victortolstykh

ТУПИК МИРОВ
В ушах зудело – “з-ззззз”, свет солнца неназойливо пробивался сквозь сомкнутые веки, и Ник какое-то время не решался открыть глаза, сосредоточившись на своих ощущениях. Он помнил, что с ним что-то случилось, возможно, что что-то нехорошее, и не торопился вспоминать, что именно. Боли в теле не было. Он слегка пошевелил пальцами на руках и ногах - они были на месте. Уже хорошо. Он слышал плеск волн и соленый запах моря. С ощущениями всё было в порядке. Но откуда взялось море? Вспоминать, что было до того, не было никакого желания, но моря в его воспоминаниях точно не было. Был диссонанс в воспоминаниях, было ощущение провала во времени. Но, сейчас теплый ветерок ласково обдувал лицо, шевелил волосы на голове, и в целом создавалось такое редкое ощущение неги и комфорта, что хотелось это ощущение продлить как можно дольше.

- Где мы? - раздался голос поблизости, который вернул Ника к реальности и он, наконец, открыл глаза. Голос принадлежал молодой женщине, которая сидела напротив на полу какой-то странной посудины, отдаленно напоминающей надувную лодку. Ник ее узнал, но не мог вспомнить, кто она такая.

- Вас как зовут? - после паузы спросил Ник.

- Наталья. - ответила женщина. Его она тоже не узнала, но хоть своё имя помнила. - Где мы? - снова спросила она.

- Не знаю. - честно признался Ник. - Для начала, меня зовут Николай, можно Ник - мне так привычнее. Даже лучше Ник. Где мы находимся, я сам пытаюсь сообразить... Вы ничего не помните? Совсем ничего?

- Смутно. Темнота и какой-то вращающийся туннель, куда всё затягивало. Еще помню скручивающиеся стены, звёзды, туннель, а потом все исчезло. И дальше открываю глаза и вижу вас.

Туннель и скручивающийся небесный свод Ник тоже помнил, но решил, что это ему одному померещилось. Говорят, такие же воспоминания есть у людей, переживших клиническую смерть. Это сравнение настроения ему не улучшило.

- Так вы думаете, мы умерли? - Наталья как будто прочла его мысли.

- Нет, не думаю. - поспешил ободрить ее Ник. - Мир вокруг нас слишком реален. Вот, посмотрите.

Для убедительности он шлепнул ладонью по корпусу лодки. Звука шлепка не последовало. Ник оторопел от неожиданности, поднял голову и увидел полные ужаса глаза Натальи.

- Черт! - выругался не на шутку перепуганный Ник и, перегнувшись через борт, двумя ладонями шлепнул ладонью по поверхности воды - вода была настоящая, и звук шлепка получился звонким. Затем снова ударил по борту лодки – тишина. Видимо, лодка была сделана из материала, поглощающего звук. Всего-то, а он испугался, как мальчишка. Чтобы разрядить обстановку, он зачерпнул воду в ладони и плеснул ею в Наталью. Она взвизгнула и как-то его обозвала. Но стало легче. Немного легче, совсем немного, поскольку ситуация откровенно отдавала чем-то сюрреальным, если не сказать - потусторонним.

* * *

Они осмотрелись. Во все стороны до линии горизонта не было ничего, кроме воды. Легкое волнение, плеск волн о борта лодки и больше ничего примечательного. Сама же лодка тоже не представляла собой что-либо достойное внимания - простая посудина спасательного типа, но без мотора, паруса и даже весел.

- Нас спасут. - сделала не совсем логичный вывод Наталья, села на дно лодки, расстегнула комбинезон и подставила лицо солнцу с явным желанием позагорать. Ник последовал ее примеру. Он сел, закрыл глаза и подставил лицо лучам солнца. Это было удивительно комфортное состояние ощущать одновременно солнце, легкий ветерок, брызги и слушать плеск волн. И ни о чем не думать. Если бы… Пять минут от силы. Нет, даже три. Внутреннее беспокойство не позволило отдаться неге целиком. Через три минуты он открыл глаза и стал наблюдать за редкими облаками, неспешно проплывающими по небу. Кроме облаков и солнца, на небе еще виднелся бледный серп луны.

Тут у Ника, наконец, начали просыпаться аналитические способности, и он, внимательно рассмотрев небо, также внимательно рассмотрел и Наталью, продолжавшую безмятежно загорать. Сначала обратил внимание на далеко не летнюю бледность её лица, а затем и на не совсем летние комбинезоны, в которые она, как и он, были оба одеты.

- Наталья, вам не кажется, что мы знакомы? – потревожил он ее покой.

- Кажется. - не меняя позы и не открывая глаз, отозвалась она.

- Мы одеты в зимние комбинезоны. Причем они как будто сшиты по нашим фигурам. Следовательно, это наши комбинезоны и мы из одной команды. Что вы об этом думаете?

- Похоже на то. - Наталья открыла глаза и с интересом посмотрела на Ника. – Но пока я ничего не думаю. Дальше?

- Дальше - хуже.

- Интригуете.

- Хотелось бы, но... Вам не кажется, что мы стали легче?

- В каком смысле? – А, да… имеете в виду гравитацию?

- Ну да.

Наталья поняла руку и бросила ее вниз.

- Нет, не кажется. - и добавила с женской нелогичностью - Разве что совсем чуть-чуть.

- Посмотрите на небо. Видите луну? - Ник указал пальцем направление.

- А, да, вижу. И что?

- Вам не кажется, что она неправильных размеров?

Наталья уставилась на луну,

- Да нет, обычный размер. Кажется, чуть больше обычного, но это оптическая иллюзия из-за ее близости к горизонту.

- Обычная? - возмутился Ник. - А вы сравните ее с солнцем – их, знаете ли, видимые размеры должны совпадать. Да и «лунные моря» как-то не на месте.

Наталья какое-то время критически сравнивала размеры небесных тел, переводя взгляд с одного на другое, затем заявила, что это опять оптическая иллюзия, и ничего в этом необычного нет. Ник не стал спорить - ему тоже хотелось верить, то это только показалось. Ситуация и без того была более чем странная.

Прошло не менее часа томительного и бессмысленного ожидания, прежде чем Ник решил, что нечего ждать у моря погоды и надо что-то предпринимать. Не придумав ничего более разумного, он перегнулся через борт и окунул голову в воду. То, что он там увидел, повергло его в шок - прямо мод лодкой маячила смутная фигура какого-то крупного существа - то ли акулы, то ли доисторического ящера с длинным хвостом и короткими лапами по бокам. В ужасе отпрянув назад, Ник попытался сбивчиво описать Наталье им увиденное в воде, но только нагнал на нее совершенно не нужного страху.

И тут лодку ощутимо дернуло. Спутники в страхе вжались в дно лодки. Еще рывок и лодка резко сдвинулась с места. Если бы они не лежали в этот

момент на ее дне, привалившись к бортам, то попадали бы в воду. Но они благоразумно сидели бок о бок на ее днище. Лодка быстро набрала приличную скорость, а в том, что ее тянет тот самый морской монстр, которого увидел Ник, сомнений ни у одного из них не было.

Осторожно высунувшись над бортом, Ник имел возможность в этом убедиться - оказывается, к лодке была прикреплена веревка, за которую ее теперь и тащили. Впереди маячила спина монстра и длинный хвостовой плавник, который энергично ходил туда-сюда, разгоняя волны. Как ни странно, ситуация не показалась им пугающей - скорее забавной. По крайней мере, что-то сдвинулось с мертвой точки, и это уже было лучше, чем ничего.

Через четверть часа на горизонте показалась полоска берега, а еще через минут десять они до нее добрались - планета действительно была не слишком велика. Чудище высунуло огромную голову из воды и отпустило веревку, демонстративно разинув в подобие улыбки широкую пасть, усеянную множеством мелких зубов. Несколько секунд рассматривало Наталью с Ником, переводя взгляд с одного на другого. Затем фыркнуло и скрылось под водой.

На песчаном берегу, больше напоминающим морской пляж где-нибудь в Бразилии, чем на какой угодно другой планете, их поджидала непонятно откуда взявшаяся долговязая фигура. «А вот и первый инопланетянин» – синхронно подумали оба, вмиг забыв о чудище морском. Инопланетянин, в общем, выглядел как человек, если не считать того, что был он непропорционально высок, имел узкие поданные вперед плечи, узкую грудную клетку и вытянутую вверх голову без шеи, на которой выделялись большие, слегка раскосые белесые глаза с точечками зрачков. Он явно их поджидал.

- Приветствую вас, странники! - провозгласил он торжественно, подняв обе руки и показав открытые ладони. Узкие ладони - три пальца длинных с когтями и два поменьше по бокам. – Я - Чонх. Следуйте за мной, я провожу вас к месту назначения.

Речь инопланетянина произвела эффект разорвавшейся бомбы. Но, придя в себя и быстро обменявшись мнениями и согласившись с тем, что лучше принимать мир как он есть, Ник и Наталья пришли к выводу, что если инопланетянин говорит на своём языке, и при этом и без перевода все понятно, то пусть так оно и будет. Возможно, речь инопланетянина была понятна потому, что речь свою он сопровождал совершенно недвусмысленными жестами, возможно по другой причине – видимо, было не время об этом думать.

Шли они недолго до ближайших зарослей. Там их поджидали лошади, точнее такая же пародия на лошадей, как и их сопровождающий на человека: серебристого цвета, мосластые, нескладные, короткомордые, пахнущие скорее барсуками, чем лошадьми. Вы знаете, как пахнут барсуки? Уверен, что вы не

знаете – Наталья с Ником к тому времени тоже этого не знали, но тот мускусный звериный запах запомнили надолго. Тем не менее, «лошади» довольно быстро домчали всю группу до пологих гор. Они продолжали свой бег, горы перед ними вставали всё выше и выше. Они неслись по проторенной тропе, которая порой становилась столь опасной, что путники судорожно вцеплялись в развевающиеся гривы. Но лошади, казалось, этого совсем не замечали.

По ощущениям, не прошло и часа, как они оказались на горе, с которой открывался вид на совершенно очаровательную зеленую долину, с множеством рощ, полян, озер, водопадов - ну просто рай! Ник зачарованно смотрел на это великолепие, Наталья его восторга не разделяла:

- Я туда не хочу. - заявила она.

- Почему не хочешь?

- Во-первых, потому, что туда нет нормального спуска. А во-вторых, это кратер.

Ник осмотрел горизонт и согласился, что на это похоже.

- Это действительно кратер вулкана - очень древний кратер. – согласился с ними Чонх. - Он говорил на своём языке с интонациями, не поддающимися воспроизведению, но они его по-прежнему прекрасно понимали. - Он проснется очень не скоро, если вообще проснется.

- А теперь наденьте вот это. – Чонх показал на кучку штуковин, похожих на круглые рюкзаки с заплечными лямками.

- Это парашюты?

- Нет, но суть примерно та же - это для вашего спуска вниз. Надевай же.

Ник с Натальей надели на себя эти непонятные конструкции. Чонх проверил, как они закреплены, затем откинул назад голову и издал громкий горловой звук. Послышалось отдаленное хлопанье, а затем шелестящий шум крыльев, и две большеголовые птицы с огромными, серебрящимися в лучах солнца крыльями, подлетели, схватили путников за их "парашюты", и понесли вниз в долину.

- Спасибо! - крикнул Ник Чонху, но того уже не было видно.

- Спасибо! - крикнул Ник птицам, когда те после головокружительного полета, стремительного, больше похожего на свободное падение со скал, чем на полет, мягко приземлили путников на берег небольшого озера.

- Пожалуйста, всегда рады помочь! - загоготали те, кивая крупными хохлатыми головами с короткими клювами и вперед посаженными как у сов глазами. Путники так и не пришли к согласию, на каких земных обитателей эти птицы похожи - возможно, они видели что-то похожее на древних барельефах. Мифических полуптиц-полулюдей.

- Ну надо же. – с досадой в голосе произнесла Наталья. - много читала про всяких пришельцев, но никогда не думала, что встреча всё же произойдет. Да еще, что она это произойдет со мной на самом деле, и при этом произойдет как-то до обидного буднично!

- Не так интересно как в книгах, да? - спросил Ник.

- Да нет, интересно, но всегда ожидаешь большего. Я бы предпочла попасть в какой-нибудь инопланетный мегаполис.

- Не гневи бога, Наталья - это еще только начало приключения.

Опустив путников на берег озера, птицы немедля взмыли ввысь и исчезли из виду.

Ожидание продолжения события длилось недолго. Едва придя в себя от путешествия, путники заметили, что они уже не одни. Из рощи под бой барабанов и разноголосое песнопение, к ним навстречу вышла толпа дикарей - совершенно голых, если не считать бус и перьев в волосах. Курчавобородые мускулистые мужчины, грациозные большеглазые женщины, многие с детьми на руках, между ними подростки. Они внимательно и дружелюбно рассматривали новеньких и предлагали им связки цветов и фруктов.

- Приветствую вас, странники! - торжественно провозгласил вождь. Он отличался от остальных только большим количеством перьев и бус. Говорил на незнакомом языке, но каждое слово было понятно без перевода. - Я рад приветствовать вас, новых поселенцев Тупика Миров! Вы пока еще в смущении, для вас в нашем мире все кажется новым и необычным. Но вы скоро ко всему привыкните, и вам у нас понравится - я в этом уверен! Это место ваше, это озеро тоже ваше и роща ваша. Охота, рыбалка, сбор ягод, фруктов, овощей позволит вам чувствовать себя как в раю. Все, что вы добудете - съедобно, хищников нет, ядовитых животных нет - живите и наслаждайтесь жизнью до скончания ваших времен!

С этими словами вождь и большая часть племени низко поклонились, затем выпрямились и, синхронно как по команде повернувшись, так же под бой барабанов и с песнопениями ушли обратно в рощу. Оставшиеся взрослые принесли на поляну охапки сена, положили связки фруктов, нехитрую домашнюю утварь, и принадлежности для охоты и рыбной ловли. Детишки в это время весело плескались в озере. Но не просто плескались - вскоре они вернулись, принеся в корзинах выловленную рыбу. Заполыхал костер, над ним

на камнях установили тонкостенный глиняный котелок с озерной водой. Женщины хозяйничали, добавляли к варившейся рыбе травы и коренья, мужчины готовили место для трапезы и ночлега. Быстро, по-деловому, без лишних движений. Когда все было готово и от котелка повеяло аппетитным запахом еды, жители племени дружно попрощались, пригласили приходить в гости, и ушли в сторону рощи. Всё это произошло быстро, слишком быстро, чтобы можно было осознать и освоиться с новой реальностью. Только что вокруг них было много новых людей, как будто сошедших с экрана телевизора, было какое-то действие, доведенные до автоматизма и в чем-то ритуальное, и вот разом все закончилось, и они снова предоставлены сами себе.

- Ничего себе, концерт... - промолвил Ник, когда они остались одни.

- Мы будем спать, зарывшись в сено как древние люди. Мы будем добывать пищу своими руками и греться у костров. Ты будешь делать каменные орудия труда, кропотливо скалывая камень о камень, а я буду зашивать твою изодранную шкуру… А по ночам мы будем любоваться звездным небом, не подсвеченным вездесущим городским освещением. – задумчиво, возможно даже мечтательно, произнесла Наталья. Она легла на ложе из маняще пахнущего сена, закинув руки за голову, и воззрилась в темнеющее небо. На нем уже появились первые звезды. Ник лег рядом и они долгое время лежали молча. Ник первым нарушил молчание.

- Посмотри туда - вон там.

На еще светлом небе прямо над самым горизонтом висел полумесяц довольно скромных размеров.

- Это планета? - спросила Наталья?

- Да, планета. - ответил Ник. - но это не Луна, не Венера, не Юпитер и не Сатурн. Она слишком крупная, значит мы точно не на Земле.

- Это я уже поняла. - задумчиво произнесла Наталья. – Хотя и не приняла еще это как факт. Ты хорошо знаком со звездным небом, созвездия знаешь?

- Ну, как тебе сказать... - Большую и Малую Медведицу отличу, еще Кассиопею, Орион. Вроде все.

- Да, негусто. - вздохнула Наталья. - У меня запас знаний о звездном небе примерно такой же. Точнее, я их в теории знаю, должна бы и на практике знать, но как-то не получилось расширить и закрепить знания – небо у нас в Питере не часто бывает звездным.

- А это что за полоса, пересекающая все небо? – спросила она, указывая пальцем.

- Боюсь ошибиться, но мне кажется, что это… это… - Ник сделал паузу, водя головой из стороны в сторону. – Что это кольца. Такие же кольца, как у Сатурна, только размером скромнее.

- Час от часу не легче. – вздохнула Наталья.

Она поднялась со своего лежбища, быстро разделась догола и с разбегу плюхнулась в озеро. Ник слегка опешил, но потом, немного выждав для приличия, последовал ее примеру.

Выходили из озера вместе. Потом лежали рядом нагие: "Здесь так принято!" – тоном, не терпящим возражения, заявила Наталья. Находиться в таком состоянии было на удивление комфортно. Ветра не было, в воздухе стоял насыщенный аромат трав и цветов, из рощи доносились ухающие звуки и хлопанье крыльев – видимо, у местной фауны начиналась ночная жизнь. Потом на водопой вышло небольшое стадо животных, размером с коз, чья шерсть отливала серебром в неясном лунном свете. На гладь озера с хлопаньем крыльев и плеском воды опустилась стая белых птиц, взбаламутив лунную дорожку. Но вскоре поверхность озера успокоилась, а птицы белесыми пятнами застыли на водной глади.

“Прямо как в раю” - "Да…, но почему так тепло даже вечером?" - "Видимо, сказывается микроклимат кальдеры. Вот поэтому люди не нуждаются в одежде" - "А стыд?" - "А стыд пришел с ухудшением погодных условий и, соответствующими этому обстоятельству, изменениями в религии". Они смотрели на осыпавшие небосвод звезды. Крупных звезд было мало, до обидного мало - так мало звезд на небе не может быть в ясную ночь нигде на Земле.

- Мы не рядом с нашим Солнцем - мы где-то очень-очень далеко, может быть в другой маленькой галактике. А может быть и вообще в никому неизвестном рассеянном звездном облаке, вдали от крупных галактик. - погрустнел Ник.

- Может быть и так, но я в этом не уверена. – возразила Наталья. – Еще может быть, что мы где-то рядом с нашей Солнечной системой. Только из-за пространственных изменений на не удается увидеть знакомых созвездий. Кстати, а созвездия южного полушария ты какие-нибудь знаешь?

- Какие-то знаю, но вряд ли смогу определить их на небосводе. Разве что Южный крест, Магеллановы облака.

Наталья молчала.

- Тебе не холодно? - спросил Ник. Он знал, что ей не было холодно, но впервые почувствовал в ней женщину. Было еще достаточно светло. Наталья сидела на теплом песке, обхватив руками колени. Ник сидел чуть сзади и не

столько смотрел на небо, сколько на ее спину, на ее плечи, на капли воды, что еще не успели с них испариться. И тут у него возникло острое желание согреть ее, обнять, прижать к себе.

Наталья молчала, и это её молчание что-то значило.

- Ты в порядке?

- Да.

Пауза.

- Ты замужем? - он знал, что она не замужем, об этом говорило ее подчеркнуто независимое поведение. Но он спросил.

- Нет.

- Была? - Ник повернулся к ней всем телом. Он уже ее хотел.

- Да, была. - ответила Наталья и повернувшись к Нику, внезапно прижалась к нему всем своим телом. Он ответил взаимностью.

Потом они лежали разгоряченные и умиротворенные. Потом снова плавали в озере, стараясь не нарушать окружающую тишину и не спугнуть птиц. Потом на берегу о чем-то не очень серьезном болтали и ели фрукты, напоминающие по вкусу смесь банана с фейхоа. Потом снова занимались любовью. Потом, наконец, уснули в объятьях друг друга.

Утренний луч солнца, нашедший себе дорогу среди веток деревьев, разбудил Наталью. Ник сладко спал, положив на нее свою тяжелую руку. Она вспомнила, где находится и с кем. "Сколько сейчас времени?" - всплыл в голове традиционный вопрос. Часы были в комбинезоне, комбинезон где-то там валялся в сторонке, да и какое имеет значение, сколько сейчас времени на неизвестной планете, в невесть какой части галактики, а то и всей Вселенной? ... Всей ли? Тренированный ум ученого взял верх, и она какое-то время размышляла на эту тему. Потом взяла травинку и с детской непосредственностью стала ею будить Ника. - Ты красивая. - сказал Ник, наконец проснувшись. - И очень сексуальная.

- Но раньше ты этого не замечал. – Наталья нашла время укорить его.

- Раньше мы были сотрудниками, а сотрудники все бесполые.

- Ты что-то помнишь из нашей прошлой жизни? – ленивым тоном поинтересовалась Наталья.

- Что-то помню. – таким же ленивым тоном ответил Ник и потянулся к Наталье. Она не возражала.

Потом они уснули в объятьях. Но она спала недолго, проснулась и снова думала, думала...

- Ник, Ник просыпайся! - толкала она его.

- Что? Что случилось? – Ник тревожно озирался, не совсем отойдя еще от сна. Это выглядело смешно, и Наталья весело хихикнула.

- Ничего - завтракать пора! Вставайте, граф!

Костер еще тлел, и достаточно было бросить немного припасенных сухих веток и слегка подуть на угли, чтобы он разгорелся снова. Видимо, была какая-то в том костре особая, долго тлеющая древесина. Они разогрели рыбу, позавтракали, закусили фруктами. Наталья сходила в рощу и нарвала еще – они там росли на деревьях, как росли бы бананы на яблонях. Сорвал и ешь: думать ни о чем не надо, бегать ни за кем не надо – действительно рай! Кроме того, она успела соорудить себе набедренную повязку из широких листьев и сплести на голову венок из местных цветов, смесь наших кувшинок и роз. Они и пахли как розы. Ник же в это время пытался сделать из прутьев и веток неуклюжее подобие шалаша.

- Ник, остановись - ерунда это всё, никому не нужная. Здесь не бывает дождей. - сказала Наталья. – К тому же, у меня к тебе серьезный разговор.

- Давай. - Ник отложил очередную ветку и, сделав сосредоточенное лицо, потянул Наталью к себе.

- Ник, у меня к тебе серьезный, серьезный, серьезный разговор. Точнее вопрос - очень серьезный вопрос.

- Я внимательно слушаю.

-- Ты на мне женишься?

Вопрос на все сто! Любого мужчину он способен вышибить из седла. Особенно такого, который когда-то был не один, но уже успел свыкнуться со своим вынужденным одиночеством.

- Так мы вроде как здесь итак...

- Я не про здесь - я про там. Когда мы вернемся домой. Ты на мне женишься? Официально?

- Так ведь для этого надо еще вернуться. Я себе не представляю как это возможно. - пробормотал Ник.

- Не уходи от ответа - да или нет! - строго потребовала Наталья.

- Ну, да...

- Что значит "ну, да"? Женишься или нет?

- Женюсь...

- Слово мужчины?

- Слово мужчины!

- Наталья, я не понимаю! - взмолился Ник. - Что на тебя нашло? Я уже сам все проанализировал и понял, что у нас нет ни единого шанса выбраться отсюда. А здесь мы по факту двое как муж и жена. Если хочешь - сходим к вождю местного племени, и он нас поженит по местным обычаям.

Наталья довольно улыбнулась.

- Наталья, ну объясни.

Наталья не стала объяснять Нику особенности женского мировосприятия, когда за спиной один несчастливый брак, впереди маячит сороковник и пожизненное одиночество. Да еще где-то по ту сторону этого мира осталась с бабушкой родная дочь, которую из-за специфики работы и необходимости самой содержать семью, приходится видеть от случая к случаю.

Лежа утром в объятиях Ника, она представила, что они вот так лежат в ее трехкомнатной питерской квартире, а за стеной спит подрастающая дочь и всё у них как у людей. И впереди нормальная семейная жизнь, о которой она всегда так мечтала и которая чем дальше, тем больше превращалась во что-то несбыточное. "Если женщина хочет - она всего добьется!" - сказала тогда себе Наталья и стала думать, думать, думать...

- Ник, что ты помнишь из нашего прошлого? Ну, прямо перед тем, как нас завертело и сюда забросило?

- Да, так, разве что ерунду какую-то... Помню, что занимались мы на горе какими-то окаменелостями и потом пытались сложить рассыпавшуюся фигуру, типа головоломки.

- Ну, вот видишь, ты кое-что уже вспомнил, а я вспомнила больше - это не просто была гора, а гора Арарат в Турции. И искали мы там не что иное, как Ноев ковчег!

- Да припоминаю... Хотя, я никогда не верил в Ноев ковчег, как и во всю эту библейскую белиберду. Археология – наука точная и опирается исключительно на факты. Ну не мог ковчег оказаться так высоко на горе, даже при самом сильном наводнении – даже если все ледники Земли растопить, уровень мирового океана поднимется всего на 64 метра.

- Это не "библейская белиберда", Ник - это добиблейская история. Прообраз Ноя - это шумерский Ут-Напишти из «сказания о Гильгамеше». Который спасся сам и спас ближних своих вместе с "тварями по паре" в ковчеге. Округлой формы, кстати, был ковчег.

- Это-то тут при чем? – встрепенулся Ник, - Припоминаю, что артефакт, который мы исследовали на склоне горы Арарат, был не округлой формы, а скорее классической для судов – вытянутой и заостренной.

- Браво, бинго! - воскликнула Наталья. - А мы с тобой спаслись на посудине какой формы?

- Округлой. – осторожно признал Ник.

- Ну, так вот, пазл складывается – это два разных ковчега!

- Объясни.

- Потом. Мне самой надо удостовериться в том, что нахожусь на верном пути. Но предупреждаю, что я намерена довести дело до конца и всё-таки женить тебя на себе! - Наталья излучала решимость. – А для этого нам надо будет выбраться из этого чертового рая, и мы и него выберемся! Зую даю!

Ник почувствовал, что в этот раз ему лучше не противиться неизбежному. И промолчал.

Весь день они провели в селении местных жителей, которое находилось сразу за рощей, то есть менее чем в полукилометре от их нового жилища. Хотя, трудно было назвать это место деревней, поскольку дома в обычном смысле, как положено со стенами и крышей, отсутствовали. Были отгороженные камнями круглые участки, с лежбищами внутри. И это видимо было всё, что касалось личной жизни - приготовление пищи и прочие надобности были в общественном ведении. В стенах и крышах тоже не было нужды, поскольку микроклимат кальдеры не предполагал ни сильного ветра, ни дождя - при взгляде на небо можно было заметить, как облака ходят по кругу, огибая это место.

* * *

В деревне было примерно двести человек, которые жили, очевидно, первобытно-общинным строем, где всё было общее – и вещи, и дети. Одежду они не носили, если не считать классических украшений дикарей и набедренных повязок из листьев на некоторых из них. Питались тем, что найдут в роще – фруктами, кореньями, сердцевиной стеблей, или рыбой, которую ловили в озере плетеными корзинами. От обычных дикарей их отличал разве что непривычно светлый цвет кожи – не черный и не коричневый, как у

жителей Африки или Полинезии, а скорее золотистый. А так, это были обычные люди, похоже, что прибывшие сюда с Земли в незапамятные времена.

Из бесед с вождем племени по имени Хавр, они не слишком много узнали о местном мироздании, хотя мифология племени была обширной и очень запутанной - слушать вождя можно было бесконечно. Видимо это были рассказы о каких-то реальных событиях, происходивших в доисторические времена, которые теперь рассказывались как взаимоотношения многочисленных богов и героев. Словарный запас вождя был бедным, но речь изобиловала постоянными повторениями и явно излишними для современного уха эпитетами, которыми награждался каждый бог при каждом его упоминании. Слушать было одновременно и интересно, и утомительно. «Как-нибудь надо будет попросить его все это повторить и записать каждое-каждое слово». – подумал Ник, почти засыпая под монотонный речитатив вождя, сопровождаемый мерным стуком его палки по барабану из рыбьей кожи.

- Ты следишь за словарем вождя? - спросила Наталья Ника, когда вождь сделал небольшой перерыв в своем рассказе, а Ник в очередной раз «клюнул носом».

- Нет, а что?

- Как вождь называет своё племя?

- Не запомнил.

- Он называет его "ом". Или "ам".

- И что? - Ник демонстрировал полное непонимание ситуации.

- Как ты думаешь, Хавр - это имя вождя или само слово "вождь"?

- Что это меняет?

- Многое. – Наталье не терпелось растормошить Ника. - Как тогда будет звучать на местном наречии "вождь племени"?

- "Хавр ом". Или "Хавр ам"...Мать честная. - вдруг сообразил Ник. - "Авр-ам" - "Авраам"???

- Ну, наконец-то, дошло... - улыбнулась Наталья. – Только просто аврам – с маленькой буквы. Потому, что это не имя собственное, а должность.

- А авраам тогда что?

- Отец целого народа – тоже должность.

- Откуда ты все это знаешь?

- Готовилась к экспедиции. Тщательно. – в ее словах был недвусмысленный намек, который достиг цели.

Оказывается, Наталья заметила не только это. Слушая рассказ вождя, от которого Ника клонило в сон, она умудрилась запомнить имена местных божеств, многие из которых были в достаточной мере созвучны богам Шумера. Это было уже что-то. Живший на современной территории южного Ирака и Кувейта шумерский народ загадочно появился около восьми тысяч лет назад и так же загадочно исчез три тысяч лет назад. И все эти три тысячи лет о нем ничего не было слышно вплоть до начала двадцатого века. И вот такая встреча через тысячелетия. "Ты думаешь, шумеры переселились сюда?" - "Нет, я думаю, шумеры растворились среди аккадцев, вавилонян и ассирийцев". - "А эти?" - "А эти в небольшом количестве были перенесены сюда также как и мы, только в незапамятные времена". - "Три тысячи лет назад?". - "Скорее пять или даже восемь тысяч лет назад, когда в Месопотамии было тепло и влажно, и люди еще не познали стыд". - "А твари по паре – их что-то не видно". – “Рыбы вполне земные, небольшие птицы тоже. А еще есть инопланетяне с других планет”. – “Они-то как сюда попали?”. – “Так же как и мы – сложили головоломку, прошли тест на наличие интеллекта, и были вознесены в райские кущи”.

- То есть, мы не первые, кто попал на эту планету с Земли. - сделал заключение Ник. - С одной стороны, это ободряет, а с другой расстраивает - не слышал, чтобы кто-то из древних шумеров вернулся на Землю из межзвездных путешествий. Хотя, есть похожий миф у племени догонов, но они не шумеры, и это не более чем миф.

Из них двоих формально только Ник был специалистом по древнему миру, полжизни посвятив археологическим раскопкам в разных концах планеты. Но ни один из них не был шумерологом. Наталья оказалась астробиологом. Еще там в экспедиции, когда Ник узнал о ее роде занятий, он никак не мог понять, что это такое и какое отношение может иметь такой человек к раскопкам. «А вы в курсе, что скорость протекания биологических процессов находится в прямой зависимости от того какое созвездие у нас над головами в данный момент?» - пристально глядя в глаза, спросила она его тогда. Ник об этом понятия не имел, честно признался, что не знает и увел разговор в сторону, чтобы не выглядеть совсем профаном. Какое отношение мог иметь ковчег к созвездиям? И кто выделил средства на включение такого странного специалиста в экспедицию? До сих пор эти вопросы так и не получили внятного ответа. Хотя, он подозревал, что астробиологи занимаются внеземной жизнью, чем-то связанным со всеми этими наукой не подтвержденными палеоконтактами и набившими оскомину летающими тарелочками, от знакомства с которыми Ник всеми правдами и неправдами отмахивался. Оно почувствовал тогда еще, что в ее ответе было больше самозащиты, чем желания продолжить беседу.

Ник помнил, что шумеры появились на берегу Персидского залива буквально из ниоткуда много тысячелетий назад и создали одну из первых цивилизаций на Земле. Но жители Тупика миров находились на куда более ранней стадии развития, чем шумеры 4-5 тысяч лет назад. И потом, если их путь лежал через звездные врата ковчега на Арарате, то как они там оказались? Видимо, это какая-то очень древняя история, связанная с массовой миграцией народов 8-10, а то и более тысяч лет назад. Историкам мало что известно про то время: храм в Гёбекли Тепе, древнейшее государство на территории Леванта, разбросанные по миру мегалитические сооружения, непонятно кем и как созданные, одиночные загадочные артефакты, отдельные следы поселений, как на суше, так и под водой, и едва поддающиеся датировке. Находок, не вписывающихся в научную парадигму, было множество, но в цельную картину доисторического древнего мира они не складывались и потому, можно сказать, игнорировались до лучшей поры. Люди мигрировали, оставляли следы своего пребывания в разных уголках планеты, но не оставляли записей. И еще ему вспомнился библейский миф про то, как люди познали стыд и стали носить одежду – когда такое могло произойти? Как историк, он знал, что за многими мифами часто кроются реальные факты прошлого. А всемирный потоп – если он в реальности был, то когда? На земле было много разных потопов, когда то ли реки разливались, то ли таяли ледники, то ли катастрофическим образом прорывались проливы, как это было с Босфором и Дарданеллами семь с половиной тысяч лет назад. Одно было ясно, что жители Тупика миров могут раскрыть много тайн очень далекого прошлого. От такой перспективы дух захватывало, хотелось не торопиться, побыть здесь подольше. Но у Натальи были другие планы, и Ник решил, что раз попав в Тупик миров, он сможет попасть сюда и еще раз – путь известен.

Вождь на какое-то время оставил их в покое, и Ник с Натальей могли обсудить сложившуюся ситуацию. Наталья была сосредоточена, и по всему видно было, что не торопится делиться с Ником всеми идеями, что пришли в её смышленую голову. Ник чувствовал, что ему тоже пора начинать думать, находить какие-то решения, но он понятия не имел с какого конца ухватиться за проблему. К тому же, он чувствовал усталость, а местный райский климат действовал на него умиротворяюще, хотелось расслабиться, лечь на теплый песок под ласковым солнцем и ни о чем, ни о чем не думать.

В результате, он это своё желание исполнил - лег на песок, пригрелся на солнышке и заснул. Проснулся от того, что Наталья щекотала ему нос травинкой.

- Смотри, что я соорудила.

На берегу возвышался конус из мокрого песка.

- Класс, мне нравится! Еще надо башенки и крепостную стену поставить - Ник не столько смотрел на сооружение, сколько любовался ее обнаженным плечом, на котором еще блестели капельки воды. Наталья в этот миг представляла для Ника само воплощенное совершенство.

- Представь себе, - говорила она, не обращая внимания на его взгляды, - что это двумерная модель нашего трехмерного пространства и песчинки на поверхности пляжа - это звезды. Какая-то из них - это наше Солнце. - Наталья положила белый камешек недалеко от конуса. - А вот этот камешек пусть будет местное солнце, которое вождь назвал именем Ут. Свет проходит по геодезическим линиям. В случае плоскости это просто прямые и, таким образом, мы можем видеть каждую звезду. - Наталья прочертила ряд прямых линий от Солнца. - А вот увидеть Ут нам с этой точки сложно, потому что практически все прямые его обогнут по склонам конуса. Нужно направить линии очень точно на Ут, чтобы его увидеть, при этом угловой размер будет исчезающе малым. То есть, даже если с точки зрения евклидовой метрики, по прямой, Ут находится недалеко от Солнца, то с точки зрения римановой метрики… - она прочертила на песке линию к конусу. – расстояние будет огромным. И с Земли он будет виден как крошечная, очень далекая звездочка.

Ник слушал заинтересованно, хотя при этом и начинал испытывать комплекс неполноценности – он мало что понимал из ее речей.

- А если с другой стороны? – попробовал он поддержать разговор.

- С другой стороны, ситуация аналогичная - все звезды будут казаться и дальше и мельче. Вот потому небо здесь почти пустое, беззвездное. Возможно, мы оказались в области пространства, имеющей локальную вспученность, благодаря которой это место стало «тупиком миров» - от него все далеко. И его короче обойти, чем в него попасть. Кто-то очень умный и очень технологически развитый соорудил этот мост между мирами.

- Но у тебя это только модель, разве такое возможно в природе?

- В природе не знаю, а искусственно какой-нибудь суперразум мог бы такое сделать.

- Ты имеешь в виду локальную деформацию пространства?

- Да, именно её. Или путь к ней – своеобразный туннель, по которому можно передвигаться в тысячи раз быстрее скорости света…

- Но, это противоречит Теории Относительности Эйнштейна!

- Ну и пусть себе противоречит. – отмахнулась Наталья и продолжила. - А станции на этом пути – это такие места, которые внешне похожи на

доисторические ковчеги. Чтобы местных животных и дикарей не пугали, а разумных заставляли задуматься.

- Но как это поможет нам выбраться отсюда? - спросил Ник.

- Пока никак. - Наталья нахмурилась, быстро смахнула рукой вершину конуса и села, обхватив ноги руками, голову в колени.

Ник придвинулся к ней, нежно обнял. Она подняла голову и прижалась щекой к его щеке. У Ника стало что-то проясняться в сознании.

- А ты помнишь, где мы находились, перед тем как нас завертело и унесло в темноту?

- Да, конечно, мы были на склоне горы Арарат в составе экспедиции и занимались исследованием предположительно артефакта под название "Ноев ковчег".

- А непосредственно перед самым событием?

- Мы собирали кубики.

- Это был тест.

- Прикольно... действительно тест - какой же ты у меня умный! - она звонко чмокнула его в щеку.

Когда власти Турции, наконец-то, после долгого запрета разрешили произвести ограниченные раскопки, была организована международная экспедиция с привлечением лучших специалистов и с лучшим оборудованием для исследования загадочного 152-метрового артефакта, состоящего по виду из окаменевшей древесины, размерами и формой напоминающего легендарный Ноев ковчег. Разумеется, никакой это был не библейский ковчег, дереву просто не хватило бы времени, чтобы окаменеть до такой степени. Но объект был интересный и достойный изучения. Специалисты не столько копали, сколько все замеряли, зондировали и описывали. В условно кормовой части магнитометр показал аномалию непосредственно под поверхностью наносного грунта. Вскрыв полуметровый слой, исследователи обнаружили лежащие рядком предметы, по виду каменные, столь правильной геометрической формы, что тут же возникла дискуссия про их искусственность. Конечно, эти предметы могли и как-то иначе образоваться, естественным путем, но они были слишком правильные. Ник с Натальей, всего двое русских в экспедиции, активного участия в дискуссии не принимали по банальной причине слабого владения английским языком. Зато, когда все дружно двинулись на обед, эти двое остались, чтобы внимательно рассмотреть находку. Тут-то кому-то из них или обоим сразу пришло в голову, что это могут быть части одного целого и,

недолго думая, они попытались свою идею проверить. Похоже, что им удалось собрать каменный паззл, поскольку мир вокруг них начал меняться.

- Так вот в чем дело - это был пункт назначения!

- Или пункт эвакуации...

- Или эвакуации. – согласно кивнула головой Наталья.- Собрать пирамиду может только разумное существо, обладающее абстрактным мышлением и когда-то видевшее пирамиду. Или, по крайне мере, знающее, как она выглядит.

- Древний Египет?

- Нет, что ты... пирамиды существовали задолго до Египетского царства, может быть не такие совершенные, как на плато в Гизе, но существовали. Многие из них заросли, другие разрушились или ушли под воду. Зачем, с какой целью их строили не очень-то понятно. Но, видимо, это было древним людям очень важно.

* * *

Складывалась такая картина, что когда-то древние шумеры, побывавшие на этом месте, смогли собрать пирамиду из заготовленных частей, и тут же были эвакуированы в Тупик миров, как существа разумные. Но было их не двое, как в этот раз, в ковчег собралось целое племя, и решали они головоломку сообща. А на том конце их поджидал афан с малым ковчегом округлой формы. Или на том месте в то время была суша, и встречал их чонх, а не афан. Теперь вот они попали в ту же ловушку. Или не в ловушку. Если разумный человек смог попасть сюда, то он должен иметь возможность отсюда выбраться. Какое-то место в этой истории занимал округлый ковчег, может быть кто-то из тех шумеров даже сумел проделать обратный путь? Путь назад должен быть предусмотрен теми, кто всё это создал. Бог? Нет, бери выше - сверхразум! От таких мыслей становилось не по себе.

Вождь быстро сообразил, чего они хотят – этого хотят все вновь прибывшие. А их побывал в Тупике миров немало. И он тут же принялся, как это предписано незыблемыми правилами, их убеждать разными словами, что лучшего для жизни места, чем Тупик миров, им не сыскать. Возможно, он было прав, место действительно было райское, практически библейский рай, но им надо было срочно домой. Особенно Наталье.

- Как ты думаешь, куда они девают своих покойников?

- Нашла о чем спросить.

- Ямная культура, когда она появилась, помнишь?

- Помню, после трипольской культуры, связана она, видимо, с нашествием индоевропейцев. А что?

- Индоевропейцы уже хоронили своих покойников, а что с ними делали до того? Те же трипольцы или эти шумеры…

- Пока ты спал, я обошла поселение по кругу и не нашла никаких признаков погребений. И мне это не понравилось.

- Ты думаешь…

- Я не хочу думать – я хочу домой.

- Это не аргумент, чтобы спешить - тут столько всего интересного, что мы, как люди науки, просто обязаны с этим миром ознакомиться подробнее.

- Извини, но у меня на базе остались таблетки, которые я должна принимать регулярно. – Наталья сменила аргументацию.

- Лекарство? Ты чем-то больна?

- Нет, ничем я не больна, но у женщины могут быть свои тайны. – С этим было трудно спорить.

Ног, то ли вождь действительно не хотел, чтобы новички покидали этот рай, то ли действительно не знал где выход – он всё расхваливал это место и местный образ жизни, увещевал их, говорил, говорил, и конца этому не было видно. Впрочем, они давно поняли, что вход надо искать там же, где был выход, то есть в том месте, где они оказались изначально. Хотя, там было море и не было видно никакого ковчега. Вождь говорил ранее, что знал долговязого Чонха, точнее чо-анха только понаслышке. Чо-анхи жили на побережье и с людьми в кальдере не пересекались. Но они про людей знали, поэтому отправили путников прямиком к вождю Хавру. Видимо, другие прибывшие отправлялись в другие места, населенные другими разумными существами, и это, очевидно, был Клондайк для исследователей самого разного рода – их следовало сюда доставить. Зато вождю доводилось встречаться с пернатыми перевозчиками, и от них он много узнавал о том, что происходит по ту сторону их небольшого мирка. Он знал про чонха, знал про афана. Чудище морское он называл уважительно а-фаном. Но возникло взаимонепонимание, когда Ник с Натальей попытались убедить вождя, что афан плыл по морю. Оказалось, что афан умеет только ползать, загребая четырьмя короткими лапами и орудуя длинным хвостом как пропеллером. Однако же, это меняло картину. Из этого прямо следовало, что они приводнились на мелководье - Ник утверждал, что видел афана прямо под лодкой на глубине порядка двух-трех метров. Там было неглубоко, скорее всего, там же находился ковчег, и осталось только найти это место. Легко сказать найти – бескрайнее море вдалеке от берега и никаких

ориентиров. Однако же шанс был, и этим шансом следовало воспользоваться прямо сейчас.

- Уважаемый Хавр, - Наталье удалось, хотя и не с первого раза, прервать речь вождя и дать себя выслушать. – Мы хотели бы встретиться с афаном и отблагодарить его за то, что он привез нас в Тупик миров. Мы также хотели бы поднести ему дары. – Наталья указала на связку фруктов. – Где нам его найти?

- Вы можете найти афана там же, где он вас высадил на берег. – вождь воспринял просьбу Натальи как вполне естественную. - Афан всегда дежурит в одном месте со спасательной лодкой - там, где пена морская рождает новых людей. Это его назначение – это его долг.

- Уважаемый Хавр, а часто ли пена морская рождает других людей?

- Нечасто. На моей памяти я лишь трижды видел, - на самом деле, вождь сказал «мало» и показал три пальца с аккуратно обгрызенными ногтями. - как приносили людей в Тупик миров. Вы четвертые. – вождь прибавил еще один палец. А тех людей я не видел – их отнесли к другим племенам.

- И много здесь разных племен?

- Много, очень много – считать вождь, очевидно, не умел и поэтому показал пальцы обеих рук.

- Можем ли мы поговорить с афаном, как говорим с вами? - спросила Наталья вождя.

- Можете. - заверил ее вождь. - В Тупике миров можно говорить со всеми. Но а-фан далеко.

Было в этом всеобщем взаимопонимании людей и странных существ, каждый из которых говорил на своем языке, что-то от сказочной магии. Но ни Ник, ни Наталья даже не пытались понять как такое возможно – это было настолько уму непостижимо, что отгадать сейчас эту загадку было то же самое, что гадать на кофейной гуще.. Для них сейчас сверхзадачей было вернуться домой.

- Вождь, вы можете позвать тех птиц, что принесли нас сюда?

- Конечно, могу. Птицы эти зовутся - ру-вимы.

- Как - херувимы??? - одновременно воскликнули Ник и Наталья.

- Нет-нет, - запротестовал вождь. - до стадии «хе» им еще расти и расти – пока они только в ювенальной стадии «ру» и выполняют черновую работу перевозчиков тел!

Можно было только догадываться, почему вождь употребил слово «тел», вместо «людей». Видимо, переносить души людей им пока не было позволено.

* * *

Первая часть задачи, как выбраться из рая, решилась довольно просто: Ник с Натальей надели свою одежду, поверх нацепили "парашюты", которые оказались клубнями какого-то растения со связанными корнями, вождь задрал голову и два раза издал тот же крик, что издавал чонх. Они слышали эхо многократных повторов и вот, наконец, с отвесной скалы не менее пары километров высотой, сорвались и полетели к ним две огромных птицы, так похожие телом и так непохожие ликом своим на птиц земных. Путь к вершинам был не столь стремительным как спуск – рувимы летели по спирали медленно, поднимаясь все выше и выше, прижимаясь к стенам кратера, чтобы использовать восходящие потоки воздуха. Это дало возможность путникам более детально рассмотреть, как устроен здешний рай. Видимо, это действительно был древний кратер супервулкана, многие десятки километров в поперечнике. Гигантский провал земной коры, возникший миллионы лет назад и уже основательно занесенный и заросший. Хотя, кое-где виднелись еще дымки гейзеров - свидетельств бурного прошлого. С отвесных стен кратера спадали многочисленные водопады, которые образовывали сеть небольших рек и озер. Как-то это все растекалось по долине, затем сливалось в единую реку, которая сверкающей змейкой уходила вдаль. Сама структура озер говорила о том, что над местностью поработали ландшафтные умельцы – природа бы так не смогла. Озера был окаймлены живописными рощицами, виднелись примитивные строения и многочисленные фигурки около них – то ли людей, то ли каких-то иных разумных существ, с примитивной формой организации общества. Действительно, очень похоже на ветхозаветный рай – ешь, люби, молись.... Мир статичный, мир, в котором все есть.

Наверху их встретил чонх с двумя "лошадьми". Но был ли это тот же Чонх или другой, осталось загадкой - он их поприветствовал совершенно стандартно и не задал ни единого вопроса – видимо, путь в обратную сторону не был такой уж диковинкой в этом мире. Им даже не понадобилось объяснять чонху, чего они хотят – большеголовые "лошади" резво помчали их к морю, ловкостью своей больше напоминая горных козлов, чем лошадей.

На берегу они нашли свою лодку перевернутой. Под ней уже жил кто-то напоминающий большую жабу. Договориться об аренде лодки с ним не удалось, и путники, попрощавшись с ним и чонхом, пошли к морю.

Афана долго не могли дозваться, хлопая ладонями по воде. Но все-таки он приплыл. Или приполз? Да, конечно же приполз по дну, отчаянно мутя воду и таща за собой в точности такую же лодку, что и та на берегу.

- Здравствуйте, А-фан! – Наталья демонстративно выделила первую букву имени.

- Здравствуйте и вам! - Афан изобразил зубастую улыбку, радостно разгоняя волны своим длинным как у барракуды хвостом.

- Вы можешь нас доставить на место нашего прибытия?

- Нет, я не знаю места вашего прибытия. - Афан их не помнил, либо это был другой афан.

- Это то место, куда прибывают все новички. Там, где пена морская рождает людей. - нашлась Наталья. - Знаешь это место?

- Знаю. Конечно, знаю!

- Отвезешь нас туда?

- Отвезу. Конечно отвезу. – зубастый и хвостатый афан был явно рад подвернувшейся работе.

* * *

Нужное место оказалось на глубине не более трех метров. Едва нырнув в воду, Ник заметил продолговатую структуру, напоминающую сплошной забор.

- Похоже на борт ковчега, только он весь зарос ракушками и водорослями.

- Плывем вдоль, надо найти корму. Там наиболее вероятное место, где могут находиться кубики.

Они перемещали лодку вдоль "ограды", афан безропотно выполнял все команды, Ник нырял и нырял. Солнце клонилось к горизонту, времени до наступления темноты было всё меньше - они отчаянно спешили. Ситуация осложнялась тем, что корпус ковчега был наклонен и частично засыпан песком.

- Афан, помоги. - жалобно попросила Наталья когда чудище в очередной раз вынырнуло из воды.

- Чем я могу тебе помочь? - спросил афан. Ему так нравилось помогать, как будто в этом и состоял главный смысл его жизни. А ведь, наверное, и подруга у него где-то есть и дети. Или это афаниха, а афан где-то там?

- Помоги копать.

Его лапы не столько помогли, сколько помешали, подняв облако мути и сведя видимость до нуля.

* * *

Ник с Натальей снова лежали на дне лодки и смотрели на редкие звезды, лодка закреплена веревкой за "ограду", афан пасся где-то поблизости, поедая водоросли.

- Похоже, что домой нам сегодня не попасть. - констатировал Ник.

- Я что-нибудь придумаю. - упрямо отреагировала Наталья.

- Что?

- Что-нибудь. - буркнула она, давая понять, что продолжать тему не намерена. Ей хотелось плакать, но она поборола минутную слабость и стала рассматривать тусклые звезды, пытаясь найти в них хоть намек не созвездие Большой медведицы. Пусть маленькой, пусть искаженной. Но всё было напрасно и мысли сами собой соскользнули на проторенную тропу.

- Я обратила внимание на то, что звезды вокруг нас вращались.

- Я тоже это заметил. И что?

- Так ведь впереди они были неподвижны - менялось само пространство вокруг нас. Оно как бы скручивалось.

- Ну, это перебор... - велика честь, чтобы ради нас менялось все пространство.

- Да, но визуальный эффект такой возможен без изменения пространства и я даже знаю такой пример.

- Давай.

- Есть такое понятие как «додекаэдральное пространство Пуанкаре». Слышал?

- Нет – я много чего не слышал. Что это?

Наталья на какое-то время замолчала.

- Извини, я думала, стоит ли тебя снова нагружать математическими абстракциями?

- А почему бы нет - высшую математику в университете проходил.

- Странно, мы много чего помним, но не помним, что с нами произошло. – задумчиво сказала Наталья, проигнорировав его слова. – Ну, так вот, это трехмерный аналог тора, то, что еще называют полым бубликом. Если внутрь тора поместить таракана, то он будет бегать по стенке тора бесконечно, не натыкаясь ни на какие преграды и не понимая, что его прямой путь не совсем прямой. Это пространство, о котором я говорю, имеет такое же свойство – в какую бы сторону мы в нем ни посмотрели, всюду увидим бесконечность. Но

при этом пространство трехмерно и ограничено додекаэдром – подлетаем изнутри к одной грани, и вылетаем снова внутрь, но уже из другой.

- Впечатляет. Но пока не вижу связи.

- Пространство Пуанкаре получается из додекаэдра попарным отождествлением противоположных граней – подлетаешь к одной и вылетаешь снова внутрь из противоположной грани. При этом повернутым на 180 градусов. Это выглядит так, как если ты летишь прямо, а вокруг тебя мир вращается… - скручивается.

Ник попытался себе это представить. Давалось с трудом, поэтому он сосредоточился на поиске возражения, но так ничего путного и не придумал.

- Ты хочешь сказать, что весь мир сосредоточен в небольшом объеме додекаэдра? В это трудно поверить.

- Пространство Пуанкаре – это лишь наглядная модель, реальность может от нее отличаться. Но то, что мы увидели, говорит о наличии пространственного туннеля или что-то в этом роде…

- Циклично бегать от стенки к стенке – не самый эффективный способ путешествия. – парировал Ник.

- Но вращение было медленным и мы не завершили цикл.

Возразить на это было нечего.

- Так что, значит, мы оказались в параллельном мире?

- Нет-нет, параллельные миры – это полудетские фантазии физика Хью Эверетта, которые почему-то очень понравились другим физикам и особенно фантастам. Они все романтики и готовы поверить в любую дребедень, лишь бы «ух-ты!», и можно было блеснуть перед девушками эрудицией. Никаких следов параллельных миров никогда не замечалось. Если это то, о чем я думаю, то мы попали в какой-то заворот пространства. То есть находимся в месте пространства, которое геометрически относительно недалеко от нашего Солнца, но с Земли не наблюдается. Не верю в путешествия быстрее скорости света, подпространства, кротовые норы и прочую ерунду – нас за короткое время не могло унести далеко. Надо бы дождаться ночи и посмотреть на звезды.

Солнце было высоко в зените, времени было более чем достаточно, и Ник решил, что почерпнутых сведений вполне достаточно, чтобы их переваривать до ночи. Есть более важные дела.

- Откуда ты так много знаешь?

- Я всегда мечтала найти себе умного мужчину, вот и общалась с умными.

И было непонятно, то ли она шутит, то ли говорит всерьез.

- Я, наверное, недостаточно умный для тебя. – ревниво выдавил Ник.

- Ну что ты, вполне. - успокоила Наталья. – К тому же, у тебя есть и другие достоинства.

- И на том спасибо. – вздохнул Ник.

* * *

Небо было темное, звезды крошечные, еле заметные, небо прорезала едва различимая дуга планетарного кольца. Света было недостаточно, чтобы видеть море, горизонт и даже различать друг друга. От ощущения вселенской пустоты их спасал плеск волн и эпизодическое фырканье афана поблизости.

За разговором они не сразу заметили, как начало светлеть. Сначала обозначилась линия горизонта, затем из-за неё появился источник света. Но это не было их дневное солнце - из-за края моря поднималось совершенно другое, неизвестное светило. Крошечное, как звезда и яркое как полная Луна..

- Это что еще такое - луна, планета?

- Мне кажется, что это второе солнце.

- Такое маленькое... А почему мы его прошлой ночью не видели.

- Прошлой ночью мы спали как убитые, помнишь?

- Помню. - с теплом в голосе сказал Ник и прижал Наталью к себе.

Взошедший на небе белый карлик уже давал достаточно света для продолжения поисков. И, промучившись еще два или три часа, ныряя и копошась в песке уже вдвоем, они достигли успеха - каменная головоломка была найдена. Она выглядела иначе – не так как та, что осталась на Земле. Но, немного поразмыслив и покрутив ее и так и этак, им удалось снова собрать пирамиду. Они забыли про афана, они забыли про всё. Беглецы из рая заметили, как на них надвинулась кромешная темень, и как звезды начали скручивать небосклон в безумную спираль. Потом стало темно, совсем темно, и только звон в ушах – «з-ззз»...

* * *

На склоне горы Арарат шли кропотливые работы по изучению загадочного артефакта древности под кодовым названием "Ковчег". Погода была ясная, светило солнце. Но тут совершенно внезапно налетела ужасная

буря, заставившая всех срочно искать укрытие. Когда буря стихла, археологи вернулись на место раскопок, где обнаружили мирно спящих Наталью и Ника в чем-то наподобие спасательной шлюпки. На них побрызгали водичкой, их похлопали по щекам... – беглецы из рая быстро очнулись. Но ничего не помнили.

Прошли сутки, пока Ник с Натальей боролись с наступившей амнезией и пытались вспомнить, кто они такие и где оказались. Но время лечит, и память постепенно стала возвращаться к ним.

- Так, где же вы были целый месяц? – спросил начальник экспедиции, зайдя к ним в палатку.

- В раю. – скромно ответила Наталья, стыдливо натягивая одеяло под подбородок.

- Где-где?

- Ну, мы были в свадебном путешествии. – и, повернувшись к Нику, добавила с загадочной улыбкой: - У нас был медовый месяц, который пролетел как один день. Правда, милый?

А в это время… или не в это время – пространство и время во Вселенной весьма относительны, время течет тут и там как ему вздумается, и синхронизации едва ли поддается. Так вот, после того как гости вернулись в пучину вод, слух об этом тут же разнесся по всему Тупику миров. Хавр смотрел на едва различимый Большой ковш – вождь точно знал, где находится ось вращения мира его предков. Та женщина его спрашивала, но сакральные знания передаются только по наследству, только избранным, а она не входила в круг избранных и поэтому он ей ничего не рассказал. А может быть входила – всё же она прибыла с родины предков и право имела. Правильно ли он поступил? Этот вопрос теперь приносил ему страдания – в этом мире все должно быть правильно и неизменно. Так было всегда, так должно быть всегда. Даже через тысячи лет жить надо по заветам предков и никак иначе. Жить, как велели боги. Вождь старательно перебирал в уме бесчисленные древние мифы, один за другим, пытаясь найти в них ответ – ответ должен быть, в древних мифах всегда есть ответы на все вопросы. Надо только постараться, очень постараться. Старому Хавру было о чем подумать.

В следующий сезон Ник с Натальей решили снова посетить Тупик миров и с этой целью вошли в состав экспедиции на Арарат. На этот раз они серьезно подготовились к перемещению через пространство. Причем не одни, а с разными специалистами. Конечно, они никому не рассказали, что побывали на другой планете, и ни слова о своих приключениях, чтобы не прослыть шизиками. Они лишь туманно намекали на некоторые эффекты, которые могут заинтересовать и тех и этих. Заинтриговали так, что в ковчег набилось много

народу с разной аппаратурой. Они столпились вокруг Ника с Натальей, которые после небольшой вводной лекции, взялись за головоломку. Но вот только кубики в этот раз оказались немного другими, и они никак не желали собираться в пирамиду. Видимо, в рай в этой жизни можно попасть лишь однажды.

4 июня 2015 года. СПб