валерийкемский

Воспоминания о Гражданской войне 1918-1920 гг
Привет из Москвино (Вашкинский район, Вологодская область)
Здравствуйте Николай Николаевич, сообщаем что письмо ваше получил и за что сердечно благодарен и вашим ученикам туристам вот Николай Николаевич вы просите чтоб я сообщил вам про мою службу в армии Гражданской войны на Гражданскую войну меня мобилизовали в 1920 году в октябре и меня направили в Ленинград как нестроевого назначили 4-й стрелковый полк который находился на Васильевском острове и я работал бригадиром солдаты были все нетрудоспособные ну я с ними занимался и когда приходили в порт (суда) с грузом когда с чем и мы разгружали всякое железо, медь, свинец, когда и продукты а когда не было выгрузки я как полковой разведчик обучал их ко всей службе и как ходить в разведку что нужно от разведчиков чтоб знал наш полк все тайны и в свободное время с начальством ходили по квартирам нет ли чего тайного или какого оружия ведь время было такое смутное но когда штурмовали зимний то в это время были в порту так строго наказано что всё было тайно суда были с продуктам а выгружать было нельзя а только стоял наш полк как охрана а прошло время наши суда вышли в Ладогу там где-то разгрузились. И нас весь полк отправили в залив к финской границе и сразу сделался в Кронштадте штурм разоставили в цепь обхватили весь залив там и в этот штурм скрывался Владимир Ильич но нам нечего не сказали чего охраняем стояли 3 недели всё успокоилось опять же занимались своими делами и от туда то появилась Белая армия и главой их был Булах Булахович со своим конским отрядом они зашли в Ижорию и что попадалось им в руки или скот или кто работал на лошадях брали всех в плен и отправляли в тыл белогвардейцев нас ночью отправили на фронт 2-я станция от Ленинграда ночь была тёмная нас завезли в какие то деревянные казармы всё разбитое но до утра мы пробыли в этих казармах и ещё другой какой то полк левее нас белых погнали и догнали почти до Янбурга тут белые крепко держались ну всё таки стали отступать догнали до Нарвы но в Янбурге в нашем Царицинском полку была больница красного креста больницу они всех служащих врачей взяли в плен но больных всех оставили догнали до Нарвы в Нарву их эстонское правительство не пускало они кричали «Баба Ма…», что значит наша свободная земля тогда белые собрали всю силу и погнали нас обратно взяли Янбург и Гдов (?) Мы пошли отступать на левую сторону дошли до станции Волосово нас командир полковую разведку отправил в разведку есть или нет белые, тут против станции такое топучее место, всё некрупной березняк на кочках и между кочек вода, ну всё таки мы 42 человека доползли до станции и у станции стоят 4 пещанки и с оружием приготовились наступать и вокзал полный солдат все вооружённые мы обратно но наверное заметили и зачали стрелять на шрапнели у нас убили 5 человек и 2 тяжело ранили ну раненых вынесли а мне попался осколок в правую ногу н проскользило по кости вниз но неглубоко я выполз сам ну тут сделали перевязку кто был ранен а мёртвых вынесли к тропинке где полк стоял командир полка сказал будем отступать до села Антропшино только полтора километра мёртвых призавалили прутьями а сами стали отступать. Дошли до Антропшина тут окопы были приготовлены за селом около овинов хорошие окопы с убежищем всех нас разоставили и раненых которые были не сильно ранены и посылали в разведку. Я уже не ходил в разведкусильно размяв ногу ребята сходили в разведку белые стояли в чаще. Стало светать пришла разведка и всех приказали в встать на защиту у кого чего есть белые вышли из лесу ползком по озимой ржи поползли но тут какой то наш комиссар бегал по окопам ребята не стреляйте пусть подходят ближе и Балахович со своим отрядом обошёл кругом село и гвардейцы с факелами зажгли село и дома все деревянные крыши щепой село всё горит нам приказали разбегайся хотя по домам ну нас 9 человек забежали в дом, дом высокой с подвалом гвардейцы гоняют все подле стены но ежели гонят срединой нельзя стрелять то из окон берут на мушки а подле стен нельзя стрелять надо голову высовывать как дом загорится народ всё бегает из домов всё больше старики старухи да дети. Они прохвосты рубят всех подряд подъехали к нашему дому кричат вылезай красноармейские сволочи то сожжём ну мы вышли из дому поставили к стене оружие бросили руки вверх и погнали по селу всех в плен Балахович подъехал сам ребята вставайте к нам в ряды мы ведь тоже как красные только перекулачиваем кто наживает своим трудом все закричали хоть расстреливайте но в ряды белых не пойдём у кого убит брат отец а разве пойдёт к ним в ряды. Вот и отправили в тыл в г. Белыш убить не кого не убили раненных повезли на лошадях а здоровых пешком погнали нас в Янбург тут дорогой заехали в какое то имение там у них кухня накормили часовых а пленных не как и куска не дали привезли в Янбург у ворот Мудолей (модулей) высокий памятник а за воротами больницы Балахович опять просил стать в ряды но все кричали расстреливайте но в ряды не пойдём ну говорит пойдёте в лагерь работать все кричат куда хотите но не в ряды белых вышел доктор Пошехонов ребята кто смелый пойдите в больнице нижние стены затоплены до окон водой надо закрыть краны ну тут человек пять пошли в окна и стали шарить где краны открыты завёртывали отбили дверь вода вся утекла больные которые могли встать то стояли на койках а кто не мог то померли в воде вышли ребята сразу их переодели в сухую одежду и врачу Пошехонову принесли кузовчик булок сам врач раздавал булки пленным ребята накормил бы досыта да нельзя вам знаю что голодные но можете заболеть ну и всех раненных завели в больницу доктор Пошехонов всех осматривал и заставлял сестёр делать перевязку и валить на койку подошёл ко мне посмотрел на меня и говорит я парень где то видел тебя спросил у тебя в Ленинграде есть кто своих. Я говорю нет а знакомые есть кто я сказал спартанские это уже прошло лет пять назад у Спартанских сын учился вместе с ним кончили курсы на хирурга и Владимир Сергеевич Пошехонов направили хирургом в Янбург а спартанского в Ленинграде в полковую больницу измайловского полка и как съехал Пошехонов в Янбург стал жениться и вот друга Спартанского пригласил на свадьбу и до учёбы они жили в Ленинграде в одном доме но в роте там ротные учитца один жил на втором этаже а другой на третьем а Спартанские то от нас отодвиженья мой отец жил у них в работниках 13 лет с 13 лет до 26 во дочке стого вященика учила вместе в сельской школе возвиженья а потом училась в Белозерске в валу школе называлась курс духовного училища кончила школу и пока училась в Белозерске то отец её каждый понедельник возил в Белозерск в школу а в субботу домой привозил и они жила как брат с сестрой. Кончила школу уехала в Ленинград и вышла замуж за дьякона измайловского полка а отец тоже рассчитался из солдатов в деревне поженился у её было 2 сына вот один уже стал врачом отец с той женщиной потери вот и сама и дети ездили к нам летом кА на родину ну у отца было своё чечнишко то они и приезжали к нам как свои а вот мне исполнилось 19 лет в 14 году война с Германией и у нас взяли старшего брата он был ратникополчение как я был несовершеннолетним то первых в армии. Набрали и учили по 2 месяца и назывались ратники ополчения и меня взяли и сразу в Ленинград служить я на Малой Охте там были казармы измайловского полка вот меня и обучали на Охте как в измайловском полку я учился на полкового разведчика а Спартанские узнали что я служу в Ленинграде то приходили ко мне с передачками и мать когда я служил когда и сын Вадим когда Сергей и вот в одно время как стал жениться Вадим врач хирург измайловского полка отец и мать пришли ко мне мы были на занятиях с обрыва прыгали в песок кто дальше скочит Спартанские попросили начальника чтоб пустили меня на свадьбу дня на два начальник сказал пожалуйста дали мне парадную одежду и вот пришёл я на свадьбу и друг Вадима тоже с женой приехал на свадьбу и вот я с хирургом Пошехоновым Владимиром Сергеевичем сидел рядом вино было всякое я некакой водки не пью то мать Спартанского всё подходила ко мне ты кушай Василий Николаевич не стесняйся я водкой не угощаю знаю что не пьешь вот жениханов то запомнил с 15 года и до 20 года так сказал мне вот Василий Алексеевич теперь не отпущу в лагерь а вылечишься будешь у меня работать в больнице я тогда узнал его а то на свадьбе то он был в гражданской одежде я говорю дак ведь я под конвоем он сказал я был я был красным а попал в плен стал белым и ты был красный а попал в плен стал белым а теперь мы здесь хозяева некуда не отпущу лечись скорей больницу перевезли в Нарву и я в Нарву а Владимира Сергеевича куда то отправили в командировку вот меня и лечил Иванов Иван Иванович нога у меня зажила а ребята нашей бригады работали во дворе и меня отправили в лагерь ну сперва нас отправили в Литву привезли на станцию Косман потом в Литву всё ходили по имениям жали рожь где какую уборку потом пришли обратно вастонию стали осенью копать картошку и в именье у других 4 версты от Космана в именье был большой дом а управляла старуха а отец то был в Германии там было тоже именье . С именья нас перевезли был винокуренный завод но не работал мы день покопали обед нам варили картошку на пашне а спать в завод а ребята днём высмотрели что чистка туалета была на улице кто-то схитрил открыли крышку туалета доски сняли на ночь нас в завод спать там взамен постели настелили соломы а ко дверям поставили часового ну тут посмотрели часовой сидит на крыльце на стуле винтовка стоит между ног спит ну ребята поскорей сговорились и бежать стул оторвали и через туалет на улицу хотя прида… ноги и пошли по направлению к реке Нарове вышли …к самому устью Чудского озера водопад большой деревня за рекой ну знает что за рекой красные наши войска река быстрая не переплывёшь пошли вниз по реке уж думаем есть деревня и на этой стороне а у реки деревня лодок полно пошли по берегу лежит костёр нетолстого лесу взяли 6 брёвен поперёк два кола у кого обмотки у кого ремни сделали плот, плот поднимает только 4 человека с жердями сели 4 человека хотя сносит но переехали одному надо обратно трое осталось за рекой вдруг затрещал пулемёт догнали и стоские солдаты и старшина ещё бросил гранату ещё одного ранили но не дали и ноги перевязать погнали обратно которые были за рекой по ним дали очередь наверное всех убили нас пригнали всех в имение а больница то белые отступили и больница переехала …Я опять размял ногу меня в больницу доктор Пошехонов вышел из кабинета спрашивает убежал бы я сказал что работали в лагерях по имениям ты что то не сказал Иванову что я тебя неопускал из больницы ну теперь жив остался то нам хозяйственного кладовщика сможешь работать я сказал могу поправим ногу и работать в лагеря не пойдёшь нога зажила ребята всё копали картошку потом куда то отправили их а меня врач свёл в кантору счетоводом была девушка ижорка Соколова а брат был фельдшером тоже были пленные доктор сказал Нина проверька у меня того парня умеет ли считать на счётах она мне пододвинула счёты положи 385 я быстро положил 385 отними 270 я отнял она ещё сколько то велела прибавить я прибавил она говорит да он лучше меня считает вот я и стал работать Артельщиком красного креста мне дали паспорт чтоб мне ездить по инстанциям имениям и по городским покупать овощи и в интендантстве за продуктами хотя я работал до 21 года в госпитале заболели все тифом. Врач Иван Иванович Иванов заболел жена работала фельдшером почувствовал что помрёт сказал жене чтоб свезла его на родину в Янбург но Янбург был за границей от белых ей разрешили как он помер то похоронить в Янбурге но были такие условия что мёртвого отправить за границу надо положить в деревянный гроб а потом в железный и опять в деревянный ящик да за пропуск надо было много платить доктор был хороший всем госпиталем кто сколько мог насобирали денег и отправили гроб на родину и жена с ним но опять чтоб жена вернулась но она ни как не вернулась все болели я тоже заболел повалили в палату всех служащих в одну палату Пешехонов стал мне говорить…поезжай ты в Таллинн там хорошая больница скорей вылечишься и я поехал нас человек 10 отправили месяц прожил в Таллинне выздоровел и всё время никаких белых не стало я поехал, хотел опять в Выборг в госпиталь там привык но в место чего подчиняться эстонцам вот нас привезли в Детское село там организовался караульный гарнизон и я стал работать в караульном батальоне все ходили в караул я за караульного начальника как сержант ночью проверяли ну посты нам меняли сегодня один пост перед день второй и вот начальник караульного батальона такой….мужик лето сороке и вот в один день мне пришлось караул в военкомате было 4 поста один пост у парадного второй у заднего хода и третий у денежного ящика 4 в кладовой и караульное помещение я сижу в караульном помещении которые ребята пришли со смены сидят со мной а которые идти на пост спят я вдруг слышу выстрел но неружейный и второй я крикнул ребята в ружьё выскочили с винтовками побежали навстречу но порядком и чёрного хода у денежного ящика мы забежали в помещение а начальник бегает по кругу с пистолетом кричит руки вверх бросил оружие он не бросает скомандовал ребятам кругом окружили кричу брось оружие не бросает я прикладом винтовки ударил ему в локоть он в то время нажал на спуск и ещё 6 выстрелов в потолок сразу же позвонили ….. и начальство военком девочка дежурного лежит мёртвая ну его сразу забрали он заполз в окно за этой девочкой он бегал говорят но тут наверное решил обнасиловать и застрелил нас весь караул вызывали в Ленинград на суд на Гороховую он сидел за решёткой в клетке нас допрашивал судья близко не подпускают судья спросит зачем ударил по руке виновного я ответил не бросал оружия я ударил в локоть он говорит не ври я сам солдат – я говорю только что тогда застрелить ещё караул ему дали десять лет твёрдого он ещё сказал отсижу 10 лет ещё не оставьте меня без жены..кончился суд нас отпустили обратно в Детское село и всему караулу дали премию а мне за правильное руководство дали месяц отпуска. Приехал на родину прожил месяц и хотел ехать обратно в Детское село на службу. Но наш год демобилизовали и я остался дома тем и кончилась моя гражданская война. Много раз благодарю доктора Пошехонова что он спас меня от этого мучения работы на кулаков меня вылечил и устроил в Красном кресте теперь наверное нет людей которые воевали в империалистическую войну и гражданскую. Николай Николаевич и все ваши дружки извините что плохо написал да плохо очень вижу и голова худо стала работать в такие старые годы нет никакой памяти сейчас даже худо узнаю своих соседей с уважением к вам Трескин В.А.