azatoth

Инженер Гарик и Слоник
Нет, я не мужененавистница. Я одинаково недолюбливаю и мужчин, и женщин. И на это есть причины.

Наталья Краснова. «Бывшие. Книга о том, как класть на тех, кто хотел класть на тебя».

      
      Гарик проснулся от ужасного похмелья, в поту и опять один. Куда девалась Джинни, в качель туды её и всех её родственников? Вот, например, Роню. Да после обеда с этим Роней весь вечер, который по счёту, хотелось его удавить вместе с его прибабахнутой мамашей и мудаками-братцами! Как и наблевавшего на дорогой тисовый стол алкаша Невилла. Да, после победы над Вованом они все пристрастились к питейному, особенно Гарик. Не в последнюю очередь благодаря беспределу, немедленно устроенному за деньги погибших Пожирателей Смерти и в их же конфискованных в пользу победителей домах-мэнорах. Спалили через месяц все гардины и дорогую мебель, идиоты, синяки, синьки гидролизные. А дорогие вещи носили, как тряпки. Колхозники, блин! Куда дели древние фолианты и прочее, вспоминать страшно! Сколько знаний пропало, мать их! Це, курво, проблема!
      Гарри представил, как он вешает их всех, медленно, методом короткой верёвки, и от этого ему стало веселее. И сгоревший шкаф с дорогими амулетами, мигом выпитое Джинни пятисотлетнее вино, и разломанная старинная лесенка в его доме при игре в «попади-ка в яблоко на ступеньке бомбардой под сильным градусом», уже не вызывали безрассудную ярость. Наоборот, она стала рассудочной и жестокой. Беда в том, что все эти обмудки стали важными шишками. Кроме Герми, как ни странно. Не надо было стимуляторы постоянно жрать, чтоб запоминать учебный материал. Ну, мозги сказали «раз-два» и перегорели год спустя после победы над Вованом от такого применения. Лежит в Мунго. Безвылазно, так как мозгорост ещё не придумали.
      Гарри теперь понимал, почему Всё так плохо с большой буквы. Перед смертью Володя сказал ему, что так и будет, что победитель всегда становится злом, если его не осадить и не привести в чувство вовремя. Теперь Гарри говорил нередко: «Бедный Володя!». Для вида он ржал под громовой хохот других победителей той войны, конечно же, но слёзы счастья были таковыми лишь для окружающих. На деле это были слёзы жалости. Джинни охотно по ночам ходила налево и направо, динамя Гарика и подкладывая — всё реже, правда, — подруг под Оборотным Зельем.
      Вот теперь она забыла сделать даже это, и Гарик проснулся один. Он слышал, что на первом этаже веселятся Уизли и Невилл как… заводила под жаберную траву, правильно приготовленную для воскурения. Пришёл посмотреть, и увидел, как его Джинни в одних сапогах скачет на Невилле под улюлюканье и фразы «Кто сегодня отведает жену Гарри Поттера, сто двадцать галеонов, и она ваша!» и «Занимайте очередь!» от самой Джинни. Невилл сделал своё дело, и Роня вдруг сказал следующее: «Хорошо, мы провели всех, под обликом этого идиота Невилла Вы хорошо сделали всё, господин Дамблдор. А Вы теперь наследник Лонгботтомов, живёте под его именем. Просто потрясающе».
      Невилл молча встал с кресла, где развлекался с Джинни, и съездил Рона по морде, избивая минут пять сапогами, на глазах меняясь и вскоре превратившись… в Альбуса! Да, умер тогда не Альбус, а трансфигурированный Невилл. Модифицированным зельем, чтобы долго эффект был, даже на трупе! То Невиллл после смерти Бороды, — теперь Гарик звал этого подонка только так, по фамилии чести много! — и так изменился, а он, тупой, не понял, что это не Невилл!
      Шока не было, он догадывался о многом. Теперь он понимал Володю. Ведь тот ранее был бывшим Избранным, но тупым и потому превратившимся в такое убоище. То-то детали биографии Тома были явно подправлена пи…расами из Министерства. Сам Гарик нечаянно увидел некоторые факты, работая там, получил доступ к архивам… Далее понятно.
      Стоп, а как избежать той же участи? Гарри подумал, но в голову полезла лишь одна сцена. Которую Володя передал ему как фрагмент из своей памяти перед смертью. Как тот шёл на «работу» в Азкабане, где его намеренно сводили с ума по приказу Дамби, подсадили к нему больного на голову маггла Пахома.
      — А блядь на хуй! Ну, иди сюда сука, блядь! Дерьмо собачье, блядь! А блядь!
      — На работу!
      — Чисти говно, блядь! На! Чисти!
      — Чем, вилкой, что ли?
      — Чисти говно! Да садись уже! Садись! Чисти!
      — Блядь…
      — Чтобы чисто было!
      — Как я буду вилкой-то чистить?
      — Чисти!
      — Покажи мне!
      — Чисти!
      — Что чисти, епта? Как я буду вилкой-то чистить? Чё, совсем мудак, что ли? Покажи мне, как я буду чистить-то, ёпта!
      Гарик понял, что сейчас он должен заставить ответить этих пида…сов за всё. У него был пистолет под кроватью, обычный, маггловский. И сейчас он слетал за ним в спальню перед тем, как эффектно появиться с красном шёлковом халате и шляпе.
      В общем, Дамби, Джинни, Роня и близнецы — Фред и Джордж — умерли, не успев даже понять, что случилось. Магии не было, и никто не обратил ни на что внимание в угаре пьянства. Прочие в ужасе смотрели на нового, сильного Гарри. Всё понявшего и полного решительности.
      — Володя, я отомстил за тебя и других, кого погубил этот бобёр парашный!
      — Чт-то-о ты сделал? — заплетающимся языком проблеял Кингсли, тоже бывший тут. — Т-тебя же-е посад-дят!
      — Кто, ты, толстяк? Ну-ка палки бросили, суки, б…дь, пида…асы, б…дь! — проорал Гарри. Он знал, что маггловское оружие для большинства этих обмудков — загадка, и потому им неизвестно ограниченное число патронов в пистолете. Но всё сработало: все побросали палочки ему под ноги. Гарри сорвал погоны с Министра и пнул его в живот с ноги, потом ещё и ещё.
      — За что? — хрипел Кингсли между ударами. — Будьте же людьми, ребята. Ну все ж мы люди. Ну не надо, ну не стукай, не стукай!
      — «Здеся»?! Кто научил тебя так говорить, «здеся»?! А? Здесь, ёпта! Ты в армии служил, бл… надо говорить правильно, ты ж военный, бл… не позорь погоны! Че ты их напялил, бл…? С меня содрали — ему оставили! Ох…енно, б…дь! Ничего не понимаю… И это офицеры? Говно какое-то, п…ры, б…дь. Родина им дала звёздочки — носи! Носи звёздочки, б…дь! Не хочу, хочу жрать говно! Что такое? Это армия?! Это армия?! Суки… Му…ё — офицеры. Погоны нацепили, говно жрут — п…ры, блядь, ё…ные… Кто «вы-то»?! К кому ты обращаешься? Я один здесь, на…уй! Кто «людьми-то», б…дь? Я уже не человек, б…дь, я зверь н…уй!
      В общем, Гарри объяснил, что он обо всех думает из присутствующих. Потом он легко спрятал в мешочек все палочки, ухмыляясь. Кто-то хотел бежать, но не смог — двери были закрыты автоматическим замком, включённым с пульта дистанционного управления. А затем Гарри достал из приготовленной заранее скрытой сумки со скрытым пространством автомат-пулемёт. С полным магазином патронов.
      Убрать трупы заняло немного времени, часа два, благо ручной дракон Северус был очень голоден. Сука Джинни два дня забивала его покормить! Хагрид бы голову оторвал ей.
      Впрочем, теперь отрывать нечего. Дракон голоден, на нём Гарри полетел, вопя чужими голосами, и добрался до Воющей Хижины, где шалили ранее Пожиратели Смерти. Там он выгрузил палочки, кинув их в огонь. Спихнуть на Пожирателей устранение подонков общества было легко, благо они шли и по другим статьям, а Гарри на правах героя занял вакантное место Министра Магии. И начал править сам, расстреляв врагов собственными руками. Давно пора было!