Истукан


18+


24. Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут двое одна плоть.
25. И были оба наги, Адам и жена его, и не стыдились.
(Книга Бытие 2:24,25)


Живая вещь, себя в способницы пророча
Вошла как плоть-во-плоть терзаемую ядом
Страха потерять все важное, и топоча...
Тугие — вязко-спелые желанья-мысли рядом
Раздвинули так утонченно стройные, отчасти,
Попытки прыти неуместной и чужой и сладкой.
Тепла земля и солнце пред очами — страсти;
Он медленно вошел, баюканный мечтой и властью
Картины этой; ждал вздоха своего; она — тут вся — рукой
Лишь дотянуться, подорвать натужно смыслы жизни
Как гранату... Она, та самая живая вещь, вещь грез и к счастью
Он медленно терзал ее сомненьем пыла, что жив и — сам.
Живая вещь искала все попытки тронуть чувство;
Она как яство, что смакуешь криком вечным...
И постигать ее маршрут — великое искусство.
Но он вошел, оставшись донельзя беспечным.
Он видел ее страх не внять мольбам немым.
И видеть этот страх — вполне безумство.
Но страх ли? Он дарован им одним.
Им на двоих его достаточно вполне.
Живая вещь — как пара; два конца [души];
Две сути бесконечности, что заблудилась.
Живая вещь утопла в чувств вине.
И что-то прошептало вязко: «п о с п е ш и»...
И суть любви и страха невзначай трудилась...
Даруя душам их, рабам живой той вещи —
Лишь способ быть в мгновении без страха;
И в плоть — ее очей бесстрашие вонзилось;
Обоих их пленяла эта призрачная плаха
Грез, поскольку грезы прежние тут казнены любовью...
И плаха чувств умыта алчно кровью
Души, на коей свет и боль, и заточенье.
И вновь: ее приблудное, затменное рожденье!
Экстаз от восприятия бессмертия... Что — страх?
Не страх то, а души возникновение вживую, ах,
Души, на вещь молилась что, порхая светом муки.
Ему достаточно лишь взять ее бесстыдны руки
И погрузить в свои... И погрузить в мечту — свое
Оледенение экстаза; но вещь влекла в себя чутье.
В затменьи опустив глаза, увидел он что вещь творила.
И встал; и обнаружил что ль полет своим желаньям.
Их страсть по тем маршрутам вещи уводила
Куда-то вдаль, прочь от печалей, навстречу ожиданьям.
И признаньям, и прощаньям, и...

Живая вещь, себя в [бесстыдницы] пророча
Вошла как плоть-во-плоть терзаемую ядом
Страха потерять все важное, и топоча...
Жизнь во глубины погружалась страха, так крича...
А вещь та стала просто райским садом, и плодом; и — сном.