлого. Немного их подкорректируй, только самую малость, чтобы одно с другим стыковалось. Ну, ты меня понимаешь.
- Понимаю.
- Еще вопросы есть?
- Есть. Товарищ полковник, вы сами-то понимаете, что происходит?
- Нет, Витюша, не понимаю. И никто не понимает. Но нам это и не обязательно – мы же не ученые. Мы – госбезопасность и обязаны следить за безопасностью страны.
- Так может пригласить ученых заняться этим вопросом?
- Нельзя – наши оппоненты против привлечения ученых.
- А если втихую, без уведомления?
- Пробовали, но из этого ничего хорошего не получилось – нас быстро раскололи. Создается такое впечатление, что у них повсюду свои агенты. Поэтому лучше соблюдать установившийся нейтралитет – они к нам не лезут, а мы к ним не лезем.
- А с Апатитами что делать?
- Там уже действует другая группа, о которой тебе до поры до времени лучше не знать. Всё под контролем.
На этом они расстались
* * *
Теперь их было только трое. Две пары глаз внимательно смотрели на Балакова, ожидая, что он им такого важного скажет. Но что он им мог сказать? Что мир куда сложнее, чем кажется? Это они уже сами поняли. Тогда что?
- Вот что ребята, - наконец он решился. – Мир наш оказался куда сложнее, чем до сих пор казался. Понимаю, что звучит банально, но это то, что у нас есть и в чем мы все сейчас находимся.
- Нам сказали, что Егор с Катей выжили – как такое возможно? – Ник начал первый. – Мы же сами видели, что с ними случилось, там не было ни малейшего шанса на выживание... Полголовы разворотило и... выжили???
- Вы от нас что-то очень существенное скрываете. – требовательным тоном продолжила Наталья.
- Приходится скрывать – это не мой личный секрет. – мягко возразил Балаков. – Вот что я вам сейчас расскажу. Помните как мы устраивали встречу в лесу, а Егор с Катей проспали?
- Да, конечно.
- Так вот, я подошел первый, увидел свет от планшета в палатке и решил, что они уже проснулись. Поэтому постучав, не стал дожидаться ответа, а заглянул в палатку, которая к тому же была не застегнута. Так вот, это не был свет от ноутбука – светились сами Егор с Катей или, скажем, светилось то, что они в тот момент из себя представляли.
Ник с Натальей быстро переглянулись, Наталья инстинктивно придвинулась к Нику поближе.
- И..?
- Я увидел, что их лица слились воедино – головы раздельно, а лица слились вместе. И от места их слияния исходил свет, такое, знаете, зеленовато-голубоватое сияние. Как будто их лица покрыла толстым слоем слизь.
- Слизевик цвета морской волны? – вполголоса подсказал Ник.
- Ага. – подтвердил Балаков. Он вспомнил ту оранжевую слизь на старом пне в лесу. Это был слизевик – колония простейших одноклеточных существ, по-видимому, ближайших родственников камнеежек, не очень далеко ушедших в своей эволюции.
Наталью передернуло.
- Жуть! Почему вы нам раньше про это ничего не сказали?
- Решил, что говорить не время – это могло повлиять на отношения в группе. К тому же, я про них кое-что знаю, чего другим знать не положено. Эти двое давно находятся у нас на контроле. Они не совсем люди. То есть…
- Как не совсем люди? - Ник с Натальей разом вскочили с дивана.
- Успокойтесь, сядьте на место.
Ник с Натальей сели. Но не успокоились. Балаков включил планшет и продемонстрировал Нику клип с драконом. – Узнаете?
- Да, узнаю, это тот самый Змей. – Ник был впечатлен. - Видео с камеры что ли? Я-то был убежден, что это было лишь мой видение, что мне всё только почудилось под действием галюциногенов – и Змей и прочее. Как дурной сон.
- Нет Ник, это был не сон. К сожалению… – Балаков явно медлил с продолжением.
- Что-то еще? – тревожно спросила Наталья. – Чем вы нас еще напугаете?
- Егор с Катей сейчас в полном порядке – выглядят как новенькие. Только временно потеряли память – что-то помнят, что-то нет. Постепенно память возвращается. Они не помнят только самого последнего, самого интересного для нас. Причем, такое с ними уже происходило раньше. По отдельности в разных местах и тот и другой надолго исчезали, а потом их находили живыми и здоровыми, но с серьезными провалами в памяти. Это и вызвало наш к ним пристальный интерес. Похоже, что они уже умирали, и их затем каким-то образом воскрешали, при этом еще и основательно ремонтировали.
Балаков остановился и посмотрел на своих гостей каким-то особым взглядом.
- А вам разве никогда не приходилось терять память?
- Нет-нет, не приходилось! – дружно запротестовали Ник с Натальей.
- Точно?
- Точно! – убежденно ответили оба.
- А если взять ваш рассказ про путешествие на «Тупик миров»? – с иезуитски приторной добротой в голосе задал вопрос Балаков.
- Вы имеете в виду ЭТО??? – глаза Натальи округлились от ужаса. Да, было такое, что они действительно теряли память, и какая-то ее часть так до сих пор и не восстановилась.
- Но это же совсем другое… - голос Ника звучал неуверенно.
- Возможно, что другое. Всё возможно. Я беседовал с некоторыми уважаемыми специалистами. Они подтвердили, что теоретически возможно
космическое путешествие по таким туннелям, что вы описали. Но, человеческое тело слишком сложное, слишком громоздкое, оно не сможет сохранить свою структуру при перемещении – его скрутит и разорвет на части. Перемещать можно что-то совсем уж крошечное. Размером с элементарную частицу. Или с микроба – это уже мои домыслы. А тут...
- Не надо… - голос Натальи звучал жалобно.
* * *
ФИНАЛ
- Ты был прав – это была иностранная разведка. – Комов сразу перешел к делу, едва лишь они с Балаковым обменялись рукопожатиями. – Американцы, черт бы их побрал, вечно суют свои длинные носы, куда не следует.
- С ними разобрались?
- Да, разобрались – повесили на них двойное убийство и предложили замять дело, если они быстро отзовут своих лазутчиков. Отозвали и с тех пор всё тихо.
- Их работа?
- Нет, американцев мы всё время держали под контролем. К тому же они в теме, с нами в целом давно сотрудничают, и не стали бы заниматься мокрым делом без особой на то надобности. Тут кто-то еще, чье лицо нам ни разу не удалось поймать в кадр. И ребят наших подстрелили со знанием дела – подкрались сзади и по одной пуле в головы. Значит, что-то про них знали. Или о чем-то догадывались. Мы работаем над этим
- А что с тем «зеленым змием»? История получила продолжение? Я давно не получал никакой информации, а в прессе ни слова, как будто у нас в стране ничего достойного внимания не происходит или никому ничего не интересно.
- Происходит, конечно, происходит. Но пресса, что за рубежом, что у нас, находится под негласным контролем.
- Чьим?
- Не задавай глупых вопросов. – Комов укоризненно посмотрел на Балакова. – Так вот, по мнению наших экспертов, Змей представляет собой вполне реальное живое существо. Его можно поймать, препарировать, разобрать на органы. Но это существо особого рода, с которым мы доселе не встречались. Оно имеет не эволюционную природу, как всё живое на Земле, оно является порождением людских фантазий.
- Вот даже как! – до сих пор Балаков надеялся на более простое объяснение феномена.
- Да, так. Стоунитеры не способны сами по себе организовываться во что-то более сложное, чем зеленая слизь с интеллектом плесени. Но зато они научились копировать другие живые существа и пользоваться их возможностями в своих целях. У нас есть информация, что в очень древние времена стоунитеры могли принимать форму мифических существ, порожденных людской фантазией. Хотя, мы с этим до сих пор не встречались. Змей – это первый случай. По всей видимости, тут имеет место какой-то загадочный механизм параллельной эволюции, который мы только-только начинаем постигать. Суть его в том, что когда стоунитеры копируют какое-то существо, они каким-то образом учитывают еще и мнение окружающих о том каким оно должно быть. А так же каким его хотят видеть. Это за пределами дарвинизма, но это работает. Копия обычного болотного питона раз от разу становится все менее похожа на питона. И все более похожа на дракона, каким его себе представляют люди ему поклоняющиеся. У змеи отрастают лапки, появляется хохолок на голове, а в голове рождается разум сравнимый с человеческим, но при этом остающийся змеиным. Вот это и есть воплощенный бог древних – таким его представляли, таким его видели, таким он для них и был.
- У меня о боге было другое представление…
- Потом люди не раз сменяли одних своих богов на других и бог в образе Змея перестал являться людям. Появление вашего пророка изменило ситуацию – образ Змея снова стал доступным и стоунитеры его воплотили. Для них не существует времени: как раньше они производили Змея, так услужливо воспроизвели его и сейчас.
- Однако, далековато это место от Шумера, тебе не кажется?
 - Мы об этом тоже думали. Во-первых, стоунитеры экстерриториальны и за три или более тысячи лет способны переместиться куда угодно. Во-вторых, мы не знаем с какой скоростью и как они обмениваются информацией друг с другом. И в-третьих, место, где впервые появился бог-Змей, скорее всего, находилось на побережье Черного моря, которое было затоплено семь с половиной тысяч лет назад. Жившие по берегам пресноводного водоема жители были изгнаны со своих мест Всемирным потопом, и те кто выжил, рассеялись по миру – кто на юг, а кто и на север. Так что всё объяснимо.
- И что теперь? Я имею в виду ситуацию в Апатитах – мерячение и прочее.
- Мерячения как такового не существует – это не заболевание, не пресловутый арктический психоз, а обычное подчинение на уровне гипноза. Нетипично сильное, с религиозной подоплекой, да еще и с невесть откуда взявшимися всплесками магнитного поля - мало кто может такому сопротивляться. Мы сейчас это явление купируем – новые адепты религии не появляются, с населением проводим разъяснительную работу. А тех, кто попался в их сети, возвращаем к нормальной жизни. Там сейчас трудится целая армия психологов.
- А Змей, пророк?
- Их мы не трогаем. Всё же явление любопытное, нуждающееся в тщательном изучении. Появление реального бога, пусть и в зверином облике – когда в последний раз такое случалось на Земле?
****
Заключение
Эффектного конца у этой истории не существует. Существует только ее начало, а дальше вопросы без ответов. Хорошо когда есть реальное дело и надо действовать, действовать профессионально, а не предаваться бесплодным размышлениям в условиях недостатка информации по существу. Для того чтобы понять, что вообще происходит в этом мире, Балакову надо было поговорить с какими-нибудь хорошими специалистами. Но от Егора с Катей толку было не много – их память о последних событиях была фрагментирована. Они легко приняли версию о том, что им подсыпали какую-то психотропную гадость в пищу, что вызвало потерю памяти, и не слишком
интересовались деталями. Ник с Натальей его откровенно избегали, ссылаясь на навалившуюся занятость. Комов теоретическими рассуждениями не увлекался, у него и без того забот хватало, а доступа к другим оперативникам, посвященным в суть происходящего, у Балакова не было. Будучи негласно отодвинутым от дальнейшего оперативной работы, он много времени посвятил собственным поискам: просиживал вечера в библиотечных залах и, наконец-то, научился пользоваться поисковыми системами в Интернете. Но это мало что дало, поскольку большая часть информации была низкого качества - какие-то слухи, домыслы, мифы, основанные на непроверенной или непроверяемой информации, основанной на извечных человеческих страхах. Будучи человеком разумным и к тому же в достаточной мере тренированным, Балаков выписал для себя основные идеи, почерпнутые из прочитанного. Затем долго сидел над списком, вычеркивая строчку за строчкой. В конце концов, в сухом остатке, строчек осталось не так много. Если сложить прочитанное с тем, что он уже и так знал, то получалось, что помимо мира реального, есть еще и параллельный мир идей, воображений, в котором мы все живем. И этот мир, как ни странно, имеет самое непосредственное влияние на мир реальный. Иногда влияет даже вот так грубо - через прямое копирование крошечными существами больших зверей, людей и даже мифических персонажей. А может даже и инопланетных пришельцев – как-то уж очень неуверенно Комов про них говорил.
****
От начала тех странных событий прошел почти год и про него опять начисто забыло высокое начальство. Балаков снова, как-то неожиданно и немного обидно, стал обычным пенсионером. Он внимательно следил за новостями по телевизору, подписался на новостные каналы в Интернете, просматривал их на русском и английском языках, иногда писал комментарии к статьям, осторожно задавал каверзные наводящие вопросы, пытаясь выудить хоть намек на происходящие необычные вещи в мире. В ответ либо получал насмешливые ответы, либо не получал никакой реакции, что бывало чаще. Странно, очень странно. Было желание попытаться получить информацию из первых рук – позвонить в Кольский филиал академии наук, на телевидение, а то и прямо тому молодому старшему лейтенанту Мишину, телефон которого он сохранил. Но было ясно, что эти каналы уже все контролируются людьми Комова и делать этого не стоит. В конце концов, он позвонил самому Комову. В телефоне раздались долгие гудки. Позвонил через час – снова гудки. Позвонил
на следующий день, еще через день – телефон не отвечал. Что-то было не так, что-то всё не так…
И вот, однажы у него в квартире раздался звонок по городскому телефону. Странно, кто бы это мог быть? Балаков, в силу специфики своей профессии, не любил кому-либо давать ни номер своего домашнего телефона, ни сообщать свой домашний адрес. Это могла быть жена, но жена от него давно ушла. Балаков осторожно снял трубку.
- Алло! – Раздался в трубке незнакомый мужской голос.
- Я вас слушаю. Кого вам надо?
- Это Виктор Николаевич? Балаков?
- Да, это я. А вы кто?
- Меня зовут Антон. Мы с вами незнакомы, но у меня есть кое-что важное по интересующему вас вопросу. Я получил этот телефон от вашего друга. - «От Комова» - догадался Балаков. - Где бы мы могли встретиться? Нужно поговорить в неторопливой непринужденной обстановке.
- Что вы предлагаете? – сухо спросил Балаков, хотя внутренне весь напрягся.
- Слышал, вы собирались порыбачить в шхерах? Ну, так вот, возьмите меня с собой. Погода замечательная, наверное, уже пошли грибы. К тому же, уверяю вас - вам понравится как я играю на гитаре. Палатки, костер, уха – ну, решайтесь.
СПб, 4 апреля 2019 г.