Исповедь врага (ч - 23)
Здесь Гудериан привёл пример «конструктивного диалога» НГШ - со своим Главкомом. И такие «содержательные беседы» повторялись у них, что - ни день! - Как же надоела, - эта вся, дребедень! И у Гейнца – не раз уже было плохо – с сердцем…
Гитлер хотел - во всём походить на Фридриха Великого, но его способности не соответствовали его желаниям. При выходе из «предбанника», от Кейтеля, казалось, - шёл пар: "Как Вы можете так возражать фюреру?! А - если, - удар? - Что тогда будет со всеми нами и великой Германией?!"
Гейнц: "Государственному деятелю надо уметь воспринимать возражения и смотреть правде - в глаза! Иначе, он - не заслуживает этого звания!" - но всё окружение, набросилось на него за эти слова - с осуждением, и Гудериану вновь пришлось выдержать - ещё один неравный бой…
Через день после трудного разговора с Гитлером, Гейнцу - всё же удалось добиться замены Гиммлера на посту командарма, - на генерала Хейнрици…

В ковровых бомбардировках химических заводов по производству синтетического горючего, противник с 15-по 17 января потерял 57 самолётов, немцы – 236 (разница – есть!...)
20 января Венгрия заключила с Советами перемирие, и обязалась выставить против вчерашней союзницы 8 пд, 3-го марта Рейху объявила войну Финляндия, а через день, 4-го - потеряна была уже - вся Померания (хоть, - ложись и помирай, вместе со всей остальной Германией!…)

Инженеры Порше, заказ фюрера всё же, выполнили, монстра исполинских размеров, создав, но 250-ти тонный "Мышонок" не проходил - ни по каким мостам, попросту – не лез - ни в какие ворота, ни - в дефиле, (узкие места), не побывав - ни в одном бою, и после войны он - застыл, превратившись в огромную стальную мумию, в музее подмосковной Кубинки, - немым постаментом-гигантом, - укором людскому безумию…

На столе огромного кабинета фюрера, - крупномасштабная карта фронта - атрибут постоянный, как и бдения Гитлера над ней, полуночные. К сожалению Гейнца, её данные были - очень точные, ежедневные сведения об изменениях наносились в течении - всех дней и ночей, по всем фронтам - от Чёрного - до Балтийского морей, расположения - всех частей отражались на ней, от армии - до батальона, и - без личного утверждения фюрера, любые передвижения их были - невозможны!…

16 февраля 3 ТА генерал-полковника Рауса перешла в наступленье, сутки шло удачно её продвижение, но прикомандированный Гудерианом к штабу Гиммлера для взаимодействия, Венк, по дороге Берлин – Щецин, решил сменить уставшего шофёра, сам уснул и слетел с неё - в момент! Шофёр прямиком отправился на тот свет, а он, - в ближайший придорожный кювет, с сотрясеньем мозгов и ушибами лечился 5 недель! Наступленье, за эти дни без него потеряло темп, захлебнулось, - так как, сменивший его генерал Кребс, за прошедшее время с ранения, ещё не окреп.
Гудериан заступился за генерала Рауса, по мнению фюрера, виновного в хреновом завершении наступления: "Он – один из лучших наших танкистов! И - не его вина, что Красная армия - так сильна!" Но тот - не поменял своего мнения, и земляк-австрияк был заменён - на Мантейфеля...

6 марта потерян Кёльн, - не успели взорвать (не нашли тола) Ремагенский мост через Рейн, - Гитлер приказал - найти и расстрелять виновных (ими оказались - пять офицеров, примерных…)
Русские овладели Гданьскими укреплениями, пропал боевой дух эсэсовских подразделений, (они отступали - целыми соединениями), и, в бешенстве, Адик приказал лишить их права носить нарукавные знаки с наименованием этих элитных частей, в том числе, и своего лейбштандарта.
Исполнять это неприятное поручение отправил Гудериана, но тот отказался, на - занятость сослался, и - на то, что у этих войск - свой фюрер есть, и пришлось эту миссию исполнять - самому родоначальнику СС, (что не принесло ему - лавров и славы, под бесславный конец…)

Доверенное лицо Риббентропа доктор Гесс – засветился в Стокгольме в поисках нейтральной страны готовой взять - на себя посреднические функции в мирном урегулировании с Западом, (вспомним "17 мгновений весны") но - и там ничего не вышло! Тогда Гейнц, на свой страх и риск, решил провентилировать этот вопрос с Гиммлером, хотел попросить использовать его связи - с "Красным Крестом" (или - через службу Всемирного розыска.) Но, штаб Командующего Армией Резерва был пустой, - он бросил войска и уехал лечить насморк в санаторий Хоэнлыхен, вместе
со своим лечащим врачом Гебхардом. Его начштаба Ламмердинг, едва - не плакал как баба, прося Гудериана освободить их - от такого командарма. Найдя его в добром здравии, Гейнц завёл с ним речь о будущем Германии, (в свете заключения перемирия с Америкой и Англией), но - так и не смог достичь в этом важном вопросе, - с рейхсфюрером, понимания…

Шпеер просил Гейнца воспрепятствовать приказу Гитлера, - взорвать при подходе противника мосты, заводы, электростанции, ж\д дороги, фабрики, элеваторы, электроцентрали, всё - то, без чего немцы бы - обнищали и голодали, что привело б, к их страданиям и голодной смерти, чего мировая история - ещё не знала! (О тактике "выжженной земли" в России, они тогда - не слыхали!...)
Подготовленный им проект приказа, Гудериан отдал Йодлю для представления фюреру, но тот своё решение менять не стал, что опять спровоцировало между ними скандал. Гитлер кричал: "Если война будет проиграна, то германский народ - погибнет, и эта судьба его неотвратима, так как он оказался слабым, и будущее принадлежит - сильному восточному народу! Все - те, кто после этой войны, - выживут, – неполноценными будут, ибо, - полноценные - на поле боя погибнут!" и 19 марта - подписал этот приказ. 23-го - Борман приказал своим гауляйтерам,
начать его - в жизнь приводить, т.е. - к разрушению народного хозяйства, тотчас же, приступить. Вермахт от участия в этом, - отмежевался, Буле - выдавать на эти цели тол - отказался, Шпеер - по всем управлениям Рейха мотался, саботируя этот приказ, - где, и как только мог, и Гудериан был рад, что благодаря их стараниям, удалось избежать - полного разрушения бедной Германии…

15 марта ставку в Цоссене разбомбили американцы, и многих толковых офицеров Опер отдела - убили, а их начальник генерал Кребс, был ранен в висок (вот, что значит, - из-за занятости отказаться - в бомбоубежище - как все, спускаться!…)

21-го Гитлер сказал Гейнцу: "Я вижу, у Вас неважно - с сердцем! В - самом деле, берите отпуск на 4 недели" - Тот ему - в ответ: " Я не могу принять это предложение, - у меня нет зама, Венк ещё не выздоровел, Кребс - после ранения, и на фронте - тяжёлое положение, к тому же, - аресты в Генштабе после сдачи Варшавы, - сильно снизили работоспособность Опер отдела".
(Продолжение следует)